ЧЕКИСТ И ФИРМА

Рубрика:  

Родословная Евгения Петровича берёт начало в середине XIX века. Всё началось с того, что приехавший в Пензенскую губернию татарин Агисов, приняв православие, женился на дочери купца Наталье Петровне. Старшая из дочерей от этого брака Антонина Павловна, стала учительницей школы села Князевка, возле Пензы. Накануне Первой мировой войны она вышла замуж за сельского священника Петра Николаевича Питовранова. В этой-то семье 20 марта 1915 года и появился на свет герой нашего рассказа.

Через год Пётр Николаевич умер. В 1917 году Антонина вышла замуж за командира Красной Армии Гаврилова. Тот полюбил Женю и едва его не усыновил, но… в 1921 г. заболел и умер.

Антонина переехала в Саратов. Женя затеял путешествовать на проходящих мимо поездах. Страсть к железной дороге привела в профессию. Летом 1930 года, окончив семилетку, он поступил в ФЗУ Саратовского отделения Рязано-Уральской железной дороги на токаря. Учился увлечённо, старался быть лучшим – от этого зависели будущий разряд и заработок. В училище вступил в комсомол. Вскоре его выбрали секретарём комитета комсомола. Эти здоровые амбиции остались устойчивой чертой Питовранова на всю жизнь.

Окончив ФЗУ, Евгений стал работать в вагоноремонтных мастерских. Быстро получил пятый разряд. Однако из-за травмы глаза работу пришлось оставить. Но он поступил в Московский институт инженеров транспорта.

1937-й год. Время крайне противоречивое. В один узел сплелись героика самоотверженного труда и репрессии с сотнями тысяч жертв. Питовранов вступает в партию. Не для карьеры, а потому, что он почитает для себя за честь стать её солдатом. Шаг для него переломный, поскольку осенью 1938-го выясняется, что им интересуется НКВД. Официальные и агентурные характеристики свидетельствуют: студент умён, грамотен, трудолюбив, честен, начитан, любит русскую и зарубежную классику, имеет ярко выраженные задатки лидера и вместе с тем скромен и покладист. И тут Питовранову повезло в первый раз. Дело в том, что первую беседу с ним провёл лично Берия, который возглавив НКВД, изобличил своего предшественника Ежова, как инициатора и исполнителя массовых злодеяний. Так что попади Питовранов в органы чуть раньше, не избежать бы ему участия в ежовщине со всеми её моральными и служебными последствиями.

Началась служба, приобретение практического опыта, изучение оперативных премудростей, участие в оперативных делах – по-чекистски – «разработках». Первым его учителем стал ас контрразведки, начальник отделения ГУГБ НКВД Рубен Аракелян. Этот опыт сформировал у Евгения чёткое понимание особенностей труда чекиста.

Конец 1938 года, Питовранов – начальник отдела Горьковского областного управления НКВД. Он встречается с агентурой, лично проверяет сигналы, ведёт оперативные разработки. Чекист от бога, Питовранов, обладая живым и гибким умом, мгновенной сообразительностью, обычно опережал всех в поиске оптимальных решений, предлагая сложные многоходовые комбинации, что очень ценится в чекистском ремесле. А через два года он уже возглавил управление (в 25 лет!)

Там же, в Горьком, Питовранова застала война. И с первых же её дней он участвует в создании вокруг Москвы укрепрайонов. В октябре-ноябре 1941 года его переводят в специальное контрразведывательное подразделение при Главном штабе обороны. Теперь он решает невероятно сложные задачи: готовит группы к заброске в немецкий тыл, борется с агентурой противника, диверсантами и бандитами, обеспечивает бесперебойную работу оборонных предприятий и транспорта и, при этом, участвует в операциях, таких как «Монастырь» и «Березино», и радиоиграх, сотрудничает с начальником Центрального штаба партизанского движения Пантелеймоном Пономаренко, партизанскими командирами Орловским, Ваупшасовым, Медведевым и многими другими, включая легендарного А. Кузнецова (обер-лейтенанта Пауля Зиберта).

В годы войны Питовранов возглавляет последовательно Кировское и Куйбышевское управления НКВД, является членом многих коллегий, советов и комиссий. В Куйбышеве он нарабатывает связи с эвакуированными туда зарубежными дипломатами. По окончании войны Питовранова назначают народным комиссаром госбезопасности Узбекистана.

1946 год. Министром госбезопасности назначен Виктор Абакумов. Питовранов – первый его заместитель, а по совместительству – начальник Главного управления контрразведки. Начинается новый, более сложный и ответственный этап его служебной деятельности, с полным диапазоном контрразведывательной и антитеррористической работы, включая борьбу с националистическими бандами на освобождённых территориях Западной Украины и Прибалтики. Десятки выездов «на передовую», вербовка лидеров бандгрупп, склонение их к прекращению борьбы и сотрудничеству с чекистами. Полученная оперативная информация позволила предотвратить десятки бандитских акций и обезвредить сотни бандитов. За эти операции генерал Питовранов получил орден «Отечественной войны». Его личные успехи в те годы отмечены ещё двумя боевыми орденами.

