«Чумикан возьмем - Москва сама сдастся»

Рубрика:  

Как на севере Дальневосточного края 85 лет назад нашли японского агента и расстреляли

«Чумикан возьмем - Москва сама сдастся»: именно такая речевка 85 лет назад ходила среди бандитов Дальневосточного края Охотского-эвенского национального округа (ОЭНО) с центром в селе Нагаево (нынешний Магадан).

«Зимой 1931 года, пользуясь огромной и неконтролируемой территорией, местные жители попытались захватить власть на северо-востоке страны и отсоединиться от РСФСР». По крайней мере, так преподносили действия бандитов, включая им в уста политическую идею.

Тогда один из отрядов пошел на Охотск и Аян. Второй, в ночь на 29 марта 1931 года, с субботы на воскресенье, напал на село Чумикан. Но Чумикан не сдался...

В наши годы в Чумикане даже проходили торжественные церемонии у возрожденного памятного знака в честь красноармейцев и местных жителей, погибших в столкновении с мятежниками. Теперь снова все затихло, как будто и не было ничего или что и было, но теперь, похоже, не время вспоминать и отмечать поражение стороны...

В ведомственной историографии (см. Историю 65-го Николаевского погранотряда войск НКВД, ЦПА ФСБ РФ: Ф.220, Оп.1, Д.13. Л.л. 1-8) полагали, что «если бы не смелость и мужество пограничников, то в 1931 года на побережье Дальневосточного края могло бы появиться марионеточное государство».

Писали, что в те годы, «поход на Чумикан, Охотск и Аян поддержали японские и американские китобои, которые незаконно промышляли в Охотском море, а их цель была - оккупация Охотского побережья Якутии...».

Оперативная бригада ОГПУ ДВК записала, что руководил бандой, которая насчитывала до 107 человек, поляк и бывший золотопромышленник Вацлав Штенгель - ставший японским агентом. Главные силы располагались в селе Удском (ранее, бандитами там был ликвидирован сельсовет и учреждено временное правительство).

В деле значилось, что бандитам удалось за золото купить у японских промышленников до сотни винтовок. С ними они и пошли в наступление. Во время проверки фактории (пункт для скупки добычи охотников) в Удском, были арестованы начальника погранзаставы Даниил Ревеко (Ревика) и заведующий отделением кооператива Маркел Майков (все они будут после пыток расстреляны 31 марта 1931 года).

В ночь на 29 марта 1931 года отряд Шмонина-Третьяковых (местные жители Иннокентий Шмонин, Иван и Николай Третьяковы, всего 38 человек) напал на Чумикан. Именно здесь располагался пограничный контрольный пункт (на заставе было всего пять пограничников).

Бой продолжался девять часов, застава не сдалась. Николаевский-на-Амуре отряд особого назначения получил тревожную радиограмму: «Митя убит. Чумикане переворот». Имелось ввиду убийство заведующего радиостанцией Дмитрия Верхотурова. В Чумикан сразу выслали подмогу.

Пограничники во главе с разведчиком Николаевского отряда Борисом Магаловым пошли 740 км на лыжах в Чумикан.

Из Хабаровска на самолете ЮГ-1 (JuG-1, борт СССР Л718) 3 апреля 1931 года вылетели девять пограничников во главе с оперуполномоченным ОГПУ, с полномочиями председателя внесудебной тройки Альбертом Липским.

Самолет вел прославленный летчик общества «Добролет» Карл Ренкас, а бортмехаником был Алексей Яковлевич Иванов. В Николаевск-на-Амуре прибыли в тот же день, 3 апреля. Там взяли на борт листовки, отпечатанные в типографии, в которых предлагалось мятежникам немедленно сложить оружие и сдаться представителям власти.

В Удское вылетели 4 апреля 1931 года. Как пишет Владимир Даниленко в книге «Крылья Дальнего Востока», «самолет снизился до бреющего полета, из которого стали разбрасывать листовки. Бандиты встретили самолет шквальным ружейным огнем. Пули щелкали по самолету, пробивая обшивку. Оценив обстановку, посоветовавшись с командиром отряда Альбертом Липским, пилот развернул самолет и повел на штурмовку...»

