«Эту роту расстрелял из пулемета свой же заградительный отряд»

Рубрика:  

Есть в истории Великой Отечественной войны темы настолько болезненные, что их и поднимать-то стараются пореже, и это несмотря на горячий интерес молодёжи. А раз так, то дело само собой разумеется, не обходится без спекуляций. С другой стороны, эти же темы заставляют задуматься о реальной цене Великой Победы 1945-го. Одной из таких тем является история создания и применения в Красной Армии заградотрядов. Сложности добавляет то, что эта тема до сих пор практически не изучена.

Что на самом деле представляли собой заградительные отряды, и кто их «отец»? Сразу уточним, Сталин «отцом» заградотрядов не являлся. Да и вообще история этих соединений теряется в глубокой древности. Тут можно вспомнить персидского царя Дария, который в битве при Гавгамелах (331 год до н. э.) выставил позади греческих наёмников, входящих в состав его войска, свою гвардию или Александра Македонского. Петр I, особенно в первые годы Северной войны, тоже позади плохо обученных новобранцев ставил калмыков с пиками. Да и Наполеон во время русского похода «укреплял дух» наступающих испанцев, выставляя пушки в их тылу.

В 1916 году генерал Брусилов размещал позади идущей в атаку пехоты пулемётные команды. Ясно, что уже сам факт их присутствия убавлял желания отступать. Немцы тоже поступали точно так же. А у французов особые отряды и вовсе солдат, самовольно оставивших передовую, ставили к стенке без всяких формальностей. В Гражданскую войну заградотряды применяли и белые, и красные. Особенно это стало необходимо, когда в погоне за увеличением численности войск обе стороны прибегли к насильственной мобилизации. Например, колчаковцы случалось подгоняли наступавшие цепи артиллерийским огнем. Особенно этим отличался атаман Анненков, чьи методы породили термин «белый большевизм». Кстати, функции заградотрядов зачастую выполняли легендарные латышские стрелки и личная охрана Троцкого, открывая пулемётную стрельбу по дрогнувшим красным войскам. Так что ничего нового в заградительных отрядах нет.

Во время Великой Отечественной войны заградительные отряды существовали. Однако тут нужно кое-что уточнить. Дело в том, что после войны вокруг этих соединений возникла путаница. А причина состоит в том, что, во-первых, говоря о заградотрядах, часто, случайно (или сознательно), смешивают две совершенно разных вещи. А во-вторых, под термином «заградительные отряды» зачастую понимаются порой совершенно разные структуры.

Попробуем разобраться.

С самого начала войны в Красной Армии действовали так называемые заградительные отряды войск НКВД по охране тыла. Подчинялись они Управлению особых отделов НКВД, которым руководил Лаврентий Берия. Уточним: войска НКВД – это аналог современных внутренних войск, куда призывались на срочную службу обычные люди. В отличие от них имелись также части по охране тыла, которые обеспечивали безопасность тыловых коммуникаций, отлавливали вражеских агентов, дезертиров, мародеров и т. д, которых доставляли в особые отделы для выяснения. То есть эти соединения были аналогом полевой жандармерии вермахта или англо-американской военной полиции. Правда, в случае с войсками НКВД дело обстояло сложней. Как известно, в первые месяцы войны в обстановке отступлений и эвакуации, некоторые командиры и политработники срывали знаки различия и уничтожали документы, солдаты бросали оружие. Заградотряды НКВД отлавливали эту публику и в случае нужды – направляли в особые отделы, которые искали в их рядах шпионов. При этом далеко не всех задержанных ставили к стенке. Чтобы не быть голословными обратимся к официальному документу.

«Совершенно секретно Народному комиссару внутренних дел СССР Генеральному комиссару государственной безопасности товарищу БЕРИЯ

СПРАВКА

С начала войны по 10-е октября с. г. Особыми отделами НКВД и заградительными отрядами войск НКВД по охране тыла задержано 657 364 военнослужащих, отставших от своих частей и бежавших с фронта. Из них оперативными заслонами Особых отделов задержано 249 969 человек и заградительными отрядами войск НКВД поохране тыла – 407 395 военнослужащих. Из числа задержанных Особыми отделами арестовано 25 878 человек, остальные 632 486 человек сформированы в части и вновь направлены на фронт.

