К 100 - летию органов ВЧК-КГБ-ФСБ. Экскурс в прошлое

Рубрика:  

20 декабря 2017 года мы отмечаем знаменательное событие - 100-летие со дня образования органов государственной безопасности ВЧК-КГБ-ФСБ России.

За прошедшие годы неоднократно менялись названия органов безопасности, но неизменно оставалось одно: сотрудники органов безопасности, и в том числе Дальневосточные чекисты, всегда честно, надежно и преданно выполняли свой служебный долг по защите интересов нашей Родины от враждебных посягательств.

Органы безопасности прошли сложный и многогранный путь развития, неразрывно связанный с социально-экономической, политической жизнью всего нашего общества и государства. Во все времена чекисты защищали общенациональные интересы, обеспечивали спокойствие страны и ее граждан. Мы по праву гордимся результатами оперативно-служебной деятельности Хабаровского управления и управления в ЕАО, сформировавшимися традициями, сплоченными коллективами, офицерами и прапорщиками, с честью и достоинством выполняющими воинский и конституционный долг в этих регионах со сложной оперативной обстановкой.

С 1974 по 1992  год я проходил службу в Управлении ФСБ России по Хабаровскому краю. В 1992 возглавил вновь созданное Управление ФСБ России по Еврейской автономной области, где проработал да января 1997 года. В этих органах прошел путь от оперуполномоченного до  начальника управления.

Мы по праву гордимся историей становления и результатами работы Дальневосточных чекистов. Отдаленность от революционных центров страны и недостаточно надежная связь с ними, затянувшийся процесс консолидации большевистских сил в Приамурье, в том числе в Хабаровске, сильное влияние эсеро-меньшевистского руководства Хабаровского Совета стали причиной того, что большевики взяли власть в Хабаровске только 12 декабря 1917 года. Здесь, на окраине Российской империи, силы противников новой власти группировались вокруг генералов и офицеров бывшей царской армии: Семенова, Калмыкова, Сычева, которые в скором времени стали лидерами белого движения в этом регионе.

Для защиты революционных завоеваний и подавления поднимавшейся волны уголовщины при исполкоме Хабаровского Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов создается следственная комиссия. В июне 1918 года при Военно революционном штабе была сформирована специальная комиссия по борьбе с саботажем старых чиновников. Ее возглавил типографский рабочий Сергей Алексеевич Шеронов, по совместительству – чрезвычайный уполномоченный Военно-революционного штаба и исполкома Хабаровского Совета по делам следственной комиссии.

5 сентября 1918 года в Хабаровск ворвались отряды атамана Калмыкова, за ними вступили японские, а затем и американские войска. Лишь спустя полтора года, в середине февраля 1920 года, Хабаровск был освобожден от белогвардейцев. В ночь на 5 апреля 1920 года находившиеся в различных городах Дальнего Востока войска японских интервентов, нарушив нейтралитет, организованно выступили против советской власти. В Хабаровске народно-революционные части после тяжелых боев и потерь вынуждены были отступить, оставив город в руках японцев.

6 апреля 1920 года в городе Верхнеудинске (нынешнем Улан-Удэ) была провозглашена Дальневосточная республика (ДВР), в состав которой вошли Забайкальская, Амурская, Приморская, Сахалинская и Камчатская области. Формально это было независимое государство, но фактически оно являлось буфером между РСФСР, где основное сопротивление белогвардейцев и интервентов было уже подавлено, и Японией, продолжавшей воевать на Дальнем Востоке. Руководство ДВР копировало все действия Москвы и по её примеру создало аналог ВЧК – Государственную политическую охрану (ГПО).

И только 21 октября 1920 года в Хабаровск был освобожден. Тогда же для организации и ведения оперативной работы в город была направлена группа работников армейского отдела Госполитохраны во главе с ее начальником Георгием Ефимовичем Сократом. И уже к концу года она выявила и нейтрализовала вооруженную банду во главе с бывшим офицером белой армии Полозиным, которая длительное время терроризировала население Хабаровска и его окрестностей. При ее ликвидации было изъято много оружия, один из складов которого находился неподалеку от села Некрасовка.

В февраля 1921 года Госполитохраной была вскрыта в Хабаровске весьма опасная для республики подпольная организация офицеров белой армии, действовавшая в штабе 2-й НРА, в которую входили помощник начальника разведотделения штаба бывший штабс-капитан Федоров-Брюханов, начальник оперативного отделения Невяский, сотрудник для особых поручений Госполитохраны Богдановский и другие. Их судили по законам военного времени.

В июне 1921 года хабаровская контрразведка вскрыла шпионскую группу атамана Семёнова, которая поддерживала связь с Харбином через жительницу города, владелицу мастерской по пошиву дамских шляп. Тогда же в городе была ликвидирована другая шпионская группа во главе с неким Феофановым, владельцем ресторана.

В предвоенные годы дальневосточные чекисты провели операцию под тройным названием «Макаки-Маки-Мираж», направленную на противодействие японской разведке. Проведенная в 20—30-е годы эта операция по своему оперативному замыслу и полученным результатам является уникальнейшей в истории советской контрразведки

В годы Великой Отечественной войны основным направлением работы Управления НКВД по Хабаровскому краю в годы войны оставалась борьба со спецслужбами, в первую очередь – с разведкой Японии, которая развернула вдоль нашей границы десятки филиалов и резидентур, организовала десятки переправочных пунктов для заброски на советскую территорию шпионов, диверсантов и террористов. Только в 1942 году органами госбезопасности края было выявлено и разоблачено более двухсот заброшенных к нам агентов, в 1943 году – сто семьдесят.

Для получения информации о деятельности противника силами разведподразделений Управления за годы войны проведено более 200 закордонных операций. В результате были получены достоверные сведения о деятельности японских спецслужб в приграничье, добыты представляющие большой оперативный интерес документы и распоряжения правительства Маньчжоу-Го, захвачены и выведены на нашу территорию сотрудники японской разведки, представители подрывных эмигрантских центров.

В августе 1945 года десять оперативных групп, в том числе парашютно-десантная группа «Родина», сформированные из чекистов края, успешно провели операции по задержанию в Маньчжурии сотрудников японских спецслужб и их агентуры, а также активно сотрудничавших с японцами белоэмигрантов.

С участием одной из оперативных групп, сформированной из работников Управления, в Харбине были захвачены архивы Бюро по делам российских эмигрантов в Маньчжурской Империи (БРЭМ).

И в послевоенный период Хабаровские чекисты продолжали борьбу с подрывными акциями иностранных спецслужб.

Был разоблачен американский агент Агафонов. Во время выхода на связь  с разведцентром, опергруппа УКГБ по Хабаровскому краю захватила американского агента Пономаренко. На основании полученных материалов оперативная игра с американскими спецслужбами продолжалась под контролем УКГБ более четырех месяцев. Пресечена
разведывательная деятельность полковника Обри, подполковника Ливера, майора Смита - сотрудников   военного атташата Посольства США в СССР.
Американские разведчики были захвачены в ночь на 29 сентября в номерах хабаровской гостиницы Дальний Восток. В ходе операции были изъяты разведывательное задание на время их следования     поездом     из     Москвы в Хабаровск, портативная разведывательная аппаратура, закамуфлированная  под транзисторный приемник, два длиннофокусных объектива к фотоаппаратам, 26 блокнотов с записями разведывательного содержания и 26 отснятых фотопленок.

Это только часть проведенных в те годы активных операций проведенных Хабаровскими чекистами. Они позволили выявить устремления противника и полностью изобличили противозаконную деятельность разведчиков и агентов иноспецслужб.

Итак, закончились волнения и суета связанные с оформлением на службу в органы КГБ СССР и я 4 июля 1974 года утром прибыл в здание Управления КГБ при СМ СССР по Хабаровскому краю. Первый рабочий день был занят представлением меня моим руководителям. Я был назначен оперуполномоченным 1 отделения 5 отдела и представлен заместителю начальника Управления, курировавшему  5 отдел полковнику Негодяеву Павлу Ивановичу (в 1981-1988 г.г. возглавлял Хабаровское Управление, генерал-майор), полковнику Полковникову Ивану Ивановичу начальнику 5 отдела (в последующем до выхода на пенсию занимал должность заместителя начальника Управления), его заместителю подполковнику Бахмацкому Виктору Гавриловичу (он стал заместителем начальника Управления по кадрам, а затем заместителем Председателя КГБ Узбекской ССР, генерал-майор) и наконец, я был представлен моему непосредственному начальнику 1 отделения майору Баранову Виталию Ивановичу, который представил меня личному составу отделения.

Мне выдали служебное удостоверение, определили рабочее место, сейф и снабдили канцелярскими принадлежностями, затем передали меня секретарю отдела, ведающему делопроизводством Марии Архиповне Чуриловой (она в прошлом офицер органов безопасности), она удивительно добрый и мудрый человек, по матерински относилась к молодым сотрудникам. Мария Архиповна помогала мне освоить инструкцию по секретному делопроизводству и практически освоить навыки   работы с секретами. После сдачи зачета получил допуск к работе с секретными документами. После проверки знаний по обращению с оружием и знания материальной части, мне было выдано личное оружие - пистолет Макарова.

Затем мне помогли составить план индивидуальной подготовки оперативного сотрудника и я, обложившись специальной литературой и приказами, начал в теории и практики познавать непростое ремесло чекиста контрразведчика. В этом мне большую помощь оказывали мои сослуживцы, которые давали пояснения по непонятным мне вопросам, знакомили с реальными оперативными материалами и делами, учили писать оперативные документы, обучали на практике методам вербовки и работы с оперативными источниками.

Премудрости нового для меня дела и осваиваемые материалы раскрывали глаза на окружающую действительность совсем под другим углом. Раньше жизнь воспринималась, как она есть. И мне были неведомо, что люди могли быть врагами, или играть определенную роль по заданию органов госбезопасности. Под влиянием этих открытий я стал тщательно анализировать свое окружение и лиц, с которыми сталкивался по работе. Из-за своих открытий я испытывал определенный психологический дискомфорт, но мне объяснили, что это нормальный период становления и через него проходят все и со временем это прошло.

Так прошло два месяца, и я освоил все темы предусмотренные планом индивидуальной подготовки и сдал экзамен на допуск к самостоятельной оперативной работе.

Работа сотрудников отдела  вначале выглядела, как непонятный мне, но отлаженный контрразведывательный механизм. Высочайшей ответственностью за участие в важном государственном деле были просто пропитаны все мои коллеги и с первых шагов стремились привить её мне. Причем делалось это не навязчиво, а осуществлялось в процессе реализации служебных задач. Но как говориться «глаза боятся», а «руки делают». Безусловно, помог определенный жизненный опыт, опыт комсомольской и преподавательской работы. Только по прошествии времени я понял, что мои страхи напрасны, и я легко свыкся с оперативной терминологией, и освоил премудрости контрразведывательной работы.

Я усвоил прописные истины контрразведчика. Для службы в контрразведке нужна высокая честность, смелость, преданность, внимательность к мелочам, конспиративность и умение тщательно продумать предстоящую работу. Кроме того, от оперативного сотрудника требуется способность к наблюдению, память и умение излагать полученные сведения в документе.

Для контрразведчика детали имеют чрезвычайно важное значение, успех определяется степенью внимания к мелочам.

Конспирация в работе имеет огромное значение. Ни один контрразведчик не решит поставленной задачи, если он будет громко об этом кричать.

Работник контрразведки должен обладать упорством, волей и решимостью преодолеть все препятствия, которые могут возникнуть на его пути. Таких слов, как «это не может быть сделано», — не существует в словаре работников контрразведки.

Теперь настала пора рассказать об отделе, где мне довелось работать четыре года, где проходило мое оперативное становления, формировался профессионализм оперработника.

В Управлении КГБ СССР по Хабаровскому краю в 1967 году был образован  5 отдел в функции которого входило решение задач поставленных перед Пятым Управлением КГБ, но в региональном масштабе.

Отдел насчитывал порядка 30 штатных единиц руководящего и оперативного состава и занимал левое крыло 4 этажа здания Управления и включал в себя три отделения:

1 отделение - работа по студенческой молодежи, творческой и научной интеллигенции,  по высшим и средним специальным учебным заведениям, творческим союзам, НИИ, медицинским и культурным учреждениям, иностранцам обучающихся в вузах;

2 отделение - работа по линии религиозных организаций, розыск авторов анонимных антисоветских документов, проверка сигналов о фактах терроризма, предотвращение массовых антиобщественных проявлений, в том числе и в среде неорганизованной молодежи, организация охранных мероприятий;

3 отделение - ведение разработок на лиц, подозреваемых в организованной антисоветской националистической деятельности, работа в среде бывших спецпоселенцев ОУН-УПА, пресечение акций идеологической диверсии подрывных националистических, в том числе и сионистских центров.

Отделения в соответствии с предназначением вели оперативную работу по закрепленным линиям и объектам оперативного обеспечения. Оперработники также имели утвержденные должностные обязанности и осуществляли работу по линейно-объектовому принципу.

