Извлекать уроки из прошлого, не искажая его

Рубрика:  

Уроки истории, особенно военной истории – это всегда очень трудные уроки, горькие и поучительные, поскольку и через 300 лет мы даём оценку не только победителям, которых, как принято считать - не судят, но и побеждённым.

К примеру, вспомним Полтавскую битву, которая состоялась в 1709 году.  В настоящее время в нашей стране мы отмечаем День воинской славы России 10 июля.   

Именно в этот день русская армия под командованием Петра Iодержала победу над шведами, которыми руководил шведский король Карл XII. Остатки шведских войск сдались у Переволочны, а Карл XIIбежал в Турцию.

Как сегодня не вспомнить национального героя современной Украины Мазепу, перебежавшего на сторону  Карла XIIиз-за личной обиды на Петра I. Мазепе был присущ глубокий эгоизм, алчность, вероломство, которые делают его совершенно нечувствительным к тем роковым последствиям для его отчизны. «Нет отчизны для него», - так сказано в поэме А.С. Пушкина «Полтава». Сегодня его образ высвечивает деятельность современных «мазеп» на Украине.

Пётр I, наоборот, воодушевлён любовью к Родине и общему делу, и умеет воодушевить всех окружающих, внушить энтузиазм войскам.

«Ура! Мы ломим; гнутся шведы.

О славный час! О славный вид!

Ещё напор - и враг бежит»

                                   («Полтава», А. С. Пушкин)

Полтавская битва в изображении Пушкина – дань величайшему торжеству Петра I и той молодой России, которая «в бореньях силы напрягая, мужала с гением Петра».

Полтавский бой подтвердил правильность реформаторской деятельности царя. К тому же  Пётр Великий остаётся великим, в частности, например, в отношении к пленным шведам, которых считал своими  учителями и за которых поднял «заздравный кубок». Он не мстит за предыдущие поражения, не радуется  реваншу, он, как истинно русский большой человек, своим великодушием показывает всем : «мы русские, мы великая нация, не опустимся до низменных чувств радоваться за поражение противника». Война и воины остаются в истории и об этом надо помнить, как мы будем выглядеть через сто и более лет.

В нашей истории были замечательные победы, были горькие поражения, но всегда, мы русские оставались великодушными, даже по отношению к поверженному противнику.

Да, русские воины побывали почти во всех столицах государств Европы. И хотя на Западе любят выставлять нас «варварами», история знает, как относилось население тех стран, где побывали русские солдаты.

Вспомним 19 марта 1814 года. Духовой оркестр Рязанского мушкетёрского полка взобрался на господствующий над Парижем холм Монмартра, на чердак ветряной мельницы и оттуда  вдруг грянул над Парижем русский марш.

Быть может, и прав был Наполеон, когда сказал, что русские побеждают благодаря своей превосходной музыке.

В тот час на Париж были уже нацелены 84 русские пушки с высот Монмартра. Но на оркестр Рязанского полка откликнулись вдруг оркестры всех других русских полков, и  Монмартр, начинённый смертью, запел.

Французы посчитали за лучшее благо выслать парламентеров. И русские полки торжественно вошли в Париж.

А через 150 лет, в 1972 году агентство Франс Пресс сообщило:

«Военный оркестр Министерства  обороны СССР завоевал Париж, имея в качестве единственного оружия – музыкальные инструменты».

Нет, не прерывается традиция отечественная, когда наша армия выступает как сила культурная.

А теперь для сравнения, посмотрим на так называемые «передовые цивилизованные страны Запада». Вот, например,  из истории Германии.

21 июня 1940 года на том же месте, на небольшой поляне в Компьенском лесу, где 11 ноября 1918 года в пять часов утра было подписано перемирие, положившее конец Первой мировой войне, Адольф Гитлер вручил свои условия перемирия Франции. Чтобы германский реванш был полным, встреча немецкого и французского уполномоченных состоялась в личном вагоне маршала Фоша, где тот предъявил условия перемирия Германии 22 года назад. Использовали тот же самый  стол в ветхом старинном вагоне.

Гитлер восседал на том же самом месте, где сидел Фош, когда диктовал условия того договора.

Унижение Франции и французов были полными.

