Генерал казачьих войск Ефим Григорьевич Сычев

Рубрика:  

     Наш новый автор   Шевченко Владимир Владимирович родился в 1957 году в Биробиджане, окончил ДВОКУ в 1978. Майор МО РФ запаса, майор таможенной службы в отставке. 

*    *    *  

      Еще начиная собирать материал об этом руководителе Белого казачьего движения, заранее предвидел пренебрежительную ухмылку скептика: Мол еще один генерал-лейтенант «семеновского» разлива». Да, Сычев Ефим Григорьевич произведен в чин генерал-лейтенанта атаманом Семеновым в 1921 году, когда тот после расстрела красными Верховного правителя адмирала А.А. Колчака являлся главнокомандующим всеми Вооруженными силами и походным атаманом всех казачьих войск Российской Восточной окраины. И это никаким образом не умаляет боевого офицера, храброго и смелого.

     Ефим Григорьевич Сычев родился 20 марта (1 апреля по новому стилю) 1879 года в станице Игнашинской одноименного станичного округа в казачьей семье. Станица, основанная на год раньше Хабаровска всё тем же 13-м линейным батальоном под командованием капитана Дьяченко, волею судеб оказалась в водовороте «золотой лихорадки». Именно она была перевалочной базой старателей-одиночек  и артелей знаменитого Амурского Клондайка – «Желтугинской свободной республики». Да и самой станице не большой золотой самородок можно было намыть даже на огороде. Видимо поэтому практичный отец отправил Ефима в 1893 году учиться в Нерчинско-Заводское горное окружное училище. К этому времени это было одно из старейших учебных заведений Восточной Сибири и Дальнего Востока и являлось профильной 4-х классной прогимназией с углубленным изучением физики, геометрии и геодезии.

    После окончания горного училища Ефим поступает в Иркутское пехотное юнкерское училище, которое заканчивает в 1899 году по первому разряду, то есть с отличием, что позволяла выбирать род войск.  Полученная юнкерами подготовка позволяла выходить не только в пехоту, но и в гвардию, артиллерию, казачьи части и инженерные войска. Е.Г. Сычев выбирает Амурский казачий дивизион и буквально через год, будучи субалтерн-офицером 1-й сотни Амурского казачьего дивизиона, отличается в боевых действиях при подавлении восстания ихэтуаней во время похода русской армии в Китай 1900-1901 году.

     В ходе русско-японской войны 1904-1905 года  в отличие от других подразделений Амурский казачий дивизион непосредственного участия не принимал, так как по боевому расписанию был включен в конвой штаба Маньчжурской армии и нес службу во фронтовом тылу. На его долю выпало несение гарнизонной службы в тылу армии, сопровождение транспортов, да мелкие стычки с хунхузами. После заключения мирного договора дивизион вернулся в станицу Екатерино-Никольскую, приведя с собой 550 дарованных лошадей для населения с целью улучшения породы. Вот только каким  образом сотник Сычев стал единственным представителем Амурского казачьего войска, чья фотография была опубликована в сборнике «Участники русско-японской войны, остается только гадать. Может показался фотографу самым фотогеничным?

     Так и продолжал бы службу офицер на Дальнем Востоке, да выпал ему счастливый случай. После подтверждения верности престолу во время революционных событий 1905 года новые казачьи войска получили с 1906 года право посылать свои подразделения для службы в лейб-гвардии Сводно-казачий полк. И вот Е.Г. Сычев с августа 1906 года командует взводом из амурских казаков, а с января 1914 года он командир 4-й Приамурской сотни, сформированной из забайкальской полусотни, амурских и уссурийских гвардейских взводов.

      С начала боевых действий против кайзеровской Германии сотня в составе полка участвует в Восточно-Прусской операции 17 августа - 14 сентября 1914 года. Воюет храбро и умело, за что Высочайшим приказом от 24 июня 1915 года за боевое отличие есаул Е.Г. Сычев был произведен в полковники с одновременным переводом командиром 2-го Амурского казачьего полка.

