ДОРОГА ЖИЗНИ (ПУТЕШЕСТВИЕ В ПРОШЛОЕ)

Рубрика:  

       Мне недавно посчастливилось снова побывать в Санкт-Петербурге. Этот город всегда поражает человеческое воображение. Заранее знаешь, что каждое сохранившееся в нём    здание – это  произведение искусства. Но когда увидишь воочию любое из них, а также мосты, проспекты, сады и парки, просто немеешь от восторга и не веришь, что в некоторых из этих  дворцов  бывал когда-то  А.С.Пушкин,  и по Невскому проспекту прохаживался, и в «Летний сад гулять» ходил.

       Но в этот раз почему-то меня потянуло не во  дворцы, в которых всё по-прежнему великолепно:   и снаружи, и внутри -  от гостиных, спален, будуаров - до туалетных комнат царей и вельмож. В них я бывала ранее. В эту поездку  я избрала в качестве туристической тропы печальную страницу из жизни этого замечательного города – блокадного периода, решив   посетить памятники и обелиски, установленные вдоль «Дороги жизни».

         Решение пришло на второй день  приезда после того,  как мой внук меня свозил  в «Блокадные сады Ленинграда». Это небольшая территория,   зажатая со всех сторон высотными новостройками города.   Мне показали те яблоневые сады, которые были посажены  голодными детьми   во время блокады в 1941-42 годы.  Представляете, какой глубокой была  тогда вера у людей, что фашисты не пройдут,  что всё равно победа будет за нами!?  Для будущего, не теряя надежды, в голодном городе   работали в Домах пионеров юннатские кружки, которые назло врагу готовили город к мирной жизни.

       Те деревья  ещё живы,  они как люди,  одни -  постарше, другие -  помоложе.    Но есть среди них уж очень старые, мхом поросшие, им, наверное,   помногу  лет и даже десятилетий,  на  их  стволы, как  будто  когда-то  были наложены заплатки после ранений, полученных от фашистских снарядов, -  до сих пор видны. У меня дрожали руки, когда я к ним прикасалась, чувствуя внутри каждой веточки    тайное движение соков жизни.

         « Но ведь  с  тех пор прошло  более  семидесяти лет, и яблоневые деревья так долго жить не могут»,- попыталась я успокоиться.  Видимо, ошибалась.    В жизни  всё может быть,  не должно быть одного – забвения.  

         Хозяева тех малюсеньких участков    протестуют против  наступления города на   реликтовые деревья, которые, как будто  предвидя скорую кончину, в этом году так плодоносят, что листьев не видно. А растут-то на болоте, каждое дерево посажено на сделанный людьми  торфяной холмик, но до сих пор радуют людей, может быть, уже последним урожаем.

       Скорее всего,   эти очень пожилые деревья живут до сих пор для того, чтобы будоражить человеческие чувства и память о страшной блокаде, о погибших от голода людях, об отдавших свои жизни солдатах,  защищавших Ленинград.

       Я попробовала яблочки от каждого встретившегося мне дерева: и сладкие, и кислые, и мягкие, и твёрдые. Ощущение было такое, как будто причастилась, испив  из священного родника. Мне очень жаль, если эти яблоньки новые русские хозяева не пощадят. Говорят, что Сталин в своё время те заболоченные участки назвал "блокадными садами», и многие десятилетия ни у кого не поднималась рука, чтобы их уничтожить.

       Хотелось бы, чтобы  подобных  живых памятников  не коснулся  равнодушный нож бульдозера, расчищающего  площадки под строительство очередного небоскрёба.

 ИСТОРИЯ

       В результате неудачного для СССР начала войны и последующих боёв войска Германии и Финляндии в начале сентября 1941 года окружили защищающие Ленинград советские войска.

Внутри кольца оказались основные силы Ленинградского фронта (8,23,42,55-я армии), а также практически все силы Балтийского флота. Помимо войск в кольце блокады оказалось всё гражданское население города – примерно 2,5 миллиона человек  городских жителей и 340 тысяч человек, проживающих в пригородах.

       Эвакуация жителей города и заводского оборудования проводилась задолго до начала блокады: с 29 июня 1941 года   железнодорожным транспортом, а с 4 июля  - ещё и  речным. 

       10 августа совет по эвакуации принял распоряжение о вывозе из города дополнительно, помимо эвакуировавшихся вместе с предприятиями сотрудников и  членов их семей  ещё 400 тысяч женщин и детей до 14 летнего возраста. К 14 августа это число было увеличено до 700 тысяч.  Люди вывозились до 30 августа включительно.