Необходимо отметить, что в  отделе УКГБ в ЕАО, городских и районных подразделениях были выделены подразделения, отдельные оперработники или работники совмещающие работу по Пятой линии с другими направлениями. Все они  оперативно замыкались на линейных работников Отдела. При осуществлении контрразведывательной работы на практике, часто интересы оперработников, не только в своем отделении, но и в других отделениях и даже других отделов Управления, пересекались, и организовывалось взаимодействие.

После допуска к самостоятельной работе, мне определили участок работы – контрразведывательное обеспечение студенческой молодежи и закрепили объекты: Хабаровский институт народного хозяйства и все техникумы г. Хабаровска, в последующем я был переведен на участок работы контрразведывательного обеспечения научной интеллигенции и курировал институты ДВ отделения АН СССР в Хабаровске.

Работа меня захватила целиком, осваивать практические навыки оперативной работы  мне помогали помимо моего куратора капитана Бирюкова Геннадия Константиновича, мои старшие товарищи по отделению майор Ковнат Леонид Львович, капитан Кащенко Анатолий Николаевич, ст. лейтенант Мардашов Валентин Иванович. Но особо хочу отметить моего первого начальника подполковника Баранова Виталия Ивановича, который не только контролировал и направлял мою деятельность, но и кропотливо работал со мной. Прививая мне навыки оперативного мышления, умения анализировать и принимать правильные оперативные решения, и уверенно действовать в различных ситуациях. Именно он, научил меня грамотно, оперативным языком, излагать документы, создавать планы разработки и реализации оперативных материалов, что осталось со мной на долгие годы и помогало мне в дальнейшей чекистской карьере.

Часто он беседовал со мной не только на служебные темы, но и обсуждал со мной различные вопросы политики, истории, литературы, искусства, да и просто рассказывал различные истории из своей жизни и оперативной практики. Так, однажды возник разговор об Андрее Сахарове и его статье «Размышления о прогрессе, мирном существовании и интеллектуальной свободе» и Александре Солженицыне и его произведениях, невозвращенцев на родину Мстислава Растроповича и Галины Вишневской.

Нужно отдать должное, Виталий Иванович, обладая обширными познаниями в области истории и культуры, мыслил не шаблонно. Умело и без культивировавшихся в то время штампов, простым языком, доходчиво, разъяснял мне сущность их поступков и пагубность противопоставления из взглядов сложившейся политической системе в СССР. В тоже время объективно оценивал их личные качества, как большого ученого, талантливого писателя и выдающихся музыкантов и ценил их как высокоинтеллектуальных противников. Государство вынужденно защищаться от подобных людей, даже если они великие таланты.

Обсуждались и другие темы, причем не, только с точки зрения их оценки, но и возможности позитивного воздействия на происходящие процессы оперативным путем. Такая работа со мной, формировала у меня, широкий взгляд на различные явления в жизни и создавала условия для совершенствования мировоззрения и профессионального роста. 

Я горжусь тем, что мне  довелось делать первые шаги в чекистской профессии под руководством этого удивительного человека. Высоко ценю искренние, добрые отношения, которые сложились между нами и долгие годы бережно сохраняются.

Время летело быстро, я осваивал порученный мне участок, достался он мне в запущенном состоянии (длительное время не было закрепленного оперработника). Начал с анализа состояния дел и создания оперативных позиций там, где это требовала обстановка. Дело в том, что в студенческих коллективах оперативные источники информации после окончания учебного заведения, по распределению, уходили работать на различные народнохозяйственные объекты, и в зависимости от целесообразности, передавались на связь в другие подразделения или регионы. Вследствие этого процесс поиска и обновления источников информации был непрерывный. Собственно агентурная работа, основа основ оперативной работы, и я её успешно осваивал и прикипел к ней всем своим естеством.

Постепенно осведомление на участке налаживается, стала поступать оперативно – значимая информация, которая проверялась, и по ней принимались необходимые меры. Характерной особенностью участка было то, что после окончания учебных заведений, многие молодые специалисты попадали на режимные объекты или им по роду работы требовался допуск к работе с секретными и совершенно секретными материалами и в соответствии с установленным порядком в отношении них проводились проверочные мероприятия. Такие запросы приходили десятками и проработка их, и ответы занимали много времени. Также требовало времени, изучение и подготовка справок в выездную комиссию, на лиц, выезжающих за рубеж в основном по туристическому каналу.  Но это была хоть и весьма ответственная (в случае негативных последствий, неминуемо следовало наказание), но считавшаяся технической работа.  Не секрет, что в те годы КГБ вместе с партийными органами были главными при определении, кому можно было выезжать за границу. Посещение других стран, особенно «капиталистических», сопровождалось проверками на политическую лояльность. Разрешение поехать в другую страну получали те, кто обладал, идеологической стойкостью и не мог попасть  под «влияние Запада», а также непременно должен был вернуться домой. Другим препятствием для выезда за границу, мог являться допуск к секретным сведениям, что устанавливалось в процессе спецпроверки.

Привлекали нас и для участия в контрразведывательных мероприятий проводившихся 2 отделом Управления в период посещения края установленными разведчиками – дипломатами, а посещали они Хабаровск довольно часто.

Много времени занимало участие в так называемых «охранных мероприятиях». На 5 отдел была возложена задача организации обеспечения безопасности во время проведения различных общественно – политических и партийных мероприятий (праздничных торжеств 1 и 9 мая, 7 ноября, конференций и пленумов Крайкома КПСС и др.). А также во взаимодействии с сотрудниками 9 Управления КГБ СССР обеспечение визитов в край охраняемых лиц, в число которых входили члены Политбюро ЦК КПСС и руководители иностранных государств и партий.

Работа строилась в соответствии с утверждаемым руководством Приказом с персональной расстановкой личного состава по объектам пребывания и маршрутам следования охраняемых лиц. Это была сложная и ответственная работа, которая заключалась не только в физической охране, но и осуществлялся большой комплекс  разнообразных мероприятий оперативного характера. В Хабаровске, такие мероприятия проводились несколько раз в квартал.

Первый раз мне довелось участвовать в обеспечении крупных мероприятий  в ноябре 1974 года, в обеспечении встречи Леонида Ильича Брежнева и американского президент Джеральда Форда. Я в составе группы сотрудников Управления, был командирован во Владивосток, такие же бригады прибыли из многих территориальных органов СССР.

В другой раз, а их было много, привожу только важные, пришлось встречать  Леонида Ильича Брежнева  при посещении им  Комсомольск-на-Амуре, в котором он побывал в ходе поездки по Восточной Сибири и Дальнему Востоку.

Вспоминаю свой первый оперативный успех. Весной 1975 года в Хабаровске проходила выставка штата Вашингтон США в выставочном здании на ул. Пушкинской недалеко от центральной площади им.В.И. Ленина. Важно понимать, что это мероприятие проводилось в рамках  потепления в советско-американских отношениях, разрядки в международных отношениях, что привело к ослаблению общей напряженности в мире. Поэтому для региона это было важнейшее  общественно- политическое мероприятие и Крайком КПСС держал его на особом контроле.

Управление КГБ СССР по Хабаровскому краю, как обычно, в таких случаях, осуществляло контрразведывательное сопровождение этого мероприятия. Координирующая роль была за 2 отделом Управления, за которым была линия противодействия спецслужбам США.

Мне, на время функционирования выставки, поручили работу по неорганизованной молодежи, так называемым фарцовщикам. Для этого я установил контакты с сотрудниками органов ВД, комсомольским оперотрядом, привлеченным специально для отсечения фарцовщиков от иностранцев, и задействовал оперативные источники располагающие реальными возможностями в решении поставленных задач, в том числе находящиеся на связи у других оперработников.

Работа шла в плановом порядке, но произошел казус, иначе сегодня его назвать нельзя. Ночью с козырька на фасаде здания выставки исчез флаг штата Вашингтон, там был ещё американский государственный флаг, с другой стороны козырька, но он остался на месте. Как сотрудники милиции несущие службу у выставки допустили это – уму непостижимо.

Этому факту первый секретарь Хабаровского Крайкома КПСС Черный А.К. дал жесткую негативную оценку, придав ему политическую окраску, и потребовал от правоохранительных органов и спецслужб найти лиц совершивших этот проступок. Естественно его требование нашим руководством  было доведено до оперсостава. Все силы и средства МВД, КГБ и других краевых служб были брошены на розыск флага. Прошло несколько дней, результата не было, начальство нервничало. И вот на встрече мой оперативный источник сообщил, что ему стало известно о возможной причастности к хищению флага двух  молодых людей, учащихся одного из техникумов. Они были установлены, в их отношении проведен комплекс оперативных мероприятий, позволивших сделать однозначный вывод  о причастности к краже.

Молодые люди были доставлены в помещение приемной Управления, где в беседе со мной, под давлением имеющихся улик, вынуждены были признаться в содеянном. Они  рассказали, что совершили кражу флага из хулиганских побуждений и стремления выделиться дерзким поступком из числа сверстников, политических мотивов не преследовали. Они также сообщили, что после кражи и последовавшего общественного резонанса и начала розыскных мероприятий сильно испугались и спрятали флаг, закатав его в стеклянной трехлитровой банке, и зарыли её в землю на даче родителей одного из них. На оперативной машине мы съездили на дачу, где благополучно извлекли из банки полотнище флага. Я впервые в жизни держал в руках зеленый флаг штата Вашингтон с портретом первого президента США. Доставив его в Управление передал своему начальнику, который срочно передал его дальше по инстанции. Руководство  Управления оценило мои труды и объявило мне благодарность. В отношении молодых людей совершивших этот проступок ограничились проведенными беседами.

С сентября 1975 по январь 1976 года я прошел обучение на Высших курсах подготовки оперативного состава КГБ СССР в г. Ташкенте.

После учебы, обогащенный знаниями, вернулся в свое подразделение, и продолжил работу. С течением времени стал старшим оперуполномоченным, а затем был переведен на новый участок – осуществлял контрразведывательное обеспечение институтов ДВО АН СССР. 

Новый участок, наряду с осуществлением профессиональных задач, потребовал от меня большой работы над собой в плане общей подготовки. Я понял важную истину: в контрразведке побеждает тот, кто имеет широту взгляда, знания, хорошую память и ищущий ум. Мои познания в науке ограничивались учебной программой института и недолгим стажем работы на кафедре. Пришлось срочно приобретать знания в различных областях науки, чтобы хоть как-то разобраться в терминологии и современных направлениях академических исследований. Я старался быть в курсе всех общественно-политических событий в стране, новостей литературы, кино и т.д. Много читал художественной литературы, знакомился со специальными изданиями. Именно в это время начал формировать домашнюю библиотеку, которая уже многие годы сопровождает меня при переездах из города в город, и где нет не почитанных мной книг, а к ряду из них я обращаюсь регулярно. Работа над собой и самообразование помогли мне уверенно работать с разными людьми, смотреть на проблемы шире и воспринимать общую картину, находить правильные решения. При встречах с людьми на объектах оперативного обеспечения, чувствовалось, что они ждали от меня чего-то нового, какой-то новой точки зрения на происходящие события. Поэтому приходилось соответствовать их запросам, общаться на их языке, быть понятым и не отторгнутым.  Ведь только между взаимоинтересными людьми складываются отношения и человек доверительно делиться информацией необходимой для организации контрразведывательного процесса. Постепенно все стало на свои места.

Работа с учеными, занимающимися академической наукой была интересной, каждый из них познавал непознанное и зачастую в своих исследованиях уходили так далеко, что даже работающие рядом коллеги не могли дать правильную оценку их работ, что уж говорить обо мне. Но постепенно и здесь все наладилось. В институтах были закрытые темы и работали с секретными документами, всё это также требовало контроля.

В целом на объектах, которые мне приходилось обеспечивать за время работы в 1 отделении 5 отдела обстановка была стабильная, возникающие со стороны отдельных студентов, преподавателей, научных сотрудников негативные проявления, носящие политическую окраску, пресекались путем профилактики.

Каждый такой случай поступления информации тщательно проверялся и в случае подтверждения, устанавливалось, нет ли в действиях гражданина или группы лиц признаков состава преступления (как правило, оперативные материалы рассматриваются следователем) и принимается решение о профилактики. Санкцию на проведение профилактики в различных формах давал руководитель соответствующего уровня, наделенный этим правом. За проведение профилактики персонально отвечал оперработник  и  должен ее осуществить до начала совершения объектом, преступных действий. В случае если профилактика достигала цели, то по мотивированному заключению, наблюдение за объектом проверки и профилактики прекращалась.

Подобные проявления имели место и на объектах, где контрразведывательное обеспечение осуществлялось мной. Так, в результате проведенных профилактических мероприятий удалось уберечь от противоправной деятельности отдельных молодых людей из числа студенчества и других категорий граждан. Профилактируемые часто выражали благодарность оперработнику за разяснение ошибочности их взглядов и поступков и приятно было узнавать, что они становились активными членами нашего общества и в последующем занимали значительные руководящие должности в различных сферах экономики.

