Чекистов бывших не бывает

Рубрика:  

Мне, порой, кажется, что ни одна общественная организация не состоит из таких, по-настоящему, живых, интересных и самобытных людей, как наши. Уверена, что не преувеличиваю и не приукрашиваю человеческие качества, когда пишу о ком-то из них в своих статьях, - просто, я их такими вижу. С особым уважением отношусь к ветеранам, побывавшим в горячих точках. Зачастую, после беседы с большинством из них, появляется какая-то новая подпитка в жизни.

В боевых действиях они принимали участие, когда были совсем молодыми. Очень трудно представить себя на их месте:  каково это – оставить мирную жизнь и идти под пули. «Работа была такая», - говорят они, больше ничего не объясняя.

Несмотря на то, что наши ветераны – люди одного круга, образованные, с серьёзным жизненным опытом, даже во многом похожие в мыслях и рассуждениях друг на друга, в то же время они бесконечно и несоединимо разнообразные.В этот раз хочу рассказать читателям об одном из них, совершенно особенном человеке, боевом офицере, подполковнике КГБ-ФСБ в отставке

Строганове Викторе Степановиче.

В декабрьском номере журнала, уж, если писать о ком, так это о таких, как он:   во-первых,- чекист, во-вторых – афганец.   А ещё он    непосредственно   участвовал  в становлении группы «А» в Хабаровске и    в борьбе с терроризмом  на Северном Кавказе. Вот такой интересный  ветеран у нас с вами в гостях.

С виду обычный человек, с открытым славянским  типом лица, коренастый, крепкий, со старинной русской фамилией сибирских купцов и промышленников Строгановых. Есть или нет фамильная связь – не знает, никогда не занимался родословным деревом. Жизнь у него сложилась, детям и внукам можно гордиться таким  отцом и дедом. Ему исполнилось всего  58 лет, а пережито уже так много.   Что-то он вспоминает с  удовольствием, особенно ребят, с кем служил и вместе ходил в бой; о совсем личном и сокровенном я его не спрашивала. Главное, что  для человеческого счастья у него есть всё: красивая, умная, любящая и строгая жена,- не забалуешь, и трое сыновей. Он уже примерил на себя роль  дедушки.

Известно, что «в карете прошлого далеко не уедешь», поэтому Виктор Степанович после увольнения из органов ФСБ трудится в системе Газпрома.   Собеседник он приятный, но немногословный, информацию надо, как говорится, из него «клещами вытаскивать». Но кое-что всё-таки удалось.  

Известно, что « ничто не возникает из ничего». Всегда интересует главный вопрос: как человек попал в ту или иную  профессию. Если в родительской семье чекистов не было, то, как решил им стать?  Оказывается, что у родителей были друзья-чекисты, они и рекомендовали Виктору пойти служить  в органы государственной безопасности.

Но сначала в 19-й школе Хабаровска он окончил восемь классов,  затем индустриальный техникум.  Перед службой в армии по направлению военкомата     прошёл спортивно-техническую подготовку по линии ДОСААФ  и был призван   в морскую пехоту – на два года. Видно, был уже тогда физически  сильным парнем. Он    занимался постоянно разными видами спорта, освоил военные специальности, в том числе вождение БТР и других машин.    На каком-то  одном виде спорта конкретно не специализировался, просто получил хорошую физическую подготовку.     

Отслужив в армии, вернулся в Хабаровск, после чего   решил стать чекистом. В те годы отбор в органы госбезопасности был строгим. Несмотря на рекомендации, человек всесторонне проверялся. Только после этого его принимали в резерв или, как говорили, кандидатом на будущее зачисление в КГБ. В течение кандидатского срока к нему было приковано  усиленное внимание, проводились различного рода специальные проверки. И только потом его зачислили в штат. Начал служить в спецотделе, так называемой «семёрке».   Потом   год  обучался      в  Ленинградской спецшколе №401,  далее в течение года проходил практику в Киеве. Немного позже заочно окончил Высшую школу КГБ. Его стаж состоит из 47 общих, 32-х календарных лет, 28 их них – служба в подразделении «Альфа».

Наша справка.

29 июля 1974 года решением председателя КГБ СССР Ю.В.Андропова была создана группа «А», призванная бороться с терроризмом.

Первым командиром этого подразделения, известного после 1991 года как «Альфа», стал Герой Советского Союза, участник Даманских событий Виталий Дмитриевич Бубенин.

