Детали предстоящего боевого крещения Су-57 в ближневосточном небе. Без шанса «вскрытия» противником

Рубрика:  

Просматривая сирийские и ближневосточные и западные информационные ресурсы поздним вечером 21 февраля, трудно было поверить своим глазам, когда в новостном блоке тактической онлайн-карты syria.liveuamap.com появились первые сводки о прибытии на сирийскую авиабазу Хмеймим пары многофункциональных сверхманевренных истребителей 5-го поколения Су-57 (Т-50 ПАК-ФА). Машины коснулись ВВП авиабазы при воздушном эскортировании со стороны одного из многоцелевых истребителей Су-35С, . . .

что было отчётливо видно в видеоматериале, опубликованном сирийским обозревателем Ваэлем аль-Хусейни на своей страничке в социальной сети «Twitter». Как позднее стало известно благодаря ресурсу онлайн-мониторинга воздушных бортов с активными транспондерами ADS-B «Flightradar24», ПАК-ФА и Су-35 лидировались пассажирским самолётом Ту-154Б-2.

Абсолютно новые, «не обкатанные» во враждебном воздушном пространстве многоцелевые истребители следующего поколения совершенно неожиданно перебрасывают на наиболее непредсказуемый сирийский театр военных действий, насыщенный внушительным количеством средств радиоэлектронной и радиолокационной разведки наземного и воздушного базирования. Так, близ воздушного пространства, контролируемого средствами ПВО-ПРО ВС Сирии на рубежах Евфрата и северных провинций, регулярно рыскают самолёты ДРЛО Boeing 737AEW&C "Peace Eagle" ВВС Турции и E-3G ВВС США, способные пеленговать воздушные цели с ЭПР 3 кв. м на глубине до 280 — 350 км. С южного воздушного направления сирийское небо частично "поджато" израильскими самолётами CAEW, оснащёнными интегрированными в фюзеляж активными фазированными антенными решётками радара EL/W-2085 от компании "Elta".

Следовательно, усилением сирийского авиакрыла ВКС России штатными Су-30СМ и Су-34 с эффективной отражающей поверхностью в 12 и 3 кв. м соответственно "зрячие" средства воздушной разведки противника удивить или "припугнуть" будет уже практически невозможно, особенно когда на вооружение истребителей ОВВС коалиции приняты ракеты "воздух-воздух" AIM-120C-7 и AIM-120D, представляющие угрозу для наших машин на удалении 130 — 160 км. Другое дело, — Су-57, являющиеся машинами совершенно иного сорта. И не торопитесь судить о боевом потенциале нашего авиакрыла лишь по количеству переброшенных в Хмеймим Су-57. Крайне важную роль здесь сыграют параметры бортового радиоэлектронного оборудования двух прибывших в Сирию ПАК-ФА, а также их малая радиолокационная сигнатура, которая станет существенной помехой для обнаружения как посредством бортовых РЛС истребителей противника AN/APG-80 на израильских F-16I, так и с помощью радиолокационных комплексов MESA и AN/APY-2, установленных на турецких и штатовских «АВАКСах».

Опираясь на табличные данные источника «Paralay», где расчётная эффективная поверхность рассеяния Су-57 составляет от 0.2 до 0.4 кв. м, можно сделать вывод, что вышеуказанными турецкими и американскими средствами РЛДН наши передовые истребители будут обнаруживаться на удалении 100 — 150 км, а поэтому и установить наблюдение за машинами будет крайне сложно, особенно когда помимо Су-57 воздушную зону A2/AD будут патрулировать ещё и Су-30СМ / Су-35С, несущие на подвесках контейнеры индивидуальной (Л-265М10) и групповой защиты «Хибины». Делаем вывод, что Су-57, выполняющие воздушные операции над центральными территориями Сирии, будет практически невозможно обнаружить вражеским воздушным радиолокационным средствам, в то время как лётчики смогут протестировать некоторые средства БРЭО в тактической обстановке, приближенной к боевой, с учётом сложного сетецентрического театра военных действий. Почему не все, а именно некоторые?

