Нечто

Рубрика:  

В начале августа стало известно, что таяние гренландских льдов выводит на поверхность погребенные под толстым слоем снега радиоактивные отходы с американской военной базы Camp Century. «Лента.ру» вспоминает историю этого таинственного подледного сооружения, его место в раскладах холодной войны и уникальную роль как военно-научной лаборатории.

Щит и меч против СССР

Американцы заинтересовались Гренландией еще во время Второй мировой, получив от посла оккупированной Дании разрешение на использование острова в целях обороны (с 1814 года Гренландия — датская колония). Холодная война сделала остров жизненно важным для противовоздушной обороны — кратчайший путь для стратегических бомбардировщиков и ракет из СССР в США проходил через Гренландию.

Уже в 1951 году американцы построили там свою самую северную авиабазу Туле (в 1118 километрах к северу от полярного круга). Но вскоре Пентагон решил, что стратегические бомбардировщики и радиолокационная станция не способны защитить США от неожиданного прорыва «красных» через Арктику. Родился проект «Ледяной червь» (Project Iceworm): разместить на острове 600 межконтинентальных баллистических ракет (МБР), постоянно перемещающихся по рельсам в туннелях под ледяным щитом.

Для маскировки оборонного проекта общественности предложили не секретный и устрашающий, а открытый и утопичный план — построить в Гренландии идеальный подледный город, где ученые, инженеры и военные будут вместе решать свои творческие задачи. Лагерь Camp Century («Столетие») должен был стать символом морального и технического превосходства «свободного мира», покоряющего Арктику.

С ледника на Луну

Работы начались в 1960 году. В ледяном щите пробили 21 туннель общей протяженностью три километра. Из готовых блоков, доставленных гусеничными тягачами, построили лаборатории, библиотеку, часовню, кафе, комнаты отдыха, прачечные. И казармы. Электричество обеспечивал первый в мире мобильный ядерный реактор Alco PM-2A. Воду брали из ледника (до 38 тысяч литров в сутки), растапливали ее горячим паром и проверяли на наличие микробов. Продумали системы отопления, канализации и вентиляционных шахт. В лагере постоянно находились до 200 человек.

Фотографы представляли американцам все это как героический подвиг рабочих и инженеров, стремительно создающих всю необходимую для жизни инфраструктуру в период короткого арктического лета, а также как спокойное наслаждение американским образом жизни в любых условиях. «Хотя сначала кажется, что ты попал в научно-фантастический фильм, на самом деле жизнь внутри ледника мало чем отличается от американских или канадских городков. Ученые и солдаты беззаботно проводят опыты, играют в пинг-понг, вырезают модели самолетов, едят бифштексы и стирают одежду», — писал в своем репортаже в 1962 году продюсер канала CBS Уолтер Уэйджер (Walter Wager).

Уэйджер подчеркивал: лагерь — это успешный социальный эксперимент по выживанию коллектива в изоляции от привычной среды. Самые обычные американцы, оказывается, могут месяцами работать вместе подо льдом, не страдая от депрессий и истерик, не устраивая друг другу скандалов. Ни одной трагической сцены в духе «Красной тревоги», отмечает Уэйджер.

Американцы показали свою готовность к следующему «прыжку» — на лунные и марсианские базы. «Ученые США, планирующие первый форпост свободного мира на Луне, в одном могут быть уверены. Camp Century доказал: если техническая сторона дела достаточно проработана, есть молодые люди, которые способны взять на себя эту миссию… и прорваться сквозь тьму».

О военных задачах Camp Century умалчивали, а научные — восхваляли даже в официальном фильме Армии США, посвященном лагерю, The Story of Camp Century: The City Under Ice. Лагерь назывался «идеальной арктической лабораторией». Кульминацией фильма была транспортировка и сборка многотонных блоков ядерного реактора в условиях снежной бури.

