К 200-летию со дня рождения Г. И. Невельского

Рубрика:  

Первооткрывателей, путешественников, осваивавших Дальний Восток, наши родные поля и леса, реки и озера, наш величавый Амур с его многочисленными протоками, островами, притоками, наш Тихий, но Великий океан - много: простое перечисление имен и фамилий в строчку займет не менее двух-трех страниц.

Все стремились – «прирастить Россию», говоря языком царя Петра. Все, однозначно, с нестандартным мышлением, движители прогресса – ибо перед ними никогда не были застывшей догмой полученные ранее знания. Книгой «Подвиги русских морских офицеров на крайнем востоке России 1849-1855», Невельской сохранил память о своих соратниках в трудных походах на Дальний Восток, описал свои походы на Амур и обосновал свою позицию, почему он не согласился с утверждением авторитетных исследователей о том, что Сахалин – полуостров, а Амур не имеет выхода в море.

Такой вывод был сделан по результатам исканий авторитетных мореплавателей: французом Ж.Ф. Лаперуза (1783г), англичанином У.Р. Браутоном (1793г), русскими И.Ф. Крузенштерном (1803г) и Гавриловым (1846).

Геннадий Иванович Невельской родился 23 ноября 1813 года в с.Драконо Костромской губернии в семье потомственных моряков и всегда мечтал о морских походах и открытиях новых земель. По окончании морской школы - десять лет бороздил Балтийское и Северное моря в эскадре Ф.П. Литке. В 1845 году стал членом русского географического общества.

Приморье и Приамурье в середине XIX века существовали, как не разграниченные земли. Они привлекали внимание потомственного моряка с юности. Он читал первоисточники о походах на Амур и его притоки, на Нижний Амур и в Охотское море, к Охотскому и Сахалинскому побережьям, об Охотском и Аянском сухопутных и труднопроходимых трактах. Возвращаясь к докладам Пояркова и Хабарова, Невельской поставил перед собой цель: лично исследовать восточные побережья материка и западное побережье Сахалина, а главное - устье реки Амур.

Он был уверен: Амур – судоходен, а Сахалин - остров. Определив перед собой цель всей своей жизни, Невельской разработал план ее достижения и поставил задачу – в 1849 году быть на подходящем корабле в районе устья Амура и провести предварительные исследования берега и устья. Он утверждал, что в 1684 году весь Приамурский край был назван отдельным Албазинским воеводством; городу Албазину дан отдельный герб и печать, назначен воеводою Алексей Толбузин.

Одну из своих работ, опубликованную в 1864 году в «Морском сборнике», Невельской назвал «Обзор результатов действия русских на северо-восточных пределах России и участия офицеров нашего флота в деле восприсоединения Приамурского края к России» - здесь он пишет именно о восприсоединении, имея ввиду, что ранее эти земли уже присоединялись к России по результатам походов Пояркова и Хабарова.

Возвращаясь неоднократно к событиям ХVII века, Невельской пишет: «…московское правительство, сознавая всю важность открытий Пояркова и завоеваний Хабарова, посылает на Амур, как мы видели, с упомянутою выше целью Зиновьева. Как лицу, облечённому высшей правительственной властью, Зиновьеву следовало бы, пользуясь любовью казаков к Хабарову и уважением всех находившихся на Амуре русских, вместе с ними и с помощью из Якутска и Нерчинска, установить, в сказанных видах, порядок и твердую власть на Амуре и направить Хабарова к поддержанию этого.

Но Зиновьев, увозя с собою Хабарова, оставляет на Амуре вместо него Степанова, человека, не понимающего важности лежащей на нем обязанности – грубого, дерзкого и способного только производить грабежи и набеги».

Будучи человеком упорным, целеустремленным, Невельской добился права вести груз на Камчатку и стал капитаном судна «Байкал». Он тщательно подошёл к оснащению небольшого судна. Особенно щепетильно отнёсся к получению товара надлежащего качества, лично проверяя готовившейся к отправке груз, чем вызвал недовольство многих чиновников и жалобы от них вышестоящим начальникам.

Невельской составил план своего похода: выйти в июле-августе 1848 года из Кронштадта, в мае 1849 года доставить груз на Камчатку, в июне того же года выйти на исследование и полное детальное описание западного берега Сахалина, восточного Охотского побережья и устья Амура.

