Интернет всё стерпит

Рубрика:  

   Кирилл Александрович Партыка – писатель, журналист, автор романов, повестей, рассказов и стихов, издававшихся в разных регионах Дальнего Востока и Сибири. Член Союза писателей России с 1995 года. 

   К.А. Партыка родился в 1953 году в Хабаровске. Окончил филологический факультет Хабаровского педагогического института. Более 20 лет проработал в уголовном розыске, в отделе по борьбе с особо тяжкими преступлениями. Параллельно с работой писал стихи и песни (в разные годы лауреат фестивалей авторской песни в Хабаровске, Чите, Омске). В начале 90-х перешел к крупному жанру: в основу романа мистического триллера «Подземелье» (в одном из изданий “Мутант”) легли невыдуманные факты и опыт, приобретенный в угрозыске. Роман был признан успешным и на сегодняшний день пережил 3 издания на Дальнем Востоке. С 1994 по 2000 год – ответственный секретарь, а затем заместитель главного редактора литературного журнала «Дальний Восток». С 2000 по 2007 год – обозреватель краевой газеты «Тихоокеанская Звезда». Специализация юридическая и криминальная тематика. С 2007 по сей день работает главным специалистом-экспертом пресс-службы Регионального управления наркоконтроля РФ по Хабаровскому краю. Лауреат Губернаторской премии по литературе в 2001 году, а также ряда премий правительства края и мэрии Хабаровска за журналистскую деятельность. Его очерки и рассказы мы предлагаем читателям в каждом номере журнала «Аргументы времени».  

ИНТЕРНЕТ ВСЕ СТЕРПИТ

   Недавно на одном из популярных столичных Интернет-сайтов появился пространный материал, отражающий взгляд автора на историю наркотиков и их роль в современной жизни. Нельзя сказать, что в материале содержится пропаганда наркомании. Но авторское невежество присутствует сполна. Искаженная информация неизбежно приводит к искаженным выводам.

    Учитывая широчайшую Интернет аудиторию (включая подростков и молодежь), иначе, как безответственной, эту публикацию не назовешь. В ней, например, говорится: «Американские индейцы тысячелетиями жевали листья коки, которые поднимали их боевой дух, поддерживали жизненную активность, позволившую создать великие цивилизации и возвести колоссальные сооружения… В наши дни кокаин оказался под запретом… Употребление гашиша входит в религиозные ритуалы Ислама… В США были созданы специальные институты по изучению медицинского применения ЛСД… Ученые получили за свою работу ученые степени… Наркотики, как бы к этому ни относиться, поддерживали творческую активность многих выдающихся мастеров искусства…» И далее в том же роде.

Непотопляемые наркоторговцы

     В мае нынешнего года сотрудниками Регионального управления наркоконтроля пресечена деятельность сразу четырех цыганских организованных наркогруппировок. В общей сложности более полутора десятков организаторов и активных участников наркобизнеса арестованы, еще примерно столько же находятся под подпиской о невыезде. Основной товар изобличенных наркоторговцев героин. Но при одном из обысков изъято десять килограммов опия партия, почти небывалая в крае.

   Рано радоваться?

   Но как-то не поворачивается язык возглашать победные реляции. И в предыдущие годы обезвреживались преступные цыганские наркосообщества и группировки, перекрывались мощные цыганские наркотрафики,  их организаторы отправлялись за решетку на долгие сроки, изымались солидные партии зелья. Но отчего же цыганский наркобизнес смахивает на мифическую Гидру: отрубаешь одну голову на ее месте отрастает две новых? Откуда такой неиссякаемый потенциал у цыганского наркокриминала? Есть, конечно, причины объективные: например, огромная прибыльность наркоторговли, сопоставимая разве что с золотодобычей, и уж трудозатраты у сбытчиков зелья несравнимо меньше. Соблазн настолько велик, что даже риск сурового наказания не останавливает. Но есть и другие причины, о которых почти не говорят, но о которых прекрасно осведомлены сотрудники наркокнтроля. Но об этом позже.

Порочные «пирамиды»

   Разоблачение упомянутых цыганских группировок еще раз подтвердило, что цыганский наркобизнес использует и традиционные приемы, доказавшие свою эффективность, но в то же время постоянно модернизируется, проявляя завидную изобретательность и гибкость. По-прежнему непосредственно возглавляют наркобизнес женщины-цыганки. Мужчины держатся в тени. Почти все изобличенные «наркобаронши» в прошлом уже судимы за сбыт наркотиков, да иногда не по одному разу. Всё так же их активные помощники дели. Они либо не достигли уголовно наказуемого возраста, либо, в случае чего, отделаются минимальным наказанием. По одной из ОПГ в суд уже ушло уголовное дело за вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность. И оно не последнее.

