Военные тайны контрразведчика Грачёва А.В. К 100 - летию военной контрразведки ФСБ России

Рубрика:  

Некоторыми военными тайнами ветеран поделился в юбилейный год ОВКР.

Есть армейские ветераны, которых и  годы,  и болячки особо не берут. Во всяком случае,  подполковник в отставке, ветеран ФСБ Анатолий Васильевич Грачёв из своего достаточно почтенного возраста больших проблем не делает. Вспоминать о прошлом – дело волнительное, но всё же приятное. В том   ему верные помощники – повидавшие виды, но бережно хранимые, альбомы с фотографиями.

Большой, шумный, гостеприимный,  с хорошим чувством юмора, он отнюдь не производит впечатления замшелого старика - пенсионера. Да и память у нашего героя такая, что любой молодой человек позавидует. Но  всё же замирает иногда голос офицера в отставке, а взгляд туманится теплом воспоминаний, будто наполняясь  эхом не напрасно прожитых лет…

Хлебосольный хозяин удивляет не только гостеприимством, но и на самом деле феноменальной памятью, особой детализацией событий, эпизодов, которые  связаны с его многолетней нелёгкой службой,  скрытой до поры до времени грифом секретности  В столетний юбилей военной контрразведки ФСБ России, что отмечается в этом году,  Анатолий Васильевич решил, по его же словам, слегка приоткрыть двери, чтобы поведать о своей богатой биографии. Да и то, к сожалению, не всё.

     –  Долгожители у нас в родне были,  –  сообщает наш герой. – Бабушка  моя 105 лет прожила, родила детей, которые, жаль,  погибли на фронте. Два моих двоюродных брата, здоровые и крепкие,  тоже не вернулись  с войны. Я вот тоже долгожитель, как моя  бабуля,  – девятый десяток разменял. И на войне не погиб, и  другой век переступил благополучно. А воинской службой    меня отец  заразил, пройдя славный  путь от старшины до подполковника при начальном церковно - приходском образовании. Да и дядя в звании боцмана   служил  на крейсере в Североморье.

Анатолий  Васильевич  хорошо помнит      –   грудь отца всегда украшали ордена и медали. А за участие в событиях на  Халхин - Голе ему был вручён Орден Ленина самим  комкором Жуковым, будущим маршалом. И ещё цепкая память десятилетнего подростка  сохранила эпизоды службы отца в 9-ой  моторизованной бригаде гарнизона Югодзы, что в Монголии.

      –  Мы с монголами  жили дружно,  – вспоминает ветеран.  –   Они часто катали нас, детей, на лошадях, обучали своему языку. Здесь же я окончил с отличием первый класс.

Шёл тревожный 1941 год. Сердцем  чувствовал беду отец, опытный офицер Василий Грачёв, считал, что   война  неминуема. Мирные вечерние закаты в приграничной полосе  пронзались тревогой, пропитывались беспокойством. Тот тёплый звенящий цикадами вечер подростку   запомнился  показом популярных  фильмов  «Трактористы» и «Волга - волга».

      –  Даже мы, ребятня, ощущали  её приближение,  – вспоминает собеседник.  – Когда утром объявили о начале  войны, мы, пацаны, сразу засобирались на фронт. Бежать, естественно.  Мне тогда 13 лет исполнилось. Нашу механизированную технику ускоренно   приводили в боевую готовность, чуть позже  потянулись на запад поезда. Была сформирована  мотобригада, которая через Улан-Батор и Улан-Уде направлялась  в Подмосковье. Начались призывы на фронт. А уже в августе  - сентябре стали приходить первые похоронки.

И ещё в памяти отложились эпизоды, как его маме вручались почтальоном письма -  треугольнички  с фронта от главы семейства. Раритетные послания  прадеда хранятся внуком Анатолия  Васильевича Алексеем, который сейчас  проживает в Чите. Бережная память  о герое войны  передаётся  в этой семье из поколения в поколение.

      –  Война окончилась, с фронта вернулся отец,  –  продолжает делиться воспоминаниями  Анатолий Васильевич. –  Его поначалу направили  служить  в Читу Забайкальского военного округа, а потом в 1945 году  и в Хабаровск. 

