Очередная политическая лихорадка в Абхазии

Рубрика:  

Первая июльская неделя показала наличие очага напряжённости в соседней Абхазии. И это на фоне увеличения потока российских туристов в эту кавказскую республику и весьма активного российско-абхазского взаимодействия по целому спектру вопросов: от военно-технического до транспортного.

Точкой кипения признаётся идея действующего президента Республики Абхазия Рауля Хаджимбы (а точнее – идея оппозиции, как бы принятая Хаджимбой) о проведении референдума по вопросу проведения досрочных выборов главы государства. Жители республики в ближайшее воскресенье (10 июля) приглашаются на участки для волеизъявления, где смогут ответить на единственный вопрос плебисцита:

Считаете ли вы необходимым проведение досрочных выборов президента Республики Абхазии?

По словам представителей абхазских властей, референдум должен показать уровень общественной поддержки действующего президента, и если этот уровень окажется низким, то Рауль Хаджимба «может уйти в отставку» за 3 года до окончания срока президентских полномочий.

Как только действующим президентом Абхазии было объявлено о подготовке страны к июльскому референдуму, вскипела одна из частей абхазского общества - та, которую принято называть оппозиционно настроенной. Организатор «кипения» - партия «Амцахара» («Родовые огни»).

«Летний» референдум (а идея о проведении референдума как такового принадлежала именно оппозиции) показался противникам Рауля Хаджимбы попыткой действующего главы республики сорвать реальный плебисцит - на фоне того, когда большинство отвлечено на главный для Абхазии вид летнего заработка – приём и обслуживание туристов из России. Представители оппозиционных кругов заявили о том, что проведение крупных мероприятий политического характера в разгар курортного сезона приведёт к тому, что на участки для плебисцита придёт крайне малая часть населения, и президент Хаджимба, уровень популярности которого (по абхазской традиции) после второго года руководства республикой достаточно низок, сумеет и дальше президентствовать (до 2019 года).

Почему в предыдущем абзаце была использована фраза «по абхазской традиции»? А использована она, потому что сам Рауль Хаджимба два года назад пришёл к власти фактически на волне переворота после того, как тогдашняя оппозиция (к ней Хаджимба в 2014 году и принадлежал) потребовала проведения реформ и отставки представителей высшей власти. Конституционный совет оппозиции (о наличии такого органа в самой республиканской конституции, понятное дело, не сказано ни слова) объявил сам себя высшим органом власти – на фоне политических протестов одной из частей местного населения, высказывавшей недовольство по поводу деятельности тогдашнего президента Александра Анкваба. Сам Анкваб решил не нагнетать обстановку и под давлением тогдашней оппозиции, в строю которой был Хаджимба, подал в отставку. После этого Рауль Хаджимба и стал новым абхазским президентом.

Теперь абхазское политическое колесо, совершив лишь часть полного оборота, снова наехало на аналогичную ситуацию. Определённая часть народа снова высказывает недовольство, на улицах и площадях Сухума – митинги с требования политических и экономических перемен. Наиболее популярные лозунги – декриминализация обстановки в республике, борьба с коррупцией, отставка главы МВД. При этом оппозиционеры потребовали от действующей власти перенести референдум с 10 июля на осень – на время, когда завершится курортный сезон, приносящий большую часть средств в республиканский бюджет. Тогда, по мнению оппозиционеров, явка будет высокой, и Хаджимбе придётся участвовать в досрочных выборах президента, где у него, как уверены в стане «Амцахары», мало шансов.

Основное же требование нынешних абхазских оппозиционеров состоит в отставке самого Хаджимбы. Его обвиняют в том, что он нарушил данные в 2014 году в ходе предвыборной кампании обещания о проведении конституционной реформы «с прицелом» на усиление роли правительства и парламента. Ещё одно обвинение действующего абхазского президента – несформированность коалиционного кабмина. Правда, в этом случае представители «Амцахары» изрядно лукавят, хотя бы потому, что в стане абхазского правительства есть и те политики, которые входили в штаб составляющих конкуренцию Раулю Хаджимбе в ходе президентских выборов 2014 года. В общем, требования рациональные и выполнимые наслоились на требования популистского толка, и дело в солнечной причерноморской республике снова дошло до открытого противостояния двух частей общества.

Так, во вторник в абхазской столице появились люди с «коктейлями Молотова» в руках.

Они атаковали здание министерства внутренних дел, требуя отставки его главы – Леонида Дзапшбы. Протестующие сломали ворота, преграждающие путь во внутренний двор министерства, подожгли козырёк самого здания. По данным СМИ, в ходе акции пострадали не менее 16 человек.