    Но в целом «конфигурация» цыганского наркобизнеса изрядно изменилась. Если еще несколько лет назад наркотики продавались всем и почти в открытую то теперь наркоторговля приняла форму изолированной пирамиды. Цыганские сбытчики продают зелье узкому кругу проверенных и надежных потребителей. Постороннему сюда ходу нет. У каждой цыганской дилерши по два четыре постоянных клиента. Они берут обычно от трех до десяти граммов наркотика за раз. Часть для себя, остальное на продажу. У каждого из них от пяти до пятнадцати постоянных клиентов. Это уже чистые наркоманы, они просто «ширяются», не помышляя ни о какой наживе.

    Если низовые звенья наркопирамид в целях конспирации действовали обособленно, то верха контактировали между собой, деля сферы влияния и координируя свой «бизнес».

    Оперативники наркоконтроля подбирались к организаторам этих криминальных конструкций «снизу»: через наркоманов к местным мелким распространителям, а через них выходили и на цыганскую верхушку, брали ее под пристальное наблюдение, фиксировали и документировали каждый эпизод ее преступной деятельности. Региональное управление наркополиции за годы своего существования наглядно продемонстрировало способность бороться с самыми мощными и засекреченными наркогруппировками, преодолевать любые их уловки и попытки уйти от ответственности. Так что же, с крахом сразу четырех рассадников наркозаразы воздух станет чище? Несомненно. Но...

День «живых мертвецов»

   По свидетельству руководителей оперативной службы Регионального управления, вырисовывается любопытная картина. В прошлом остались времена, когда наркоторговцы «обыгрывали» следствие, а в судах отделывались условными сроками. Правоохранительные органы, прокуратура и суды теперь демонстрируют не только возросший уровень профессионализма, но и принципиальную позицию в борьбе с наркокриминалом. Цыганские организаторши наркобизнеса получают в среднем до двенадцати лет лишения свободы. Но по факту многие из них не проводят в колониях и двух лет. А, возвратившись, немедленно вновь принимаются за старое. Отчего так происходит? Попробуем разобраться на конкретных примерах.

   Руководство колонии, где отбывала наказание (и отбыла лишь его малую часть) цыганская наркоторговка, обратилось в суд с ходатайством о ее освобождении, так как у нее рак, а смертельно больных закон не велит держать за колючей проволокой. Имелись официальные медицинские документы, подтверждающие факт заболевания.

   Цыганка вышла на свободу «умирать».

    Но о чудо! живет и здравствует по сей день, а наркополиция располагает информацией, что она вернулась к преступному промыслу.

    Точно такая же история с другой цыганкой, внезапно «заболевшей» в зоне открытой формой туберкулёза и по этой причине выпущенной на свободу.

   Пятидесятилетняя обвиняемая принесла документ, свидетельствующий, что за время следствия у нее... родился ребенок. Как же отправлять под суд кормящую мать с младенцем на руках?! Оперативники проверили сей сомнительный факт и убедились, что это полная туфта.

   Порой доходит до печального анекдота. В суд поступили документы, свидетельствующие о смерти шестидесятилетней подсудимой. Суд уголовное дело, естественно, прекратил. Прошло несколько месяцев. Наркополицейские проводили обыск в доме очередных цыганнаркоторговцев. Один из оперативников не поверил своим глазам. Как в фильмах про живых мертвецов, перед ним предстала... та самая «усопшая» подсудимая, можно сказать, живее всех живых. Оперативник прекрасно знал ее в лицо и ошибиться не мог. В результате короткого разбирательства, выяснилось, что он и не ошибся. Но тащить цыганку-«зомби» в суд оказалось невозможно дело-то прекращено и юридических оснований для задержания нет. «Ожившую» отпустили, и она немедленно и бесследно скрылась. Оперативники теперь невесело шутят: может, это было привидение? Ах, если бы так!

Интересный вопрос без ответа

    Самое главное во всех этих историях (и многих других подобных), что в них фигурируют вовсе не поддельные медицинские и прочие официальные документы, обосновывающие совершенно законный повод для ухода преступников от ответственности. Где, почему и каким образом рождаются такие бумаги, как говорится, вопрос, конечно интересный. Документ о смерти впоследствии «ожившей» цыганки в суд представил один из адвокатов. Механизм возникновения и прохождения других де-факто «липовых» бумаг покрыт мраком. И создается впечатление, что рассеять этот мрак никто особо не стремится, кроме наркополицейских, которые в рамках своих полномочий зачастую не имеют возможности это сделать. Во всяком случае, как-то не слышно о заслуженной каре, настигшей изобличенных фальсификаторов.

   Чтобы говорить о коррупции, надо иметь весомые доказательства. Поэтому в приложении к упомянутым фактам никто не вправе применять этот термин. Может, просто какаято ошибочка вышла.

    Но если рассуждать отвлеченно, то коррупцию, бороться с которой неустанно призывает Президент страны, наверно, можно победить в отдельно взятых государственных структурах. Однако, если коррупционная зараза распространилась гораздо шире и поразила самые разные ведомственные слои, то для наркоторговца, ворочающего баснословными суммами, всегда найдется лазейка. Не в этом ли состоит одна из весомых причин «непотопляемости» цыганского наркобизнеса?

Кирилл Партыка