Время неумолимо двигалось вперед, его никак нельзя остановить. И вот вроде, только совсем недавно я в первый раз открыл дверь служебного кабинета, сел за рабочий стол, познакомился с товарищами по работе, но прошло уже четыре года. Я стал считаться опытным сотрудником, который мог самостоятельно решать любые вопросы, входящие в компетенцию оперработника, пользовался авторитетом не только у руководства, но и у сослуживцев. Ко мне обращались молодые сотрудники за советом и помощью и я не отказывал.

В середине сентября 1978 года меня пригласил к себе заместитель начальника  Управления по кадрам полковник Бахмацкий Виктор Гаврилович. После непродолжительной беседы он объявил мне, что руководство Управления считает меня достаточно подготовленным к самостоятельной работе сотрудником, акцентировал внимание на моих положительных результатах в оперативно – розыскной деятельности и предложил должность начальника Ленинского РО УКГБ по Хабаровскому краю в Еврейской автономной области, которая на тот момент была вакантной. 25 сентября полковник Бахмацкий В.Г. и я прибыли в кабинет к начальнику Управления генерал-майору Тимофееву М.А., который после беседы подписал приказ о назначении. Из беседы с генералом я не только узнал об обстановке на новом участке, но были четко сформулированы новые для меня задачи и пути их решения. Необходимо отметить, что он хорошо знал вопрос, так как сам ранее прошел через такую должность и дал мне толковые советы по взаимодействию с партийными и советскими органами, пограничниками, РОВД, прокуратурой и другими районными ведомствами. Его советы мне очень пригодились в практической работе, и я долго с благодарностью вспоминал нашу беседу.

Утром 4 октября 1978 года я поездом прибыл в Биробиджан, где  ранее мне не доводилось бывать. Дежурный прапорщик проводил меня в кабинет к начальнику Отдела полковнику Плунскому Василию Прокопьевичу, который ждал меня.

Мы сразу же поехали в Обком КПСС, где со мной встретился заведующий отделом административных органов Заболоцкий Юрий Иванович, а затем меня представили первому секретарю – Шапиро Льву Борисовичу. Я вошел с чувством внутреннего волнения в большой светлый кабинет. За большим письменным столом сидел невысокий, коренастый, с высоким лбом и залысинами на голове человек, лет пятидесяти с мягкими чертами лица. Волосы аккуратно зачесаны назад. Лев Борисович, несмотря на официоз  встречи, оказался очень интеллигентным человеком с первого взгляда внушающим доверие и симпатию.

Беседа была не долгой. Лев Борисович в свойственной ему манере тактично расспросил меня о семье, прежних местах работы и службы, С теплотой и гордостью рассказал о ЕАО, о текущих хозяйственных проблемах – уборке сои, надоях молока, вспашке зяби, акцентировав внимание на, явно не устраивающее его, положении дел в Ленинском районе, где мне предстояло трудиться. Он пожелал мне успехов в работе на новом месте и выразил надежду, что с моим приходом в район дела пойдут лучше.

Мы с полковником Плунским В.П. на служебной машине поехали в районный центр Ленинское. На место мы прибыли часа через два. Сразу направились в райком КПСС, где был представлен первому секретарю Антипову Николаю Степановичу. После знакомства, он рассказал о Ленинском районе, затем беседа плавно перетекла в его монолог о хозяйственных проблемах района. Внешностью и манерой общения  он с трудом воспринимался, как партийный функционер, в нем чувствовался типичный специалист аграрий.

Когда прибыли в райотделение, полковник Плунский В.П. представил меня личному составу и провел оперативное совещание по итогам работы за девять месяцев. Обстановка была удручающая, райотделение уже более полугода работало без начальника, который в начале года был уволен из органов КГБ по отрицательным мотивам. У областного руководства были серьёзные претензии к организации работы оперсостава.

Я начал знакомиться с обстановкой в регионе, проштудировал явно устаревшую справку по оперативной обстановке в районе, провел индивидуальные беседы с оперативными работниками. К моему изумлению, все они, хотя и с разным опытом работы, оказались толковыми операми, которые знали свое дело и уверенно решали поставленные задачи на порученных участках. И не их вина, а их беда, что длительное время они оставались без руководства.

Первое впечатление меня не обмануло, впоследствии ст. лейтенант Малышев Виктор Иванович закончил службу на должности заместителя начальника Управления ФСБ по Хабаровскому краю, стал полковником. К сожалению, в сентябре 2012 года он безвременно скоропостижно скончался. Ст. лейтенант Даньшин Александр Тихонович стал подполковником и занимал должность начальника Октябрьского райотделения, а затем заместителя начальника отдела контрразведывательных операций Управления ФСБ по ЕАО. Лейтенант Кондратюк Александр Васильевич перед выходом на пенсию долгие годы возглавлял подразделение регистрации и архивных фондов Управления ФСБ по ЕАО, подполковник.

В результате коллективного обсуждения, мы пришли к убеждению, что необходимо на основе глубокого изучения и анализа оперативной обстановки с учетом современных взглядов и подходов к проблеме, разработать комплексную систему оперативного прикрытия госграницы в районе с учетом возможностей всех органов участвующих в этом процессе. Таких органов было немало, это наши ближайшие соратники – оперативные работники разведотдела 63 КПО, и ОО КГБ ведущие контрразведывательную работу в многочисленных воинских частях, дислоцирующихся на территории района и наконец, оперативные подразделения РОВД. Начался кропотливый и долгий труд по разработке сложной системы, которую необходимо изложить в оперативном документе.Эта работа выполнялась впервые и оказалась очень непростой и трудоемкой. Сложность заключалась в том, что аналогов таких документов не было и необходимо было не только перелопатить огромный массив информации, но и получить дополнительные сведения из различных, в том числе и оперативных источников.

Большим подспорьем для меня было участие в работе бюро РК КПСС и партхозактивах, куда меня приглашали, которые проводились практически еженедельно и там обсуждались основные вопросы хозяйственной, социальной и общественно-политической жизни района. Именно здесь я познакомился с большим количеством людей входящих в так называемый партийно- хозяйственный актив района. Многие из них сами подходили ко мне, знакомились, поднимали волнующие их темы. С отдельными из них мы встречались у меня в  кабинете, к другим приезжал я сам. Беседы были весьма полезными и открывали мне глаза на многие насущные  вопросы жизни района. Были и отдельные недоброжелатели стремившиеся поддеть меня рассказами о моем предшественнике. Но абсолютное большинство людей, доброжелательно относилось ко мне и с большим уважением к нашей службе. Люди, живущие на границе, прониклись ее духом,являются в своем большинстве патриотом страны, не ищут себе личной выгоды и готовы бескорыстно прийти на помощь в деле охраны госграницы.

Здесь я встретил замечательных людей – это председатель райисполкома Лысенко Владимир Александрович, из коренных жителей района, человек деятельный, ответственный, люди относились к нему с большим уважением; первый секретарь РК ВЛКСМ Винников Александр Аронович ответственный и инициативный молодой человек, ныне губернатор ЕАО; председатель районного суда Медведев Григорий Дмитриевич умудренный жизненным опытом и рассудительный вершитель людских судеб; директор Воскресеновского совхоза Кологоров Николай Васильевич толковый профессионал аграрий и энергичный руководитель, впоследствии ставший заместителем главы администрации Хабаровского края, председателем агропромышленного комитета; начальник ПМК 1040 треста «Биробиджанцелинстрой» Ларин Юрий Михайлович строитель от бога, построивший практически все промышленные и сельскохозяйственные объекты и жилые дома в районе; прораб ПМК  1040 в с. Ленинском треста «Биробиджанцелинстрой»Волков Николай Михайлович, ставший первым губернатором ЕАО, а затем представлявший область в Совете Федерации; первый секретарь райкома ВЛКСМ Винников Александр Аронович первым секретарем райкома ВЛКСМ, впоследствии ставшим губернатором ЕАО, начальник Кукелевской пограничной заставы ст. лейтенант Наймило Михаил Иванович, ставший в последствии заместителем командующего КДВПО, а затем начальником Хабаровского военного института Федеральной пограничной службы России, генерал-лейтенантом; командир 3 УР полковник Коваленко Владимир Иванович умелый и грамотный командир, впоследствии ставший военным комиссаром ЕАО, рано ушедший из жизни по причине тяжелой болезни; начальник ОО КГБ в/ч 52742 обеспечивающий 3 УР подполковник Постников Николай Ильич опытный военный контрразведчик; начальник ОО КГБ в/ч 17618 обеспечивающий 272 мотострелковую дивизию майор Декин Виктор Леонидович мой коллега и замечательный человек, ставший полковником и до выхода на пенсию возглавлявший ОО КГБ по Хабаровскому гарнизону,  с ним мы подружились и более 35 лет нас связывает крепкая мужская дружба. Перечислить всех тех с кем мне довелось работать в районе не возможно, но я всем им признателен за взаимопонимание и поддержку. Я в процессе общения с ними, не только познавал специфику района, сельской жизни, особенности оперативной обстановки, но и учился у них самой жизни.

Мне 28 летнему молодому человеку, имеющему воинское звание ст. лейтенант, волею обстоятельств ставшего начальником райотделения, было понятно, что недостает жизненного опыта и знаний для решения возникающих сложных разноплановых задач. Выход был один – учиться. Я полностью разделяю слова великого Альберта Эйнштейна: «Самое важное в жизни — это не переставать задавать вопросы». И я не уставал задавать вопросы. В процессе общения с различными людьми, не только познавал специфику района, сельскую жизнь, особенности оперативной обстановки, но и учился у них самой жизни. Только после вдумчивого осмысления информации поступающей от них начинаешь понимать, что она не только характеризует обстановку в районе, но именно она объясняет жизнь так, что всё становится на свои места.

Это дало мне понимание на всю жизнь того, что все самое лучшее нам удастся проявить в своей жизни, если мы учимся. И я всю жизнь старался учиться, накапливать знания. Учиться нужно всегда, перестанешь учиться — не сможешь расти. Ибо знания все умножаются и усложняются. Нужно при этом помнить, что самое благоприятное время для учения — молодость, но и зрелый возраст учебе не помеха.

Постепенно из калейдоскопа информации складывалась целостная картина экономической и социально-политической жизни района, пришло понимание оперативной обстановки и тенденций её развития, формирующихся в регионе угрозах государственной безопасности.

В результате долгой кропотливой работы наконец-то удалось создать качественный документ по организации системы оперативного обеспечения охраны госграницы в районе.

Большим подспорьем были совещания проводимые пограничниками  в 63 КПО и 13 ОБСКР перед принятием решения на охрану границы на осеннее - зимний и весеннее – летний периоды. Знание системы войсковой охраны участка госграницы позволяло выделять наиболее уязвимые участки, придавать оперативному обеспечению более предметный характер.

Разработанная эшелонированная система оперативного обеспечения охраны госграницы в районе была рассчитана на своевременное выявление нарушителей госграницы, стремящихся уйти в Китай. Так и по выявлению агентуры спецслужб КНР при следовании по горно-таежной малонаселенной местности, чтобы скрытно выйти из погранзоны  в направлении  транссибирской магистрали, забрасываемых на нашу территорию. Основания для подобных выводов были серьезные.

В вечернее время на участке погранзаставы «Ленинская» при попытке преодоления ИТС погранвойск пограничный наряд задержал трех неизвестных граждан. При подходе к границе их обнаружил агент «Быстрый» и сообщил о появлении подозрительных лиц оперработнику. Информация была передана на погранзаставу и их задержали.  Задержанные оказались военнослужащими срочной службы, самовольно оставившие свою часть в Биробиджане. У них при себе находились сумки с личными вещами и запасом продуктов, карта ленинского района с пометками. Свое нахождение вблизи инженерно-технических пограничных сооружений задержанные вначале объяснили тем, что «заблудились». Но в процессе дальнейшей работы с ними было установлено, что они намеревались преодолеть ИТС погранвойск и уйти в Китай. Задержанные были переданы в военную прокуратуру и в последующем привлечены к уголовной ответственности.

В июле 1979 года от пограничников поступила информация о том, что в бригаде сенозаготовителей из Комсомольска-на-Амуре, ведущих заготовку сена на островах за ИТС погранвойск на участке заставы «Воскресеновская», пропал человек. Совместно с оперработниками разведотдела 63 КПО била организована проверка с выездом на место. Рассматривалась версия возможного ухода пропавшего в Китай и такие возможности у него реально были. Обследование местности и береговой полосы Амура результата не дали. При первичном опросе членов бригады сенозаготовителей также дополнительных данных не получено. Мы запросили Комсомольский отдел УКГБ в отношении пропавшего гражданина по оперсвязи. Ответ пришел быстро, разыскиваемый характеризовался в целом положительно, в городе Комсомольске у него осталась жена и дети. Также сообщили, что в бригаде сенозаготовителей имеется оперативный источник и способы связи с ним. С агентом конспиративно проведена встреча. Он рассказал, что накануне поздно вечером в бригаде организовано распитие спиртных напитков, после употребления большой дозы самодельной «браги» пропавший поехал на небольшой деревянной лодке рыбачить в заливе у стана сенозаготовителей и скорее всего, утонул. Однако руководство бригады, боясь ответственности за случившееся, скрыла от компетентных органов правдивую информацию. В дальнейшем, информация подтвердилась и проведенными розыскными мероприятиями был обнаружен труп разыскиваемого, как и предполагалось он утонул. Таким образом, в сжатые сроки с помощью агента была снята обстановка  и значительные силы и средства взаимодействующих органов вернулись к нормальному режиму несения службы. Нарушители правил пребывания за ИТС погранвойск привлечены к административной ответственности.