Между тем худощавая,  хлопотливая Валентина Михайловна предлагает чай и пирожные «собственного сочинения». Хозяин дома едва заметно хмурится,  и на столе вмиг появляются малосольные огурчики, салатики, картошка, посыпанная свежим укропчиком, и небольшой  запотевший глечик  с домашней наливкой.

      –  Мне так полегче вспоминать будет,  –  поясняет мой восьмидесятилетний герой и с благодарностью  смотрит на свою любимую, все понимающую жену.

Анатолий Васильевич  поначалу мечтал стать моряком. А почему стал военным? Почти случайно. В 1947 году молодой человек поступил в Хабаровский  институт инженеров железнодорожного  транспорта, откуда при наличии   военной кафедры  каждые пять лет   выпускались младшие лейтенанты. Послевоенная жизнь лёгкой не казалась. Студенты разгружали вагоны, таскали тяжёлые мешки, правда уголь в топку не кидали, на паровозе  гудков не делали, поскольку  практика была слесарной. Выпиливали паровозные детали, подшипники. Железнодорожники  носили военную форму с погонами, в целях экономии одежду не покупали. Все деньги уходили на еду.

И ещё  1947 год запомнился Анатолию Васильевичу тем, что  отменили продовольственные карточки. Кто-то из студентов предложил поехать в ресторан «Дальний Восток»,   отметить это радостное событие.  Шикарного ничего не подавали – хлеб, масло,  борщ, молоко, газированная вода и обязательная ядрёная горчица. Вот тогда впервые все и наелись до отвала. Спиртного не заказывали, и без того на душе было хорошо

     - Высшее образование получил, практику прошёл, был назначен на  должность старшего инженера на железную  дорогу, которая  всегда на особом положении была,  –  размышляет  ветеран.–   Её по другим нормам и снабжали. Рабочий  получал по 600 – 700 рублей. Машинисты были  в почёте как лётчики. И всё же однажды я принял решение уйти.

Как потом оказалось, к перспективному молодому человеку  военная контрразведка  присматривалась на протяжении года, тщательно изучалась биография, проверялась  что называется, до седьмого колена. В конце лета после беседы отправили его и друга Бориса в школу военной контрразведки  в Новосибирск.

Друзья сняли квартиру, добросовестно посещали   лекции, изучали спецдисциплины,  занимались практикой, теорией,  физподготовкой, осваивали юридические науки.  Двухгодичное обучение, связанное с оперативно-розыскной деятельностью в системе госбезопасности, начинающих контрразведчиков привлекло  не только романтикой. Они поняли – это серьёзная, кропотливая, незаметная для окружающих повседневная деятельность, требующая большого напряжения ума, духовных сил, постоянной работы над собой и многого другого, без чего не может состояться настоящий контрразведчик.

Сбылась, наконец-то, и юношеская мечта Анатолия Васильевича. Это о том, когда он  с грустью произносил: «По земле хожу, а о море мечтаю». После обучения его направили в гарнизон Смоляниново  Приморского  края  в 40-ю мотострелковую дивизию.  На протяжении полутора лет оперуполномоченный по обслуживанию частей связи колесил   по отдалённым военным городкам, выполняя стоящие перед ним задачи. А их было немало. В первую очередь, защита  секретов от спецслужб противника ( американских, японских и других). Это и  поиск конкретных лиц, которые занимаются шпионажем,  и оказание помощи командованию в поддержании боеготовности частей, и другие важные проблемы.

При этом, оперработник как сквозь сито просеивал окружающую обстановку, выявляя малозаметные признаки, которые могут указывать на деятельность спецслужб,  отличал их от возможных случайных совпадений, чтобы не оскорбить недоверием или подозрением честного гражданина страны. Всё это оперработник должен делать незаметно, тихо, не привлекая ни какого внимания к своей работе. Отсюда много различных догадок, самых невероятных домыслов и слухов о работе контрразведки, которые бытуют у части населения ввиду не информированности о той сложной  работе. Но и рассказывать о ней  пока никто не имеет права.

Работник военной контрразведки,  как правило, бывал на  объектах один, а начальник находился далеко, за тысячу километров. Сотовой связи не было, телефонная зачастую давала сбои,  да и много по ней не скажешь. Посоветоваться особо не с кем, в основном принимать  ответственные решения  приходилось самостоятельно. 