В числе арестованных Особыми отделами:

шпионов – 1505;

диверсантов – 308;

изменников – 2621;

трусов и паникёров – 2643;

дезертиров – 8772;

распространителей провокационных слухов – 3987;

самострельщиков – 1671;

других – 4371.

Всего – 25 878.

По постановлениям Особых отделов и по приговорам Военных трибуналов расстреляно 10 201 человек, из них расстреляно перед строем – 3321 человек.

Зам. Нач. Управления ОО НКВД СССР комиссар гос. безопасности 3 ранга С. Мильштейн (октябрь 1941 года)».

Появление же овеянных жуткой легендой заградотрядов относится к лету 1942 года. Созданы они были после знаменитого Приказа Народного комиссариата обороны № 227 от 28 июля 1942 года, более известного в народе как «Ни шагу назад!» А чтобы всё встало на свои места, приведём некоторые выдержки из этого документа:

1.Не хватает порядка и дисциплины в ротах, полках, дивизиях, в танковых частях, в авиаэскадрильях. В этом теперь наш главный недостаток. Мы должны установить в нашей армии строжайший порядок и железную дисциплину, если мы хотим спасти положение и отстоять свою Родину.

Нельзя дальше терпеть командиров, комиссаров, политработников, части и соединения которых самовольно оставляют боевые позиции. Нельзя терпеть дальше, когда командиры, комиссары, политработники допускают, чтобы несколько паникёров определяли положение на поле боя, чтобы они увлекали в отступление других бойцов и открывали фронт врагу.

Паникёры и трусы должны истребляться на месте.

Отныне железным законом дисциплины для каждого командира, красноармейца, политработника должно явиться требование – ни шагу назад без приказа высшего командования.

2.Военным советам и прежде всего командующим армиями…

б) сформировать в пределах армии 3–5 хорошо вооружённых заградительных отрядов (по 200 человек в каждом), поставить их в непосредственном тылу неустойчивых дивизий и обязать их в случае паники и беспорядочного отхода частей дивизии расстреливать на месте паникёров и трусов и тем помочь честным бойцам дивизий выполнить свой долг перед Родиной.

3.Командирам и комиссарам корпусов и дивизий:

а) безусловно снимать с постов командиров и комиссаров полков и батальонов, допустивших самовольный отход частей без приказа командира корпуса или дивизии, отбирать у них ордена и медали и направлять в военные советы фронта для предания военному суду;

б) оказывать всяческую помощь и поддержку заградительным отрядам армии в деле укрепления порядка и дисциплины в частях.

Народный комиссар обороны И. СТАЛИН»

Ясно, что Приказ 227 появился не от хорошей жизни. Летом 1942 года положение Красной Армии было хуже некуда. На юге фронта не было. По бескрайней степи на восток брели разрозненные группы бойцов, без связи, толком не представляя где свои, где чужие. Так что выбор был прост – либо полная катастрофа, либо крутые меры. Так возникли заградотряды 42-го. Кстати, само их существование ни для кого тогда не являлось секретом. Формировали их из числа обычных военнослужащих из частей, не имеющих к ведомству Берии никакого отношения. Какого-то особого центрального командования у заградотрядов тоже не было. Собственно, приказ о непосредственном создании таких соединений издавал командующий конкретной армией. Ему же они и подчинялись. Интересно, что у фронтовых командиров особое недовольство вызвал не сам факт их создания, а то, что бойцам заградотрядов выдавали автоматы, о которых рядовая пехота только могла мечтать.

Конечно, предпочитали брать коммунистов. Но и это не всегда. Случалось, выписали офицера из госпиталя, дали предписание прибыть туда-то. Прибыл. На месте разъясняли задачу: задерживать дезертиров и паникёров. И всё. Это позже стала гулять легенда о формировании в заградотряды уголовников, которых днём и ночью накачивали водкой.