О своих намерениях он сообщил начальнику Главного морского штаба А.С.Меньшикову, будущему генерал губернатору Восточной Сибири Н.Н. Муравьеву, министру внутренних дел Л.А. Перовскому и заручился их поддержкой. Невельской разработал проект инструкции похода к Амуру, для реализации которой необходимо было получить письменное поручение от царя.

Не получив до выхода в плавание этих утвержденных инструкций, Невельской предпринял все меры к безопасному плаванию. Груз на Камчатку он доставил в мае 1849 года без происшествий, хорошего качества, никто из команды за время длительного плавания не заболел. Губернатор Камчатки написал доношение о поощрении капитана за старание, ответственность и добросовестность. Но утверждённых государём инструкции на поход к Амуру он так и не получил.

В письме Муравьев утверждал, что инструкции будут подписаны царем в ближайшее время и сразу же перенаправлены Невельскому. Долго не решался мореплаватель на путешествие без письменных указаний – такой шаг был строго наказуем. Но время шло, удобное в климатическом отношении, и он решился без них идти к Сахалину и в устье Амура.

Убедившись, что Амур имеет выход в два моря – Охотское и Японское, а Сахалин – остров, что китайская юрисдикция на нижнем Амуре отсутствует, а местное население к русским доброжелательно, Невельской отправился в Охотск, где и получил подписанные царем письменные инструкции. Невельскому пришлось предстать перед Особым Комитетом. За совершенные им географические открытия он подлежал важному поощрению. За фактические действия без письменных инструкций царя – суровому наказанию. В качестве наказания он был лишен положенного ему награждения, а сурового наказания избежал в силу поддержки со стороны Меньшикова и Муравьева. Отсутствие вознаграждений за географические открытия не омрачило Невельского – главное он свободен от наказания (в том была его искренняя радость) и может действовать дальше.

3 сентября 1849 года Невельской рапортовал Муравьёву: «Сахалин – остров. Вход в Амурский лиман возможен для мореходных судов с севера и с юга. Вековое заблуждение положительно рассеяно, истина обнаружилась!»

1 августа (13 августа по новому стилю) 1850 года при вторичном посещении Амурского лимана, Невельской поднял русский военно-морской флаг на мысе Куегда, назвав пост Николаевским, и объявил собравшимся представителям местных народностей о присоединении края к России. Гарнизону поста, который возглавил лейтенант Н.К. Бошняк, Невельской оставил инструкцию: объявлять, «всем иностранным судам, плавающим в Татарском проливе, что так как побережье этого пролива и весь Приамурский край, до корейской границы с островом Сахалин составляют Российские владения, то никакие здесь самовольные распоряжения, а равно обиды обитающим народам не могут быть допускаемы. Для этого ныне поставлены российские военные посты в заливе Искай и на устье реки Амур…» Невельскому, как и Хабарову, пришлось испытать все тяготы недоверия современников. Несколько раз он был под угрозой «наказания за дерзость» (разжалование).

Именно такие предложения дважды вносились государю чиновниками членами Особого Комитета под руководством министра иностранный дел К.В. Нессельроде. Вот как описывает Невельской своё положение после похода 1849г: «По получении моего донесения из Аяна в Петербург, под давлением авторитета моих знаменитых предшественников, нашим открытиям не поверили и считали мой поступок (что я без разрешения пошёл из Камчатки в Амурский лиман) дерзким и подлежащим наказанию. Поэтому там полагали, что Петропавловск должен быть нашим главным портом на Восточном океане, Аян – на Охотском море».

По итогу Невельской получил инструкцию о проведении описания в будущем 1850г тех географических объектов, на которых он побывал в 1949 году. Невельской пишет о результатах похода 1850г: «…граф Нессельроде и большинство членов Особого Комитета, председателем которого является граф, обвинили меня за такую дерзость и сообщили императору о своем сомнении в справедливости моих открытий на том основании, что они «совершенно противоречат докладу графа Нессельроде и донесению барона Врангеля, в исходе 1846 года о том же предмете, а равно и донесениям нашей миссии в Пекине». На это я отвечал князю, что заключение графа Нессельроде и большинства Комитета, как он изволит увидеть из представленных ему документов совершенно ошибочное и для меня и всех моих сотрудников оскорбительное».