Ловушки военного пиара

Впрочем, в военных идеях недостатка не было. Camp Century предлагали оснастить мощной радарной станцией, эскадрильями реактивных истребителей, спрятанных в подледных ангарах и в нужный момент забрасываемых в небо паровыми катапультами, как на авианосцах, ракетными батареями, которые не позволят советским боеголовкам долететь до Америки, и, наконец, отрядами десантников, готовыми оперативно высадиться с самолетов на сибирских базах СССР. Наиболее перспективной идеей выглядело размещение ракет и противоракет в подледных ангарах.

Однако власти США даже словом не обмолвились об этих планах с датчанами, которым все еще официально принадлежала Гренландия. Правительство королевства критически относилось к ядерному оружию — частично из-за мощного пацифистского движения, а также из-за близости советских танков. Дания не разрешала размещать ядерное оружие на своей территории, в том числе гренландской (хотя военные смотрели сквозь пальцы на присутствие бомбардировщиков-носителей ЯО на авиабазе Туле). Известный полярный исследователь Пол Сайпл (Paul Siple), работавший на Пентагон, прибыл в Копенгаген в феврале 1960 года для получения медали Королевского географического общества. Он уверял датскую прессу, что в Camp Century нет никаких военных тайн и в лагере решают чисто научные задачи. Инженеры вычисляли оптимальные габариты туннелей, проводили анализ их деформации, изучали влияние арктических условий на душевное и физическое здоровье, а также пригодность вечной мерзлоты для долгосрочного хранения продуктов питания.

Изначальный план — «прикрыть» размещение ракет и противоракет в ледниках Гренландии ярким и привлекательным «научным» проектом Camp Century — сработал. Однако сама раскрутка лагеря в американских и мировых СМИ сделала невозможным соблюдение секретности — публика догадывалась, что Пентагон затеял это предприятие не просто так и милитаризация Гренландии неизбежна.

Славный конец

Однако погубили Camp Century в конечном счете не пронырливые журналисты и не строптивые датчане. Согласно плану, лагерь должен был простоять 10 лет, до 1970 года, после чего его придется оставить — из-за движения ледников. Чтобы стены и крыша не обрушились, обслуживающему персоналу приходилось ежемесячно убирать более 120 тонн снега и льда с поверхности ледяного щита. Но уже в 1962 году из-за трамбовки снега крыша над АЭС опустилась на полтора метра (ее пришлось аврально поднимать). В 1964-м деформация туннелей стала опасной для реактора, и АЭС демонтировали. Еще год станция проработала на дизельных генераторах, а в 1965-м ее полностью эвакуировали.

И снова популярность Camp Century вынудила армию оправдываться перед американцами — почему «форпост свободного мира», на который потратили десятки миллионов долларов налогоплательщиков, так быстро прикрыли? Однако фиаско американских инженеров Пентагон представил как успех: передовые технологии строительства в арктических условиях обкатаны, а мобильность подлодок с ракетами «Поларис» сделала излишним строительство подледных туннелей для МБР.

В самый последний момент база Camp Century сослужила службу мировой науке. Датский палеоклиматолог Вилли Дансгор (Willi Dansgaard) первым догадался, что изотопное соотношение кислорода и дейтерия в ледниках может служить индикатором климата прошлых веков. Договорившись со своими коллегами из Армии США, Дансгор добился того, что летом 1966 года в уже закрытом лагере пробурили ледник до глубины 1390 метров и извлекли оттуда ледяные керны (колонки). Они, как выяснилось впоследствии, хранили в себе информацию о ста тысячах лет климатической истории.

 

Автор: Артем Космарский

 

Первоисточник: https://lenta.ru/articles/2016/08/14/cityunderice/

 

На фото:

 

1. База

2. Набросок мобильного пускового устройства

3. Вход на базу

4. Транспортный караван

5. Установка мобильного ядерного реактора

6. Инженеры устанавливают кровлю над туннелем

7. Внутри туннеля

8. Детектор ледниковых трещин около базы

9 и 10. Офицеры отдыхают

11. Офицеры жарят шашлык

12. В библиотеке базы

13. На открытии перестроенного офицерского клуба

14. Туалет на сто человек

15. В столовой

16. Бочка с радиоактивными отходами от реактора

17. Военные инженеры и ученые извлекают ледяные керны