Красная Армия всех сильней

Рубрика:  

В истории, как личной, так и общей, полно легенд, мифов да и просто заблуждений. Не является исключением и история создания любого общественного института, в частности армии. Попробуем разобраться, как же получилось, что «от тайги до британских морей Красная Армия всех сильней».

В 1918 году в России была создана Красная Армия, которая, победив в гражданской войне, стала во время Второй мировой сильнейшей армией мира. Но перед тем как стать армией-победительницей, ей пришлось проделать большой и трудный, а зачастую и весьма кровавый, путь.

В начале РККА была добровольческой

Как эти ни парадоксально, но Владимир Ленин не планировал создавать регулярную армию и считал, что в стране победившего пролетариата необходимости в ней нет. В 1917 году он написал работу «Государство и революция», где выступал за замену регулярной армии всеобщим вооружением народа.

К концу Первой мировой войны уровень вооружённости народа действительно был близок ко всеобщему, однако защищать «завоевания революции» с оружием в руках были готовы далеко не все. Добровольный принцип набора в ряды Красной армии показал свою нежизнеспособность.

15 января 1918 года Совет народных комиссаров РСФСР во главе с Лениным издал декрет о создании Рабоче-крестьянской Красной Армии «из наиболее сознательных и организованных элементовъ трудящихся классовъ», но в которую в то же время предлагалось вступить всем гражданам страны, желающим «отдать свои силы, свою жизнь для защиты завоёванной Октябрьской Революции и власти Советов и социализма».

Ядром её стали возникшие ещё во время Февральской революции отряды Красной гвардии, на 95% укомплектованной из рабочих, почти половина которых состояли в большевистской партии. Но для войны с многочисленной, технически оснащённой армией Красная гвардия не годилась.

РККА же создавалась как орудие диктатуры пролетариата, как армия рабочих и крестьян, как фундамент для замены постоянной армии всенародным вооружением, которое в ближайшем будущем должно было послужить поддержкой грядущей социалистической революции в Европе.

Поэтому каждый доброволец должен был представить рекомендации войсковых комитетов, партийных и других организаций, поддерживающих советскую власть. А если вступали целыми группами, требовалась коллективная порука. Бойцам РККА обещали полное государственное обеспечение и сверх того, платили 50 рублей в месяц, а с середины 1918 года 150 рублей одиноким и 250 рублей – семейным. Помощь сулили и нетрудоспособным членам их семей, находившимся на иждивении.

При этом императорская русская армия официально была распущена 29 января 1918 года приказом революционного главковерха бывшего прапорщика Николая Крыленко. «Мир. Война кончена. Россия больше не воюет. Конец проклятой войне. Армия, с честью нёсшая три с половиной года страданий, дождалась заслуженного отдыха», – говорилось в разосланной радиограмме.

Впрочем, к этому времени от старой армии фактически остались лишь отдельные части: солдаты, которым донельзя надоело сидеть в окопах, ещё осенью 1917-го, услышав о принятии декрета о мире, решили, что война закончилась, и начали расходиться по домам.

Отряды Красной Гвардии, собранные в конце 1917 – начале 1918 года из добровольцев, быстро вырождались в полубандитские или откровенно бандитские формирования. Вот как об этом периоде становления Красной Армии вспоминает один из делегатов VIII съезда РКП(б): «…Лучшие элементы выбивались, умирали, попадали в плен, и таким образом создавался отбор худших элементов. К этим худшим элементам присоединились и те, которые шли в добровольческую армию не для того, чтобы бороться и погибать, а шли потому, что они остались без занятия, потому, что были выброшены на улицу в результате катастрофической ломки всего общественного уклада. Наконец, шли туда просто полугнилые остатки старой армии …».

Именно «бандитский уклон» первых красноармейских отрядов спровоцировал разрастание гражданской войны. Достаточно вспомнить восстания донских казаков в апреле 1918 года, возмущённых «революционным» беспределом.

Сто лет военкоматам

Приток добровольцев в РККА начал иссякать. Видя это, ВЦИК специальным декретом ввёл в стране всеобщее военное обучение трудящихся (всевобуч). Каждый трудящийся в возрасте от 18 до 40 лет без отрыва от основной работы должен был за 96 часов пройти курс военного обучения, стать на учёт как военнообязанный и по первому призыву советского правительства вступить в ряды Красной армии.

Но желающих вступить в её ряды становилось все меньше и меньше. Провалилась даже провозглашённая ударная неделя создания РККА под лозунгом «Социалистическое отечество в опасности!» с 17 по 23 февраля 1918 года. И правительство, отложив на время лозунг «мировой революции» и подняв на щит старорежимное слово «отечество», стремительно перешло к принудительному формированию армии.

Создателем Красной армии заслуженно называют Льва Троцкого. Именно с его подачи всё военнообязанное население страны в возрасте от 18 до 40 лет было взято на учёт, и была установлена военно-конская повинность.

29 мая 1918 года объявляется «принудительный» (так и написано в декрете ВЦИК) набор в РККА лиц в возрасте от 18 до 40 лет, а для выполнения этого декрета создаётся сеть военных комиссариатов. Кстати, система военкоматов оказалась столь совершенной, что существует и по сей день.

Выборность командиров отменялась, вводилась система назначения командного состава из тех, кто имел военную подготовку или хорошо проявил себя в боях. V Всероссийский съезд Советов принял постановление «О строительстве Красной армии», в котором говорилось о необходимости централизованного управления и революционной железной дисциплины в войсках.

Троцкий своим примером показывал, как нужно прививать дисциплину в новой армии, и применял по отношению к дезертирам древнеримский ритуал децимации (казнь каждого десятого по жребию). Меры оказались эффективными.