Дело в том, что помимо учёта применения противником радаров дальнего обнаружения наземного и воздушного базирования, работающих преимущественно в L(D)- и S-диапазонах, необходимо помнить и о наличии комплексов пассивной радиолокации. К их числу можно отнести: бортовые станции предупреждения об облучении AN/ALR-67(V)3 (на борту «Супер Хорнетов»), наиболее совершенные в мире СПО AN/ALR-94 (в составе бортового комплекса обороны F-22A «Raptor», состоящие из более чем 30 высокочувствительных пассивных РЛ-датчиков), а также антенные посты с пассивной станцией РТР «KORAL-ED», входящие в состав турецкого пятиэлементного самоходного комплекса радиоэлектронной борьбы «KORAL». Вышеперечисленные многочастотные средства радиоэлектронной разведки работают в диапазоне частот от 500 до 40000 МГц и способны пеленговать даже слабые источники электромагнитного излучения, а затем сохранять их частотный профиль в реестр радиоизлучающих объектов. Это, в свою очередь, накладывает значительные ограничения на испытания бортового радиолокационного комплекса Н036 «Белка» в активном режиме (во избежание ознакомления противника с режимами работы радара ПАК-ФА в боевых условиях).

Очевидно, что 4 АФАР-станции бортового РЛК «Белка» будут проверены в пассивном режиме разведки радиоизлучающих целей противника, к примеру, — работающих на передачу терминалов обмена тактической информацией по радиоканалу «Link-4A» и «Link-11/TADIL-A», установленных на самолётах ДРЛОиУ

«Peace Eagle», терминалов «Link-16» (на борту F-16C Block 50+), а также излучающих устройств, размещённых на наземных и воздушных юнитах. Такой способ применения бортового радиолокационного комплекса «Белка» в воздушном пространстве Сирии поможет адаптировать систему управления вооружением истребителя Су-57 не только к выполнению операций по завоеванию господства в воздухе и нанесению ударов по наземным целям, но и к проведению стратегической воздушной разведки без вскрытия собственного местоположения. Данная методика применения истребителей 5-го поколения F-22A «Raptor» уже на протяжении нескольких лет используется лётным составом американских ВВС как над Ираком, так и над Сирийской Арабской Республикой, о чём в марте 2016 года заявлял декан Института аэрокосмических исследований имени Митчелла, генерал-лейтенант ВВС США в отставке Дэвид Дептула.

Стоит обратить внимание на то, что многофункциональные истребители 5-го поколения ПАК-ФА, равно как и «Рапторы» с их комплексами пассивной разведки AN/ALR-94, будут обладать очень серьёзными преимуществами в разведке поверхностных радиоизлучающих объектов в пассивном режиме благодаря наличию в составе «Белки» двух АФАР-станций бокового обзора Н036Б-1-1Л и Н036Б-1-Б. Такая конструкция даёт возможность Су-57 на протяжении длительного периода времени курсировать параллельно линии соприкосновения с противником, снимая необходимость доворачивать зону обзора на сканируемый участок путём выполнения манёвров (эта же методика используется всеми самолётами/БПЛА наземной разведки с радарами бокового обзора: от Ту-214Р и E-8C до RQ-4B «Global Hawk»). Работая же в активном режиме (на излучение) Н036Б-1-1Л/Б дают пилоту Су-57 возможность «заглянуть» на 45 — 60° в заднюю полусферу, что для F-22A — непозволительная роскошь ввиду отсутствия привода механического доворота полотна бортовой РЛС AN/APG-77. Но напомним, что активный режим входящих в состав «Белки» радаров не будет использован вплоть до регионального и глобального конфликта (не используют его и «Рапторы»).

