ГЕОГРАФИЯ УПРАЗДНЁННЫХ ПОСЕЛЕНИЙ

Рубрика:  

География населённых пунктов, как известно, определяется экономической и политической целесообразностью, в соответствии с которыми историческая традиция имеет второстепенное значение. (Материальное первично!) Утрачивая практическую роль в каком-либо экономическом проекте, поселения, будь то город или село, деградируют, жизнь в них замирает. Постепенно население мигрирует в более развитые районы, а на местах прежних домовладений воцаряется тайга.

Уходит в небытие и географическая карта распределения поселений в районе, и вся картина жизни на этой территории с её магистральными и второстепенными связями. Большая удача для археолога найти материальные свидетельства минувших эпох. Но не менее интересны в этой связи материальные свидетельства близких современникам событий, относящихся к новой или новейшей истории.  

Однажды, продвигаясь к отрогам горного хребта по зарастающему зимнику, я встретил отряд школьников из краеведческой (военно-патриотической) организации г. Вяземского. Ребята по сохранившимся сведениям намеревались найти место упразднённого ранее села Дмитриевки и собрать для  краеведческого музея какие-нибудь артефакты. На месте села в посадках сосен, ясеня и бархатного дерева, в зарослях кустарника и березняка ещё можно было различить контуры улиц, западины на местах жилых строений, груды кирпичей и венцы сгнивших домишек. Здесь погребена история первых лет советской власти, эпохи Великой Отечественной войны и тяжёлого послевоенного времени. Цель краеведческого поиска – воссоздать эту историю, ведь в этом поселении трудились люди, внося свою лепту в общее движение страны к своему будущему.

СИЗИМАН:

ЭПОХА СТАЛИНСКИХ ЛАГЕРЕЙ.

Имя Марины Александровны Кузьминой известно каждому краеведу, увлекающемуся дальневосточными событиями истории Отечества. Сфера ее научных интересов – великие стройки сталинских пятилеток на Дальнем Востоке. По маршрутам ГУЛаговских этапов Кузьмина исходила почти весь Дальний Восток от «солнечного» Магадана до печально знаменитого порта Ванино и далее к югу, побывала во всех значительных пунктах, где разворачивались драматические события становления экономики тоталитарного режима. И в итоге каждой серии исследовательских маршрутов рождалась новая книга.

Вот и сейчас Марина Александровна поведала читателям об очередной трагической странице истории государства Российского под названием «Сизиман». Это пятая книга из серии «Дальний Восток: великие стройки сталинских пятилеток». Напомним название предыдущих изданий: «Строительство №15: нефтепровод», «Последний вагон на север», «Я помню тот Ванинский порт…», «Комсомольск-на-Амуре: легенды, мифы и реальность».

 Итак, двадцатые годы, бухта Сизиман на побережье материковой части Татарского пролива, начало лагерной системы на Дальнем Востоке. «Согласно приказу по Управлению концлагерей при ПП ОГПУ   от 30.10.29. №9 с 1 октября считать организованными нижеследующие концлагеря:

1. Центральный концлагерь в г.Хабаровске.

2. Концлагерь 1 в 6 верстах от Владивостока.

3. Концлагерь 2. Татарский пролив. Почтовое отделение в Сизими.

4. Концлагерь  Остров Аскольд.

5. Кирпично-топливная производственная колония в Хабаровске возле железной дороги.

Комендант-сотрудник ПП ОГПУ тов. Доналис.

Начальник Управления концлагерей Литвин».

«Но «первым среди равных» концлагерей, - пишет Кузьмина, - можно считать концлагерь №2 в бухте Сизиман (урочище Мурашки)».

«Урочище Мурашки» – это территория побережья, означенная двумя географическими объектами – горой Мурашко и мысом Мурашко, прикрывающим с севера бухту Чапчаны. Именно там, в глухом распадке ключа Барачного, в нескольких километрах от берега скрывались бараки «2-го отделения лагерей Особого назначения ПП ОГПУ ДВК». Разумеется, ни о каком побеге из таких отдаленных таежных мест не могло быть и речи, тем не менее, в этом концлагере имеются остатки столбов с ограждением из колючей проволоки.

Книга иллюстрирована прекрасно выполненными фотографиями. Кровати лагерного лазарета с вросшими деревьями, развалины «мертвого города» в Сизимане, штабеля леса, заготовленного в 30-х годах, ставшие удобрением для рощи елей… Суровая, по прекрасная природа  побережья окружила упраздненные концлагеря труднопроходимой тайгой, следы их практически затерялись. Однако в архивах сохранились некоторые документы трагической эпохи.

Скрупулезно, год за годом Кузьмина раскрывает перед читателем страницы истории, подтверждая свои выводы найденными ею в архивах документальными свидетельствами. В этом и состоит главное достоинство книги – убедительная достоверность, к чему стремится добросовестный исследователь, историк, краевед. А в характере Марины Александровны удачно сочетаются черты неутомимого искателя-краеведа и вдумчивого историка-исследователя.

В результате исследований на месте краеведы поняли, что необходимо провести ряд охранных мероприятий на территории Чапчаны-Сизиманского эколого-исторического комплекса, так они назвали место первых дальневосточных концлагерей. Случись таежный пожар, и живая память о трагических страницах новейшей истории будет стерта с лица земли. Следовательно, вокруг сохранившихся бараков должна быть минерализованная полоса. Но кто возьмет на себя финансирование охранных мероприятий в урочищах Сизимана и Чапчаны? Энтузиасты – краеведы и экологи не имеют таких средств. На прилегающем к территории эколого-исторического комплекса таежном массиве работает известная лесодобывающая компания. Кому как не этой компании поручить дело поддержки общественно важных проектов Марины Александровны, считают краеведы. Они надеются, что настанет время, когда неповторимая природа и история Чапчаны-Сизиманского массива в полной мере станет   достоянием общества.   

 

Александр Мурашев