Обнаженная Фемида. Или голая правда о безопасности бизнеса.

Рубрика:  

Интервью с руководителем агентства экономической безопасности "Кронверс" Александром Супруном.

Несколько лет назад владелец, он же директор, одного из пивзаводов Приморья заключил с московской компанией контракт на поставку крупной партии пивных кег. На сумму более 200 тыс. долларов. Товар был поставлен, но не оплачен. После долгой и бесполезной переписки с "партнером" москвичи обратились за помощью в агентство экономической безопасности "КРОНВЕРС".

 Собрав доказательства мошеннической деятельности пивного предпринимателя, Агентство инициировало возбуждение уголовного дела и добилось обвинительного судебного приговора. А кеги? А кеги, как оказалось, приобрело за полцены другое пивоваренное предприятие. Ах, как оно не хотело с ними расставаться! Но пришлось.

Вскоре выяснилось, что кроме кег наш неудачливый жулик жонглировал вагонами солода - у одних выманивал, обещая хорошую цену, другим за полцены продавал, а деньги присваивал. Именно по этой схеме крупная партия казахстанского солода растворилась на необъятных просторах Дальнего Востока.

Чтобы вернуть деньги доверчивых казахов пришлось ввести процедуру банкротства пивного завода. Новый собственник расчитался с кредиторами, а пивзавод сейчас выпускает отличную продукцию.

Почему государственная машина правосудия не способна вот так, комплексно восстановить справедливость и защитить права предпринимателей? - спросил я у руководителя агентства "КРОНВЕРС" Александра Супруна.

Государственный механизм защиты прав представляет собой строго регламентированную систему. Одна часть госаппарата разрабатывает законы, другая их - применяет, третья следит за соблюдением законности. И все это происходит в двух областях. Либо в области гражданского права, либо в области уголовного. И каждый правоохранительный орган охраняет наши права на своем участке. И это хорошо знают опытные мошенники. Они максимально используют спорные, пограничные участки между территориальной и линейной ответственностью органов правопорядка.

Пример пивного мошенничества, приведенный в начале статьи, хорошо иллюстрирует непреодолимость полосы препятствий, с которой сталкивается обманутый предприниматель. Обращаясь к государству за защитой своих ущемленных прав, он становится шариком для настольного тенниса. Полиция посылает его в Арбитраж (спор двух хозяйствующих субъекта), а Арбитраж - в Полицию или еще дальше. Набегавшись по болотам Российского Правосудия, потерпевший предприниматель обречен искать защиты в негосударственных структурах экономической безопасности. Или создавать свою. 

За двадцать лет рыночной экономики спрос на защиту предпринимательства сформировал предложение. Из ветеранов МВД и ФСБ сформировались различные агентства, предлагающие широкий спектр услуг, объединенных общим термином - экономическая безопасность предпринимательства. Причем, термин этот толковался по разному. В зависимости от специфики угроз, нависающих над бизнесом в различные периоды предпринимательской деятельности - криминал, конкуренты, государство, партнеры по бизнесу, совладельцы или персонал фирмы.

Также хаотично формировался круг специалистов в этой области - самых профессиональных дилетантов из всех дилетантов-профессионалов. Мы все самоучки 90-х годов. За двадцать лет естественного отбора в нашем бизнесе остались лишь те, кто научился практически защищать предпринимательство от внешних и внутренних противоправных посягательств.

Скажите, существует ли иная система подготовки специалистов экономической безопасности, кроме той, эволюционной, по Дарвину, о которой вы сейчас рассказали?

Да, конечно. Спрос всегда формирует Предложение. Примерно пять последних лет в Интернете звучат призывы к переподготовке сотрудников финансовых и  юридических служб коммерческих структур, банков и даже государственных организаций, имеющих высшее образование и стаж работы. Впрочем, брали всех. Курсы, ведь, платные. От  20 000 до 200 000 рублей.

Сроки и формы обучения самые гибкие - дневная с отрывом, вечерняя без отрыва, заочная. А для самых продвинутых - интерактивная, дистанционная с применением мультимедийных технологий. Как здесь не выложить 200 000?!!

По окончанию учебы полагался  диплом Российского Государственного социального университета о переподготовке по специальности "Экономическая безопасность".

Впрочем, диплом этот можно приобрести без всяких посредников. Дешевле и сразу. Заходите в Интернет - "хочу диплом РГСУ" - и вам расскажут - как купить и сколько стоит. (5 000 - 9 500 рублей )  Где только не встретишь старую знакомую - 159 статью УК РФ? (мошенничество).

Поэтому и призывы к переподготовке какие-то шпионские - мобильный телефон, почта, "спросить Татьяну".

Это вторая система подготовки специалистов в области экономической безопасности. Но возникла и третья- государственная.  Высшая школа в первом десятилетии нового века, наконец-то, скосила заплывший глаз на проблему подготовки специалистов экономической безопасности.

Приказом №19 от 14 января 2011 года Минобрнауки утвержден федеральный государственный стандарт высшего профессионального образования по специальности "экономическая безопасность". Код  080101.

