День воинской славы России. Бородино, исторические аспекты через 205 лет

Рубрика:  

205 лет прошло со дня Бородинской битвы у нас и битвы при Москве-реке у них. И все 205 лет не утихают споры и множатся мнения по поводу того, кто же победил. Многие исследователи ломают копья в битвах, доказывая свою правоту.

Вопросов очень много, но главный – кто кого победил, до сих пор остается как бы открытым. О победе отчитались и Наполеон, и Кутузов, и каждый имел на то основания. Но есть нюансы, о которых мы коротко и поговорим.

Итак, в Россию Бонапарт двинулся с многотысячной армией. И это реально была Армия, отлично организованная и обученная. Вкусившая множество побед.

К тому времени Бонапарт уже подчинил себе почти всю континентальную Европу, власть императора распространилась даже на Африку. Сам он подчеркивал в разговорах и письмах (что более существенно в ранге доказательства), что для того, чтобы заполучить мировое господство, ему осталось приобрести лишь контроль над русскими землями.

«Осталось загнать русских во льды, чтобы они 25 лет не смели оттуда носа высунуть».

Военная тактика того времени была такова, что стороны после отдельных стычек обычно давали генеральное сражение, после которого фактически определялся победитель. Так было во многих походах Наполеона по Европе, но не в этот раз.

В России Наполеон столкнулся с войной совсем иного толка. Однако примененная тактика «уколов» и развернутая партизанская война изрядно проредили силы Великой армии.

Бородинское сражение

Собственно, это не одно генеральное сражение, а целая череда битв, объединенная одним районом, на котором в наше время и располагается Бородинский музей-заповедник площадью около 15 тысяч гектаров.

«И вот нашли большое поле. Есть разгуляться где на воле…» (М. Ю. Лермонтов, «Бородино»)

Хотя французы называют сражение «при Москва-реке» генеральным неспроста. Потери армии Наполеона составили 47 генералов. Так что – вполне.

Бородинскому сражению предшествовала не менее кровопролитная схватка за Шевардинский редут, продолжавшаяся весь день 5 сентября. С вашего позволения, даты будут по новому стилю.

За этот жуткий день редут 8(!) раз переходил то к одной стороне то к другой, но вечером Кутузов приказал войскам Горчакова, оборонявшим редут, отходить к основным силам.

Историки до сих пор не могут правильно расценить идею Кутузова, приказавшего оставить редуты и Шевардино, несколько оголив тем самым левый фланг. Тем не менее, оставшиеся части русских отошли к основным позициям, предоставив сборной Европы праздновать победу.

Хотя, как свидетельствуют современники, победа была пирровой. Антуан Карнэ, французский историк, приводит в воспоминаниях одного из адъютантов Наполеона такой факт: подъезжая к редутам, Наполеон увидел трех человек: офицера, знаменосца и барабанщика. «Где ваши люди, капитан?» - в своей резкой манере крикнул Бонапарт. «Там… Все там… В редуте» - ответил изможденный офицер.

Но это было только начало. Но уже тогда стало ясно, что легкой прогулки не будет.

Многие источники указывают на особый замысел Кутузова, который заставил Наполеона атаковать именно левый фланг. Задачей Кутузова было определить для левого фланга то необходимое число войск, которое позволило бы предотвратить прорыв его позиций. Историк Тарле приводит точные слова Кутузова: «Когда неприятель… употребит в дело последние резервы свои на левый фланг Багратиона, то я пущу ему скрытое войско во фланг и тыл».

Численность обеих армий историки оценивают по-разному, но все сходятся в одном – перед генеральным сражением у Кутузова и Наполеона в распоряжении было примерно одинаковое количество людей, с небольшим перевесом на сторону французов. Если взять среднюю оценку, то у русских это число достигало 110 тысяч регулярной армии и 10 тысяч ополченцев, а у Бонапарта было порядка 135 тысяч кадровых военных.

Согласитесь, 25 тысяч кадровых вояк против 10 тысяч ополченцев – это все-таки преимущество.

Дальше было Бородинское сражение.

Собственно, как я уже говорил, это была череда отдельных битв.

Бой за деревню Бородино.

Здесь сошелся французский корпус Богарне против русских егерских полков Барклая де Толли. Бородино атаковала дивизия генерала Дельзона, оборону держал лейб-гвардии Егерский полк под командованием полковника Бистрома.

Егеря отбивались от четырёхкратно превосходящего противника, однако под угрозой обхода с фланга вынуждены были отступить за реку Колочу. 106-й линейный полк французов, ободрённый занятием села Бородина, вслед за егерями перешёл через реку. Но гвардейские егеря, получив подкрепление в виде бригады егерей полковника Вучича и гвардейских егерей полковника Манахтина, отразили все попытки неприятеля прорвать здесь оборону русских.

Схватка за Багратионовы флеши

Здесь против двух дивизий армии Багратиона под командованием Неверовского и Воронцова были выдвинуты 15 дивизий маршалов Нея, Даву, Мюрата и генерала Жюно. Именно здесь был смертельно ранен Багратион и командование принял генерал Коновницын.

Ранение Багратиона сказалось на духе его солдат и флеши были оставлены. Русские войска немного отступили и закрепились за Семеновским оврагом.