     В августе 1915 года 2-й Амурский казачий полк заканчивает формирование в селении Новокиевское Приморской области из казаков 2-й и 3-й очереди. Во второй половине августа туда  прибывает полковник Сычев. Первоначально полк  передислоцируется в Петроградский военный округ и размешается в Царском Селе, где несет охрану императорского дворца.

     В этот период происходит неординарный случай, один из казаков полка убивает оскорбившего его офицера и по решению военно-полевого суда приговорен к расстрелу. Естественно полковник Сычев ужесточил дисциплинарные требования и некоторые казачки, те, которые с гонором получили изрядное количество розг. Это ему не простят и за требовательность и жесткий характер сначала 4-й , а затем и 5-й восковой круг АКВ (январь и октябрь 1918 года) выносит решение об исключении его из Амурского казачьего войска и привлечении к судебной ответственности.    

      Но это будет потом, а в феврале 1916 года полк под командованием Сычева направлен на северный фронт, где принимает активное в боевых действиях. Затем следует назначение на должность командира 1-го Амурского казачьего полка в составе Уссурийской конной дивизии генерала А.М. Крымова. Горно-лесистая местность не позволяла в полной мере использовать преимущества конницы и личный состав нес тяжелые потери. За личное участие в атаках и умелое руководство в 1916 году полковник Е.Г. Сычев был награжден Георгиевским оружием.

      К началу 1917 года Ефим Григорьевич уже был кавалером орденов: св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом, Св. Анны 2-й степени с мечами, 3-й степени с мечами и бантом и 4-й степени с надписью «за храбрость», Св. Станислава 2-й степени с мечами и 3-й степени с мечами и бантом.

     Февральская революция застала Уссурийскую конную дивизию в районе Ясс (Республика Молдова), где она находилась на отдыхе и пополнялась личным составом.  Буржуазно-демократическую февральскую революцию казаки и офицеры 1-го Амурского казачьего полка одобрили и присягнули на верность Временному правительству, что не особенно понравилось командованию дивизии. Так за то, что вместо сотенных значков над большинством сотен во время торжественного построения во время полкового праздника развивались красные флаги (на флаг одной из сотен  ввиду отсутствия нужного материала даже пришлось пустить женскую юбку из красного ситца в крапинку), командир бригады барон П.Н. Врангель объявил полковнику Е.Г. Сычеву и заведующим хозяйством полка есаулу Гордееву выговоры за допущение беспорядков в строю. Затем последовало временное отстранение от должности. Правда время уже было другое и власть новая. По приказу военного министра Временного правительства Сычева назначают командиром 2-й бригады 1-й Забайкальской казачьей дивизии.

     В годы Гражданской войны, уже с 14 июля 1918 года Ефим Григорьевич командир Забайкальской казачьей бригады, затем следует назначение командиром 1-й Забайкальской казачьей дивизии, следующее назначение – командиром Амурской отдельной бригады, а с 6 ноября 1918 года полковник Сычев – начальник Иркутского военного района, одновременно исполнял с 30 августа 1918 года обязанности войскового атамана Забайкальского казачьего войска. С конца 1919 года по 3 января 1920 года комендант и начальник гарнизона города Иркутска.

     В борьбе с врагами Сычев проявляет жесткость, именно он отдал приказ открыть артиллерийский огонь по казармам 53-го полка колчаковской армии,  восставших под влиянием эссеровской пропаганды. Правда этому воспротивились союзники. Во главе небольшого отряда юнкеров сам ходит в атаку на повстанцев.

      Вменяемое ему распоряжение об жестокой расправе над арестованными руководителями эссеровского Политцентра не подтверждается. Уже в годы советской власти было установлено, что вопреки приказу генерал-майора Сычева (в этом звании он с 11 июля 1919) об отправке арестованных в распоряжение генерала Скипетрова и эвакуации в качестве заложников, они были зверски убиты и сброшены во время движения парохода в Байкал семеновскими контрразведчиками.