Впрочем, не обошла Питовранова и «борьба с сионизмом», которая чуть не стоила ему жизни. В январе 1948-го на него написали служебную записку, а попросту донос, в которой обвинили «в практической бездеятельности по выявлению сотрудников нелегальной разведки Великобритании МИ-6 и их агентуры на территории Советского Союза». Питовранова арестовали и упекли в камеру смертников на Лубянке. Конец? Ничуть не бывало. Сидя в одиночке, Питовранов вёл себя не просто стойко, но с подчёркнутым достоинством, часто приводя в ярость истязателей. Его били. Но огромная сила воли, исключительное самообладание, особенно в критические минуты, и профессиональная осведомлённость в методах «следственных действий» позволили ему найти решение, которое помогло вырваться на свободу и предопределило всю его дальнейшую судьбу. Дело в том, что Питовранов составил краткую записку по проблемам контрразведывательной деятельности МГБ, с предложением конкретной программы её реализации. Расчёт оправдался. Записка попала к министру госбезопасности С. Игнатьеву. Тот незамедлительно довёл её до Сталина. В результате Сталин поручил Игнатьеву в кратчайшие сроки разработать схему формирования в рамках МГБ разведывательного и контрразведывательного органа – Главного разведуправления, начальником разведывательного подразделения которого назначить… Питовранова!

1953год. Евгения Петровича назначают начальником Первого Главного управления МГБ (внешней разведки). Его учителями становятся ветераны легальной и нелегальной разведки – Василий Зарубин, Исаак Ахмеров, Александр Коротков.

5 марта 1953 года умер Сталин. Партию возглавил Никита Хрущёв. Объединённые МГБ и МВД возглавил Берия. Он немедленно освободил из тюрем арестованных чекистов и возвратил их на прежние должности. Однако Берия был расстрелян. И тут Питовранову вновь повезло. Недавний арест спас его от обвинения в связи с Лаврентием Павловичем. Питовранов назначен заместителем министра госбезопасности Ивана Серова. И опять в судьбе Евгения Петровича происходит очередной поворот. В июне 1953 года в ряде городов ГДР произошли выступления, поводом для которых стали перебои в обеспечении жителей ГДР необходимыми продуктами. Питовранова направили в Берлин для разрешения ситуации.

По предложению Питовранова в аппарате госбезопасности ГДР были сформированы основные направления деятельности по зонам оккупации: американское, французское, английское и советское, были укреплены оперативно-техническое подразделение и служба наружного наблюдения.

Многие операции, руководителем которых был Питовранов, получили широкий международный резонанс и со временем стали хрестоматийными. Это приобретение ценнейшей агентуры в спецслужбах ФРГ и других стран, вербовка и вывод в ГДР руководителя Ведомства по охране конституции (контрразведка ФРГ) Отто Иона, вербовка начальника русского отдела «Организации Гелена» (разведка ФРГ), Хайнца Фельфе. В результате мы заранее знали обо всех планах этих служб.

Кроме того, Питовранов провёл ряд операций: «Кольцо», «Стрела», «Весна», «Тоннель». Было ликвидировано 5 резидентов ЦРУ США, по 4 – английской и западногерманской разведок, арестовано более 600 человек, причастных к антигосударственной деятельности. Исполнители этих операций были поощрены, получили ордена и медали. Главный организатор – генерал Питовранов – выговор от председателя КГБ.

1957 год. Разоблачение «антипартийной группировки» Молотова-Маленкова. Вновь началась тусовка кадров, эхо которой докатилось и до Берлина. Питовранова отзывают в Центр и направляют в Китай, налаживать отношения с Мао. Это ему удалось. А пока он пребывал в Поднебесной, его должность в руководстве КГБ сократили. Взамен предложили возглавить Высшую школу КГБ, отстранив от практических дел. Но и тут он не пал духом, принеся в учебный процесс дух новаторства. Ему удалось более тесно увязать теорию с практикой контрразведки. И по сей день в Академии ФСБ России благоговейно чтят память Евгения Петровича. Однако самого Питовранова ждала отставка (в 50 лет!).

Спасла Питовранова дружба. Друзья предложили ему присмотреться к Торговопромышленной палате (ТПП). Работа в этой структуре предполагала наличие самостоятельности, развитые и многосторонние связи с народнохозяйственным комплексом и широкие международные контакты. Для человека с неистребимо чекистским мышлением набор крайне заманчивый. К тому же работа находилась постоянно в поле зрения председателя КГБ Юрия Владимировича Андропова, которому Питовранов должен был лично докладывать результаты. Так что вскоре Евгения Петровича назначили на пост вицепрезидента Торгово-промышленной палаты, а чуть позже он стал её Президентом.