Для контрразведчика Грачёва ушедшая война, на которой он не был,  отдавалась отголосками. Изымалось боевое оружие, взрывные устройства, незаконно хранившиеся у   граждан с тёмной биографией. После войны на Дальний Восток стремились личности  с преступным прошлым: изменники Родины, агенты немецких  и других спецслужб, дезертиры, диверсанты и прочий люд, по разным причинам  не попавший в поле зрения правоохранительных органов. Все они стремились раствориться на просторах Дальнего Востока, затаиться, одеть на себя другую личину. Но они не отказывались от своих убеждений и готовы были ударить в спину и делали это при всяком удобном случае. Поиском и выявление таких двуликих Янусов  они занимались  постоянно.     

Много эпизодов сохранилось в памяти Анатолия Васильевича и во время службы  на другом, не менее ответственном участке, на котором  выполнялись стратегические для государства задачи. На территории полка ремонтировали стратегические бомбардировщики ТУ -16.  Здесь бдительному контрразведчику удалось выявить агента, завербованного немцами ещё во время войны.

       –  Я о многом не могу рассказать и теперь, – как-будто оправдывается подполковник в отставке.  –   Заниматься  добросовестно оперативной работой означает не допускать  утечки госсекретов. Время идёт, тайны остаются. Расскажу о чём разрешено. Случай у меня  есть немудрёный, житейский, но показательный.

Вертолётный ремонтный завод на территории 1-й  воздушной армии также хранил   свои секреты.  Летит, к примеру,  командующий округом, ему обеспечивают засекреченную бесперебойную   связь с Министром обороны, начальником Генштаба постоянно. Тут просчётов и ошибок быть не должно. Космическая разведка противника  добросовестно работала. А тут случился инцидент вполне земной, даже приземлённый. Муж уехал в командировку. Жена решила отдохнуть от семейного быта, да заодно и от супружеских обязанностей. В ресторане познакомилась  с интересным молодым человеком, тайно, как ей показалось,  провела того на территорию военного городка где-то ближе к полуночи. Об этом стало известно командованию  и,  естественно,  Анатолию Грачёву.   Принятыми мерами незнакомец был установлен и выставлен из городка. Им оказался иностранец, представляющий интерес для контрразведки. С семьёй была проведена предупредительно-профилактическая работа.

О многих местах своей службы рассказал наш герой. Часто менял форму одежды в зависимости от перемен мест дислокации и рода войск.  Были Камчатка, Курилы,  снова Приморье на границе с Кореей.  В конце своей славной деятельности он в звании подполковника был начальником особого отдела КГБ СССР по железнодорожной бригаде, принимал участи в строительстве  БАМа.

       – Я считаю себя первостроителем  прославленной магистрали, - не  без гордости сообщает  Анатолий Васильевич. – Не случайно мне  «положили на грудь» медаль «За строительство БАМа».  Так моя жизнь, скрытая за грифом «секретно»  и пролетела. Я всем доволен. Хорошая  жена, заядлая дачница и отличная хозяйка, дети, внуки – всё в наличии.

     –  Толя, да расскажи ещё на прощание историю про отрез на штаны,  – предлагает ему  Валентина.  –   Ведь с того и началась твоя нелёгкая биография…

И он с улыбкой поведал давнюю историю.

… Оказалось, начало службы, первые победы Анатолия Васильевича  чем-то неуловимо напоминают сюжет  известного кинофильма «Офицеры». Наш герой,  также как и персонаж  актёра Георгия Юматова,  в самом начале службы был награждён  за удачно проведённую операцию модным  отрезом на штаны.  Шёл 1957 год. Ему тогда и впрямь из крепкой добротной ткани пошили брюки. Наш герой их долго берёг…

Слушая своего визави, я  подумала, что на таких работягах спецслужб, скромных, простых, не стремящихся подчеркнуть свои заслуги офицерах, умеющим хранить свои тайны, уважающих окружающих,   верных и преданных своей профессии, держится славная военная контрразведка.

 

Гребенюк Ольга Григорьевна – постоянный корреспондент газеты «Суворовский натиск»

 

Фото автора и из архива подполковника в отставке Анатолия Грачёва