И уже на следующий год восемь дальневосточных ВУЗов приняли 493 студента по этой специальности. Причем, все  они учатся в н.в. с возмещением затрат. А кто эти затраты возмещает?  Либо родители, либо работодатели - крупный и средний бизнес.

В 2017 году почти  полтысячи юных специалистов пополнят седеющие ряды безопасников банков, коммерческих структур и госпредприятий. Будет кому бегать за водкой.

Таким образом, можно заключить - в России постепенно формируется система государственного и частного ПРЕДЛОЖЕНИЯ профессиональной подготовки специалистов в сфере безопасности предпринимательства.

Рассмотрим среду, в которой формируется СПРОС. Для начала - категорируем её:

1. Государственные организации :

а) подразделения экономической безопасности (юридические службы) министерств, ведомств, госкорпораций;

б) департаменты и службы экономической безопасности УФСБ;

в) подразделения экономической безопасности и противодействия коррупции УМВД;

г) следственные подразделения СК России и УМВД;

д) Федеральное агентство по управлению федеральным имуществом.

2. Коммерческие структуры :

а) производственные;

б) посреднические;

в) финансовые;

г) страховые.

При этом, и государство и бизнес могут направлять на учебу как студентов, так и действующих специалистов по программам переподготовки и повышения квалификации, с вечерней, заочной, модульной, дистанционной и иными формами обучения.

Можете ли вы конкретней рассказать о системе переподготовки и повышении квалификации специалистов экономической безопасности?

Как я уже говорил, система переподготовки формировалась стихийно и представляет собой ряд частных курсов, предлагающих великое множество учебных программ. Однако, с введением государственного стандарта по специальности "экономическая безопасность" появилась возможность разработки базовой программы дополнительного обучения специалистов. Кроме того, стала возможной разработка квалификационного свидетельства, отвечающего единым общероссийским требованиям.

В июле 2014 года в Дальневосточном федеральном университете прошла XXI Международная научно-практическая конференция, организованная Ассоциацией Российских детективов и Ассоциацией структур безопасности ДФО. Один из обсуждаемых вопросов рассматривал проблемы подготовки специалистов в области безопасности предпринимательства. Возникло предложение - совместно с Университетом создать курсы переподготовки и повышения квалификации сотрудников негосударственных структур экономической безопасности. Оператором проекта намерено выступить агентство "КРОНВЕРС".

Как я понял, речь идет о переподготовке сотрудников частных структур безопасности. Но ведь подобные подразделения существуют и в госучреждениях. Существует ли система повышения квалификации госслужащих? 

Может и существуют какие-либо классы, курсы, семинары ведомственного характера, но мне о них неизвестно. Знаю только, что проблема эта очень актуальна. Приведу пример - Агентство совместно с Центром по изучению оргпреступности и коррупции Юридической школы ДВФУ завершает прикладное исследование "Участие государства в деятельности акционерных обществ со смешанным капиталом". В ходе этой работы мы убедились, что одной из ключевых проблем эффективного управления госпакетами акций, а также федеральной собственностью находящейся в управлении акционерных обществ, является неподготовленность государственных уполномоченных. Их представительство в Совете директоров носит формальный характер. Функции государственного контроля и управления финансово-хозяйственной деятельностью АО в большинстве случаев атрофированы. 

Приведу конкретный пример - в 2005 году крупный транспортный узел ОАО "Амур-Порт" подвергся преднамеренному банкротству с последующим многолетним расхищением и переделом собственности. И эти негативные процессы продолжаются до настоящего времени. 25,5 % акций предприятия и почти все объекты недвижимости являются федеральной собственностью. Из этого следует, что каждая мошенническая операция по отторжению активов АО наносит ущерб государству на одну четверть похищенного, присвоенного или растраченного. За девять лет экономического бесчинства рассмотрено 108 заявлений о преступлениях, возбуждено 17 уголовных дел, из которых лишь два доведены до обвинительного приговора. Арбитражных процессов вообще не сосчитать.

Типовые составы преступлений: мошенничество, фальсификация доказательств, различные формы хищений.

Типовые субъекты преступлений: конкурсные управляющие, директоры, и приближенные к ним коммерсанты. И ни одного чиновника, представляющего интересы государства в этом Обществе.

Являясь фактически потерпевшим в качестве акционера, собственника объектов недвижимости и налогополучателя, государство ни разу не заявило об ущемлении своих прав. Помимо ущемления акционерных и имущественных прав, интересы государства остаются беззащитными в области транспортной безопасности, так как немощный транспортный узел не способен выполнить даже первичные требования Федерального закона "О транспортной безопасности" и других нормативных актов, направленных на защиту транспортной инфраструктуры от угроз незаконного вмешательства.

В Дальневосточном федеральном округе 97 акционерных обществ с долей федеральных активов от 25 до 50 %. Если в каждом из АО интересы государства представляют 2-3 госслужащих, то нетрудно сосчитать, что всего их около 250 человек. Разве не актуально организовать их обучение по программе, которую мы уже разработали в ходе прикладного исследования?

А как может называться такая программа?

Вариантов несколько. Один из них - "Порядок и практика применения правовых норм, регламентирующих управление финансово-хозяйственной деятельностью АО со смешанной формой собственности".

 

Николай Кутенких, корреспондент газеты «Владивосток»