Теперь о другом. Согласно приказу, заградотряды выставлялись в тылу у неустойчивых дивизий. Таковыми считались (и были) части, наскоро сформированные из новобранцев, укомплектованные необстрелянными командирами. Хотя руководство Красной Армии и старалось разбавлять новичками побывавшие в бою части, но в критические дни 42-го дыры в обороне затыкали кем придётся. Между прочим, за другим детищем Приказа № 227 – штрафными батальонами – заградотрядов не было! Их боевой дух и без того был очень высок.

Чем же непосредственно занимались заградотряды? При самом тщательном поиске никому из историков не удалось обнаружить в архивах свидетельств о том, что эти части гнали войска в наступление под дулами пулемётов и расстреливали отступающих.

Например, Герой Советского Союза генерал армии Лащенко вспоминает: «Я не знаю, чтобы кто-нибудь из них стрелял по своим, по крайней мере, на нашем участке фронта. Уже после войны я запрашивал архивные документы на этот счёт. Таких документов не нашлось… Заградительные отряды находились в удалении от передовой, прикрывали войска с тыла от диверсантов и вражеских десантов, задерживали дезертиров, которые, к сожалению, были, наводили порядок на переправах, направляли отбившихся от своих подразделений солдат на сборные пункты». Конечно, не всё так просто. В 42-м не раз случалось, что на отступающие в полном беспорядке части уже не действовали ни слова, ни стрельба в землю перед отступающими. И приходилась заградотрядам расстреливать командиров драпающей части, что приводило остальных в чувство. На особо важных переправах нарушителю порядка могли без всяких разговоров пустить пулю в лоб. Впрочем, также действовал и Наполеон при знаменитой переправе через Березину. Тогда дабы избежать паники, старая гвардия открыла огонь по своим. На войне как войне.

А что касается массовых расстрелов отступавших… Ветеран Кононов вспоминал: «На передовой особенно среди новобранцев ходили слухи, что за спиной стоят пулемёты, которые откроют по нам огонь, если мы уйдём с позиции. Но чтобы его действительно открывали – такого я не видел и не слышал». Что ж, можно предположить, что особые отделы применили здесь способ психологической обработки. Но одно дело – расстреливать и совсем другое – пугать. Конечно заградотряды солдаты недолюбливали. Вот нет-нет, да возникали легенды, а порой и сердобольные песни, вроде той, строчку из который мы поставили в качестве заголовка этой статьи. Однако такое может сочинить только тот, кто никогда не был на войне. Ну, допустим, расстреляли эту роту. А кто воевать-то дальше будет?

Кстати, в вермахте специальные заградотряды, дополняющие полевую жандармерию, появились даже раньше, чем у нас, во время наступления Красной Армии зимой 1941-1942 годов. Задачи абсолютно такие же – задерживать и на месте расстреливать без суда и следствия паникёров и дезертиров.

После 1943 года, с изменением ситуации на фронтах советские заградительные отряды стали не нужны, а к 20 ноября 1944 года в соответствии с Приказом НКО СССР № 0349 они и вовсе были расформированы.

Зададимся вопросом, откуда же появилась легенда о жестокости заградотрядов?

По мнению специалистов, впервые эту тему начал настойчиво раскручивать пропагандистский аппарат власовской Русской освободительной армии. Ведь главное положение идеологии власовцев – они, мол, воюют не за немцев, а за освобождение России от тирании Сталина. Почему же остальные люди сражаются с освободителями до последнего вздоха? Ясно – их под пулемётами гонят. Но есть в практике войны ещё одна тонкость. «На войне бывает всякое, – говорит полковник в отставке Ширенко. – К примеру, я наблюдал, как командир артиллерийской батареи по ошибке накрыл собственную отступающую часть. Его, кстати, за это отправили под трибунал, а потом – в штрафной батальон. Попадали солдаты и под собственные пулемёты. И собственные самолёты, и танки подбивали. Мало кто знает, к примеру, что самое крупное в мировой истории танковое сражение под Прохоровкой началось с перестрелки между своими. Две наших танковых колонны не узнали друг друга в тумане». Не из-за таких ли печальных, но, увы, неизбежных на войне ошибок пошли слухи о расстрелах своих?

 

Владимир СТЕПАНОВ

 

«Мы вместе»,  2 (71) 03 мая 2018 г.

Газета ветеранов локальных вооружённых конфликтов

г. Барнаул, Алтайский край