ВСПОМИНАТЬ СТАРОЕ И МОЖНО, И ДОЛЖНО…

ГЕРОИ ДАМАНСКИХ СОБЫТИЙ

Один из участников и, с полным правом можно сказать,  главных героев событий на острове Даманский, председатель Хабаровской краевой ассоциации ветеранов-даманцев подполковник в отставке Михаил Тихонович Ващенко в земной жизни своей был поистине обделен Славою. Его имя оставалось под грифом строгой секретности на протяжении долгих лет.

Хотя вклад Михаила Тихоновича в общую победу наших воинов, изгнавших маоистов с советской земли, значимостью своею поистине перетянет на чаше весов усилия многих и многих солдат и офицеров, совершивших ратные подвиги на  уссурийском льду в марте 1969-го года.

В ту далекую уже сегодня морозную весну  Михаил Ващенко, будучи в чине майора, командовал двухбатарейным дивизионом реактивных установок «Град», развернутым на склонах приуссурийской сопки Тафыла. Один единственный залп из этих минометов, выполненный по прямому приказу, отданному майором Ващенко, с полной очевидностью показал маоистскому руководству: пошла  прахом столь тщательно продуманная и до мельчайших подробностей подготовленная провокация, осуществленная на реке Уссури военнослужащими НОАК.

И всему свету – не только китайской стороне -   стало доподлинно известно: у русских появилось новое сокрушительное оружие тактического диапазона. Огневая мощь реактивных минометов «Град» превосходила все мыслимые и немыслимые на то время параметры. Ни одна армия мира не имела на вооружении реактивных систем с такими тактико-техническими данными..
Майор Ващенко был первым артиллерийским офицером, испытавшим сокрушительную мощь нового оружия. И не на учебном полигоне, а в самых что ни на есть реальных условиях настоящего боя, по живым целям реального и очень опасного противника. Он долго и мучительно ждал своего часа. И этот час, наконец, пробил.

Звездный час майора Ващенко настал!  Но Слава, капризная дама, так и не взмахнула над его головою своим крылом…
Подполковник Ващенко никому, кажется, не давал интервью. В силу заматеревшей давней привычки, которая возникла в связи с запретом распространять информацию о подробностях боя на острове Даманский. Со временем запрет был снят. А привычка осталась.

Я встретился с Ващенко в 2006-ом году в преддверии очередной годовщины боев на острове Даманский.  Человек неординарный, широких взглядов, умеющий судить о событиях,  коих был свидетелем и активным участником, с высоты собственной колокольни, обзорными возможностями далеко превосходящей предписанные пределы.

И еще – передо мной был собеседник большой общей культуры. Начитанный. Умеющий судить о явлениях и фактах  текущей жизни в сфере искусства, литературы, имеющий философский склад ума. Любитель и знаток русской и советской поэзии. Вполне вероятно, он и сам втайне от всех пробовал себя в поэтических строчках…

Таким он показался мне тогда. Таким предстоял и в последующих наших встречах. Есть еще одна склонностная особенность характера и темперамента Михаила Тихоновича, которая не ускользнула от моего внимания. Это – некая язвительная сдержанность, определенный скепсис в высказываниях и оценках, которые он озвучивал. И, может быть, какая-то затаенная обида, довлеющая его душе, которую старался скрыть подполковник, и не всегда это у него получалось…

Михаил Тихонович Ващенко минувшим летом ушел от нас. Это был кадровый, что называется, с младых ногтей, профессиональный военный. С мальчишеских лет еще захватил войну. Великую Отечественную. Родился в двадцать восьмом. Поэтому в мясорубку первых боев с германцами не угодил. Был  бы постарше, кто знает, сносил бы или нет солдатской своей головы.
Зато был сыном артиллерийского полка.  Как Ваня-пастушок в повести Валентина Катаева. Их, отбившихся от семьи, от родителей во время поспешной и сумятейщейся эвакуации из оставляемых Красной Армией городов и весей, немало скиталось тогда по фронтовым и прифронотым дорогам.

Ващенки, простые работные люди , киевляне, спешно покидали украинскую столицу по единственному в то время Дарлицкому мосту через Днепр. Тогда-то и затерялся в общей неразберихе и одиннадцатилетний Миша. Его, как и многих фронтовых сирот, приютили солдаты, отступавшие на восток под натиском озверевшего, вооруженного до зубов, обученного убивать врага.
Таких отбившихся мальчишек немало было в те годы. Настолько немало, что по личному указанию Верховного наркомпрос развернул для пацанов -военных воспитанников специальные ускоренные военные, школьные курсы. Сначала - только артиллерийские и авиационные.  Нечто вроде суворовских и нахимовских училищ, ранее уже существовавших в ту пору.  Хотя разница между тем и другим существовала. Спецшколы содержались не за счет наркомата обороны - за счет наркомата образования.

