Ограбление ХХ века. Как эсеры напали на карету казначейства

Рубрика:  

Сегодня никого не удивить новостями о нападении на инкассаторов. Бандиты атакуют бронированные машины не только в далекой Америке, но и в нашей стране. Но мало кто знает, что и в царской России находились любители поживиться казенными деньгами.

SPB.AIF.RU вспоминает один из самых нашумевших случаев ограбления кареты казначейства, который произошел в Санкт-Петербурге 27 октября 1906 года.

Утром следующего дня все газеты Северной Столицы вышли с броскими заголовками. «Нападение с бомбами», «Вооруженное ограбление»… Петербуржцы сметали газеты с прилавков.

Нападение с бомбами

Боевой дружине эсеров-максималистов срочно потребовались деньги. Организация занималась подпольной подрывной деятельностью и тратила средства с большим размахом. Чтобы и дальше проводить свои противозаконные акции, им требовалось немало средств.

И вот на секретном собрании подпольной ячейки было принято решение атаковать карету инкассаторов, которая должна была следовать из петербургской таможни в Государственный банк.

Один из эсеров узнал через знакомых служащих банка о времени следования инкассаторской кареты и сумме, которую они должны перевозить. Деньги по тем временам очень внушительные – более 600 тысяч рублей! Естественно, охрана тоже внушала уважение. В кортеж входили три таможенных досмотрщика, также карету сопровождали восемь жандармов и агенты охраны. Хотя сама карета была самой обычной, никакой брони, даже стекол на дверях не было!

Боевики тоже отправились на дело не с пустыми руками. Они изготовили несколько бомб и разработали детальный план захвата. Было решено «брать» инкассаторов на углу Фонарного переулка и Екатерининского канала, который теперь называется каналом Грибоедова. То, что захват должен был произойти в самом центре города, грабителей не испугало. Наоборот, они планировали скрыться с места преступления, пользуясь всеобщей суматохой.

Боевая группа включала в себя 16 человек. В основном это были молодые люди в возрасте от 18 до 20 лет. Почти все – рабочие парни с городских окраин, недовольные политикой государя. Но была среди террористов и женщина – Адель Каган, дочь купца из города Гродно. Подпольщики надеялись закидать карету бомбами, быстренько захватить добычу и скрыться. Но вышло не совсем так, как они задумали.

Помогли дворники

В 12 часов дня под ногами лошадей, запряженных в карету, грянул мощный взрыв. Одно животное было практически разорвано на куски, второе билось в конвульсиях в луже крови. От вида дымящихся кишок, разлетевшихся по улице, прогуливающиеся неподалеку дамы падали в обморок. Раздались выстрелы. Как позже сообщило «Санкт-Петербургское телеграфное агентство», в перестрелке с эсерами был ранен в голову один жандарм и несколько ни в чем не повинных прохожих. Бандиты сумели выхватить из кареты пару мешков с суммой в 336 рублей и попытались скрыться.

Любопытно, что после нескольких взрывов бомб деньги остались практически без присмотра. Трое служащих таможни, которые ехали внутри, смертельно перепугались, выскочили из кареты и убежали. Выжившие жандармы тоже не задержались на месте преступления, они ускакали на лошадях, сверкая подковами. В перестрелке были ранены три жандарма, два дворника и несколько прохожих.

Эсеры так обрадовались легкой добыче, что даже забыли забрать один из мешков с ценными бумагами, который перевозили инкассаторы. Кстати, деньги передали единственной женщине-бандитке, она поджидала подельников в близлежащем кафе. Один из эсеров передал мешки Адель, она мгновенно прыгнула в пролетку и умчалась в неизвестном направлении.

Остальным бандитам так просто скрыться с места преступления не дали. Почти сразу была организована погоня, в ней участвовали городовые, солдаты, дворники и даже обычные прохожие. Первого преступника по кличке Соломон настигли возле памятника Императору Николаю I. Его догнал солдат и убил ударом приклада по голове.

К месту преступления подоспели регулярные войска. Они открыли огонь по убегавшим эсерам, в этот момент погиб второй грабитель по кличке Лёнька. Так как нападавшие бросились наутек в разные стороны, скоро весь район наполнился суматохой, криками «держи вора!». Как отметили газеты того времени, «полицейские чины растерялись, несмотря на свое вооружение, поэтому по пятам исчезающих бросились, главным образом, дворники». Вдруг во дворах раздался еще один сильнейший взрыв. Оказалось, что один из эсеров, унося ноги, случайно выронил из кармана самодельное взрывное устройство. Осколками ранило самого бандита и нескольких свидетелей происшествия.

Где деньги?

На Офицерской улице произошло задержание основной группы банды. Пятеро грабителей попали в окружение и начали отстреливаться. В тот момент были серьезно ранены двое братьев-дворников Михаил и Алексей Харитоновы. Эти бесстрашные парни бросились на вооруженных подонков и даже обезвредили нескольких из них голыми руками. Остальных ранили офицеры. Кстати, одного из раненых бандитов  тут же начала яростно избивать разъяренная толпа прохожих.

Последнего грабителя настигли на Мариинской площади. Увидев, что он окружен кольцом жандармов, эсер выстрелил себе в живот.

Уже через несколько дней по делу об ограблении инкассаторской кареты состоялся военно-полевой суд. Из 11 задержанных восемь было приговорено к смертной казни, остальные получили тюремные сроки от 8 до 15 лет. Чуть позже судили еще 18 человек, которые проходили по этому же делу. Приговор привели в исполнение в Кронштадте, организаторы и исполнители ограбления века были расстреляны.

Любопытно, что Адель Каган, которая скрылась с награбленным, так и не поймали. По некоторым данным, женщина успешно вывезла «золото эсеров» за границу и там благополучно прокутила деньги. По другим данным, мешки были закопаны в тайнике на одной из дач в поселке Лесное под Петербургом, но так и не были обнаружены.

 

Артем КУРТОВ

 

www.aif.ru

 

На фото:

1. Подорванная лошадь. Commons.wikimedia.org

2. Рисунок из газетной заметки Фото: Commons.wikimedia.org

3. Первую лошадь разорвало в клочья Фото: Commons.wikimedia.org