Вот каковы были предложения Комитета – «они (действия Невельского) противны воле государя и, кроме того, могут иметь вредные последствия для наших дружеских отношений с Китаем и для выгодной для нас кяхтинской (Забайкалье) торговли. Поэтому ввиду последних соображений и донесений нашей миссии в Пекине о том, что китайское правительство имеет уже свои наблюдения за Нижнеамурским краем, чтобы отстранить всякое покушение на него иностранцев с моря, Комитет постановил: Николаевский пост снять и, согласно указаниям государя от 1849г предложить Российско-американской компании продолжать из Петровского зимовья расторжку с гиляками и другими народами, обитающими на юго-западном берегу Охотского моря, отнюдь не касаясь реки Амур, её бассейна, Сахалина и берегов Татарского пролива».

В 1850 году государь назвал поступок Невельского «молодецким, благородным и патриотическим», а по поводу доклада Особого Комитета с очередным предложением наказать Невельского «за дерзость», сделал широко известное заключение: «Там, где поднят русский флаг, он уже спускаться не должен…»

А дальше надо было срочно утвердиться на Нижнем Амуре, пока инициативу не перехватили путешественники из других стран. Невельской совместно и под руководством Муравьева, при поддержке Меньшикова осуществил активные действия в подготовке Амурской экспедиции 1851-1854гг и сплавов русских по Амуру для заселения его берегов, строительства городов и сёл.

Он возглавил Амурскую экспедицию 1851-1854гг. Рядом с ним в суровом походе находилась боевая подруга - жена (венчались 16 апреля 1851г в г.Иркутске) - Екатерина Ивановна Ельчанинова, в своем 19 летнем возрасте начав тяжкий поход рядом с мужем. Очень теплыми и добрыми словами, с огромной любовью к подруге, описывает в книге ее роль в походе, терпеливость и терпимость к неудобствам боевой морской офицер – Геннадий Иванович Невельской. Первая дочь, Катя, родившаяся на Петровской Косе в 1852 году, не вынесла тягот и лишений походной жизни, умерла в годовалом возрасте.

В 1972 году благодарные потомки установили на Петровской Косе памятник со словами: «Здесь 29 июня 1850 года капитан Г.И. Невельской основал первое зимовье Амурской экспедиции, назвав его петровским. В нём жили участники экспедиции, жена Невельского Екатерина Ивановна и дочь Катя», а в 1996 году установили деревянный православный крест на месте предполагаемого первого на Нижнем Амуре православного кладбища, на табличке надпись: «Здесь на Петровской Косе находилось первое в низовьях Амура Российское православное кладбище, где были похоронены члены Амурской экспедиции и жители первого у берегов Амура Российского поселения Петровcкое (1850-1854). Среди них дочь начальника экспедиции Катя Невельская. Спите спокойно, россияне-первооткрыватели, первые поселенцы, жизнь отдавшие своей земле Дальневосточной. Мир вашему праху. Благодарные потомки помнят о вас!».

После окончания Амурской экспедиции (1854) семья в числе других членов экспедиции возвращалась по Аяно-Майскому сухопутному тракту с двумя дочками-малышками (Ольгой и Марией) в навьюченных на лошадей корзинах. Дети и жена шли теми тропами, которые и в современное время являются труднопроходимыми. Именно этот путь, пройденный туристами хабаровского клуба «Горизонт», был признан самым сложным и труднопроходимым в стране по итогам 2006г, а группа туристов стала общероссийскими победителями такого маршрута. Вот так воедино связывает между собой история разные времена и разные события в одном и том же историческом месте.