       Но  уже в следующий    день эвакуация стала невозможной, поскольку  германские войска вышли к Неве, перерезав путь прямого водного снабжения города с остальной страной. Захват Шлиссельбурга 8 сентября 1941 года принято считать началом блокады Ленинграда. Дорога Вологда-Череповец - Волхов осталась единственной железной дорогой, по которой шло снабжение блокированного Ленинграда, откуда брала начало «дорога жизни» через Ладогу.

       Знаменитая «Дорога жизни» начинается от Ржевска. Это легендарная военная магистраль, ставшая в 60-е годы дорогой-памятником. Вдоль неё стоят бетонные обелиски с обозначением каждого километра и надписью «Дорога жизни», а также множество различных монументов, напоминающих о её героическом прошлом.

       Проезжая по ней,  невольно представляешь себе суровую блокадную зиму, ледяную кабину полуторки, беспрестанно бренчащий над ухом водителя, чтобы отогнать сон, подвешенный к стенке кабины котелок с гайками, мечущиеся в небе лучи прожекторов, рёв моторов немецких бомбардировщиков и звуки взрывов…

       Об этом времени написано много стихов. Предлагаю одно из лучших (отрывок).

«В пальцы  свои дышу-

Не обморозить бы.

Снова к тебе спешу

Ладожским озером.

Фары сквозь снег горят,

Светят в открытый рот.

Ссохшийся Ленинград

Корочки хлебной ждёт.

Не повернуть руля,

Что-то мне муторно…

Близко совсем земля,

Ну, что ж ты, полуторка?...

                     Александр Розембаум.

       Ещё со времён Трои голод являлся главным оружием  осаждавших города. У германской армии не хватило ресурсов наступать одновременно и на Ленинград, и на Москву. Замкнув 8 сентября 1941 года кольцо блокады у города на Неве, немцы избрали голод своим инструментом смерти.

       В ответ на это ещё 30 августа 1941 года Государственный комитет обороны принял постановление «О транспортировке грузов для Ленинграда», которое предусматривало организацию водных перевозок по Ладожскому озеру. На западном берегу Ладоги, недалеко от станции «Ладожское озеро», приступили к сооружению порта «Осиновец», строительству причалов, пирсов, углублению дна. Началась гигантская транспортная операция, шедшая на протяжении 3-х лет под самым носом у немцев.

          Уже 12 сентября 1941 года к причалам мыса Осиновец с восточного берега Ладожского озера пришли 2 баржи, доставив 626 тонн зерна и 116 тонн муки. Так начала действовать «Дорога жизни», по которой доставлялись в голодающий  город основные продукты первой необходимости.Конечно, они не могли покрыть потребности огромного города, но помогали держаться и выжить его жителям.

         В середине ноября навигация была прекращена по погодным условиям (ледостав в том тяжёлом году начался рано), а запасы продовольствия в Ленинграде почти совершенно иссякли. Тогда вместо водного сообщения по льду озера была проложена автомобильная трасса. 22 ноября 1941 года на неё вышла первая автоколонна грузовых автомашин.

 ЛЕДОВАЯ ДОРОГА

       Ледовая дорога стала сложнейшим инженерным сооружением, оборудованным дорожными знаками, вехами, маячными фонарями, пунктами питания и технической помощи. Дорога часто страдала от бомбёжек и усталости льда, её постоянно приходилось переносить на новые, менее опасные участки. Эта работа требовала самоотверженности и мужества, так как её приходилось вести  при любых условиях – сильных морозах, пурге и метелях, артобстрелах и ударах вражеской авиации. Каждый рейс по озеру был настоящим подвигом. Несмотря на это,  движение грузового транспорта не прекращалось практически ни на один день. Возвращаясь,  грузовики  вывозили в эвакуацию мирных жителей Ленинграда.

        Дорогу прикрывали от немецких ударов 10 дивизионов, авиадивизия, 3 истребительных авиаполка, морская бригада, стрелковый полк и подразделения 23-й армии. Весной 1942 года дорога работала до последней возможности – до середины апреля, когда машины шли уже по сплошной воде.

       Во время второй военной навигации (с мая по ноябрь 1942 года) по Ладоге было перевезено более миллиона тонн грузов и эвакуировано 450 тысяч человек. Затем вновь настала зима, и моряков снова сменили шофёры.

       Ледовая трасса  второй блокадной зимой (1942-1943 гг.) просуществовала 101 день. По ней перевезли 220 тысяч тонн грузов и эвакуировали ещё около 100 тысяч человек.

       Кроме продовольствия, по «Дороге жизни» везли уголь для 2-х действующих электростанций, металл для оборонных заводов, оружие и боеприпасы.

      За каждые 100 тонн груза, перевезённых по Ладоге, водители рисовали на капоте звёздочку, как лётчики за сбитый самолёт.За сутки каждому водителю полагалось совершить два челночных рейса, но некоторым удавалось сделать и по три.