На небольшой поляне был поднят на флагштоке личный штандарт Гитлера. Поляна эта круглая, спланирована как парк. Французы установили в центре её гранитную глыбу с надписью: «Здесь 11 ноября 1918 года не устояла преступная германская гордыня, побеждённая свободными народами, которые германская империя пыталась поработить».

Гитлер приказал уничтожить памятник истории. Его взорвали в тот же день 21 июня 1940 года.

В 15.42 часа, то есть, через 20 минут после прибытия  французов и подписания документа, Гитлер встаёт, чопорно отдаёт честь и резко хлопает себя  руками по бёдрам, расправляет  плечи и широко расставляет ноги. Великолепная поза для выражения полного  пренебрежения и испепеляющего презрения к французам и ко всему тому, что в течение двадцати двух лет символизировало это место, ибо оно было свидетелем унижения Германской империи.

Звучат национальные  гимны третьего Рейха Германии времён Гитлера: «Германия превыше всего» и «Хорст Вессель».

Гитлер достиг своей вершины - головокружительной карьеры, а Германия отомстила за поражение в 1918 году.

Однако история на этом не кончается, наступит 9 мая 1945 года. В 22 часа 43 минуты  тот же генерал Кейтель, глава верховного командования, подпишет в Карлсхорсте (Берлин) акт о безоговорочной капитуляции Германии.

9 мая было объявлено в СССР Днём Победы в Великой Отечественной  войне против фашистской Германии. Наша Красная Армия освободила Европу от «коричневой чумы», жаль что об этом сегодня многие на Западе стараются забыть и более того сфальсифицировать историю, всячески принижая роль Советского Союза во Второй мировой войне.

Говорят, что дурной пример заразителен. Подтверждением этого является подписание акта о безоговорочной капитуляции Японии 2 сентября 1945 года на борту американского линкора «Миссури», вошедшего в Токийский залив, когда боевые действия были уже прекращены японцами.

Верховный главнокомандующий союзных держав на Тихом океане генерал Макартур организовал церемонию – шоу, чтобы создалось впечатление, что Япония якобы сокрушена чуть ли не одними Соединёнными Штатами. Дабы подчеркнуть, что победа над  Японией подводит итог почти столетней политике США на  Тихом океане, из американского музея извлекли и доставили на «Миссури» флаг, который в 1854 году нёс командор Перри, над жерлами орудий «открывший» Японию, то есть заставивший её подписать неравноправный договор. Флаг поместили в стеклянную витрину, укреплённую на видном месте, на борту линкора. Он живо напоминал «чёрные корабли» Перри.

Посреди палубы линкора поставили большой стол, за который уселись представители  стран – победительниц. Оглушающую тишину нарушил стук палки о палубную броню… К столу шел, сильно прихрамывая, министр иностранных дел Японии М. Сигэмицу. За ним шествовал генерал Умэдзу, начальник генерального штаба и сопровождающие их лица. Не доходя до стола, японские представители остановились (так полагалось по сценарию Макартура), наступили «минуты позора».

Под взглядами сотен глаз моряков линкора и журналистов, которых удалось собрать специально для  этого события, их было   несколько десятков, японцы отстояли предписанное им Макартуром время. Затем был подписан акт о безоговорочной капитуляции. От союзных наций первым поставил свою подпись Макартур.

Рядом с Макартуром на видном месте стояли генерал Персивалы, сдавший Сингапур, и генерал Уайнрайт, капитулировавший на Кореходоре. Оба военачальника, вызволенные Красной Армией из узилища в Маньчьжурии, были доставлены американцами в Токио для участия в помпезной церемонии.

Верховный главнокомандующий И.В. Сталин знал о том, что  американцы намерены устроить подписание акта о капитуляции не в Токио, как полагается по протоколу, а на своей территории, то есть на линкоре «Миссури», поэтому он не стал посылать Главкома советских войск на Дальнем Востоке маршала А. М. Василевского, что соответствовало уровню американской делегации, а предоставил право подписи от Советского Союза генерал – лейтенанту К.Н. Деревянко, который был прикомандирован  к штабу Макартура в качестве офицера связи.