Ряд ограничений будет наложен и на активные режимы работы бортового комплекса связи (включая голосовой и обмен телекодовой информацией) С-111-Н, синхронизированный с антенно-фидерной системой «АИСТ-50». Несмотря на то, что этот комплекс имеет много общего с бортовым комплексом обмена информацией С-108 истребителя Су-35С (включая использование режима псевдослучайной перестройки рабочей частоты с частотой около 156 скачков в секунду), использование его для передачи в нынешней тактической обстановке на Сирийском театре военных действий чревато вскрытием местонахождения «вещающего» Су-57 с дальнейшим дешифрованием и анализом переговоров пилота с союзным КП. Для этих целей ВВС США располагают таким воздушным судном РТР/РЭР, как RC-135V/W «Rivet Joint», на борту которого имеется известная специалистам станция радиоэлектронной разведки 85000 / ES-182 MUCELS, работающая в частотном диапазоне от 0,04 до 17,25 ГГц. В зависимости от радиогоризонта, метеорологических условий и помеховой обстановки, лопастные и штыревые антенны комплекса MUCELS способны перехватывать сигналы средств связи противника на удалении от 500 до 900 — 1000 км, после чего над ними ломает голову около десяти профессиональных криптологов-лингвистов, находящихся на борту «Ривет Джоинта».

Исходя из этого, не трудно понять, что протестировать С-111-Н над Сирией можно лишь при следующих условиях: полёте на малой высоте (вне зоны обзора находящихся за пределами радиогоризонта станций РЭР «KPRAL-ED» и других наземных комплексов радиоразведки противника), при 100%-й уверенности в отсутствии «Ривет Джоинтов» в ближайших 600-х километрах, а также на малой и средней мощностях работы передатчика терминала, в то время как максимальная составляет около 200 Вт. На этом моменте проясняется и одна из причин, по которой на авиабазу Хмеймим прибыл второй самолёт радиолокационного дозора и наведения А-50У. Перед тестовыми полётами Су-57 над Сирией, один из «Мэинстэев» будет использоваться для обнаружения любых потенциально опасных воздушных средств радиотехнической разведки ОВС НАТО и Израиля, приближающихся к сирийскому воздушному пространству с четырёх операционных направлений. Единственные машины, которые могут достаточно глубоко проникать в воздушное пространство Сирии и на протяжении длительного времени оставаться незамеченными — F-22A «Raptor», которые развёрнуты на авиабазе Аль-Дафра (Саудовская Аравия) в составе 95-й экспедиционной эскадрильи ВВС США, а также F-35I «Adir» Хель Хаавир, дислоцирующиеся на авиабазе Неватим (Израиль).

Первые обладают эффективной отражающей поверхностью в 0,05 — 0,07 кв. м и могут быть обнаружены модернизированным радиолокационным комплексом самолёта А-50У на удалении не более 100 — 120 км, F-35I с ЭПР в 0,2 кв. м — 160 км. Следовательно, за данными машинами сохраняется возможность обнаружения дежурящих в сирийском воздушном пространстве Су-57 посредством интегрированным оптико-электронных комплексов обнаружения теплоконтрастных целей (факелов ракет, и турбореактивных двигателей на форсажном режиме) AN/AAR-56 MLD («Missile Launch Detection»), а также AN/AAQ-37 DAS. Эти комплексы представлены распределённой по планеру истребителей апертурой из 4 и 6 инфракрасных датчиков высокого разрешения, способных обнаружить теплоизлучающие цели на расстоянии от нескольких десятков до нескольких сотен километров, и способны на значительной дистанции обнаружить «сияющие» в ИК-диапазоне «факела» от сопел круглого сечения турбореактивных двухконтурных двигателей АЛ-41Ф1.

Но даже в том случае, если «Раптор» и сможет сблизится с Су-57 на дистанцию пеленгации инфракрасными датчиками c дальнейшим скрытным сопровождением, передать информацию об обнаруженном объекте на воздушный КП (тот же AWACS) не сможет, так как его терминал «Link-16» работает исключительно на прием тактической информации, что реализовано для большей скрытности машины. Напомним,что для осуществления обмена информацией о тактической обстановке на «Рапторах» используется высокозащищённый индивидуальный радиоканал связи IFDL («Intra-Flight Data Link»), не предназначенный для сопряжения c иными тактическими радиоканалами типов «Link-16» и TTNT.