 НЕВСКИЙ ПЯТАЧОК

       Многие из нас неоднократно слышали это название, но далеко не все представляют себе, что именно происходило на этом крошечном клочке земли в период блокады Ленинграда.

       Когда в сентябре 1941 года немцы отрезали Ленинград от остальной советской территории и  заблокировали , было решено пытаться разорвать кольцо окружения и разблокировать   город. Но южный, то есть, левый  берег Невы был в руках у немцев, а северный, правый, был наш. В ночь на 20 сентября при недостаточном количестве переправочных средств  под сплошным огнём противника советский десант из посёлка Невская Дубровка всё же сумел форсировать Неву и захватить узкую полоску земли на левом, занятом немцами, берегу.

       Зацепившись за крутой и обрывистый берег высотой более 20 метров, краснофлотцы и красно- армейцы, неся  огромные потери, удерживали этот крохотный плацдарм (примерно 2,5 км на 700 метров), впоследствии ещё уменьшившийся, метко названный «Невским пятачком», однако дальше продвинуться им не удалось.

       Упорные, изнурительные бои между защитниками «пятачка» и немцами, пытавшимися выбить их оттуда, велись днём и ночью с невиданным ожесточением. Не раз дело доходило до рукопашной. Полуголодные, физически ослабленные, израненные защитники плацдарма сражались до конца с яростью обречённых. Немцы в буквальном смысле слова перепахивали снарядами и бомбами «пятачок», на котором не оставалось ни деревца, ни кустика.  По ночам с другого, нашего берега посылались на плацдарм подкрепления для восполнения огромного урона, который несли защитники «пятачка». Переправлялись даже танки, которые, однако, неприятель быстро выводил из строя. Чтобы хоть как-то выжить, советские бойцы вгрызались, как могли, в землю, копали траншеи и окопы, строили землянки и подземные ходы сообщения, разобрав для этого все деревянные постройки села. Однако даже при этом немногим удавалось продержаться целым и невредимым более трёх дней.

       Известно, что именно здесь был ранен осколком  немецкой гранаты отец  В.В.Путина.  Ему повезло - товарищи сумели переправить его на советский берег Невы, а большинство раненых умирали на «пятачке», так и не дождавшись медицинской помощи.

       Ни одна из попыток прорыва блокады с этого рубежа не увенчалась успехом. К весне 1942 года на плацдарм всё реже перебрасывались очередные десанты. На нём оставалось всё меньше и меньше воинов, способных держать оружие. Когда же в конце апреля плацдарм оказался отрезанным ледоходом от нашего берега Невы, гитлеровцы воспользовались эти и смогли овладеть «пятачком».

       Однако на этом героическая история Невского плацдарма не закончилась. В сентябре 1942 года советскими войсками была предпринята попытка форсирования Невы, за которой последовало возрождение «Невского пятачка», восстановившего свои границы. Наши бойцы, сменяя друг друга, удерживали этот «пятачок» до февраля 1943 года, отразив за это время более трёхсот атак противника.

       В январе 1943 года немецкое командование было вынуждено стянуть сюда значительные силы, оголив район Марьино, где и началась увенчавшаяся успехом операция «Искра» по прорыву блокады Ленинграда.

       Эпопея «Невского пятачка», приковавшего к себе внимание вражеских войск почти на два года, считается одной из самых кровопролитных битв в истории человечества. Крупные потери несли наши войска ещё на подступах к «пятачку» в местах переправ и при форсировании Невы.

Река, кипевшая от взрывов, стала настоящей братской могилой для тысяч солдат. Сам же «пятачок» представлял собой жуткое апокалиптическое зрелище. «Весь массив «пятачка» - это смесь земли, костей и металла»,- рассказывал очевидец.

ПРОРЫВ

       Километрах в пяти выше Кировска на том же берегу Невы находится небольшой посёлок Марьино. Посёлок возник в Х1Х веке, до революции тут было два лесопильных завода, но ничем особенным он тогда не выделялся.

       Прославилось же Марьино во время Великой Отечественной войны – именно здесь 18 января 1943 года войска Ленинградского фронта, в составе которого  воевал мой отец Казак Иван Афанасьевич, разорвали блокаду Ленинграда, переправившись через Неву и соединившись с войсками Волховского фронта.

       Сейчас в этом месте через Неву переброшен девяти пролётный железобетонный разводной Ладожский мост, по которому проходит автострада Санкт-Петербург – Мурманск. Этот мост сам по себе служит памятником прорыву блокады. Его левобережный устой напоминает дот с амбразурой, осветительные мачты похожи на стилизованные пики, а светильники на снарядные гильзы.