      После захвата Иркутска восставшими и партизанскими отрядами  Сычев отступает на восток с частями каппелевской армии. 23 февраля 1920 года его назначают в распоряжение командующего Восточным Забайкальским фронтом генерал-майора Мациевского. После ухода частей атамана Семенова в Китай выезжает в Харбин, затем избирается в Сахаляне заместителем войскового атамана Амурского казачьего войска.

     По мере прекращения боевых действий на территории Амурской области возрастает роль Е.Г. Сычева, который становится во главе «Амурской военной организации», ведущей активную борьбу против Советской власти с территории Маньчжурии. Его имя привязывается ко всем антисоветским акциям  приамурской эмиграции вплоть до середины тридцатых годов прошлого столетия. Он признанный лидер большинства эмигрантов-амурцев, входит в состав руководства Дальневосточного отдела РОВС и Восточного казачьего союза, объединявшего в своих рядах около 20 тысяч казаков и являлся одним из наиболее авторитетных объединений российских эмигрантов в Маньчжурии. При этом в определенной степени Е.Г. Сычев был выдвинут в противовес атаману Семенову, ведущему откровенно   прояпонскую позицию.

      Именно оккупация японской военщиной северо-восточных провинций Китая, образование марионеточного государства Маньчжоу-Ди-Го под протекторатом Японии раскололо русскую маньчжурскую эмиграцию. Японское военное командование и разведка стремились поставить под жесткий контроль не только деятельность эмигрантских организаций, но и всю, даже повседневную жизнь. Для этих целей создали в 1934 году Бюро по делам российской эмиграции.  Против этого резко выступили начальник харбинского отделения РОВС Г.А. Вержбицкий и председатель Восточного казачьего союза Сычев. В одной из своих статей Сычев цитирует: «если в работе с иностранцами не будет определенной пользы русскому национальному делу, то только иностранными шпионами быть не желаем».

     РОВС и Восточный казачий союз под нажимом японского командования были вынуждены закрыться, а их лидеров ждал сначала арест, а затем и требование покинуть пределы Маньчжоу-ди-Го до 15 ноября 1935 года, Ефим Григорьевич уезжает в Шанхай.  С этого времени Е.Г. Сычев под постоянным наблюдением агентуры БРЭМ, которая докладывает, что тот откровенно высказывается против атамана Семенова и его прояпонской политики, винит в роспуске национальных организаций БРЭМ и партию русских фашистов.

     Несмотря на занятие высоких должностей в общественных организациях приходилось заниматься и поиском хлеба насущного. Сычев работает художником и чертежником, сначала работает дома – рисует картины, чертит чертежи, делает художественные изделия из дерева. Затем в Харбине устраивается в японскую торговую кампанию художником, ведь у него семья – жена, сын и две дочери, да еще престарелый отец.

      Если харбинский период жизни Е.Г. Сычева описан в различных публикациях пусть и не полно, то его жизнь в Шанхае носит отрывочные сведения и то по донесениям БРЭМ. Есть данные, что он владеет двумя кондитерскими на Пер-Альбер (территория французской концессии) и Баблинг-уелл (Международный сеттельмент) и тут же, что Сычев служит в китайской армии, а то  командует одной из дивизий Красной армии и воюет с фашистами. Достоверно известно одно, с нападением Гитлера на СССР Сычев начинает публиковать патриотические обзоры о действиях Красной Армии и грядущей победы над фашисткой Германией, сотрудничает  с Шанхайским отделением ТАСС.

     Можно по-разному относиться к лидерам Белого движения, но каждый из них прожил яркую жизнь и достоин памяти.

 

Шевченко Владимир Владимирович, майор МО РФ запаса, майор таможенной службы в отставке

 

На фото:

1. Шевченко В.В. - автор статьи

2. генерал-майор Сычев Ефим Григорьевич