Вот как описывал это Даниленко: «...Застрочил пулемет, захлопали винтовочные выстрелы. С самолета было видно, как таяла группа бандитов. Одни были убиты, другие, видя свое поражение, уходили поспешно в лес...».

Из воспоминаний Альберта Липского в той же книге: «...Мы не слышали выстрелов с земли, но было ясно, что по самолету стреляют. Несколько пуль угодило в пассажирскую кабину, ранило пограничника. Еще больше попаданий пришлось в кабину летчиков. Одна из пуль разбила штурвал, несколькими попаданиями прошита приборная доска. Ряд приборов вышел из строя. Был пробит запасной бак для горючего, и оно струйкой текло по плоскости. Я обратил внимание на командира, который то и дело вслушивался в работу двигателя. Указав кивком головы на приборную доску, прокричал мне на ухо: «...Дотянем ли?»...»

И далее, «...ЮГ-1 снова штурмует врага. Меткими выстрелами пограничники наносят непоправимый урон противнику... Задача была выполнена, банда разгромлена, самолет пошел на посадку. Аэродромом послужило одно из небольших озер вблизи Чумикана, на которое и приземлилась машина...».

В ходе ликвидации банды, погибли начальник КП «Чумикан» Даниил Ревеко и красноармеец-сверхсрочник Григорий Долгов. Они, приказом полпреда ОГПУ ДВК Терентия Дерибаса, навечно зачислены в списки части. Правда, это «навечно» кончилось вместе с советской властью...

За героизм, выдающуюся находчивость при выполнении оперативного задания, связанного с риском для жизни, пилот Карл Ренкас и бортмеханик Алексей Иванов награждены орденами боевого Красного Знамени...

Мемориальный комплекс в п. Чумикан им. Д.Т. Ревеко - начальника Чумиканской заставы открыт 27 сентября 2011 года, где есть строка и об Альберте Липском в списке «Защитники Чумиканской заставы, награжденные орденом Красного Знамени».

Однако имеются данные только на представление А.Н. Липского (он лично расстрелял Штенгеля) к ордену Красного Знамени. Это приказ №392 от 23 октября 1932 года  полномочного представителя ОГПУ ДВК Дерибаса Т.Д. (Хабаровск) «О награждении военнослужащих ОМ КПП Охотского и Николаевского-на-Амуре и гр. Тугуро-Чумиканского района за боевые отличия при ликвидации банды Шмонина-Третьяковых, в частности, орденом Красного Знамени - уполномоченного ОО ПП ОГПУ и ОКДВА Липского А.Н.».

В УФСБ по Хабаровскому краю сведений «о факте награждения А.Н. Липского орденом Красного Знамени в архивных материалах не имеется...» Приказом ОГПУ №57, Альберт Липский был награжден лишь знаком «Почетный работник ВЧК-ГПУ (XV)» за №548.

По словам хабаровчанина Геннадия Басюка, который и стал инициатором возрождения монумента погибшим жителям в Чумикане в 2010 году, в ходе нескольких переформирований, которые пережил Николаевский пограничный отряд с 1932 по 1976 годы (куда и входила ныне закрытая погранзастава в Чумикане), о погибших героях забыли, и сегодня на боевых расчетах пограничных застав имена Ревеко и Долгова не звучат.

На фотографиях:

1.      Константин Пронякин – автор статьи

2.      Борис Магалов. Разведчик Николаевского отряда

3.      Дмитрий Верхотуров. Начальник радиостанции

4.      Карл Ренкас

5.      Альберт Липский (автопортрет 1931 г.) - оперуполномоченный ОГПУ с полномочиями председателя внесудебной тройки. В Чумикан прибыл по воздуху

6.      Маркел Майков с женой Ольгой. Первый кооператор Тугуро-Чумиканского района

7.      Чумикан. 1931 год

8.      Чумикан. Памятный знак пограничникам

9.      ЮГ-1 в Чумикане. 1931 год

 

Константин Пронякин