В сентябре 1979 года поступило сообщение, что в 23-00 пограничным нарядом «Кукелевской» погранзаставы на КСП обнаружены следы человека по направлению в наш тыл и признаки преодоления  проволочного заграждения С-100. Проработка следа со служебной собакой результата не дала. На маршруте вероятного движения нарушителя немедленно были подняты все силы и средства райотделения и пограничников. В результате от оперативного источника, проживающего в с. Новом,  поступила информация, что к нему поздно вечером заходил житель села Цымбарь работающий пастухом, который выпасал молодняк КРС на островах за ИТС погранвойск.  Он сказал, что возвращается домой и попросил согреться и попить чаю, по его внешнему виду было видно, что он длительное время шел по бездорожью. Агент связался с оперработником и сообщил о незваном госте. К утру Цымбарь был установлен и дал признательные показания о несанкционированном преодолении ИТС погранвойск, свой поступок вразумительно объяснить не мог, он имел пропуск и мог въезжать за ИТС погранвойск и обратно в пункте пропуска беспрепятственно. Нарушитель был привлечен к административной ответственности и лишен права работать на границе.

В июле 1980 года от пограничников поступила информация о бегстве в Китай двух человек с грузового судна на участке «Дежневской» погранзаставы.  Учитывая серьезность ситуации, мы с оперуполномоченным ст. лейтенантом Кондратюком А.В. выехали на место происшествия. По прибытию на место было установлено, что судно типа ОТА-817предназначенное для толкания секционных и баржевых составов, а также буксировки барж на реке Амур, вело состав из г. Благовещенска в г. Хабаровск. К нашему прибытию состав из трех барж стоял на якорях в стороне от судового хода, ниже по течению от места происшествия, а буксир ОТА пришвартовался к берегу.

Опросом капитана и других членов экипажа было установлено, что старший штурман судна - Шатков, житель Благовещенска попросил разрешения у капитана взять в рейс своего 16 летнего сына учащегося 10 класса средней школы. Капитан в нарушение действующих правил такое разрешение дал. Судно шло по маршруту, вахту у штурвала занял Шатков, другие члены экипажа были заняты своими служебными делами, капитан отдыхал после вахты у себя в каюте. Линия судового хода у небольшого населенного пункта, подходила недалеко от китайского берега, но управлявший судном штурман направил его еще ближе. Капитан, находясь в каюте, почувствовал занос судна и буквально выскочил к штурвалу, возле которого уже никого не было.  Он увидел впереди бегущих по барже отца с сыном в спасательных жилетах,  которые тут же спрыгнули в воду и поплыли к китайскому берегу, через несколько минут они достигли берега и скрылись в прибрежной растительности. Капитан предпринял меры по возвращению буксируемого состава на линию судового хода и экстренной остановки, но судно по инерции прошло более километра.

Каких либо подозрительных моментов свидетельствующих о подготовке отца и сына к бегству за границу, ни капитан, ни члены команды не отметили. Через несколько часов вертолетом прилетели следователь и оперативные сотрудники из Управления КГБ по Амурской области, которые вместе с нами продолжили расследование. На двух пограничных катерах «Аист» мы попытались подойти к месту нарушения границы, но навстречу нам вышли китайские быстроходные катера и мы, не приближаясь к китайскому берегу, разошлись с ними и вернулись к себе. После этого совершили облет места происшествия на вертолете, обстановка на берегу и в китайском населенном пункте ничем не выдавала произошедшего. Завершив все необходимые процессуальные действия, сотрудники Амурского управления возвратились в Благовещенск. Мы также, передав им полученные в ходе расследования материалы, завершили свою работу. Позже была получена информация, что Шатковы были задержаны китайскими властями, они обратились с просьбой разрешить им выезд в США. Но их  в течение года содержали под стражей, а затем передали в СССР, где Шатковы были осуждены и отбывали срок наказания.

В августе 1980 года поступила информация, что при закрытии пляжа находящегося за ИТС погранвойск в районе с. Дежнево пограничным нарядом обнаружена мужская одежда. Пляж работал в дневное время, вход свободный. Территория пляжа хорошо просматривалась с вышки, на которой нес службу пограничный наряд. Несмотря на то, что пограннаряд ничего подозрительного не заметил, проверялась версия возможного ухода в Китай вплавь человека, оставившего на пляже одежду. Экстренно были подняты и задействованы все силы и средства органов КГБ и МВД в с. Дежнево, устанавливались лица, находившиеся на пляже в этот день.  Постепенно складывалась картина обстановки на пляже и определены лица находившиеся там. Гражданин, оставивший одежду, был установлен, им оказался молодой человек, прибывший в село по переселению из западных регионов страны. Он пришел купаться в нетрезвом виде и ешё на пляже употребил алкоголь и, не контролируя себя, оставил одежду и ушел домой. Нарушитель привлечен к административной ответственности.

В феврале 1980 года из ОО КГБ в/ч 17 618 поступила информация о том, что в с. Бабстово сбежал содержавшейся на гауптвахте солдат срочной службы Ботнару, который напал на часового, вскрыл склад и похитил два пистолета «ПМ» с боеприпасами. В январе военная прокуратура гарнизона возбудила против него уголовное дело за хищение вещей со склада «НЗ» части и он был задержан. По службе характеризовался недисциплинированным, дерзким человеком с уголовными наклонностями. Физически развит, обладает недюжинной силой. Призывался из Молдавской ССР, где подозревался органами МВД в совершении уголовных преступлений.

На розыск беглеца были задействованы все силы и средства райотделения КГБ, РОВД, пограничников. Командование дивизии задействовало в поиске военнослужащих.

В течение первых суток было зафиксировано его пребывание в С. Бабстово, но информация поступила с опозданием и задержать, его не удалось.

На вторые сутки от агента РО УКГБ «Быстрого» поступила информация о появлении на полях калининской мелиоративной системы расположенной между с. Калинино и ИТС погранвойск, военнослужащего, который интересовался местностью и сообщил о себе, что отстал от колоны и идет в свою часть. После беседы солдат направился в сторону с. Калинино.

Выехавшей на место оперативной группой Ботнару был задержан в одном из домов в с. Калинино. Хозяин дома рассказал, что беглец, зайдя в дом, угрожая пистолетом, потребовал еды и запретил ему выходить из квартиры. Насытившись и согревшись, он впал в дремотное состояние, что позволило хозяину выбежать из дома и привлечь внимание оперативников ведущих розыск в селе. Проработка следов Ботнару показала, что он целенаправленно двигался в сторону границы и подходил к системе ИТС погранвойск, определенное время находился возле неё, изучая обстановку, а затем вернулся назад в село Калинино.

На допросе он показал, что совершая побег, намеревался экипироваться в гражданскую одежду и выехать на родину в Молдавию. Намерений уйти за границу не имел, просто он ночью сбился с дороги и вышел к ИТС погранвойск, когда понял куда попал, вернулся обратно. Доказать наличие у него намерений бегства за границу не представилось возможным. Ботнару был осужден военным трибуналом за воинские преступления.

В декабре 1980 года ночью от дежурного областного отдела поступило сообщение о том, что в Биробиджане трое военнослужащих срочной службы с оружием покинули воинскую часть, убили таксиста и завладели автомашиной, предположительно движутся в сторону границы. Оперсостав выехал на участки оперативного обеспечения, где задействовали оперативные силы и средства. В районе силами РОВД были перекрыты все дороги ведущие к границе. На усиленный режим несения службы перешли все погранзаставы. Я выехал в с. Бабстово и провел переговоры с командованием дивизии и начальником ОО КГБ, договорились о выставлении усиленного наряда на дороге, идущей из Биробиджана в Ленинское. Таким образом, в течение полутора часов были закрыты все пути вероятного движения вооруженных преступников к границе. К утру поступила информация о задержании дезертиров с оружием, при попытке выезда из Биробиджана в сторону границы, и был дан отбой.

Почти ежедневно из различных источников поступала информация о появлении в населенных пунктах района и на прилегающей местности подозрительных незнакомцев. При поступлении подобных сигналов организовывался поиск и установление неизвестных лиц. Для их обнаружения и задержания и установки личности использовались оперативные источники, возможности пограничников и РОВД, а также ДНД.  К нарушителям пограничного режима применялись меры административного воздействия.

Вышеперечисленные примеры из реальной жизни, являются наиболее типичными случаями проведения оперативного поиска в приграничье. Таких мероприятий проводилось несколько десятков в год.

Оперативная работа райотделением осуществлялась и по другим направлениям контрразведывательной деятельности. Обеспечивалась безопасность движения поездов по участку железной дороги, и скрытность воинских перевозок, летная безопасность авиационного транспорта в Бабстовском аэропорту - рейсовых самолетов и малой авиации используемой на сельхозработах. Большого внимания требовали защитные мероприятия от иностранных технических разведок на узлах и линиях связи проходящих в приграничье. С учетом использования каналов военными, пограничниками и органами власти и управления.

Осуществлялась работа и по пятой линии. Нужно отметить, что в целом по этой линии обстановка в районе была стабильной.Обеспечивалась безопасность в период проведения массовых общественно политических мероприятий, осуществлялись меры по изъятию из незаконного оборота оружия и взрывчатых веществ.

Самым большим достижением тех лет было ощущение стабильности и надежности, чувство уверенности людей в завтрашнем дне. Конечно, было немало проблем, но, по - большому счету, это были проблемы развития.   

Как я уже упоминал выше, Ленинский район был насыщен воинскими формированиями и все они имели особые отделы КГБ. Часть ОО КГБ находилась за пределами района, а расположенные на его территории войсковые части обеспечивались приезжающими офицерами, таким образом, обслуживалась рота ПВО. Пограничные заставы и 13 ОБСКР обеспечивал ОО КГБ в/ч 2503 дислоцирующийся в Биробиджане в 63 КПО, два «особиста» обслуживающие бригаду, жили в с. Ленинское. Третий укрепрайон (3 УР) расположенный на окраине с Ленинское, обеспечивал бригадный ОО КГБ в/ч 52742, где начальником был подполковник Постников Николай Ильич. И наконец дивизионный ОО КГБ в/ч 17618, обеспечивающий 272 мотострелковую дивизию, дислоцировался в с.Бабстово, два их сотрудника жили в с Биджан где обеспечивали находившиеся там два полка, начальник был майор Декин Виктор Леонидович. ОО КГБ в/ч 2503 замыкался на Отдел КГБ по Дальневосточному пограничному округу в Хабаровске, а бригадный и дивизионный ОО КГБ в/ч 52742 и ОО КГБ в/ч 17618 подчинялись Отделу КГБ по 43 армейскому корпусу в Биробиджане, а он на Управление ОО КГБ по Дальневосточному военному округу в Хабаровске.

Военные чекисты занимались не только выявлением и пресечением разведывательных устремлений спецслужб иностранных государств к военным секретам и агентурному проникновению, но и стремились ограждать военнослужащих и членов их семей от других преступных и противоправных проявлений входящих в компетенцию органов КГБ.  Для пограничников и «уровцев», чьи подопечные несли службу непосредственно на границе за ИТС погранвойск, приоритетной была задача предотвращения бегства за границу, которая решалась плотным агентурным обеспечением. Другая важная задача – информирование командования частей и соединений  о негативных процессах, идущих в армейской среде и оказывающих влияние на состояние боеготовности. Информирование тесно увязывать с жизнью войск, и было направлено на повышение бдительности и боеготовности, решение стоящих перед личным составом учебно-боевых задач, укрепление воинской дисциплины.

Особой заботой «особистов» было обеспечение сохранности оружия, розыск дезертиров оставивших воинскую часть с оружием, к сожалению, были и такие случаи. Фактически ОО КГБ исполняли роль «государева ока» в армии.

Мне повезло с моими коллегами «особистами». Работать с ними было легко и продуктивно, несмотря, что я в районе был старшим оперативным начальником, мне многое удалось у них перенять, ибо они были старше меня по возрасту и сроку службы в органах КГБ.

В Ленинском районе основные села расположены на берегу Амура и население привыкло пользоваться его благами. Определяющим при размещении села был свободный выход к реке.  Важную роль в укладе жизни жителей имело рыболовство.

В селе Нижнеленинское располагался рыболовецкий колхоз, который имел рыбоперерабатывающий завод. К моему приезду в район в колхозе имелось две рыболовецкие бригады, через год осталась одна, а затем и ее не стало. Сокращение произошло вследствие вводимых ограничений на вылов рыбы и в связи с ужесточением режимных мер на границе, что мешало их производственному процессу. Для трудовой занятости населения с. Нижнеленинское, на завод стали по железной дороге завозить мороженную тихоокеанскую селёдку, которую они солили.

