В дозоре с Драчуном

Рубрика:  

60 километров преследовал и задержал группу вооруженных нарушителей государственной границы один пограничник с четвероногим другом

Мой отец Николай Егорович Зайцев начал свою нелегкую службу в пограничной охране советского государства в 30-е годы прошлого столетия.

Пограничная застава в поселке Вокнаволок, что в нынешнем Калевальском районе Республики Карелия на границе с Финляндией, прикрывала строящийся Беломорско-Балтийский канал имени Сталина. По нему можно было напрямую пройти из Белого моря в Балтику через Онежское озеро, а не идти кружным путем через проливы между Скандинавией и Ютландией.

Однако различные контрреволюционные силы, находящиеся за кордоном, стремились оказать сопротивление социалистическим преобразованиям, но пограничники активно претворяли в жизнь лозунг: «Все, что создано народом, должно быть надежно защищено!». Об одном таком случае в те далекие годы мне рассказал отец.

…Зимней ночью 1933 года я вышел в дозор с надежным четвероногим другом по кличке Драчун. Плечо оттягивала простая и надежная трёхлинейная винтовка Мосина, на ремне кобура с наганом, в подсумках патронные обоймы и две осколочные гранаты, кинжал, фонарь следовой. Смазанные лыжи легко и быстро скользили по крепкому снежному насту.

Пройдя десятый километр визира (узкая просека в лесу, прорубленная еще нижними чинами Отдельного корпуса пограничной стражи Российской империи), заметил лыжный след, ведущий в наш тыл. Определив по рисунку отпечатков колец лыжных палок и вмятины от снятых рюкзаков на снежном покрове, что нарушителей было двое, принял решение преследовать и задержать.

Связь наряда с заставой в те годы отсутствовала, телефон был редкостью. Да и одиночные выстрелы из-за большого расстояния вряд ли можно услышать. Кинжалом срезал ветку березы, прикрепил к ней указатель направления своего движения и двинулся вдоль лыжни. Драчун почуял чужой запах, ускорил бег, натянув поводок. Многочасовой марафон начался. Когда начало светать, увидел скованное льдом большое озеро, а на высоком берегу дом с хозяйственными постройками. Туда и вел след нарушителей. Прибавил шагу, хотя усталость давала о себе знать, гимнастёрку хоть выжимай, ноги в валенках, словно в печке.

Соблюдая меры предосторожности, приблизился к хутору и увидел две пары лыж, прислонённых к стене сарая, в котором находились коровы. Начинал размышлять: в доме, кроме хозяина, двое «постояльцев» и, скорее всего, вооруженных. Численный перевес явно не в мою пользу. Решил взять первого вышедшего из дома и допросить. Проверив наличие патрона в патроннике винтовки, незаметно приблизился и занял позицию у входной двери, у ног четвероногий друг.

Ждать пришлось долго. Ледяной ветер пробрал до костей, инеем покрылся ствол трехлинейки, задрожал и Драчун, вздыбив шерсть. Я успокаивающее поглаживал его и он, воспринимая ситуацию, вел себя спокойно, не издавая никаких звуков. Наконец-то послышались тяжёлые шаги, засов отодвинулся, дверь открылась, и на крыльцо вышел бородатый мужчина в исподнем белье и накинутом на плечи полушубке.

Ты кто? спросил я у оторопевшего незнакомца, приставив к его груди винтовку со штыком.

Живу я здесь, шепотом ответил карел.

Кто еще в доме?

Жена, дети и двое гостей финнов, крепко спят…

Слушай, хозяин, твой дом окружен пограничниками, если не подчинишься, пеняй на себя. Да и о семье подумай. Нам нужны твои гости.

Я понял. Что делать?

Веди в дом, но учти, стреляю без предупреждения.

В дальней комнате двое мужчин сильно храпя, спали на полу, положив головы на надувные подушки. Я осторожно вытащил из-под них два заряженных маузера и растолкал одного из них. Мужчина удивленно уставился на стоящего красноармейца со служебной овчаркой, а затем его рука потянулась к месту нахождения оружия. Поняв, что обезоружен, внезапно сник. Я сделал движение винтовкой в сторону угла и он, медленно приподнявшись, сделал несколько шагов в указанном направлении. После того, как связал ему руки, аналогичные действия провел с его напарником.

Вскоре с хутора вышла необычная процессия. Впереди хозяин, за ним два финна без лыжных палок с тяжелыми рюкзаками на плечах, в арьергарде красноармеец с винтовкой наизготовку и служебной собакой. Чуть раньше хозяин хутора пояснил, что от них до поселка Ватница, где находиться пограничная комендатура 18 километров, а до селения Вокнаволок, из которого отец вышел в дозор, 60. На такое расстояние длилось многочасовое преследование!

Через два часа конвоируемая группа нарушителей подошла к зданию погранкомендатуры. Навстречу выбежали комендант и дежурный. Зайцев! Живой! А мы тебя по всей округе ищем! радостно закричал комендант. Какой молодец, герой!

В ходе следствия выяснилось, что задержанные нарушители являлись диверсантами из сопредельного государства. Взрывчатка в их вещмешках предназначалась для разрушения шлюзов строящегося Беломорско-Балтийского канала. За совершенный героический поступок красноармейцу Зайцеву была объявлена благодарность и вручена денежная премия, которую он выслал бедным родителям, чтобы поддержать братьев и сестер. Что же касается установленного им указателя во время преследования, то, поднятые по тревоге по розыску пропавшего сослуживца пограничные наряды, его не заметили. А отец с Драчуном двое суток отсыпались в помещении комендатуры.

После увольнения в запас отец работал в правоохранительных органах. В годы Великой Отечественной войны за боевые отличия был награжден орденами Красной Звезды и Отечественной войны II степени, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги».

22 марта 1949 года наша семья в числе переселенцев из Курской области прибыла на земли бывшей Восточной Пруссии, которая со временем стала нам второй родиной.

 

Александр ЗАЙЦЕВ

 

ФОТО из семейного альбома Зайцевых.

1969 год. Зайцевы: Мария Герасимовна, сын Александр, отец Николай Егорович

 

Газета ветеранов органов безопасности по Калининградской области «Ветеран янтарных рубежей», №4 (16) октябрь 2018