В дальнейшем Невельские жили в Петербурге, где рождены сын Николай - 1859-1920 (род не продолжил) и дочь – Александра (1861). В 1858 году с Китаем подписан Айгунский договор о разграничении земель, согласно которому Приамурье и Приморье отошло в юрисдикцию Российской Империи. Муравьев пишет Невельскому: «Любезнейший Геннадий Иванович! Сегодня подписал трактат в Айгуни. Приморский край утверждён за Россиею. Спешу уведомить Вас об этом знаменательном событии. Отечество никогда Вас не забудет как первого деятеля, создавшего основание, на котором воздвигнуто настоящее здание. Целую ручки Екатерине Ивановне, разделявшей наравне с Вами и со всеми Вашими достойными сотрудниками труды, лишения и опасности и поддерживавшей Вас в этом славном и трудном подвиге. Искренне обнимаю Вас, благодарю и ещё раз поздравляю…»

В том же 1858 году основаны города Благовещенск и Хабаровск, в 1860 году - Владивосток. Невельскому в г.Владивостоке 26 октября 1897 году установлен памятник. В городе Николаевске-на-Амуре первый памятник Невельскому установлен в сентябре 1915 года, второй - 13 августа 1950 года. Имелся ранее памятник морскому офицеру и в парковой зоне на набережной реки Амур в г.Хабаровске. О Г.И.Невельском, как о человеке «с прямой душой» написано много книг-воспоминаний.

Написал о Невельском и наш современник и земляк, краевед В.И. Юзефов (1931-2005), изучив и проанализировав огромный материал. Географ и исследователь написал книгу «Годы и друзья старого Николаевска» (2005г). В 1965 году автор встречался с правнуком знаменитого морского офицера – потомком по линии дочери Марии, рожденной в г.Николаевске. В браке у Марии и Андрея Кукеля (сына друга и соратника Невельского Болеслава Кукеля), родились Сергей (1883-1941) и Владимир (1885-1939). Владимир в 1918 году был командиром эсминца «Керчь» на Черном море. Именно он выполнил команду советского правительства о затоплении эскадры: «Погибаю, но не сдаюсь», с такими сигнальными флагами уходили под воду корабли. Владимир был награжден Орденом Красного Знамени. Занимался дипломатической карьерой. С 1935 по 1937гг возглавлял погранохрану Дальнего Востока и награжден Орденом Красной Звезды. По доносу 17 сентября 1937 года арестован. Расстрелян 18 сентября 1939 года в подвале хабаровской тюрьмы НКВД. Позднее - полностью реабилитирован.

Его сын, Николай, родился в Кабуле в 1921г, был участником ВОВ. А в 1937г Николай - член комитета комсомола школы №5 г.Хабаровска. При аресте отца отказался отречься от него, за что направлен в колонию для несовершеннолетних преступников, где провел два года. С 1942 года - на войне, проявил героизм, награжден 5 правительственными наградами. Сергей, второй сын Марии Невельской и Андрея Кукеля, в 1900 году закончил морской кадетский корпус и 21 год отдал морской службе. В ноябре 1917 года был помощником морского министра, затем занимался наукой в области электроэнергетики морских кораблей. В 30-е годы объявлен врагом народа. Умер в 1941 году. Его сын Андрей - по профессии энергетик, дал интервью о своей родословной Юзефову в 1965 году.

Потомки Невельского живут среди нас. Стоит на берегу Нижнего Амура город Николаевск-на-Амуре – в советское время это был форпост развитого судостроения. Возможно, город «возродится из пепла», как возродился Николаевский православный храм, с вершин которого открывается величественная панорама города с низким «абажуром небес» и лимана. Не зря увековечены царские слова Николая I на главном памятнике города, установленном в 1915г: «Там, где поднят Русский флаг - он уже спускаться не должен".

Под легкий ветерок с Амурского лимана обхожу небольшую парковую зону, читаю надписи на старинном, непокорном памятнике. Теперь знаю, что памятник Невельскому с надписью – «установлен в 1913 году», пытались взорвать, но не смогли, настолько он был прочно изготовлен. С него сбивали исторические надписи в далёкие 30-е годы прошлого века и много лет после, стыдясь таких действий своих предков, поэтапно восстанавливали каждую букву, слог и цифру.

И живёт памятник, установленный легендарному Невельскому в 1915 году.

Недалеко, на постаменте другого, современного памятника, возвышается фигура морского офицера Невельского с обращенным на лиман взглядом. Подвиг – он бессмертен. В памяти народа.

Пока есть народ – жива и память о Невельском, его непокорном и неподкупном характере, о его подвиге на нашей Дальневосточной земле, о его верной команде и преданной боевой подруге.

Г.А. Пысина, член СВГБ