Мальчишек в массовом порядке отчисляли из действующей армии, война ведь и на самом деле - работа не для детских рук, и направляли на ускоренные курсы.

Пацаны носили военную форму, как суворовцы и нахимовцы, образца, какой был положен воспитанникам царских еще кадетских корпусов, состояли на полном государственном вещевом и прочем довольствии, проходили школу молодого бойца, учились по общеобразовательной программе, готовились к тому, чтобы на общих основаниях, сдавая конкурсные экзамены, поступить в военные училища.

Ващенко, к примеру, учился на артиллерийских курсах в родном Киеве. По выпуску успешно сдал вступительные экзамены и стал курсантом Одесского артиллерийского училища, закончил его. Он  получил назначение в Киевский военный округ. Офицер  5-ой гвардейской артиллерийской дивизии РГК.

Потом служил в Германии. Успешно продвигался по карьерной лестнице. Удостоен первой в своей жизни правительственной награды. Медаль «За боевые заслуги».  После Группы войск - снова в Киевском округе. Назначен на должность заместителя начальника штаба ракетных войск и артиллерии 135-ой мотострелковой дивизии.  Той самой, которую в 1967-ом году в  связи с обострением обстановки на Дальневосточном театре перевели в Приморье.

Штабной офицер, Ващенко ведал вопросами разведки. И в этом качестве не вылазил из командировок, изучая особенности складыващейся оперативной  обстановки, климатические и топографические условия, присущие театру. Он досконально усвоил эти характерные черты дальневосточного приграничья.
Когда обстановка на Дальнем Востоке накалилась до рубежей весьма и весьма чреватых, майора Ващенко со штабной работы перевели на строевую. Он стал командиром дивизиона реактивных установок залпового огня «Град». Артиллерийская часть такого назначения и такой мощи оставалась тогда единственной в составе КДВО.

Ващенко с глубоким уважением относился к воинам границы, охраняющим и защищающим  дальневосточные рубежи России.   Пальму первенства героев боев на острове Даманский, по  искреннему убеждению считал Михаил Тихонович, снискали именно солдаты  и офицеры, которые носят зеленые погоны. Нисколько не умаляя роли, которую сыграли на Даманском и стрелки, и танкисты, и артиллеристы. 

Хотя, признавался, ему лестно было сознавать себя офицером, поставившим победную точку на Даманском своим реактивным залпом. До срежета зубов, до накипавших злых горючих слез досадно было видеть себя сторонним наблюдателем, взирающим с высоты Тофальской сопки на то, как в неравном бою гибнут на уссурийском льду отличные парни, боевые товарищи, отважные и бесстрашные бойцы.

Тут бы впору оказать защитникам границы помощь армейскими
частями и подразделениями, которые можно было быстро выдвинуть на атакованный участок границы. Некоторые части 135 мотострелковой дивизии КДВО находились совсем рядом.

Дивизия (командир генерал Несов, начальник штаба полковник Симаков) постоянно занималась боевой подготовкой, совершенствовала боевую выучку и была способна действовать по
прикрытию государственной границы в любом направлении.          
Но не было к тому, как теперь говорят, политической воли. А в неравном бою гибли наши люди, защищая границу.

После боя второго марта на границе установилось относительное затишье. Но разведка сообщала, что на сопредельной стороне в глубине территории напротив острова Даманского накапливались китайские подразделения: выдвигалась с ближайших тылов пехота, на господствующих высотах появились китайские военнослужащие, наблюдалось движение людей в сторону границы.

15 марта остров был вновь атакован. Действия нарушителей поддерживались артиллерийско-минометным огнем с китайского берега. С нашей стороны опять появились потери. И только после этого в движение пришли части дивизии, их направили в район боя.
Но ведь синдром забывчивости далеко не изжит в нашем Отечестве. Мы не то, чтобы то и дело, но сплошь и рядом не помним уроков, которые преподает история. Примерно такая же модель ситуации складывалась в свое время и на Хасане, и год спустя – на Халхин -Голе.

-Не хочу, чтоб меня превратно поняли, поделился тогда в разговоре своими откровениями подполковник Ващенко. - Лучше иметь в соседях, скажем так, не слишком хорошего друга, чем доброго врага. Но ведь во имя братства навек только и делаем, что забываем уроки прошлого.

