Все преступники равны. Но некоторые – «равнее»

Рубрика:  

Нельзя смешивать этнос и этнический криминал, недопустимо сеять национальную рознь. Но политкорректность не должна заслонять и подменять собой реального взгляда на проблему.
О цыганской наркопреступности хабаровские СМИ писали много. Но криминологи и специалисты-правоохранители видят вопрос гораздо шире.

«Сам Христос благословил!»

Цыгане по-своему уникальны – это единственное кочевое племя, живущее на территории России. По данным официальной статистики, три процента всех преступлений совершают цыгане. Доля же самих «ромал» в общем населении страны менее одного процента. Впрочем, ряд преступлений, совершенных цыганами, остаются нераскрытыми и не учитываются. Никакой другой этнос не может «похвастаться» такой степенью криминализации, которая зиждется на определенной «идеологии». В цыганской среде преступная деятельность считается естественным занятием.
Существует легенда. Когда Иисуса Христа распинали на Голгофе, оказавшийся рядом цыган стащил гвоздь. Поэтому палачам пришлось прибивать ноги Спасителя одним гвоздем. В связи с этим распятый Господь якобы молвил: «Ну, люди, воруйте…» Что же оставалось «чавелам», как не исполнять «господню заповедь»?!
Это, конечно, пустая байка. Цыганский криминальный менталитет складывался веками во времена жесточайших гонений на цыган в средневековой Европе. Но, независимо от причин, результат плачевен.

Криминальный табор

Основой цыганского криминального сообщества является табор. Это отнюдь не архаическое скопище кибиток и даже не палаточный «городок», который порой можно наблюдать и сегодня. В Хабаровском крае «таборами» являются обычные жилые дома и роскошные особняки, расположенные компактно. У них есть постоянные хозяева, но через эти «табора-слободки» идет нескончаемая миграция, по сути, современная разновидность кочевья.

Здесь фактически никто не работает в общепринятом смысле, зато преступным промыслом занимаются почти все: мужчины, женщины, дети,  старики. Семьи у цыган большие, по пять – десять детей в каждой. Поэтому  «ромалы» «трудятся», не покладая рук. Цыганская преступность  особого рода. В ней действуют наследственные профессионалы: изобретательные, напористые, хитрые и изворотливые. И очень жестокие.

В недавнем прошлом в Хабаровске цыганский парень и местная девчонка полюбили друг друга. Родственники молодого человека посчитали это вопиющим поруганием обычаев.  Девушку пытались отвадить, а парня «образумить» всяческими способами, но безрезультатно. Тогда семья «Ромео» вдруг милостиво пригласила ненавистную «Джульетту» в гости. В доме, прямо на глазах возлюбленного, с ней расправились, а труп сбросили в очистные сооружения ТЭЦ – 3, где его позже обнаружили рабочие. Сотрудникам «убойного» отдела крайУВД и следователям прокуратуры стоило немалых усилий, чтобы пробить глухую защиту цыганского клана и изобличить виновных.

Жестокость цыганского криминала проявляется независимо от национальности жертв. Хабарочанам памятна масштабная «цыганская война» с поджогами домов и машин, с бегством одного цыганского семейства из города. Ее причиной стало убийство молодыми цыганскими наркоторговцами конкурента, такого же цыганского наркодельца.

На счету таборного криминалитета полный набор статей Уголовного кодекса. Воровство и мошенничество - традиционные преступления «чавэл». Но в современной России они успешно освоили и прочие «отрасли»: от наркоторговли, угонов автотранспорта и заказных убийств до незаконных операций с недвижимостью, золотом, валютой.

Мастера криминальных дел.

Каждая родоплеменная группа цыган специализируется на определенных   преступлениях и носит особое название. Вот некоторые.

«Черни» – профессиональные воры, в основном женщины. Они действуют  группами, возглавляемыми опытной воровкой - «черни». Каждая из цыганок выполняет свою, заранее определенную функцию. Воровки звонят в дверь облюбованной квартиры и просят «напиться» или «перепеленать ребеночка». Стоит только приоткрыть дверь, как цыганки покажут массу увлекательных фокусов. А из квартиры, будто по волшебству, исчезнут все деньги и ценности.

Нередко под широкой юбкой атаманши прячется девочка или малорослая цыганка. Внимание хозяев будет отвлечено, а незаметно выскользнувшая из-под юбки «специалистка» обшарит квартиру и безошибочно найдет добычу. После этого вся группа мгновенно исчезает. Раскрыть такие преступления крайне сложно. Даже в случае задержания одной из сообщниц, у нее не найдут похищенного. (Оно уже не раз перешло из рук в руки и надежно припрятано.) А сама она никогда не выдаст своих подельниц. Иначе не только станет парией в таборе. На «предательницу» и членов ее семьи ляжет тяжкое бремя содержания семей тех цыганок, которые угодили за решетку.