На фоне забрасывания бутылками с зажигательной смесью здания МВД Абхазии манифестанты потребовали от действующей власти в республики содействия в открытии участков для проведения голосования (и участия в референдуме) не только непосредственно на абхазской территории, но и в Российской Федерации – там, где абхазские диаспоры наиболее многочисленные. Речь идёт о Москве, Краснодарском крае, Карачаево-Черкесии.

Акция представителей лиц, называющих себя оппозицией, естественно, не осталась незамеченной действующим президентом. Первоначальная реакция Рауля Хаджимбы выглядела следующим образом:

Референдум будет! И если наш народ примет решение об отставке Хаджимба, я приму её. Но если этого не произойдёт, буду до конца бороться со всеми негативными моментами, которые есть в государстве. И меня никто не сможет напугать!

После этого Хаджимба решил несколько умерить риторику и пошёл на уступки в отношении манифестантов. Объяснив нежелание доводить ситуацию до кровопролития, президент Абхазии отстранил от должности главы МВД Леонида Дзапшбу.

Основные претензии к Дзапшбе от оппозиционеров были связаны не только с высокой «вхожестью» криминала в политику и экономику республики, но и с всплывшей на днях аудиозаписью. В ходе этой записи голос, похожий на голос министра внутренних дел Абхазии, объявлял, что он не позволит никому из его подчинённых пойти на референдум. Из речи, появившейся в Интернете:

Я посмотрю, кто на референдум придёт! Мой сотрудник пойдёт на референдум? Да? Грош мне цена будет! Попробуйте пойти!

Оппозиция тут же объявила, что действующая власть, приняв «правила игры» относительно проведения референдума, на самом деле подготовила всё для его срыва – для минимума явки и «подтасовки» результатов.

Однако отстранение главы МВД Дзапшбы от должности всё же умерило пыл манифестантов и открытые протесты стихли.

На фоне информации представленной выше, можно отметить, что политическая ситуация в Абхазии вряд ли может не волновать Россию. С момента признания Москвой абхазской независимости прошло почти 8 лет, а ситуация далека от политической стабильности и экономического блага. Республика с гигантским экономическим потенциалом (тот же туристический кластер) и постоянным населением, едва превышающим четверть миллиона человек, никак не может полноценно себя «прокормить». Бюджетные доходы – около 11 млрд рублей, из которых собственные – около 25%. Всё остальное – финансовая помощь Москвы. Причём по львиной доле российской финпомощи абхазские чиновники толком не могут отчитаться. То есть нет полноценной отчётной документации, отвечающей на вопрос о том, куда идут миллиарды выделяемых Россией средств.

Президенты Абхазии меняются, правительства – тоже, а воз и ныне там. По заявлениям нынешней абхазской оппозиции, Россия готова оказывать Абхазии существенную помощь и далее. Но при отсутствии доказательств того, что российские средства идут не в карманы местных царьков, Москва всю помощь может попросту свернуть. Тем более, что у самих себя с отдельными местными царьками не всё ладно...

Для России такая обстановка выглядит, мягко говоря, нервозно. Единственным плюсом на данном этапе можно назвать то, что как действующие абхазские власти, так и оппозиция, заявляют о своей однозначной приверженности курсу на партнёрство с РФ. Но кто может гарантировать, что в один далеко не прекрасный момент протестные волны в Абхазии не оседлают лица совсем другого разлива – те самые, которые способны по майданному сценарию столкнуть лбами части «горячего» абхазского населения? Никаких гарантий.

И если Россия ограничится дипломатическими заявлениями о том, что ситуация в Абхазии – внутреннее дело самих абхазов, то, есть мнение, что «делом абхазов» уже в ближайшее время займутся другие. Если уже не занялись... Не хотелось бы об этом говорить, но кто мешает той же Турции взять на себя вопрос финансирования уже вполне себе несистемной абхазской оппозиции (миллиард-другой рублей – и...), чтобы расшатать абхазскую ситуацию до внутренней усобицы с кровью и хаосом? Кто мешает сделать аналогичный ход Грузии, которой под такую-то инициативу «друзья» денег дадут...

Хотелось бы верить, что всё-таки есть государство, готовое этому помешать и наладить реально стабильное развитие на территории Абхазии при помощи самих абхазов – со стимулированием не нахлебничества, а реально работающей экономики. И это государство – Россия. Если Россия отстранится, то процесс может зайти далеко, и уж на руку самой России он точно не пойдёт.

 

Автор Володин Алексей

Использованы фотографии:sputnik-abkhazia

 

ВО, Геополитика