В конце шестидесятых годов прошлого века в связи с обострением обстановки на советско - китайской границы было принято решение о её укреплении и началось сооружение ИТС погранвойск. На всем протяжении границы устанавливали систему С-100, представляющую из себя колючую проволоку на деревянных столбах оснащенную сигнализацией, оборудовали контрольно следовую полосу (КСП) и грунтовую дорогу вдоль полосы для проезда автотранспорта. ИТС строили на значительном удалении от коренного берега Амура, чтобы избежать пересечения с многочисленными протоками и другими водными преградами, да и экономия материальных ресурсов была не на последнем месте, поэтому, где можно, систему спрямляли. Безусловно, прохождение ИТС согласовывалось с районными властями. Но в, то время, при либеральном пограничном режиме, и практически неограниченном доступе жителей сел на Амур, проблем не возникало. Вследствие этого за ИТС погранвойск оказалось большая часть территории района, где сельхозпредприятия и частные лица вели заготовку сена, выпасали скот, выращивали на полях и огородах различные культуры. Там же оказались места промыслового и любительского лова рыбы, пляжи, традиционные места отдыха и даже кладбища. После завершения строительства ИТС, режим доступа местного населения был весьма благоприятным и нареканий это не вызывало.

Но шло время, и режим на границе ужесточался, за ИТС погранвойск можно было попасть только по заранее оформленным пропускам и в установленное время. Частному лицу оформить пропуск практически было невозможно. Причем срабатывали наша традиционная бюрократия, как в оформлении пропусков, так и в пропуске людей и техники через пропускные пункты (ворота в ИТС погранвойск). Можно сказать, что в этом вопросе наблюдался явный перекос, что не способствовало укреплению границы, а наоборот отталкивало население приграничных сел от участия в охране госграницы. Страдала от этого и экономика района, вереницы тракторов с тележками по несколько часов простаивали перед воротами в ожидании пограничного наряда для пропуска на острова за заготовленным летом сеном.

Амур обезлюдил. Попытки местных властей как то урегулировать сложившуюся ситуацию, не всегда достигали цели.

Мне часто приходилось ходить по Амуру на пограничных и рейсовых судах, наблюдалась странная картина. На китайском берегу кипела жизнь, люди ловили рыбу, занимались хозяйственными делами, купались. С нашей же стороны были лишь пустынные берега.

Складывалась парадоксальная ситуация, выросло целое поколение людей, которые родились на Амуре и не умели плавать. Особенно это касалось районного центра. Несмотря на то, что село находилось на берегу Амура, подходы к реке были заняты штабом, причалами и ремонтной базой 13 ОБСКР, ближайший пляж находился в с. Нижнеленинское до которого было 12 км. и можно было добраться только рейсовым автобусом. Законно вставал вопрос. Кто из родителей мог отпустить на этот пляж детей? Других открытых водоемов в окрестностях села не было. В ряде других сел района обстановка с доступом к воде была не лучше. Из приамурских сел начался отток жителей, которые уезжали в населенные пункты на Амуре ниже Хабаровска, где не было границы.

Проблема взаимоотношений пограничников и местного населения, практически не имеющего доступа к реке Амур из-за режимных ограничений, породила обоснованные негативные настроения.

Осенью 1980 года ко мне обратился наш пенсионер, майор в запасе, бывший начальник погранзаставы. Он пришел по поручению рыбаков – любителей, которые постоянно сталкивались с трудностями при реализации своего законного права на рыбную ловлю.  Его рассказ не мог не вызвать возмущения и я решил, по его просьбе, встретиться  с жителями села.

На  встречу пришло много народа, они все прибывали, и многие пришедшие провели всю встречу стоя. Я пытался рассказать о том, как сегодня охраняется граница, какие имеются проблемы и сложности. Однако жители районного центра, не хотели слушать ни какие доводы, жаловались на отсутствие доступа к реке Амур и равнодушие в этом вопросе пограничников. В связи с этим жители села высказали справедливые нарекания местной власти. Люди эмоционально высказывали наболевшее, причем рассуждали не, только бытовыми категориями, но в их  словах звучала тревога за район, страну, охрану госграницы. «Пустынный берег дает основание китайцам думать, что эта территория нам не нужна» – звучало из их уст. Затронута была и тема неразрывной связи коренных жителей с биоресурсами великой реки и её роли в социальной жизни населения.

Обстановка накалялась и я попытался перевести разговор в форму конструктивного диалога, заявив: «Вы мне не рассказывайте о том, как все плохо, а предложите, что можно сделать, чтобы нормализовать обстановку». Присутствовавшие к моему изумлению, восприняли мой призыв, и высказали ряд, как мне показалось, дельных предложений, в их числе и  мнение о переносе ИТС ближе к Амуру с целью создания условий для доступа к протоке и заливу. Встреча завершилась моими обещаниями заняться разрешением проблемы с участием пограничников и органов власти.  Люди поверили мне, и не оправдать их доверия было нельзя.

Оперсостав получил задание проработать официально и с привлечением оперативных источников вопрос в рамках всего района и изучить возможность выправления ситуации не в ущерб охране госграницы. Наши сотрудники знали о существующей проблеме и в общении с людьми постоянно ощущали напряженность в этом вопросе, поэтому с энтузиазмом взялись за дело. Необходимо отметить позицию местных пограничников по этому вопросу. Недостатки и волокиту в работе они объясняли недокомплектом личного состава застав, а другие вопросы не в их компетенции, они несут службу по уставу, приказам и указаниям КГБ СССР и начальника погранвойск.

О состоявшейся встрече с жителями с. Ленинское, я рассказал  первому секретарю РК КПСС Фролову А.И. и сообщил о намерении готовить докладную записку по этому вопросу своему руководству. Анатолий Иванович заинтересованно отнесся к информации, выразил готовность оказать всяческое содействие и отметил, что надеется на положительное разрешение вопроса, так как в этом назрела жизненная необходимость. В последующем мы неоднократно возвращались к этой теме и обсуждали конкретные меры разрешения сложившейся ситуации, возможные материальные затраты на реализацию наших задумок. Мы понимали, что опасность напряженности в приграничном регионе связана с тем, что велика вероятность вступления в него внешних факторов, а также возможность перерастание обстановки  в открытый локальный конфликт. Допустить такое развитие событий мы не могли.

Через пару месяцев был собран обширный фактологический материал по теме, и докладная записка ушла в Биробиджан и Хабаровск. Неожиданно на меня по оперсвязи вышел начальник УФСБ по Хабаровскому краю генерал-майор Телегуев Е.А., который высоко оценил нашу докладную и сообщил, что дал указание 2 отделу  подготовить записку в краевой комитет КПСС. Такая записка была подготовлена с нашим участием и направлена на имя первого секретаря Черного А.К.. Мне рассказывали, что учитывая крутой нрав Алексея Климентьевича документ произвел эффект разорвавшейся бомбы, разя осколками наши отношения с пограничниками. В целом документ получил одобрение, вскрытые проблемы люди уже давно поднимали в письмах в партийный орган. У Ленинского РК КПСС потребовали предоставить в КК КПСС своё видение ситуации и  Анатолий Иванович Фролов, опираясь на нашу помощь, подготовил документ. Командующий Краснознаменного Дальневосточного пограничного округа генерал – майор Кортелайнен  Карл Ефремович прислал в район своего первого заместителя генерал-майора Ивания Дмитрия Макаровича и начальника 63 КПО полковника Иелтуховского Николая Михайловича разбираться с ситуацией. Прибывшие, несмотря на ранее сложившиеся неплохие взаимоотношения, по отношению к нам явно не показывали расположения. Мы с Фроловым А.И. были готовы к подобному развитию ситуации и терпеливо выслушивали их возражения и необоснованные упреки, озвучили свои предложения. Вначале они воспринимались в штыки, мотивировалось это тем, что отсутствуют необходимые материальные ресурсы и сокращается зона упреждения до линии государственной границы от ИТС, но постепенно происходило сближение позиций. Часть материальных затрат на перенос системы район брал на себя. Мы доказали, что прохождение ИТС по новому сделает правый фланг Ленинской заставы сплошным и более удобным для несения службы. При старом прохождении системы правый фланг делился на два отрезка рекой Солонечной, и чтобы попасть на второй отрезок, необходимо было объезжать по тыловой районной дороге.

Наконец договоренности были достигнуты. Большинство принципиальных изменений касалось с. Ленинское.  Решено создать пляж для жителей райцентра сразу за базой 13 ОБСКР, район брал на себя строительство дороги к пляжу и его обустройство, и содержание, пограничники строительство вышки для наряда и изготовление ворот в системе для пропуска на пляж. Решено было вынести ИТС погранвойск от окраины с. Ленинское через Михайловскую протоку, в обход Каменного залива и устья реки Солонечной, что позволяло обеспечить свободный доступ к полноценным водоемам, где можно было отдыхать и ловить рыбу. В других населенных пунктах района также были решены технические вопросы для организации пляжей и отдыха граждан. Были приняты меры по упорядочению системы пропуска за ИТС погранвойск для производства сельхозработ. Нужно отметить, что все изменения никоим образом не сказались на надежности охраны госграницы.

Весной 1981 года работы по выполнению достигнутых соглашений начали претворяться в жизнь, и к концу лета работы были закончены, что заметно оздоровило обстановку в районе. Так сложилось, что работая уже за пределами Ленинского района, я летом 1982 года по служебным делам прибыл в с. Ленинское. Новый начальник райотделения по моей просьбе повез меня на залив, куда был свободный доступ в результате переноса ИТС. На берегах отдыхали люди, ребятишки плескались в прогретой солнцем воде, по глади залива неторопливо сновали лодки. Люди равны в своих правах, но не равны в своих возможностях, и если мне удалось, используя свои возможности восстановить справедливость, я искренне был счастлив. Справедливость - это мерило естественных прав человека и эта фраза для меня не простой звук. Радостно и светло стало на душе, ведь не зря мы потратили время и нервы, чтобы сломать закостеневшую бюрократическую машину, вселили в людей веру в справедливость, в возможность исправления допущенных властными структурами ошибок, вернули доверие наших сограждан к власти.

Много времени прошло с тех пор, мне довелось участвовать в решении многих важных государственных и даже судьбоносных решений для различных регионов, где приходилось служить. Но эта первая победа разума и справедливости осталась у меня в памяти навсегда. И её я считаю большим достижением в моей жизни и положительной оценкой периода работы в Ленинском районе ЕАО.

В марте 1981 года по оперсвязи раздался звонок. Звонил полковник Горбачев Г.П. начальник Отдела УКГБ по Хабаровскому краю в ЕАО, который после обсуждения текущих вопросов обстановки в районе, совершенно неожиданно для меня предложил должность своего заместителя. Должность на тот момент не была вакантная, её занимал подполковник Комогорцев Леонид Петрович, нас связывали хорошие отношения ещё по совместной работе в Хабаровске. Геннадий Петрович пояснил, что по Комогорцеву Л.П. решен вопрос о переводе на повышение в Хабаровское Управление. Причем он попросил о состоявшемся разговоре и предстоящих перемещениях не распространяться и сразу уйти в очередной отпуск. Отпуск прошел скомкано, помогал жене в воспитании сына и продолжал заниматься служебными вопросами. Решение вопроса о перемещении по службе затягивалось и только после майских праздников сдвинулось с места. Определился и кандидат на мое место, им стал, выросший в с. Кукелево Ленинского района, ранее работавший в областном Отделе, капитан Гожий Виктор Спиридонович. Наконец 14 мая 1981 года Приказ о назначениях был подписан и я передал ему дела, попрощался с коллегами и подчиненными, руководством района, другими руководителями с кем пришлось работать  и жить в Ленинском районе, и убыл 20 мая в Биробиджан.

Так завершался очередной период жизни и службы в Ленинском районе. Каким он был? Видимо больше хорошим, счастливым и успешным. Здесь родился продолжатель рода, мой сын Андрей. Здесь я сформировался, как руководитель первичного звена в системе органов КГБ.

Оценивая свою работу в Ленинском районе, хочу подчеркнуть, что я делал первые самостоятельные шаги, иногда методом проб и ошибок, но всегда добивался конечного положительного результата. Работать было очень интересно, тем более  что  результаты были  положительными и достаточно хорошо оценивались руководством.

Работа в должности начальника райотделения сыграла огромную, даже, можно сказать, определяющую роль в моей службе и в  дальнейшей жизни. В райотделении я получил обширные и достаточно глубокие практические навыки по руководству различными областями контрразведывательной работы, и по другим направлениям оперативной, технической и хозяйственной деятельности. Расширил свой жизненный кругозор, научился строить взаимодействие с пограничниками, органами военной контрразведки, органами внутренних дел, партийными, советскими органами и хозяйственными руководителями.