Созданная для предотвращения угона самолётов и освобождения заложников  группа «А» постепенно преобразовалась в мощную структуру по борьбе с терроризмом во всех его проявлениях.

Рождение «Альфы» было своевременным и адекватным ответом на вызов времени.

Критерии отбора для зачисления в группу «А» были очень строгие:   подбирались сотрудники, годные для службы в воздушно-десантных войсках. Особое внимание уделялось морально-деловым качествам и психологической выносливости человека. Формирование группы осуществлялось только на добровольной основе.

Первоначально группа «А» насчитывала 30 человек. Место «приписки» - 5-й отдел 7-го Управления КГБ СССР. Численность подразделения постоянно увеличивалась и с учётом региональных филиалов, созданных в Хабаровске, а затем – в Краснодаре, Свердловске, Киеве, Минске, Алма-Ате, она составила к 1991 году более 500 человек.

Виктор Степанович, конечно, помнит, как создавалась группа «А» в Хабаровске:

-  Филиал в Хабаровске был  организован через десять лет после  создания группы «А» в СССР,   то есть в 1984-м году. Решение об этом  было принято в Управлении КГБ СССР, согласовано с ЦК КПСС. Необходимые распоряжения и команды вышестоящих органов на места были  направлены. Приехал из Москвы М.В.Головатов, встретился с руководителями Управления КГБ по Хабаровскому краю,    краевым руководством, и началась  работа по отбору кандидатов для зачисления в Хабаровскую группу «А».  Было перелопачено более тысячи личных дел в управлении КГБ,    в  погранвойсках, в институтах…   

Отобранных кандидатов для зачисления в группу «А» изучали     персонально: проводили медицинское освидетельствование, тестирование, проверяли физическую подготовку, выполнение нормативов … Первый отбор прошло 18 человек, из них сотрудников КГБ -  8 или 10, в том числе я. 

- Начало с нуля – всегда самый трудный период.

-  Начинали, действительно, с нуля. Вначале решался вопрос по размещению базы. В связи с особым предназначением базу отряда необходимо было  разместить   рядом с транспортными узлами: авиационным, железнодорожным, автомобильным и так далее.  Именно поэтому   было    выбрано     помещение  для   базы  в малом аэропорту, здесь было свободным  здание бывшей баклаборатории. Но оно требовало ремонта и реконструкции, и даже  строительства на его территории боксов гаража.   Всё это  выполняла наша  группа сначала под присмотром специалистов-строителей, а потом самостоятельно: возили бетон, клали кирпич, штукатурили и так далее. Делали всё, что требовалось.  До трёх часов шло строительство, потом  до десяти часов вечера проводились тренировки. Боевая   непосредственная работа началась практически сразу. 

Для безотлагательной работы группы «А» всё делалось быстро: сразу  была установлена закрытая связь, выделен   специально оборудованный транспорт, готовый к   экстренному  выезду, вылету на место происшествия. Жили дома. Были  спланированы автобусные  маршруты для подвоза людей на работу и с работы.

- Как домашние относились к такой  повышенной  занятости?

- С пониманием.

- В чём заключалась непосредственная работа группы «А» в начальный период?

-  На раскачку времени не было.  В самом начале, кроме выездов, отрабатывалась рекогносцировка во всех местах массового скопления людей: вокзалах, стадионах, крупных предприятиях, кинотеатрах и так далее.  Выезжали на захваты, например, золотушников с золотоносным песком, на освобождение заложников в тюрьмах Комсомольска и Хабаровска, на обследование морских территорий и другие мероприятия. Их было немало, только захватов за период моей службы в группе «А» проведено более пятисот.

Для успешной работы совершенствовали боевую  подготовку.    Сотрудники группы «А» должны были уметь всё. Конечно, была специализация, то есть главное направление в деятельности каждого. В то же время,   каждый должен был уметь стрелять из любого вида оружия, владеть умениями рукопашного боя,   прыгать с парашютом, водить  любой транспорт, в том числе все виды бронетехники. Многие сотрудники группы «А» имели альпинистскую и водолазную подготовку и так далее.

- Говоря о специализации, надо понимать, что каждый  сотрудник, будучи  на одном уровне подготовки со всеми,   в чём-то  был сильнее других. В чём сильнее других были Вы?

