Писатель Вс.Н. Иванов работал в Китае на советскую разведку и предупредил о войне раньше Зорге

Рубрика:  

Именитый русский писатель и журналист Всеволод Никанорович Иванов (1888-1971), который был пресс-секретарем и помощником адмирала Колчака, с 1922 года жил в эмиграции в Китае, а в 1945 году вернулся в Советский Союз и осел в Хабаровске, признался в 1968 году своему коллеге Николаю Максимову, что он работал на советскую разведку. Архивный документ об этом опубликовал Гродековский музей в книге воспоминаний о Вс.Н. Иванове, тиражом в 100 экземпляров.

Журналист и писатель Николай Иванович Максимов (1911-1993) одно время работал на Чукотке, потом в Хабаровске, был ученым секретарем Географического общества в Хабаровске, сотрудником редакции литературного журнала «Дальний Восток», а затем директором Сахалинского отделения Дальневосточного книжного издательства. Он оставил свои воспоминания о Всеволоде Никаноровиче Иванове, датированные 1977 годом и ранее не публиковавшиеся (см. ХКМ Ф.52. О.75 Д.16. Л.л. 1-17).

Максимов пишет, что познакомился с писателем Ивановым осенью 1945 года в Хабаровском клубе писателей. Там и зародилась их дружба.

«<...>В один из майских дней 1968 года, живя уже на Сахалине, я был проездом в Хабаровске и, разумеется, зашел к Всеволоду Никаноровичу. Он был рад. Подарил мне только что вышедшую в Москве книгу «Императрица Фике» с трогательной надписью...<...> Потом мы пошли на Амур, который он очень любил. Долго бродили молча. Вдруг Всеволод Никанорович остановился, взял меня за плечи, и, глядя в глаза, неожиданно спросил:

<...>

- Николай, ты умеешь хранить тайны?

- Говори.

Он опустил веки, сел на скамейку. Молчу. Он тоже. Потом говорит:

- Нельзя говорить. Но - пора. Не обессудь меня, Николай. Аз смертен.

- Я слушаю.

- Еще там я принял Советское подданство.

- Ты говорил мне об этом.

- Не всё. Ты ничего обо мне не знаешь. Но до моей смерти - не смей. Пока забудь.

<...>

Всеволод Никанорович, естественно, не назвал никаких имен, не сказал, по каким каналам он - по велению сердца - давно уже информировал Россию о происках ее врагов<...>».

Всеволод Никанорович Иванов несколько раз встречался в Китае с журналистом Рихардом Зорге - советским разведчиком, и как оказалось, раньше его передал в Москву дату нападения Германии на СССР (по данным пресс-бюро Службы внешней разведки РФ, сообщение от Зорге о точной дате - 22 июня 1941 года - фальшивка, появившаяся в хрущевские времена).

В своих воспоминаниях Николай Максимов приводит слова Всеволода Никаноровича, где он непосредственно говорит о работе на советскую разведку:

«<...>Один их его друзей, атташе немецкого посольства встретил Иванова в клубе летом 1941 года, спросил:

- Вы, надеюсь, уже упаковали чемоданы?

- Чемоданы? Зачем?

- О, тогда, мой дорогой шнапс-штабс-капитан, - так он называл его [Вс. Иванова] дружески, - вы рискуете опоздать на парад.

- Парад? По какому поводу? Где?

- В Москве, разумеется, по поводу освобождения России от большевиков. Фюрер уже назначил день блиц-крига, - шепотом закончил он.

<...>

Этой же ночью о дате нападения фашистской Германии на Советский Союз Всеволод Никанорович сообщил тому, с кем поддерживал постоянную связь.<...>»

Ранее, исследователи только высказывали предположения, что писатель Вс.Н. Иванов был советским агентом, но никаких доказательств тому не было.

Так, писатель и востоковед, переводчик последнего китайского императора Пуи Георгий Пермяков писал: «Всеволод Никанорович Иванов был советский разведчик в Китае, по военной линии и по линии демиургов антисоветской пропаганды. Тяньцзин, Харбин, Шанхай, Пекин, Нанкин. Его личное дело… лежит в КГБ СССР, обратитесь туда, и у вас будет прекрасная тема для написания о нём повести. Он мой крёстный; мы дружили, он учился у меня китайскому, 1952-54 годы. Я знаком с ним с 1925, когда уже соображал, что к чему…»

Правда, писатель Анатолий Ткаченко все объяснял проще: «Не делал он секрета из того, почему, вернувшись в советскую Россию, не был судим и отправлен на трудовое перевоспитание в лагерь. Мне объяснил так: мол, заработал прощение, лояльно относился к СССР, поняв, что большевики пришли надолго, а он, как истинно русский, не мог прижиться на чужбине...».

Хабаровский публицист Владимир Иванов-Ардашев считает, что первым Штирлицем (одним из прототипов) и был сам Всеволод Иванов!

А ведь тогда не удивительно, что он был знаком с Юлианом Семеновым, автором романа «Семнадцать мгновений весны» и сценария к одноименному фильму о советском разведчике-нелегале Штирлице.

В Хабаровском архиве даже найдена поздравительная телеграмма Семенова Иванову: «Дорогой Всеволод Никанорович! От всего сердца поздравляю вас с 75-летием! Желаю вам счастья и творчества. Всего самого хорошего. Искренне вас почитающий и любящий Юлиан Семенов».

Теперь понятно, что Всеволод Иванов  в эмиграции подчинялся аппарату Исполкома третьего Коммунистического интернационала, и работал на СССР в Китае через их агентуру, был завербован еще в 1930 году в Харбине.

 

Пронякин Константин, член Союза журналистов России