По горячим следам здесь произошла третья схватка. К французам присоединилась тяжелая конница, кирасиры генерала Нансути, танки того времени, к русским войскам подтянулись казаки Платова и кавалерия Уварова. К сражениям пехоты добавились схватки конницы. Но здесь русские войска больше не отступали. Подошедшая подмога в составе Измайловского и Литовского лейб-гвардии полков укрепила позиции русских войск.

Основной удар от Семеновского ручья был перенесен на батарею Раевского.

Бои за батарею Раевского

Именно это место сегодня считается в Бородино центром славы русской армии. То, что происходило на этой высоте, не поддается осмыслению даже сегодня. Но то, что французы назвали батарею Раевского «могилой французской конницы», говорит о многом.

Жесточайшие бои на полное истребление. В историю вошел рейд казаков Уварова и Платова во фланг и тыл французской армии. Рейд Уварова и Платова задержал на целых 2 часа решающую атаку французов, что позволило перегруппировать русские войска.

Именно из-за этого рейда, по мнению ряда исследователей, Наполеон не решился отправить в бой свою гвардию. Кавалерийская диверсия, хотя и не нанесла особенного ущерба французам, вызвала у Наполеона чувство неуверенности в безопасности собственных тылов.

Были еще схватки на старом Смоленском тракте.

3-й пехотный корпус генерала Тучкова 1-го и до 10 тысяч ратников Московского и Смоленского ополчений, 2 казачьих полка Карпова и егерские полки генерал-майора Шаховского не дали 5-му корпусу поляков генерала Понятовского и 8-му пехотному корпусу генерала Жюно совершить обход русских позиций.

Об итогах

Потери до сих пор считаются и пересчитываются. Если усреднить, то стороны потеряли примерно одинаковое количество людей. 40-50 тысяч каждая. Отсюда и право каждой стороны считать себя победителем мы не оспариваем. И вот почему.

В российской, а за ней в советской (кроме промежутка 1920—1930-х годов) историографии установилось отношение к Бородинской битве как к фактической победе русской армии. В наше время российские историки в целом считают, что исход Бородинской битвы был неопределённым. В ходе сражения ни один из противников не добился требуемого результата. Наполеон не разгромил русскую армию, а Кутузов не защитил Москву.

Зарубежные историки, которым вторят некоторые российские «эксперты», рассматривают Бородино как несомненную победу Наполеона. В результате сражения французы заняли некоторые передовые позиции и укрепления русской армии, сохранив при этом резервы, оттеснили русских с поля сражения, и в конечном итоге заставили их отступить и оставить Москву.

Не вопрос, кто как хочет, тот так и может считать.

Да, Наполеон вошел в Москву. Это факт. Но не стоит забывать, что столицей, взятием которой обычно заканчивались войны того времени, была не Москва, а Санкт-Петербург. И чем Москва того времени была ценнее Смоленска, например, сказать сложно.

Более того, сегодня, опираясь на опыт более страшной войны, мы понимаем, что проигранное или выигранное сражение не есть победа в кампании.

И то, что Наполеон вошел в Москву – не является какой-то высочайшей победой.

Хорошо, что никто из оппонентов не оспаривает, что русская армия сохранила боеспособность и моральный дух, то есть своей цели — полного разгрома русской армии — Наполеон так и не достиг.

Более того, дух русской армии после Бородина взлетел до небес. Все осознали, что русские солдаты ничуть не хуже сборной Европы, а наши военачальники не хуже французов.

И, самое главное, дальше что? Дальше-то начался печальный исход армии Бонапарта из России. И можно долго вторить Наполеону насчет русских морозов и отсутствия провианта. Это как раз доводы в пользу проигравших.

Потерявшая почти всю конницу, лишенная возможности оперативного и тактического маневра, армия Наполеона была обречена.

И не надо говорить о морозах. Морозы были уже потом. До морозов, застигших Великую армию уже на реке Березине (да и то, -20, это разве мороз?), был стратегический выигрыш Кутузова, его Тарутинский маневр, отрезавший сборную Европы от южных теплых и богатых районов Украины.

Главную причину поражения Наполеона надо искать не только в погоде и гениальности Кутузова (гениальность Кутузова под сомнение не ставим), но в том, что это была действительно Отечественная война. В единении русской армии с народом надо искать источник её мощи в 1812 году.

Не с Александром Первым вел войну Наполеон, не с Кутузовым и его блестящими генералами, не с доблестными солдатами русских полков.

Он вел войну со всей Россией, от императора до последней крестьянки на богом забытом хуторе Смоленщины.

А у России можно выиграть сражение. Можно пять. Можно десять. Победить – нереально.

Что, собственно, и произошло.

Если проводить исторические аналогии, Бородино – это Курская битва. Если в двух словах – стратегического успеха может и не было, но хребет сломали окончательно.

Если ли разница, кто победил по цифрам в единичном сражении под Прохоровкой? Нет, если через 2 года пал Берлин.

Есть ли разница, кто был победителем при Бородино, если через два года, в 1814-м русские войска вступили в Париж?

Интересная аналогия, не правда ли, господа «эксперты», готовые на все ради того, чтобы принизить роль русского солдата и генерала?

Не всегда важен результат битвы. Важен финал кампании.

Честь и слава русскому народу-победителю!

 

Автор: Роман Скоморохов

 

https://topwar.ru/