Здесь я, пожалуй, впервые на практике, отчетливо понял роль и место органов КГБ в жизни нашего государства. КГБ был уникальной государственной организацией, его деятельность являлась всеобъемлющей как по уровню решаемых задач, так и по охвату практически всех сфер жизни государства и общества. Однако никогда и ни при каких обстоятельствах КГБ не играл самостоятельной политической роли и всегда являлся, наиболее острым орудием КПСС.

Пришло понимание гордости за профессию чекиста. Мои подчиненные и коллеги - это честные, самоотверженные и бескорыстные люди, не ищущие для себя благ и привилегий. Труд чекиста заключается не в каждодневном подвиге, а в будничной кропотливой работе, в той напряженной борьбе с противником, не знающей ни передышек, ни послаблений, требующей самоотдачи всех сил и высокопрофессионального умения.

Убежден, что мы служили правому делу. Проникая своими специфическими средствами во все сферы жизни, где может возникать даже потенциальная угроза безопасности, мы не только обеспечивали государственную безопасность, но и создавали благоприятные условия для  социально-экономического развития района и сохранения  обстановки порядка и спокойствия населения.

Предстоящий переезд вновь ставил много вопросов. Как встретят на новом месте?Пойдут ли мне на пользу предстоящие изменения? Я понимал, что точного ответа на эти вопросы мне не даст никто, потому что каждый отвечает на эти вопросы сам, своим трудом и жизненной практикой.

Так началась моя служебная деятельность на новом месте в Биробиджане. В круг моих прямых служебных обязанностей входила организация работы по Пятой линии и контроль за работой ряда других направлений оперативно – служебной деятельности. Необходимо подчеркнуть, что руководство и оперативный состав областного Отдела осуществляли не только управленческие функции, но и непосредственно участвовало в оперативно-розыскном процессе, вели контрразведывательную работу на территории г. Биробиджана и Биробиджанского района. Я также не только выполнял административные функции, но постоянно непосредственно участвовал в работе по наиболее важным и ответственным материалам.

Работа по пятой линии предусматривала решение задач по защите региона от идеологических диверсии противника специфическими чекистскими средствами и в тесном контакте с партийными органами.

Летом 1983 года, был дан старт подготовки к празднованию 50-летия образования Еврейской автономной области. 26 мая 1983 года бюро обкома КПСС одобрило инициативу передовых коллективов области по развертыванию социалистического соревнования за достойную встречу юбилея области под девизом "50-летию области - 50 трудовых недель!". Собственно это и явилось началом огромной работы по подготовке юбилея, в которую были вовлечены все.

Область готовилась к юбилею. В центре города на Старой площади спешно сносили деревянные заборы, а дома красили и приводили в порядок. Асфальтировали  дороги и тротуары. Обновили стадион "Строитель", где должны были проходить основные праздничные мероприятия.

Создавалось впечатление, что буквально все живут предстоящим юбилеем. Ведь за все время существования области такой грандиозной подготовки к круглой дате никогда не было. От мала до велика -  все жили ожиданием большого праздника.

Область, начав свою биографию едва ли не с чистого листа, всего за полвека достигла на самом деле убедительных результатов. Область встречала юбилей в расцвете экономики, культуры, духовной и общественной жизни. Когда дружной единой семьей люди разных национальностей де­лают одно важное дело, успех их совместной дея­тельности обеспечен. Весь период подготовки к юбилейным торжествам обеспечивался мощной пропагандистской поддержкой, чему в то время уделялось повышенное внимания, пожалуй, на равных с заботой о развитии экономики.

Подготовка к юбилею находилась в центре внимания биробиджанских чекистов, так как эти мероприятия планировалось широко использовать в контрсионистской пропаганде. Непосредственную организацию работы начальник областного отдела УКГБ по Хабаровскому краю в Еврейской автономной областиполковник Горбачев Г.П. взял под личный контроль и исходя из должностных обязанностей поручил своему заместителю, то есть мне. Наша работа строилась в тесном контакте с Обкомом КПСС, возглавляла это направление секретарь по идеологии Стрелкова Ирина Ивановна.

Помимо оперативных шагов были разработаны предложения, которые входили в компетенцию союзных властей и включали в себя мероприятия по приглашению для освещения праздничных торжеств и подготовки к юбилею прогрессивных зарубежных журналистов, в том числе из Израиля (область в тот период была закрыта для посещения иностранцами), развитие национальных институтов области (создание в МГУ группы для подготовки журналистов на идиш, издание еврейской литературы, подключение к пропагандистским мероприятиям возможностей центральных СМИ, радио, телевидения, в т.ч. и зарубежного вещания), создание в ЕАО филиалов академических институтов, местного телевидения, обеспечение зарубежных гастролей Биробиджанского Камерного еврейского музыкального театра и др.

Примечательно, что вносилось предложение провести в Биробиджане съемку самой душевной, живой и трогательной передачи телевидения того времени, которую вела легенда отечественного телевидения Валентина Леонтьева «От всей души». Предполагалось в ней рассказать о судьбах биробиджанских еврейских семей – первостроителей области. Наше предложение было поддержано, но к этому времени передачу закрыли, и проект не состоялся.

Свое видение по этому вопросу мы направили в КГБ СССР.  Я для согласования выезжал в Москву в 5 Управление КГБ СССР, где на основе наших предложений была подготовлена записка в ЦК КПСС. Параллельно с нами в ЦК КПСС и Союзное правительство были направлены предложения Обкома КПСС и Облисполкома ЕАО, которые содержали также предложения по социально-экономическому развитию региона.

Результатом большой и сложной работы стало Постановление Совмина СССР от 01.03.1984 N 217 «О мерах по дальнейшему экономическому и социальному развитию в 1984 - 1990 годах Еврейской автономной области», в котором были учтены и наши предложения. Этот директивный документ предопределил развитие области  на ближайшую перспективу, открыл новые возможности динамичного роста эконо­мики области, пропорционального развития всех ее отраслей, а также национальной культуры и духовной жизни населения. Были на­мечены меры по улучшению планирования, повышению эффективности промышленного и сельскохозяйственно­го производства, улучшению организации капитально­го строительства, дальнейшему совершенствованию торгового, бытового, коммунального и медицинского обслуживания населения, укреплению и развитию мате­риально-технической базы здравоохранения, просвеще­ния и культуры.

Активно включалось в юбилейную тему и биробиджанские чекисты, необходимо было совместно с органами внутренних дел обеспечить безопасность и общественный порядок в дни подготовки и проведения юбилейных торжеств. И такие мероприятия были спланированы и осуществлены.

Большое внимание мы уделяли нейтрализации и пресечении возможных подрывных акций сионистов и других враждебных элементов. Не всё было безоблачно на чекистском фронте. Приведу здесь только два примера реализованных в это время оперативных материалов.

В октябре 1982 года в поле зрения 5 отдела Управления КГБ СССР по Хабаровскому краю попал студент четвертого курса Хабаровского мединститута, назовем его - «Подстрекатель», 1960 года рождения, еврей, до поступления в институт, окончил среднюю школу в Биробиджане, где проживал с родителями.

От оперативных источников в окружении «Подстрекателя» стала поступать информация об изменениях в его поведении и  мировоззренческих взглядах. Он стал интересоваться так называемым «еврейским вопросом», стремился соблюдать еврейские религиозные традиции. Активно интересовался внешней политикой и внутренней жизнью в Израиле, заявлял о желании выехать туда на постоянное жительство. У  «Подстрекателя» имелась литература сионистской направленности в самиздатовском и зарубежном издании, с которой он знакомил своих знакомых еврейской национальности.

Официальными лицами и сокурсниками он характеризовался, как средне успевающий студент. В общественной работе не участвовал, однако отмечались его лидерские качества, умение сплотить вокруг себя людей. К решению возникающих задач подходил взвешенно и обдуманно.

В ходе проверки было установлено, что изменения в поведении и воззрениях «Подстрекателя» произошли после поездки в августе 1982 года в Москву и Ленинград (в тот период центр журнального самиздата), где он познакомился с так называемыми «отказниками» (лица которым официально отказано в выезде на п.м.ж. по режимным (допуск к секретам) и др. основаниям), которые были известны органам КГБ и занимались антиобщественной деятельностью в нелегальных «ульпанах» (плуподпольные курсы изучения иврита и еврейской истории и культуры), проводили различные массовые акции публичные акции протеста (демонстрации, пикеты, голодовки), призванные оказать давление на власти и привлечь внимание Запада к еврейскому вопросу в СССР, участвовали в издании самиздатовского журнала «Тарбут».

Т.н. «отказники», знакомством с которыми «Подстрекатель» гордился, и постоянно поддерживал с ними связь по телефону и переписке, оказали на него сильное влияние, подвергли просионистской обработки, снабдили различной литературой националистической ориентации. Их интересовало состояние «еврейской жизни» в Хабаровске и Биробиджане и, особенно в студенческой среде, наличие фактов антисемитизма и притеснения по национальному признаку, отношение к иудаизму, а также вопросы эмиграции дальневосточников в Израиль.

«Подстрекатель» начал поиск в своем окружении студентов, разделяющих его негативные воззрения, пытался их объединить вокруг себя, навязать им просионистские взгляды, знакомил с имеющейся у него литературой. Новая увлеченность, в которую он окунулся с головой, познание ранее неведомого, требовала от него много времени и усилий. В результате он запустил учебу, появились «хвосты» и в результате из института за академическую неуспеваемость его отчислили.

«Подстрекатель» вернулся в Биробиджан к родителям, где его дело автор вел лично, мне помогали оперработники Шабловский Г.М. и Даньшин А.Т. Необходимо отметить, что для молодежи в Еврейской автономной области проявления сионистского характера были не свойственны. Однако и ранее были случаи вовлечения отдельных представителей еврейской молодежи в националистическую деятельность при обучении в ВУЗах г. Хабаровска.

В разработку «Подстрекателя» были введены опытные оперативные источники, которые могли не только вести за ним наблюдение, но и пользовались у него авторитетом и могли оказывать на него положительное воздействие. Наблюдение показало, что он не изменил своих взглядов, продолжает контакты с «отказниками».

Для его поддержки и вовлечения в противоправную деятельность еврейских националистов в г Биробиджан прибыл от т.н. «отказников» эмиссар. Встреча происходила под нашим оперативным контролем. Он привез «Подстрекателю» различные самиздатовские материалы, продолжал обрабатывать его в просионистском духе, убеждал в том, что причиной его отчисления из института явилась не его неуспеваемость, а национальная принадлежность. Его живо интересовала обстановка в ЕАО, наличие эмиграционных настроений, особенно в среде молодежи,  и другие национальные аспекты жизни области.

Как выход из сложившейся ситуации, в которой оказался «Подстрекатель», эмиссар предложил ему эмиграцию в Израиль и обещал в этом содействие. Однако это предложение было обусловлено заданием. «Подстрекатель» должен подобрать из числа молодежи группу не менее пяти человек и склонить их к эмиграции в Израиль. Они должны будут одновременно подать заявления  на выезд в Биробиджане. По его предположению им должны отказать в выезде, но они  обязаны стоять на своем и добиваться  решения вопроса. В этот момент стоящие за эмиссаром националистические круги поднимут шум в СМИ за рубежом и в СССР. В случае успешной реализации этого плана  «Подстрекателю» обещана материальная помощь и содействие в выезде и обустройстве в Израиле. Наш подопечный воспринял предложение и дал обещание приступить к его реализации.

Учитывая, что из Еврейской автономной области эмиграции не было, что являлось предметом гордости, и важным политическим фактором в осуществлении контрсионистских мероприятий, мы не могли допустить осуществление этой провокационной акции еврейских националистов и стоящих за ними международных сионистских организаций. Мы понимали, что в случае успеха их замыслов, на Западе поднимется вселенский шум, и сама «проблема» приобретет гипертрофированные размеры. Учитывалось, что события происходили в преддверии празднования 50-летия Еврейской автономной области, которое планировалось использовать и в контрсионистском плане.

Поступившая информация требовала незамедлительной реакции. Был разработан план пресечения враждебной акции, путем профилактики «Подстрекателя» через оперативных источников и подключения для оказания профилактического воздействия его матери. Выход на прямую профилактику в форме беседы с оперработником был признан не целесообразным в силу его твердых убеждений и негативного отношения к органам КГБ.

Оперативным источникам была отработана соответствующая линия поведения, направленная на осознание им бесперспективности его затеи и возможности получить срок за противоправную деятельность.

Автор встретился с мамой  «Подстрекателя», которая возглавляла спецчасть на одном из предприятий Биробиджана и по роду работы контактировала с оперработником, у которого о ней сложилось положительное впечатление. Чтобы не привлекать внимание посторонних встреча проходила у неё на рабочем месте. После знакомства и изложения сути вопроса, она рассказала, что судьба сына и его взгляды ее беспокоят. Я попросил ее проявить свое материнское влияние на сына, чтобы уберечь его от серьезных последствий. В её лице мы нашли единомышленника, и нашу просьбу она выполнила добросовестно, что контролировалось нами через оперативные возможности.

