Первая цветная революция. США. Лос-Анджелес

Рубрика:  

22 года назад в Лос-Анджелесе вспыхнула первая «цветная» революция.
Бунт был быстро подавлен армией и спецназом.

Одним из современных мифов, распространенных на постсоветском пространстве, является уверенность в том, что на просвещенном и цивилизованном Западе демонстрации протеста давно уже стали привычной частью политического пейзажа. Дескать, соберутся немногочисленные протестующие на мирную демонстрацию, пройдут маршем по улицам, а полиция их и пальцем не посмеет тронуть — ибо демократия и права человека.

А если и тронут, то тотчас же пригласят адвоката и тысячу раз извинятся за причиненное беспокойство. Увы, подобные представления далеки от реальной жизни. Пример тому — несостоявшаяся «черная революция» весны 1992 года в Лос-Анджелесе.

Причиной восстания послужили два события. Первое – 29 апреля 1992 года суд присяжных оправдал полицейских, обвиняемых в избиении чернокожего Родни Кинга. Само избиение произошло 3 марта 1991 года, когда наряд полицейских пытался задержать Кинга и двух его товарищей . Если его дружки сразу подчинились требованию полиции, вышли из машины и покорно легли на землю, сцепив за головой руки, то Кинг оказал сопротивление. Позднее он оправдывал своё поведение тем, что находился на воле по условно-досрочному освобождению — ранее он сидел за ограбление, и боялся, что его обратно упрячут за решётку. Полиция в итоге жестоко избила его, сломав нос и ногу.

Второе событие – в эти же дни суд фактически оправдал американку корейского происхождения Сунн Я Ду, застрелившую в собственном магазине при попытке его ограбления 15-летнюю негритянку Латашу Харлинс. Суд дал Сунн Я Ду всего лишь 5 лет условно. Все это в совокупности дало повод лидерам афроамериканских радикальных групп объявить, что «белая Америка» по-прежнему является расистской. Особую ненависть у них вызвали корейцы и китайцы, которых негры объявили «предателями цветного мира» и прислужникам «белых убийц».

Первые часы выступление протестующих носило исключительно мирный характер – несколько десятков активистов под руководством   баптистских пасторов просто вышли на улицу с плакатами.
Но уже вечером на улицах появилась черная молодежь из бедных кварталов, и акция протеста моментально переросла в побоище. Молодежь принялась забивать камнями белых и азиатов, а вскоре запылали дома и магазины. Эпицентром восстания стал район южной части центра Лос-Анджелеса, где было сожжено около 5,5 тыс. зданий — в основном, дома, где проживали белые.

Белых прохожих отлавливали на улицах и убивали.

Спустя сутки, вечером 30 апреля, восстание началось и в других кварталах Лос-Анджелеса, населённых латиноамериканцами. За ними поднялись и сами белые из небогатых кварталов, сообразившие что беспорядки — это прекрасный повод пограбить магазин. И город запылал, подожженный с разных концов.

О политическом протесте и межрасовых конфликтах больше уже никто не вспоминал — главной целью восставших стали безнаказанное хулиганство и грабеж. Были разгромлены сотни магазинов, а сумма общего ущерба, нанесенный торговым сетям, оценивался в 1,2 миллиарда долларов.

Первые два дня – 29-30 апреля – полиция практически не вмешивалась в бунт. Максимум, на что хватило местных полицейских – это оградить место восстания, чтобы оно не перекинулось на другие кварталы, где жили обеспеченные белые, а также на деловую часть города. Из-за этого две трети территории Лос-Анджелеса фактически перешло под контроль восставших. Более того, чернокожие боевики даже попытались было взять штурмом штаб-квартиру полиции Лос-Анджелеса, чтобы сжечь все уголовные дела на «черных братьев», но стражи порядка отбили штурм. В отместку толпа разгромила и сожгла редакцию известной газеты Лос-Анджелес Таймс, оправдывая это тем, что она является «оплотом лжи белых».

Белое население в страхе покинуло город. Остались только азиаты. Они первыми и дали отпор погромщикам. Особенно отличились корейцы, которые организовали отряды самообороны — 10-12 мобильных групп, в каждой их которых было 10-15 дружинников с огнестрельным оружием. Такие отряды самообороны более суток охраняли корейские кварталы — ополченцы отстреливали каждого, кто появлялся на их улицах с оружием или с «коктейлем Молотова» в руках. Фактически, именно корейцы тогда и спасли город, не дав восстанию перекинуться на другие кварталы и сдержав толпы погромщиков.

Лишь к вечеру 1 мая в Лос-Анджелес были стянуты 10 тысяч национальных гвардейцев, свыше 3 тысяч морских пехотинцев на бронированных «Хаммерах», а также отряды рейнджеров и спецназа ФБР. Эти силовики зачищали город до 3 мая. Но фактически восстание было подавлено лишь 6 мая.

Силовики не церемонились с погромщиками. По данным полиции, за два дня боевых действий было убито 44 человека (по другим данным, от пуль полицейских и солдат погибло свыше 100 человек, но, поскольку детального расследования по каждому факту смерти никто не проводил, окончательная цифра жертв разгона восстания до сих пор оспаривается). Куда больше было раненых — позже свидетели рассказывали, что морпехи стреляли в ноги пойманным боевикам. Общее же число арестованных превысило 11 тысяч человек. Подсчитаны и жертвы погромщиков. Как заявили в Управлении полиции Лос-Анджелеса за несколько дней боев от рук насильников и восставших погибло 58 человек (51 мужчина и 7 женщин).

Около 500 человек из числа осужденных за массовые беспорядки и убийства до сих отбывают наказание в тюрьмах – многие из них получили от 25 лет тюрьмы до пожизненного заключения.

 

http://matveychev-oleg.livejournal.com