В конце 2017 года, об этих недостатках F-22A «Raptor» сообщало информационное издание «Aviation Week» со ссылкой на анонимного командира ВВС США, который посетовал на то, что при обнаружении Су-30СМ и Су-35С ВКС России над руслом Евфрата для оповещения КП приходится использовать не канал передачи данных, а классическую цифровую радиостанцию с режимами скремблирования и ППРЧ. Более того, он высказал неудовлетворённость в связи с тем, что в ночное время суток обнаружить российские машины практически невозможно, поскольку на борту отсутствуют узкоспециализированные продвинутые оптико-электронные средства для обнаружения и захвата ВЦ с малой инфракрасной сигнатурой. Напомним, что AN/AAR-56 эффективна лишь в обнаружении сильно контрастных тепловых целей, к которым относятся РДТТ, а также реактивные двигатели на форсажном режиме. Обнаруживать реактивные двигатели тактических истребителей на максимальном режиме AAR-56 способна лишь в пределах визуальной видимости. Радары же AN/APG-77 американским пилотам включать строго запрещено для предотвращения «вскрытия» нашими средствами радиотехнической разведки.

Российские Су-57, напротив, оснащаются оптико-электронным комплексом ОЛС-50М более адаптированным к обнаружению и сопровождению целей типа «истребитель» и «бомбардировщик» по излучению от реактивной струи, не только на форсажном режиме, но и на максимальном. Комплекс является аналогом установленного на Су-35С ОЛС-35 и обладает схожими техническими характеристиками. В частности, дальность обнаружения цели типа «F-35A» на форсажном режиме может превышать 100 км в заднюю полусферу (ЗПС) и 45 км — в переднюю полусферу (ППС), когда инфракрасная сигнатура реактивной струи частично перекрывается проекцией планера. Помимо пеленгования воздушных теплоконтрастных целей ОЛС-50М способна обнаруживать, сопровождать и захватывать поверхностные цели в среднем диапазоне инфракрасных волн (3 — 5 мкм). Данный ОЛПК расположен перед фонарём кабины и имеет модульную конструкцию, состоящую из: оптико-механического блока (БОМ-35), блока преобразования информации (БОИ-35), а также блока питания/управления лазерным дальномером-целеуказателем (БПУЛ-35); последний способен измерять дальность до целей, а также подсвечивать их для тактических ракет с полуактивной лазерной ГСН на удалении до 30 км. Конвекционное воздушное охлаждение рабочих элементов обуславливает высокий эксплуатационный ресурс ОЛС-50М, а модульность конструкции — улучшенную ремонтоспособность в военное время.

Имеется в оптико-электронной «начинке» Су-57 и привычная для истребителей поколений «4++» и «5» станция обнаружения атакующих ракет и противодействия 101КС «Атолл», спроектированная специалистами АО «Производственное объединение «Уральский оптико-механический завод» из Екатеринбурга. Изделие является концептуальным аналогом рапторовской СОАР AN/AAR-56 и лайтнинговской системы DAS и представлено распределённой апертурой из:

- 2-х одинарных и 2-х спаренных оптико-электронных модулей 101КС-У/01 и 101КС-У/02, работающих в ультрафиолетовом диапазоне; изделия способны обнаруживать источники теплового излучения как ракетных двигателей, так и реактивных двигателей авиации противника, после чего координаты могут быть переданы в систему управления вооружением Су-57; первая спарка модулей 101КС-У/02 установлена на нижней поверхности носовой части фюзеляжа и работает по нижней полусфере, вторая спарка модулей — на верхней поверхности хвостового кока и обрабатывает верхнюю полусферу; одинарные модули 101КС-У/01 сканируют боковые полусферы и размещены на бортах гаргрота; общее количество УФ-датчиков — 6 ед.;

- 2-х модулей 101КС-О, подавляющих работу инфракрасных головок самонаведения атакующих ракет (AIM-9L/X Block II, «IRIS-T» или «MICA-IR») и расположенных под кабиной пилота, а также на верхней поверхности гаргрота; к сожалению, комплекс присутствует далеко не на всех опытных машинах;

- одного модуля 101КС-П, работающего в инфракрасном/ТВ диапазоне и предназначенного для более уверенного низковысотного пилотирования машины в режиме преодоления ПВО противника (без задействования бортовой РЛС).