-   Я неплохо знал автомобиль и имел навыки  вождения. Поэтому, если кто-то нуждался в моей помощи, я её оказывал, не отказывая никому. И по сей день тоже. Стрелял тоже неплохо, поэтому начинающим всегда подсказывал, как лучше это делать.

О том периоде, когда в Хабаровске группа легендарной «Альфы» брала своё начало, рассказал мне Валерий Петрович Сухоносов, подполковник КГБ-ФСБ в запасе.

- Мы с Виктором прошли отбор в первый состав группы. Оба были в звании прапорщиков. Но он немного старше меня и с опытом оперативной работы, поскольку пришёл  из «семёрки». В состав нашей  четвёрки входили Рещиков Виктор, Семиргеев   Андрей, Строганов Виктор и я. Вскоре я был назначен заместителем командира Хабаровской группы «А» по боевой подготовке. Поэтому считал своим основным делом совершенствование рукопашного боя. С этой целью ежедневно проводились жёстские   спарринги,  чтобы в совершенстве подготовить каждого сотрудника группы к любым неожиданностям в настоящем бою.

Первые навыки оперативного вождения каждый из нас получал от Виктора Строганова. Он был профессиональный водитель – виртуоз, если надо было, мог проехать на двух колесах автомобиля. Машиной владел искусно, к тому же,  был технарь-умничка.

Ещё Виктор хорошо стрелял и бескорыстно делился своими собственными секретами - как лучше выбрать позицию, например, и так далее.

Он – человек сдержанный, неконфликтный, со всеми сотрудниками группы был в ровных отношениях, ни с кем особо не сближался.

Вот так коротко охарактеризовал Виктора Степановича его боевой товарищ В.П.Сухоносов.

А Сергей Васильевич  Чернухин рассказал мне один  забавный случай:

-   Кроме работы, хотя и нечасто, мужики выезжали отдохнуть на природе.   Однажды зимой, когда реки  только-только покрылись льдом, более старшие по званию сотрудники решили выехать, типа, порыбачить. С кем поехать, - вопрос не стоял. Конечно, со Строгановым – надёжным водителем и человеком. Приехали на место рыбалки, автомобиль остановили  на  льду, все рассредоточились, понемногу приняли, показалось, что  на этом участке реки рыба клевала слабо. Немного лишнего «нарыбачившись», начальники решились на подвиг. Ничего не подозревающий Виктор вдруг увидел, что его спецмашина отъезжает от стоянки и движется  по ещё слабому льду   к тому месту реки, где  недавно  утонул автобус. Нужно заметить, что за рулём Виктор никогда даже малости себе не позволял. Поэтому, моментально среагировав, он по льду  бегом рванул вслед  за  машиной, мы – за ним во всю прыть. Думаю, что вряд ли догнали бы, если бы автомобиль с сидящими в ней «рыбаками» при развороте не  провалился сквозь лёд. Хорошо, что это  произошло недалеко от берега и увязли только два колеса.  Поняв свою оплошность, сидящие в машине оцепенели, а  вода  тем временем мгновенно залила днище автомобиля. Подбежав вовремя, мы  осторожно раскрыли все дверцы, что немного добавило автомобилю устойчивости, потихоньку помогли всем выбраться из него. Быстро подложили под машину стволы валявшихся рядом деревьев, чтобы она совсем не ушла под воду.  Наконец, Виктор сел за руль и вывел  машину  из промоины. Но до сих пор его бывшие начальники  так и не узнали,       почему тогда намокла рация, размещённая в спецмашине.

Комментарии, как говорится, излишни. Оказывается, он не только со мной не многословен. Это у него  такая  черта характера.

Я продолжаю беседу с Виктором Степановичем:

- Известно, что с момента создания,  группой «А» применялось уникальное оружие; бесшумные пистолеты, винтовки и автоматы изготовлялись по специальным заказам. Сотрудники группы использовали бронежилеты из титана и келавра, а также пуленепробиваемые сферы-шлемы с забралом и устройством индивидуальной связи. А Хабаровская группа надёжно была экипирована???

- Да, экипировка и вооружение было на уровне общих требований  для всех филиалов группы «А».

-  Когда  состоялась Ваша первая командировка?

- 1985-й год -  Афганистан, вместе с Маенко и Хмелёвым в составе группы, сформированной в Москве, на два месяца для боевой обкатки, которая в себя включала всё: и прочёску, и засады, и ликвидацию баз боевиков, и участие в операциях, проводимых   Киркинской  десантно-штурмовой бригадой (ДШ).