Уточним, что придя в 1967 году в КГБ, Ю.В. Андропов заинтересовался предложенной Питоврановым идеей активизации разведывательной работы с позиций торгово-экономических кругов. Суть предложения: Торговопромышленная палата имеет прямые выходы за границу и используется разведслужбами. Так с незапамятных времён работали французы, итальянцы, американцы, англичане и немцы. Среди советских структур именно ТПП в силу её специфики является идеальным полигоном для наработки подобного опыта и для нашей разведки. Отметим, этот опыт пригодился и в дальнейшем, когда внешние связи нашей страны «рассыпались» по частным каналам. Так что Юрий Владимирович не только согласился на реализацию проекта, но и выразил пожелание лично участвовать в этой работе, добившись решения вопроса у тогдашнего руководства СССР.

Евгений Петрович обрёл второе дыхание. То, что он организовал в недрах ТПП, было названо «Фирмой». Последующие пятнадцать лет показали, насколько продуманно и верно были сформулированы основные идеи и принципы этого вида тайной деятельности, подтвердили его позитивные стороны и обнажили слабости. К реализации проекта Питовранов привлёк опытных коллег. В частности, из Высшей школы КГБ в «Фирму» перешёл заведующего одной из кафедр Н.Н. Князев, (в «Фирме» стал заместителем Питовранова по контрразведке). Разведку возглавил Хачик Геворкович Оганесян. Примерно через два года в двадцати странах на пяти континентах уже трудились оперработники «Фирмы», добывая развединформацию в кругах финансистов и предпринимателей. К середине 70-х «Фирма» выросла в самостоятельный отдел.

Андропов отдавал «Фирме» много времени и сил, вникая во все нюансы работы. В то же время, по его заданию внешняя разведка резко усилила экономическую составляющую, целенаправленный сбор такой информации стал одним из приоритетов. С подачи Андропова возник проект, требующий тщательной подготовки и филигранного исполнения. Его первый этап: включить в состав «Фирмы» несколько опытных, хорошо известных противнику оперработников с экономической подготовкой и стажем работы во внешнеторговых организациях. Их задача – безупречно вести порученный участок в ТПП, непременно участвовать в деловых контактах с зарубежными коллегами и выполнять отдельные оперативные поручения. Второй этап – «подставить» одной из западных разведок, предпочтительно ЦРУ США, кого-либо из давних и хорошо им известных кадровых работников палаты.

А теперь, читатель, сенсация. Благодаря «Фирме» нашим человеком на Западе стал один из наиболее колоритных и популярных политических деятелей послевоенной Европы «Баварский император» Франц Йозеф Штраус. Его пытались завербовать англичане, американцы, норвежцы. Но удалось это только «Фирме». Сумел Питовранов наладить сотрудничество и с лидерами так называемого «еврокоммунизма» – политического противника КПСС. В результате ЦК КПСС регулярно обеспечивался надёжной информацией обо всех глубинных процессах, происходивших в этом лагере.

К власти пришёл очередной лидер государства Михаил Горбачёв – молодой, велеречивый, но трусливый и непоследовательный человек, не упускавший возможности представить себя «последователем» Андропова. Расцвела политическая демагогия, непоследовательность и прожектёрство. Рухнули политические и державные устои СССР. «Фирму» разогнали, и Евгения Петровича по-тихому отправили в отставку, будто не было у него шести высоких наград только за руководство Торговой палатой и «Фирмой», как и пятидесяти других боевых и трудовых наград за полувековую и самоотверженную службу Родине… Потом поняли, что поторопились и Питовранова вернули в ТПП. Однако в лакомый кусок зубами вцепились лидеры комсомола, без труда вытеснив из неё ветеранов. Второго декабря 1999 года Евгения Петровича не стало.

В чём секрет уникальной личности Питовранова? Нет никакого секрета. Безусловно, природа щедро наделила его крепким здоровьем, проницательным умом, уравновешенным характером, неуёмной любознательностью. Но ещё больше было добрых качеств: трудолюбия, верности и скромности. Книгочей, эрудит и блестящий полемист, Питовранов никогда не давил на собеседника служебным авторитетом и убеждал только силой неоспоримых аргументов. Его метод, завоёвывавший сердца и души сослуживцев, был прост и очевиден: «Делай, как я, и у тебя всё получится!»

Вместе с тем, он никогда и никем не воспринимался лубочным героем, идеальным и непогрешимым. Отнюдь! Был он решительным, но не прямолинейным, смелым, но осмотрительным, доверчивым и сомневающимся. Умел любить и презирать, мог, допустив промах, искренне покаяться. В общем, был нормальным живым человеком, порождённым и воспитанным суровой эпохой, идеалам которой остался верен навсегда…

 

Владимир СТЕПАНОВ

 

«Мы вместе», 4 (73), 17 декабря 2018 г.- газета ветеранов локальных вооруженных конфликтов

г. Барнаул, Алтайского края