Дополнительным элементом бортового оптико-электронного снаряжения Су-57 является подвесной контейнерный прицельно-навигационный комплекс 101КС-Н, предназначенный для работы по объектам в нижней полусфере, преимущественно наземным и надводным. Изделие функционирует в телевизионном и инфракрасном каналах визирования и способно обнаруживать и идентифицировать цели типа «танк» на удалении более 35 км благодаря применению оптического зума в комплексе с высоким разрешением. Интегрирован и лазерный дальномер-целеуказатель, способный выдавать целеуказание ракетам класса «воздух-земля» Х-38МЛЭ, а также Х-29Л и Х-25МЛ, запускаемых с подвесок других носителей. Точные параметры этого комплекса на сегодняшний день не разглашаются, но точно можно сказать, что примерно соответствуют таким контейнерным комплексам, как модернизированный американский «Lantirn-ER» или турецкий «AselPOD».

Применяя все вышеперечисленные пассивные датчики навигации, разведки и целеуказания в скрытом режиме, Су-57 смогут получить массу ценной для командования российской группировки в САР тактической информации без необходимости переброски такой крупной машины как Ту-214Р. Что ещё более важно, переброска последнего через нейтральное воздушное пространство над Каспийским морем мгновенно фиксируется современными радиолокационными средствами ПВО Азербайджана, основными из которых можно считать украинские радиолокационные обнаружители дециметрового диапазона 80К6 «Пеликан» и израильские радары EL/M-2080 «Green Pine», информация о чём мгновенно оказывается на столе у Хулуси Акара и Эрдогана. Последние незамедлительно оповещают подконтрольные ячейки «Тахрир аш-Шам» и FSA о скором начале всеобъемлющего воздушного контроля, к примеру, того же «Идлибского гадюшника». Естественно, ребелы и прочие боевики из «зелёного анклава» мгновенно сворачивают всяческие подготовительные мероприятия к той или иной военной операции против правительственных войск Сирии.

В итоге, командования ВКС России и ВС Сирии теряют массу ценной информации, которая позднее могла быть использована для планирования эффективного спектра контрмер. Точно определить момент ведения разведки силами пары Су-57 противнику будет вычислить крайне затруднительно, особенно в ночное время суток, в то время как машины могут появиться как близ захваченного боевиками Идлиба, так и близ русла Евфрата, дабы «горячие головы» из Центрального командования ВС США хорошо думали, прежде чем накрывать из ствольной артиллерии «Ганшипов» и HIMARS подразделения сирийской армии, сирийских ополченцев и иные дружественные силы.

Ведь с помощью ОЛС-50М перспективные истребители Су-57 могут не только наблюдать за противником без вскрытия своего местоположения, но и так же по-тихому осуществить пуск ракет воздушного боя РВВ-СД из внутрефюзеляжных отсеков вооружения. Одно можно утверждать точно — совсем не случайно, спустя два дня после прибытия первой пары Су-57, сирийские источники сообщили о появлении над Хмеймимом ещё пары аналогичных машин. Помимо необходимости тестирования вышеописанных модулей БРЭО ПАК-ФА в приближенных к боевым условиях (для ускоренного запуска в серию полностью адаптированных машин), а также сдерживания активности ВВС США над Дейр-эз-Зором, развёртывание дополнительных 2 истребителей на Сирийском ТВД может иметь и вторую цель, связанную с недавними заявлениями президента Франции Эмманюэля Макрона и постпреда США при ООН Никки Хейли о готовности их режимов применить военную силу против стратегически важных объектов Сирийской Арабской Армии. Аргументация таких планов, как и обычно, банальна: «использование химического оружия» и нанесение «беспощадных ударов» по Восточной Гуте, откуда по Дамаску регулярно наносятся ракетные удары со стороны «Свободной сирийской армии».

 

Источники информации:

https://www.sabah.com.tr/gundem/2016/02/23/aselsan-radar-karistirici-korali-tskya-teslim-etti

https://lenta.ru/news/2018/02/24/su57/

http://nevskii-bastion.ru/rc-135w/

 

Автор: Евгений Даманцев

 

На фото:

2. Модуль радиотехнической разведки «KORAL-ED» турецкого комплекса РЭБ «KORAL»

3. Схема радиолокационной и оптико-электронной архитектур малозаметного многофункционального истребителя Су-57

 

https://topwar.ru/armament/aviation/