Ловари - это цыгане, традиционно промышляющие кражами из квартир. От обычных «домушников» они отличаются высокой слаженностью действий и разнообразием преступных приемов. В последнее время они освоили еще одну  «специальность» - «ломку» денег у коммерческих киосков, пунктов обмена валюты, на вокзалах и рынках.

Колдерари - самая распространенная цыганская группа. Они строго придерживаются национальных традиций и внутренних групповых законов, избирают таборных баронов. Женщины промышляют в основном гаданием, действуют большими группами вблизи рынков и вокзалов. Именно их жертвами становятся доверчивые граждане, которым предлагают погадать или снять порчу. По всей видимости, цыганки в какой-то мере владеют искусством гипноза и внушения. Иначе трудно понять, почему нормальные, образованные люди добровольно отдают мошенницам крупные суммы денег и драгоценности. «Ничего не помню... Была, как во сне...» - такие объяснения позже дают потерпевшие.

Серви – цыгане-карманники и наркоторговцы. Они непревзойденные  профессионалы «карманной тяги». Однако торговля наркозельем уже окончательно стала их главным и основным промыслом. Впрочем, как и для большинства остальных цыганских группировок.

«Золотая жила» - наркотики

По свидетельству специалистов Федеральной службы наркоконтроля и МВД России, осталось очень мало цыганских семей, которые не имели бы отношение к наркоторговле. С ростом опийно-героиновой экспансии в нашу страну возросло и влияние цыганских наркобаронов. Местные органы наркоконтроля и милиции констатируют ту же ситуацию и у нас в крае. Цыгане создали наиболее законспирированные и разветвленные наркотические сети. На их бесперебойную работу брошен весь многолетний опыт криминальных промыслов, отработанные веками способы ухода от уголовной ответственности, тесные родственно-клановые отношения.

Нет смысла в очередной раз описывать все хитрости и уловки цыганских наркоторговцев. Труднее всего добраться до их главарей. Ведь розничной торговлей занимаются главным образом женщины и дети. А цыганки по вышеупомянутым причинам ни за что не выдадут своих «патронов». Их и самих-то порой не просто привлечь к ответственности: то они больны, то беременны и многодетны, то несовершеннолетние и т. д.

По три паспорта в кармане

Разбираясь с цыганской уголовщиной, правоохранители нередко сталкиваются с тем, что почти невозможно установить настоящие имя и фамилию фигуранта. У того, как у какого-нибудь супершпиона, может оказаться несколько паспортов. И все они никакие не фальшивые, а самые настоящие, выданные по всей форме. Ларчик открывается просто. Цыганки, где-то «по пути» родив ребенка, обращались в ближайший сельсовет, где регистрировали новорожденного и получали соответствующее свидетельство. А затем отправлялись в другой сельсовет, где происходила та же процедура. Только теперь в выданном свидетельстве о рождении значились другие имя и фамилия. И так по несколько раз.

Когда наступает срок, цыган оформляет несколько паспортов по разным свидетельствам о рождении. И в результате может иметь  сколько угодно официальных имен и фамилий, а настоящее его имя знают только в родном таборе. Зачем это делается? Мамаши изначально понимают, что в будущем их отпрыскам неизбежно предстоит заниматься темными делами и жить на полулегальном положении.

Необратимость

До недавнего времени единственной возможностью снизить криминальную активность цыган в отдельно взятом населенном пункте был «договор о ненападении» с цыганским бароном. Власть его в таборе безусловна, и все его приказы выполняются неукоснительно. Но даже барон не может навсегда запретить своим соплеменникам воровать и безобразничать. Иначе он просто перестанет быть главой клана. Сложилась ситуация, когда цыгане даже при желании не могут изменить привычный, вековой образ жизни, в котором воровство и мошенничество, а теперь и наркоторговля,  стали для одних основным средством пропитания, а для других – путем к фантастическому обогащению. Сейчас органы наркоконтроля и другие правоохранительные ведомства наработали немалый опыт борьбы с цыганским криминалом. В частности, уголовные дела против организованных преступных группировок и сообществ цыганских наркодельцов в крае  перестали быть редкостью. Но, увы, в целом на уровень криминализации этой диаспоры успешные карательные меры кардинально не повлияли.

…Конечно, нельзя огульно записывать весь народ в преступники. Широко известны имена талантливых цыганских певцов и артистов. Среди таборных цыган, наверняка, немало тех, кто предпочел бы жить нормальной, законопослушной жизнью. Но этому препятствуют замкнутость и обособленность, жесткие клановые обычаи и устои, густо замешанные на уголовщине.

Только поставив объективный диагноз, можно эффективно бороться с заболеванием. А «диагноз» цыганской диаспоры, как ни печально, – это ее повальная криминализация. Это необходимо понять обществу, чтобы выработать по-настоящему действенные способы преодоления недуга, наносящего  ощутимый вред окружающим и ведущего самих цыган к социальной деградации.

Кирилл Партыка.