Деятельность и контакта «Подстрекателя» резко снизился, круг его общения ограничился нашими источниками.

Подошло время призывной компании и «Подстрекатель», лишившийся отсрочки в связи с отчислением из института, был призван в ряды ВС СССР. Проходил службу за пределами Еврейской автономной области. В части, где служил, принял участие в драке и избил сослуживца, за, что получил срок уголовного наказания и отбывал его в дисциплинарном батальоне.

По возвращению в Биробиджан за «Подстрекателем» было возобновлено наблюдение. Однако он себя с негативной стороны не проявлял. На автора вышла его мама и сообщила о желании сына встретиться с представителем органов КГБ, причем попросила, чтобы встречу провел именно я лично.

Встреча с «Подстрекателем» состоялась в приемной Отдела Управления КГБ по Хабаровскому краю в Еврейской автономной области. Он рассказал, что в 1982 году был в Москве, где его знакомый отвел в «ульпан» действующий на квартире т.н. «отказника». Учитывая, что он был представлен как житель Еврейской автономной области, к нему проявили большой интерес и проводили с ним беседы на разные темы, снабдили его литературой зарубежного издания и самиздатовской. Именно там зажглась искра доселе дремавшего в нем национального самосознания, как он впоследствии понял в гипертрофированной форме. Ему дали адрес в Ленинграде, где он встретился с местными националистами. Впоследствии он поддерживал с ними связь, получал от них литературу сионистского характера и выполнял их отдельные поручения. Под их влиянием у него сложились просионистские убеждения. Однако дальнейшая жизнь показала неправильность его взглядов, и он раскаивается в ошибочных проступках. Он также сообщил, что перед призывом в армию, он под влиянием матери, всю имеющуюся у него националистическую литературу уничтожил.

Предметная информация, полученная от «Подстрекателя» представляла оперативный интерес и была передана нашим коллегам в Москве и Ленинграде.

Таким образом, в результате большой и кропотливой работы 5 отдела Управления КГБ СССР по Хабаровскому краю и Отдела Управления КГБ по Хабаровскому краю в Еврейской автономной области, накануне празднования 50-летия области, была выявлена и пресечена враждебная акция еврейских националистов и предотвращено становление на путь политически вредной деятельности отдельных представителей студенческой молодежи.

Молодой человек восстановился в институте, закончил его и получил диплом врача. Однако впоследствии в период массового выезда он с семьей эмигрировал в Израиль.

РS.  В примере представлен фактологический материал исходя из политических и правовых норм того времени без учета современных оценок.

Другой пример. В ходе  подготовки к празднованию 50-летия образования Еврейской автономной области.  Главной стройкой стало сооружение здания областной филармонии. Молодые архитекторы института "Гипротеатр" из Москвы в сжатые сроки подготовили проект одного из красивейших зданий областного центра. Местным строителям помогали хабаровчане, москвичи, посланцы многих городов России: на Дальнем Востоке просто не хватало плиточников, других специалистов. Для Биробиджана это была поистине ударная стройка. Создавалось впечатление, что буквально весь город живет предстоящим юбилеем. В новом здании областной филармонии должно было пройти одно из главных событий праздничных торжеств – торжественное собрание, посвященное 50-летию области.

Подготовка к юбилею находилась в центре внимания биробиджанских чекистов, чтобы ничто не могло омрачить праздничные торжества.

В феврале 1984 года от оперативного источника поступила информация о том, что его знакомый «Барсук» резко выражает в недовольство развернутой кампанией по подготовке к юбилею ЕАО и  высказывает враждебное отношении к евреям как этнической группе. В одной из бесед с источником он заявил, что знает как насолить евреям. С его слов работая на строительстве филармонии, он знает, куда можно заложить взрывчатку, чтобы взрывом разрушить все почти готовое здание и сорвать празднование юбилея. Проверка «Барсука» была получена оперработнику Ходакову С.В.

«Барсук» был установлен, им оказался уроженец и житель до осуждения г.  Борислав  Львовской области Украинской ССР, 1948 года рождения, украинец, со средним образованием, отбывающий наказание на стройках народного хозяйства в Биробиджане, работающий рабочим СУ-3 треста «Биробиджанстрой».

Оперативные источники характеризовали его, как недовольного своим положением человека. Так считает, что якобы он осужден незаконно. В его деле имелись фактические материалы, что он, работая заведующим магазином, систематически крал из подотчета товары и допустил недостачу, и был осужден. После отбытия части наказания в ИТУ, отправлен на «химию» в Биробиджан.

По характеру «Барсук» малообщительный, мстительный человек. В нерабочее время любит веселые компании с распитием спиртных напитков, быстро пьянеет и начинает хвалиться условиями и уровнем  своей жизни  до осуждения.  Запросом в Управление КГБ по месту прежнего жительства компрометирующих материалов, кроме текущей судимости не получено, однако у нас имелись сведения, что антисемитизм был частью идеологии украинских националистов.

Дальнейшее изучение «Барсука» показало, что от своей затеи по филармонии он не отказался, начал интересоваться, где можно приобрести взрывчатку, однако делиться своими планами только с нашим источником, что было подтверждено ОТМ. Единомышленников в его окружении не выявлено. «Барсук» навыками взрывной работы не владел, однако интересовался у нашего источника возможностью найти консультанта. С целью легализации данных о подготовке «Барсука» к совершению диверсии, оперативный источник на очередную встречу с  распитием спиртных напитков пригласил еще трех человек и в их присутствии вывел его на подробный разговор о его враждебных планах, что естественно вызвало изумление и неприятие у присутствующих. В последующем оперработник вышел с этими гражданами на беседу и получил заявительские материалы.

Учитывая общественную опасность деятельности «Барсука»,   было принято решение пресечь его противоправную деятельность путем профилактики   с вынесением официального предостережения от имени органов КГБ. 

Оперработник Ходаков С.В., получив санкцию руководства, вызвал «Барсука» на беседу, где потребовал прекратить противоправную деятельность. «Барсук» был испуган, пытался оправдываться, но под давлением предъявленных заявительских материалов вынужден был признать, что в силу недовольства своим положением он допускал подобные высказывания, но реально он никаких действий по реализации своих замыслов не предпринимал. Антисемитские высказывания объяснил бытующими настроениями по месту его рождения и жительства. Он заверил, что осознал противоправность своей деятельности и впредь обещал подобного не допускать.

О вынесении официального предостережения был составлен протокол, который «Барсук» подписал. Он был предупрежден, что обязан незамедлительно прекратить те действия, которые послужили основанием для объявления официального предостережения. О вынесении  ему официального предостережения будет уведомлен прокурор, а протокол и другие материалы о предостережении будут храняиться в архиве КГБ. В случае если он продолжит совершение противоправных действий и будет привлечен к судебной ответственности, протокол будет приобщен к уголовному делу и приобретает силу судебного доказательства.

Таким образом, в результате профессионально грамотных и своевременно принятых решительных мер, было выявлено, в короткие сроки проверено и пресечено дерзкое экстремистское проявление в канун 50-летия образования Еврейской автономной области.

В центре нашего внимания находились подрывные акции сионистов, направленные на дискредитацию ЕАО. Если ранее в западной прессе просто игнорировали упоминание о Еврейской автономной области, накануне юбилея стали появляться материалы, искажающие суть происходящих процессов в ЕАО. Этим грешили Нью-йоркская «Моргн-Фрайгайт», израильские «Лэцте найс», «Найе цайтунг» и др. В газете «Австралише идише найс», вы­ходящей в Мельбурне отмечалось: «50 лет — достаточ­ный срок, чтобы забыть эту далекую область за темными горами вблизи Маньчжурии...»

В целях противодействия, в зарубежные издания США, Италии, Израиля по официальным и оперативным каналам были продвинуты ряд материалов позитивной направленности об области.

Нельзя не отметить здесь роль областной газеты «Биробиджанер штерн» издаваемой на идиш. Она ра­спространялась не только в области, но в 13 стра­нах, США, Аргентине, Израиле, Великобритании, Фран­ции, ФРГ, Дании и т. д. Газета отражала жизнь ЕАО, играла важную роль в про­паганде еврейской культуры

Важную роль в решении поставленных задач играли действующие в Еврейской автономной области творческие институты, которые являясь со­циалистическими по содержанию и интернацио­нальных по духу, активно пропагандировали еврейскую культуру. Широ­кую известность в стране и за рубежом получил Камерный еврейский музыкальный театр, базировавшийся в Биробиджане и Москве и исполнявший спектакли на идиш. Он выступал на сценах ряда городов СССР и за ру­бежом. Зарубежная публика с удивлением открывала для себя не только уникальный национальный коллектив артистов, но и узнавала, что в СССР есть Еврейская автономная область. Ан­самбль «Фрейлэхс» областной филармонии - талантливая группа певцов и танцоров, которая специализировалась     на еврейской народной музыке. Еврейский народный драматический театр ста­вил классические пьесы па языке идиш. Он отно­сился к одному из лучших непрофессиональных театров России и был очень популярен в СССР. Активно работал городской ансамбль скрипачей, который специа­лизировался на классических народных еврейских мелодиях. Кроме того, было много других самодеятельных драматических, хоровых и танцевальных коллективов.

Активно включалось в юбилейную тему и творческие силы Биробиджанского литобъединения и другие журналисты, и писатели, живущие за пределами ЕАО. По заказу областного отдела народного образования в 1982 году Хабаровское книжное издательство выпустило яркий и красочный, первый в послевоенном СССР " Букварь на языке идиш". Были изданы такие книги, как документальное     повествование «Счастливая земля Валдгейма» — о старейшем колхозе Еврейской автономной обла­сти, фотоальбом «Еврейская автономная область», сборники стихов Виктора Соломатова «Отчество» и Хаима Бейдера «Близкие дали», книга Романа Шойхета «Час печали и час отрады». Значимую роль играли альманахи «Литературный Биробид­жан», «На берегах Биры и Биджаиа», «Биробид­жан — край далекий и близкий», «Земля, на ко­торой я счастлив», «Наш город — наш дом», дру­гие издания на русском и еврейском язы­ках. Массовым тиражом для иностранного читателя на немецком, английском, французском языках была издана книжка очерков о ЕАО, написанная Евгением Бугаенко «На берегу Амура».

Центральные издания - газеты "Правда", "Советская Россия", "Известия", опубликовав ряд репортажей об области. Информационные сообщения о повседневной жизни области распространялись в зарубежных государствах Телеграфным агентством Советского Союза (ТАСС), Агентством печати «Новости» (АПН).

На праздничные торжества было приглашено много гостей официальных лиц и представителей общественности, прибыли и иностранные гости из США, Израиля, европейских стран, в основном прогрессивные журналисты и общественные деятели. В работе по ним усилия были сконцентрированы на формировании у них позитивного взгляда на жизнь в ЕАО и побуждения их к правдивому освещению проводимых мероприятий в зарубежной прессе.

К золотому юбилею области был подготовлен хороший  подарок - в Биробиджане открылась новое здание областной филармонии  с шикарным концертным залом, украсившее архитектурный облик центра города.

23 июня 1984 года в концертном зале филармонии и прошло торжественное заседа­ние обкома КПСС и област­ного Совета народных депу­татов, посвященное 50-летию ЕАО.

Праздничные торжества завершились, гости разъехались, но наша работа в контакте с 5 Управлением КГБ СССР продолжалась. Работа с иностранными гостями юбилейных торжеств дала свои положительные результаты. В зарубежной прессе появилась позитивная информация о ЕАО и проведенных торжествах.

Праздник прошел, Еврейской автономной области отметила свое  50-летние, это был, пожалуй, самый красочный и запоминающийся юбилей.

14 апреля 1992 года в соответствии с Постановлением Президиума Верховного Совета РСФСР от 25 марта 1991 года № 934-1 «О разграничении функций управления учреждениями между органами управления Хабаровского краевого Совета народных депутатов и областного Совета народных депутатов Еврейской автономной области»,  Приказом Министра безопасности РФ № 106, было образовано Управление Министерства безопасности Российской Федерации по Еврейской автономной области и я  назначен начальником вновь созданного Управ­ления МБ-ФСК-ФСБ России по Еврейской автономной области. В апреле 2017 года Управление ФСБ России по Еврейской автономной области отметило свое 25-летие.

С большой теплотой и гордостью вспоминаю время работы Еврейской автономной области. В своей работе мы добивались определенных успехов в решении оперативно – служебных задач.

В сжатые сроки удалось сформировать инфраструктуру, кадровый состав созданного Управления и в соответствии с новыми требованиями организовать оперативно-розыскную и следственную работу, что позволило надежно противостоят подрывной деятельности спецслужб иностранных государств, провести острые контрразведывательные мероприятия по спецслужбам стран азиатско-тихоокеанского и ближневосточного регионов, организовать работу по борьбе с терроризмом и другими преступными посягательствами, обеспечить стабильную межнациональную обстановку в области, выстроить надежную систему оперативного обеспечения ораны российско-китайской госграницы, 555 км. которой приходится на  Еврейскую автономную область. За эти годы во взаимодействии с пограничниками пресечены десятки нарушений границы, выявлены и пресечены контрабандные каналы   товаров и стратегического сырья. 