- Говорят, что в бою альфовцы не испытывают страха. Это правда?

- Не испытывают страха только идиоты. Сотрудники группы «А» прошли жёсткий отбор, в том числе на психологическую реакцию, поэтому умеют победить страх, сосредоточить внимание на выполнении поставленной задачи,  мгновенно оценив сложившуюся ситуацию,  принять  единственно   правильное  решение. Вот и всё.

- И правда, по Вашим словам, ничего особенного: только мгновенно, только решительно и бесстрашно? Неужели Вы не испытывали страха или, скажем, беспокойства за свою жизнь,  например, в Афганистане?

- Было, конечно всякое. Обычно под ложечкой ёкает от неизвестности, что ждёт за дувалом или барханом. Однажды, получив задание, группа с проводником пошла через пески к намеченной цели. В пути нас настиг «афганец» - ветер такой, вернее – песчаная буря. Представляете, дует в лицо, забивая песком глаза, нос и рот,- дышать нечем, ничего не видно и с ног валит. А мы идём. Вдруг чувствуем – заблудились. Не понимаем: то ли проводник ошибся, то ли специально нас закружил?   Хлопнуть бы его, а вдруг он – не враг? В любом случае надо было, чтобы он помог выйти в какой-нибудь кишлак, он же тоже жить хочет. А без него мы точно пропадём, как хвост собачий, не выйдем сами.

Он всё-таки нас вывел в кишлак…. Но мы были настороже, так как точно не знали, кто там нас встретит, а вдруг засада моджахедов? Все были измотаны после долгого блуждания в песках, но мгновение – и готовность номер один. К счастью, встреча прошла благополучно. Наши навыки моментального отражения удара  нам не пригодились. Ветер стих, и задание мы выполнили успешно. Проводник оказался хорошим парнем.

-  Как мне рассказали, один сотрудник из той поездки домой живым не вернулся, погиб. Это был не хабаровчанин?

Шло время, оттачивалось боевое  мастерство.  Виктор   был назначен   начальником отделения. Работы прибавилось в разы. Ведь начальник отделения организует и контролирует повседневную жизнь вверенного ему подразделения, решает все хозяйственно-бытовые вопросы, на него возложена организация отделения во время выездов на задержания, он постоянно работает с каждым сотрудником индивидуально. 

Отделение практически в полном составе под руководством Виктора Степановича выезжало восемь раз в командировку в Чечню. Он с гордостью говорит сегодня:

- Каждый раз все возвращались домой. За всё время ни один сотрудник не погиб. Ранения  и травмы, конечно, были. Но это дело такое: вот я с костылём  сегодня пришёл к вам потому, что случайно оступился, задел порванную ранее в Афганистане связку, вот и хромаю. Но надо честно признаться: судьба нам благоволила и берегла нас, потому что в жизни вообще, а на войне тем более случайности  бывают. Чтобы их не было,  не надо зря геройствовать. И на войне, и в мирной жизни очень часто люди гибнут по глупости.

-  Что вам  в бою помогало особенно?

- Серьёзная подготовка. Захват бандитов – это очень опасное дело, чем отделение занималось много раз. Успех зависел от того,  насколько достаточно серьёзно тренировались. Оттачивали мастерство на том направлении, которое поручено. В то же время отрабатывали варианты взаимозаменяемости, подстраховки друг друга на случай, если бой пойдёт по какой-то причине не так. Всегда операцию тщательно продумывали, коллективно обсуждали. После принятия решения, строго выполняли каждый свою часть.       

Не малую роль играло то, что отделение было очень дружным, не было никакого внутреннего брожения, уважительно и бережно относились друг к другу.

Служба в группе «А» нами воспринималась не как работа, а как образ жизни. Она нас объединяла в одну семью. Кроме нас, сотрудников, подружились наши жёны, которые при необходимости поддерживали друг друга, радовались нашим удачам и своевременному возвращению домой.

Виктор Степанович считает, что главное, чем он может гордиться всю жизнь, это  не  три ордена, один из которых – Орден «За военные заслуги», не 33 медали, одна из которых «За боевые заслуги».  Это то, что из каждой командировки   он  привозил домой всех ребят живыми.

 

Воейкова Валентина Ивановна, лауреат литературной премии имени К.Симонова, член СВГБ по Дальневосточному региону