       Возле левобережной опоры моста на пьедестале стоит танк Т-34, который принимал непосредственное участие в операции «Искра» по прорыву блокады. На самой опоре и на пьедестале памятника-танка – мемориальные доски.

       Прямо в пандусе моста расположен музей-диорама «Прорыв блокады Ленинграда». Этот музей, открытый в 1985 году, воспроизводит самые значительные события операции «Искра», ставшей переломным моментом битвы за Ленинград. Великолепно исполненная художественно-документальная диорама раскрывает, как была прорвана 900-дневная блокада города на Неве. Это о ней писал Михаил Дудин:

У памяти старой в плену,

Не зная к себе снисхожденья,

Художники пишут войну,

Живую картину сраженья.

И видят опять наяву

Разбитых траншей повороты,

Через ледяную Неву

Бросок беззаветной пехоты…

       С 2003 года фасадом музея диорамы формируется открытая экспозиция боевой техники периода Великой Отечественной войны. Первым здесь был установлен танк КВ-1, поднятый со дна Невы (он затонул при переправе в районе «Невского пятачка» осенью 1941 года). 

 ПАМЯТЬ

        Время идёт, и земля затягивает свои раны. Сейчас на месте жестоких битв растёт зелёная трава, и только памятники мемориально-исторического комплекса напоминают об ужасах войны.

       «Дорога жизни» начиналась у Ржевки и уходила далее на Ковалёво и Приютино. Её обслуживали 350 регулировщиков (в основном девушки), в задачу которых входило управление движением и рассредоточение машин. Во время артиллерийских обстрелов и бомбёжек девушки бежали туда, где только что упал снаряд или бомба, чтобы оградить это место и указать безопасный путь грузовикам.

         В память об этом на Рябовском шоссе у 2-го километрового столба «Дороги жизни», где во время войны находился один из регулировочных постов, поставлен памятник девушкам-регулировщицам. На белом обелиске видна дорога с идущими по ней машинами с грузами и поднявшая флажок девушка в белом маскировочном халате с сосредоточенным взглядом и тревожно сжатыми губами.

       На 3-м километре «Дороги жизни» к речке сбегает берёзовая роща. Деревья в ней повязаны белыми лентами. Эти стволы – символы душ погибших от голода и бомбёжек ленинградских детей.   Первое, что вы увидите, это расположенные на возвышении 8 бетонных плит – 8 листков из знаменитого блокадного дневника Тани Савичевой. На них – даты смерти её родственников. За не полных пять  месяцев страшной первой блокадной зимы девочка потеряла всю свою семью и осталась одна. Её смогли эвакуировать, но детский организм был непоправимо измождён голодом и невыносимым горем, и в эвакуации Таня умерла.

       От монумента «Дневник Тани Савичевой» влево отходит «Аллея Дружбы», вдоль которой деревья ранее  были повязаны красными галстуками, потому что эту аллею в 1970 году высадили дети-делегаты  4-го пионерского слёта. Пять стел в стихах и прозе рассказывают о боевых и трудовых подвигах ленинградских пионеров-героев.

       «Аллея дружбы» ведёт к главному монументу мемориального комплекса – «Цветку жизни». Памятная надпись около него гласит: «Во имя жизни и против войны - детям, юным героям Ленинграда 1941-1944 г.»  Пятнадцатиметровый белый цветок, на лепестках которого слова из песни «Пусть всегда будет солнце» и весёлое мальчишеское  лицо тянется к свету среди мрачных валунов и военных надолбов наперекор всему.

       Эти монументы, посвящённые детям, потрясают. Недаром блокадники, пока ещё живые, до мельчайших  подробностей помнят каждое мельчайшее событие тех долгих блокадных зим.

        «Дорогой жизни шёл к нам хлеб,

           Дорогой дружбы многих к многим.

           Ещё не знают на земле

          Страшней и радостней дороги», - писала Ольга Бергольц.

       Настоящей иллюстрацией  военной истории России является Румболовская гора. Справа от шоссе – захоронения советских солдат, погибших в Великую Отечественную войну, соседствуют с мемориалом узникам фашистских концентрационных лагерей, с могилами участников Афганской войны, с памятниками погибшим в Чечне и монументом «Помни Чернобыль».

       В 2012 году здесь появился и совсем новый, необычный памятник – на постамент встала легендарная блокадная машина, так называемая полуторка, целиком отлитая из бронзы.

       Если будете в С-Петербурге, посетите «Дорогу жизни» или хотя бы какой-нибудь её участок. Поверьте, не пожалеете: во-первых, очищает душу от всякой копоти;  во-вторых, ставит мозги на место.

 

Воейкова Валентина Ивановна, главный редактор журнала «Аргументы времени», лауреат литературной премии имени К.Симонова, член СВГБ по Дальневосточному региону