За счет проведения острых и активных контрразведывательных мероприятий, удалось войти в соприкосновение с противником и активизировать работу по  противодействию спецслужбам.

 Совместно с УВД и прокуратурой области реализованы материалы по коррупционным проявлениям.

Органы безопасности  Еврейской автономной области тщательно отслеживали процессы, которые таили в себе опасность дестабилизации обстановки в регионе на национальной основе. Исторически сложилось, что область заселялась в 19 веке казаками, а в начале 20 века началась колонизация земель еврейскими переселенцами.

Нами решалась непростая задача не допустить возникновения конфликта между этими группами населения Еврейской автономной области. Для этого использовались все имеющиеся у нас оперативные возможности. Хорошие оперативные позиции позволяли тщательно отслеживать обстановку в среде казачества и идущие процессы среди активистов национальных объединений. На основании поступающей информации своевременно принимались меры предупредительного характера по нейтрализации негативного развития ситуации. Особое внимание уделялось работе с лидерами этих общественных формирований, продвижению в руководящие звенья наших оперативных источников, что позволяло на самом раннем этапе выявлять и нейтрализовывать экстремистки настроенных лиц.

Проделанная работа заслуживает положительной оценки, и является большим достижением биробиджанских чекистов. Удалось, несмотря на различие задач, и целей у казачьих и еврейских общественных объединений, не допустить негативных проявлений и открытых форм противодействия между этими общественными движениями.

Таким образом, шел современный этап возрождения еврейской культуры в Еврейской автономной области и биробиджанские чекисты внесли свой весомый вклад в сохранение в области обстановки стабильности мира и межнационального согласия.

Были  успехи и на других направлениях оперативно-служебной деятельности. За этим стоял самоотверженный напряженный труд десятков, наших сослуживцев – сотрудников управления. Перечислю только отдельных из них Гожий В.С., Фигура Н.Н., Молофеив А.В., Малышев В.И., Даньшин А.Т., Наумов В.В., Маслак Ю.П., Баценин А.А., Савченко Е.В., Жулидов В.И., Филиппов П.А., Журавлев В.Н., Невский М.В., Абеленцев Г.В., Лебедев А.В., Грушко К.Б., Егоров В.К., Глущенко С.В., Кондратюк А.В., Ненашев В.Н., Юрковец Ю.Г., Тищенко А.В., Мамонтов А.Ю., Москалев А.И., Черемнов Ю.Н., Щеглов А.С., Вакалов Ю.Б.,  Воронина О.О., Чижеумова Н.И. и многие другие. Ими вписаны славные страницы в летопись Управления ФСБ по Еврейской автономной области.

За счет проведения острых и активных контрразведывательных мероприятий, удалось войти в соприкосновение с противником и активизировать работу по  противодействию спецслужбам. Большая личная заслуга в этом полковника Молофеив Александра Васильевича, майора Дорофеева Сергея Павловича .

Мы острее стали работать по линии противодействия подрывной деятельности зарубежных сионистских организаций и локализации других экстремистских проявлений (подполковник Лебедев Андрей Валерьевич, подполковник Даньшин Александр Тихонович, подполковник Глущенко Сергей Владимирович, подполковник Наумов Владимир Викторович, подполковник Журавлев Владимир Николаевич).

В памяти жителей области навсегда осталась самоотверженная работа большой группы сотрудников Управления по разоблачению и осуждению коррупционеров, контрабандистов и расхитителей государственной собственности в их числе полковник Маслак Юрии Пантелеевич, подполковникНенашев Владимир Николаевич, подполковникБаценин Алексей Александрович, майор Абеленцев Геннадий Васильевич.

При решении этих задач рос профессионализм сотрудников Управления. В эти годы из сотрудников управления выросла целая плеяда руководителей. В ряде территориальных  органах ФСБ руководящие должности заняли воспитанники нашего Управления, где успешно справлялись с возложенными на них обязанностями и по имеющимся у меня сведениям эта традиция продолжается и в настоящее время.

20 декабря 1996 года стало лично для меня знаковым потому, что в этот день Президент России подписал указ о назначении меня на должность начальника Управления ФСБ по республике Башкортостан и я выехал для продолжения службы в Уфу, но Дальний Восток навсегда остался в моем сердце, но это уже другая история.

Время летит быстро и вот уже в сентябре 2014 года автор, убеленный сединами, в числе официальных гостей прилетел из Самары для участия в юбилейных мероприятиях по случаю 80-летия образования Еврейской автономной области.

Сентябрь – лучшее время года на Дальнем Востоке, когда особенно ярко представлено в багрово-золотистых цветах великолепие природных пейзажей, воздух на редкость чист и прозрачен и яркая голубизна неба бывает только в эту пору. И автор, любуясь этим великолепием, и изменившимся архитектурным ансамблем города  прогулялся по стройным улицам с новыми современными зданиями, различными малыми архитектурными формами, отражающими национальный колорит и неповторимую атмосферу Биробиджана.

Поразила одетая в гранит прекрасная набережная р. Бира. Она стала настоящим украшением города с лавочками, ротондочками, клумбочками, чеховскими беломраморными беседками, танцующими журавлями, бронзовыми скульптурами художника и писателя, подводными фонтанами с подсветкой, которые установлены прямо в реке Бира.

Потрясла «Театральная» площадь - излюбленное место молодежи, где в летние вечера под шум музыкально-светового фонтана встречаются влюбленные пары. Вдоль центральной аллеи стоят статуи 6-ти муз во главе с Аполлоном и конечно статуя безымянного еврейского скрипача.

Обновленный вокзал и «Привокзальная» площадь очаровывает своей красотой. Она вмещает в себе памятник первым переселенцам и фонтан, над которым возвышается менора - это семисвечник, национальный символ еврейского народа.

Утопающая в зелени площадь «Дружбы» с монументом в центре, который символизирует дружбу между народами;

Впечатляет пешеходная зона у гостиницы «Центральная», которую биробиджанцы окрестили «Арбатом», с тремя фонтанами – двумя малыми и большим украшенным скульптурной композиция в виде Ноева ковчега, там же стоит величественный памятник еврейскому писателю Шолом-Алейхему;

Завораживают купола православных храмов, оригинальное здание синагоги и еврейской общины "Фрейд", где посетителей встречает серебристая скульптура еврея, трубящего в шафар.

Растроганный встречами с земляками, с которыми много лет назад жил и работал на этой земле, с теплотой вспоминал то далекое время, оставившее неизгладимый след в моей жизни.

Но больше всего у нас ветеранов вызывает чувство удовлетворенности и гордости за результаты оперативно- служебной деятельности Дальневосточных чекистов. Сегодня в Управлениях работают слаженные, профессионально подготовленные и хорошо организованные коллективы.

Нынешнее поколение сотрудников Управления ФСБ по Хабаровскому краю и Еврейской автономной области, свято сохраняя и преумножая достижения прошедших лет, достойно и с честью  выполняют свой служебный долг – надежно противостоят подрывной деятельности спецслужб иностранных государств, ведет непримиримую борьбу с терроризмом и другими преступными посягательствам, достойно решают самые сложные и ответственные задачи по защите государственных интересов в регионе, вносят весомый вклад в социально-экономическое развитие Дальнего Востока и по праву пользуются заслуженным авторитетом и уважением у населения республики и товарищей по оружию.

Освежая в памяти события и факты, вспоминая людей с кем шел по жизни, анализируя свои заметки, фотографии и архивные материалы, невольно приходит сравнение, что многие события моего бытия – наложились на эпоху и исторические события того времени,  тесно переплелись с жизнью, которой жили мои сограждане. Невольно я соизмеряю оценки настоящего и прошлого. Конечно, не я определял жизнь страны и регионов, где приходилось нести службу, но оказался лично причастен ко многим событиям, мне также довелось общаться и работать со многими выдающимися людьми, теми, кто действительно олицетворял и творил  историю нашей страны.

Своим экскурсом в прошлое пытался показать, как я пришел в профессию, которая стала делом и смыслом жизни, и которой посвятил тридцать два года своего бытия. Безусловно, всего рассказать я не могу исходя из принципов конспирации. Специфика работы спецслужб не допускает огласки, особенно, что касается проводимых острых контрразведывательных и разведывательных операций, в которых я принимал непосредственное участие или осуществлял руководство ими. Пока не настало время, ряд из них ведутся до сих пор.

На свете много разных профессий, но профессия контрразведчика это даже не профессия это призвание. Если человек решил посвятить свою жизнь ей, он должен понимать, что его жизнь будет принадлежать не ему, а всему обществу и государству. Особенность профессии контрразведчика в том, что ежедневно приходится пребывать в реальном противостоянии со спецслужбами иностранных государств, а также внешними и внутренними недругами, выполнять тяжелые умственные и физические нагрузки, и в некоторых случаях  даже рисковать здоровьем и жизнью. Но  главное, необходимо быть патриотом своей Родины. Мы чекисты — бойцы невидимого фронта. За нами — страна. Мы ежедневно, ежечасно принимаем на себя первый удар. На наших плечах лежит ответственность не соизмеримая с ответственностью любой другой профессии. В случаях крайней опасности сотрудники спецслужб первыми идут на риск, не щадя жизни.

В культовом для нас кинофильме «Офицеры» вышедшем в 1971, комэска, бывший царский офицер, ставший командиром Красной армии и начальником погранзаставы, сказал в разговоре с одним из героев фильма, командиром взвода Алексеем Трофимовым:

«— ...Другие богатством гордились или знатностью. А мы — своей профессией.

А что это за профессия такая?

Родину защищать. Есть такая профессия, взводный».

С высоты прожитых лет могу уверенно повторить его слова, применительно к профессии сотрудника органов безопасности, да есть такая профессия – Родину защищать!

 Хочу дать посыл нынешним молодым сотрудникам органов безопасности, поколению, пришедшему нам на смену. Вы также лично причастны к истории нашего государства и органов ФСБ России и являетесь её творцами. Пройдет совсем немного времени и то, что вы делаете сегодня, станет историей, и от каждого из вас зависит, как она будет оцениваться потомками.

Обращаюсь и к молодым людям, которых тянет к романтической профессии, к подвигу. Поиски увлекательного пути в жизни — все это закономерные оправданные желания. Главное, каким бы делом в жизни ты ни занимался — стремись быть полезным человеком для общества, Родины.  Уверенно могу сказать, что есть такая профессия – сотрудника органов безопасности, в которой молодой человек может воплотить в жизнь свои благородные помыслы и самореализоваться. В поэме «Хорошо!»  Владимира Владимировича Маяковского есть такие слова: «Юноше, обдумывающему житье, решающему, делать жизнь с кого, скажу, не задумываясь — делай ее с товарища Дзержинского». Этот совет - обращение к молодому человеку, стоящему перед выбором профессии, озвученный великим поэтом в 1927 году и по сей день является весьма актуальным.Феликс Эдмундович Дзержинский, 140 летите которого мы отметили 11 сентября 2017 года, -высокий пример служения Отечеству для любого гражданина.

Для меня было важно осмыслить, как мы жили в различные периоды развития нашего государства, что делали для защиты наших ценностей, чем руководствовались при принятии решений, в сложные периоды жизни.  Уверен, мой взгляд  расходится с мифом, созданным нашими недругами, теми, кто разрушал в лихие девяностые годы мощь и величие нашего общего дома который назывался СССР. Но я считаю, что имею на это право. Я  долгие годы  руководил  тремя территориальными органами безопасности России, стал участником и свидетелем роли органов КГБ в сложных, противоречивых, а порой и драматических событиях происходивших в жизни нашей страны.

Но жизнь не стоит на месте и в этом её великая сила.Сотрудники спецслужб, являясь частью общества, вместе со всеми гражданами нашей страны, переживали все трудности и невзгоды развития государства.

За прошедшие годы неоднократно менялись названия органов безопасности, но неизменно оставалось одно: мы всегда честно, надежно и преданно выполняли свой служебный долг по защите интересов нашей Родины от враждебных посягательств.

Горячо и сердечно поздравляю коллектив сотрудников и ветеранов Управлений ФСБ Хабаровскому краю и Еврейской автономной области со знаменательным событием – 100 - летием со дня образования органов ВЧК-КГБ-ФСБ России!

В этот памятный день, примите от нас ветеранов, искренние поздравления и пожелания доброго здоровья, дальнейших успехов в нелегком, но благородном деле обеспечения безопасности нашей любимой Родины. Оперативной Вам удачи, счастья и благополучия!   

  

                                                       Генерал-лейтенант в запасе

                                                       Евтушенко Виктор Васильевич

 

На фото:

1. Евтушенко В.В. – автор статьи

2. Хабаровские чекисты 1977 год

3. Сотрудники УКГБ по Хабаровскому краю

4. Сотрудники отдела УКГБ

5. Сотрудники отдела УКГБ по Хабаровскому краю в ЕАО 

6. Биробиджан. 9 мая 1983 года