Макартур в отместку за это определил Деревянко расписаться где-то пятым, после союзных войск Китая. Но мы знаем о том, какой вклад в победу внёс СССР и в войне с Германией, и в войне с Японией.

Вспомним манёвр американцев при принятии капитуляции в Германии.

7 мая  1945 года в городе Реймсе, где дислоцировался штаб генерала Д.Д. Эйзенхауэра, главкома англо-американскими войсками в Европе, немцы подписали акт безоговорочной капитуляции. При подписании акта от Советского Союза подпись поставил после уговоров Эйзенхауэра генерал – представитель Советской армии при штабе союзников, которого не уполномочивал И.В. Сталин.

Довольный, что именно он, американский генерал первым подписал акт капитуляции, Эйзенхауэр заявил журналистам, что США и войска союзников пришли в Германию не как освободители, а как победители.

И.В. Сталин не признал это подписание актом капитуляции Германии, заявив союзникам, что считает этот  документ всего лишь протоколом о капитуляции. Он настоял на том, чтобы акт капитуляции был подписан в Берлине, в центре фашистской агрессии.

8 мая  в Берлине (точнее в Карлсхорсте) был подписан настоящий Акт безоговорочной капитуляции Германии. От имени Советского Союза Акт подписал заместитель Верховного Главнокомандующего маршал Жуков, он  был главным лицом этого исторического события. Верховное командование союзных войск представляли английский маршал авиации А.В. Теддер, командующий воздушными силами США генерал  Спаатс и главнокомандующий французской армией генерал Латр Де Тассиньи.

От Германии в составе  подписавших были генерал – фельдмаршал Кейтель, адмирал флота Фриденбург и генерал – полковник авиации Штумпф.

Увидев среди подписавших Акт француза Де Тассиньи, Кейтель, участник двух мировых войн, начальник штаба Верховного главно-командования вермахта, первый советник Гитлера, с сарказмом заметил о том, что, дескать, здесь за столом делает француз, разве Франция победила Германию?

Разумеется корреспонденты Эн-Би-Си и Си-Ви-Эс не упустили случая сообщить об этом всему миру, причём в течение одного часа после подписания Акта. Так было в июне 1940 года, так было в мае 1945 года, так было и в сентябре 1945 года.

Поэтому говорить о том, что, якобы, город Хабаровск поставил последнюю точку во Второй мировой войне, нет никаких оснований. Да и не мог генерал – лейтенант К.Н. Деревянко передать радиограмму с борта  американского корабля в адрес маршала Василевского, который 2 сентября был в Харбине, или в адрес его ставки в Хабаровске. Да и Сталину доложили представители Генштаба после радиоперехвата сообщений американских радиостанций Эн-Би-Си и Си-Би-Эс, ведущих репортаж непосредственно с места событий. К тому же работали средства связи радиотелеграфа тех корреспондентов стран-союзниц, которые находились на «Миссури».

В заключение хотелось бы напомнить всем лже-историкам и фальсификаторам о том, что историю можно переписать, но нельзя изменить, рано или поздно истина восторжествует. Всему миру известно, что Красная Армия и наш народ на своих плечах вынесли все тяготы Великой Отечественной войны 1941 – 1945 годов. Известно также и о том, что наши союзники открыли второй фронт в войне с Германией лишь тогда, когда наши войска в течение двух месяцев должны были вступить на землю стран Восточной Европы, что в ближайший год СССР успешно завершит войну с Германией.

Хотелось бы напомнить и  о том сегодня, что большинство стран Восточной Европы (Болгария, Венгрия, Румыния, Австрия…) и в Первую и во Вторую мировою войну были союзниками Германии и воевали против России – СССР. Это и есть уроки  истории, о которых всем нам следует помнить. А какие вояки США, показали войны в Корее (1950 – 1953) и Вьетнам (1965-1973).

Наша история даёт миру впечатляющие примеры доблестных воинов, блестящих побед и благородных поступков в отношении бывших противников. Как тут не вспомнить слова Суворова: «Доброе имя есть принадлежность каждого честного человека; но я заключал доброе имя мое в славе моего Отечества, и все деяния мои клонились к его благоденствию». Великий полководец гордился тем, что он был русским.

 

Мережко Анатолий Григорьевич, капитан П ранга в отставке, военный историк