Какими бы ни были привлекательными сиюминутные конъюнктурные перспективы, никогда не следует забывать о национальных интересах своей страны. Когда поступаешься будто бы малым ради якобы доброго порядка в отношениях с соседом, аппетиты которого растут и крепнут день ото дня. Сплошь и рядом не берется в расчет то обстоятельство.  что мир вступил в новую эпоху. Война - явление перманентное. Горячая сменяется холодной. На смену последней пришла война информационная. Самая изощренная и, по убеждению Ващенко, очень опасная для тех, кто игнорирует ее законы.

Нельзя скрывать правду - это верно, как ясный день. Но верно и то, что «гольную», как говорится, правду надо подавать в свете, по возможности, более или менее привлекательном для нашей стороны-баррикад на информационном поле.

К 15-му марту исключительно быстро.сосредоточили китайцы в ближайшем своем тылу значительные силы и средства, подтянув артиллерию, устроив полевые склады боеприпасов - в открытых штабелях. Донесения  нашей разведки на этот счет в свое время не проанализировали те, кому это следовало бы сделать. Отсутствие пресловутой политической воли дорого обошлось и нашим воинам, и китайской стороне.

Не сделали должного вывода наши составители боевых уставов и из того факта, что на вооружении пехоты появилось такое мощное средство борьбы с танками и бронетехникой, как гранатометы. Тактику, когда танки идут впереди пехоты, прикрывая ее броней от огня противника, широко применяли немцы...  Тогда это представлялось разумным. Но уже при штурме Берлина наши танкисты, не прикрытые пехотой, несли большие потери от «фаустников».

Стало быть, надо было поменять ролями броню и пехоту. Не танки прикрывают пехоту, а наоборот. Пехота, наступая впереди брони, подавляя и уничтожая противотанковые средства противника, поддерживается огнем своих танков - поверх цепей, сама прикрывает их, и идет цепью, расстреливая вражеские расчеты гранатометов.

После Даманского соответствующие изменения были внесены-таки в тексты Боевого устава пехоты...

-У поэтессы Юлии Друниной, - сказад Михаил Тихонович  (которую, кстати, он, коренной, кровный хохол, киевлянин,   назвал «нашей землячкой, дальневосточницей» - примечание автора), есть пронзительные строчки, как нельзя лучше раскрывающие психологию фронтового солдата:

Я наяву лишь раз видала рукопашную.
И тыщу раз увидела во сне.
Кто говорит, что на войне не страшно,
Тот ничего не знает о войне...
.
В условиях начинающейся уже в то время информационной войны привычная для нас завеса секретности, тактика недомолвок, озвучивания полуправды и явной неправды лила воду отнюдь не на колеса писчей мельницы. Поражение в информационном противоборстве наметилось уже тогда.

Но ведь досадный профанизм в сей области обнаруживают и некоторые весьма ответственные государственные чиновники и в наше время. Например, заместитель министра иностранных дел РФ господин Яковлев как-то обмолвился, выступая на телевидении: дескать, острова Тарабаров и Большой Уссурийский, в отношении которых состоялось известное уступчивое в пользу КНР соглашение, никогда юридически не принадлежали России.
В Айгунском договоре, в частности, обусловлен важный пункт о свободе судоходства для всех типов кораблей и судов двух держав по рекам Амур, Уссури и Сунгари. А так называемая «красная  линия», по поводу которой сломано столько перьев и пролито немало крокодиловых слез, впервые появилась в тексте Пекинского трактата, подписанного военным дипломатом  генерал-майором Н.П. Игнатьевым и представителями Дацинского государства, именно по просьбе китайской стороны...

Немало еще было высказано подполковником Ващенко поучительного и познавательного в ту давнюю нашу встречу. Он был очень эрудированным, всесторонне образованным офицером.

За свой подвиг на острове Даманский, совершенный 15 марта шестьдесят девятого года, майор Ващенко не получил ни Звезды Героя, ни ордена. Даже Красной Звезды он не получил.

Его наградили … второй медалью «За боевые заслуги». Первая, как вы помните, у него уже была. Наградили за службу в Группе Советских войск в Германии. 

Евгений КОРЯКИН.
 

Я не знаю, как с вами можно связаться. Настолько запутано всё, что я не разберусь. Во всяком случае, я узнал хоть что-то о дальнейшей судьбе дорогого мне командира по Гермнии. Спасибо вам. Если мне ответите, я напишу вам много. С уважением Леонид Анфиногенович Дудин (см. интернет)