В сентябре 1918 года в рядах Красной армии состояло уже около полумиллиона человек – в два с лишним раза больше, чем ещё 5 месяцев назад. К 1920 году численность РККА составляла уже более 5,5 миллионов человек.

Съезд потребовал строить Красную армию, используя опыт старых военных, хотя многим казалось, что в армии диктатуры пролетариата не место бывшим «золотопогонникам». Но Ленин настаивал, что регулярную армию без военной науки построить нельзя, а ей можно научиться только у военных специалистов.

Царские кадры – военспецы

Стержнем РККА стали бывшие офицеры, генералы, военные чиновники и военные врачи, которых наравне с остальными категориями населения начали активно призывать в Вооружённые силы РСФСР, хотя они и относились к «враждебному эксплуататорскому классу».

На этом настояли Ленин и Троцкий. В 1919 году на VIII съезде РКП(б) по поводу привлечения военных специалистов произошла острая дискуссия: по мнению оппозиции «буржуазных» военспецов нельзя было назначать на командные посты. Но Ленин убеждал: «Вы, будучи связаны с этой партизанщиной своим опытом… не хотите понять, что теперь период другой. Теперь на первом плане должна быть регулярная армия, надо перейти к регулярной армии с военными специалистами». И убедил.

Впрочем, само решение было принято раньше. Ещё 19 марта 1918 года Совет народных комиссаров принял решение о широком привлечении в Красную армию военспецов, а 26 марта Высший военный совет издал приказ об отмене выборного начала комсостава, что открыло доступ в армию бывшим генералам и офицерам.

К лету 1918 года в РККА добровольно вступили несколько тысяч офицеров. Среди них были ставшие затем известными советскими военачальниками Михаил Бонч-Бруевич, Борис Шапошников, Александр Егоров, Дмитрий Карбышев.

Чем дольше шла гражданская война, чем многочисленней становилась Красная армия, тем больше становилась потребность в опытных военных кадрах. Принцип добровольности уже не устраивал большевиков, и 29 июня 1918 года Совнарком издал декрет о мобилизации бывших офицеров и чиновников.

До конца гражданской войны в ряды РККА было призвано 48,5 тысяч офицеров и генералов, а также 10,3 тысячи военных чиновников и около 14 тысяч военврачей. Кроме того, в Красную армию до 1921 года было зачислено до 14 тысяч офицеров, служивших в белых и национальных армиях, в том числе будущие маршалы Советского Союза Леонид Говоров и Иван Баграмян.

В 1918 году военспецы составляли 75% командного состава РККА. А их общая численность в Красной армии в итоге превысила 72 тысячи человек, составив примерно 43% общего офицерского корпуса царской армии.

На разных должностях, в том числе ключевых, служили 639 человек (в том числе 252 генерала) из числа офицеров Генерального штаба, которые во все времена и во всех армиях считаются военной элитой.

И первым главнокомандующим всеми Вооружёнными силами РСФСР стал бывший полковник царской армии Иоаким Вацетис. А потом на этом посту его сменил такой же «бывший» Сергей Каменев.

Для сравнения, в годы гражданской войны в рядах противобольшевистских формирований, прежде всего в Добровольческой армии, воевало около 100 тысяч офицеров, генералов и военных специалистов. То есть, примерно 57% от общего числа царских кадровых военных. Из них офицеров Генштаба – 750 человек. Больше, чем в РККА, конечно, но разница не настолько принципиальная.

Красная Армия после Гражданской войны

25 апреля 1920 года польская армия, снаряжённая на средства Франции, вторглась в пределы Советской Украины и 6 мая захватила Киев.

14 мая началось успешное контрнаступление войск Западного фронта под командованием Михаила Тухачёвского, а 26 мая – Юго-Западного, которым командовал Александр Егоров. В середине июля они подошли к рубежам Польши.

И тут Политбюро ЦК РКП(б) поставило перед командованием РККА новую стратегическую задачу: с боями войти на территорию Польши, взять её столицу и создать условия для провозглашения в стране советской власти. По заявлениям самих партийных вождей, это была попытка продвинуть «красный штык» вглубь Европы и тем самым «расшевелить западноевропейский пролетариат», подтолкнуть его на поддержку мировой революции, одной из главных надежд большевиков в первые годы существования РСФСР.

Приказ Тухачевского войскам Западного фронта № 1423 от 2 июля 1920 года гласил: «На Западе решается судьба мировой революции. Через труп белопанской Польши лежит путь к мировому пожару. На штыках понесём счастье трудящемуся человечеству!»

Закончилось всё катастрофой. Уже в августе войска Западного фронта были наголову разбиты под Варшавой и откатились назад. Из пяти армий уцелела только третья, которая успела отступить, остальные были уничтожены. В плен попало более 120 тысяч красноармейцев, ещё 40 тысяч бойцов оказались в Восточной Пруссии в лагерях интернированных. До половины их погибли от голода, болезней, пыток и казней.

В октябре стороны заключили перемирие, а в марте 1921 года – мирный договор. По его условиям к Польше отходила значительная часть земель на западе Украины и Белоруссии с населением 10 миллионов человек.

Вступили в силу и внутренние факторы. Белое движение было разгромлено, однако в отчаянную борьбу вступило крестьянство, породившее собственное повстанческое движение. Это был протест против политики реквизиции продовольствия и запрета свободной рыночной торговли. Кроме того, нищая страна попросту не могла одевать и кормить более чем пятимиллионную Красную армию.

С мест в Москву (наряду с вестями о крестьянских восстаниях) шли тревожные сообщения: дисциплина падает, красноармейцы из-за начавшегося в стране голода и ухудшения снабжения грабят население, а командиры постепенно начинают возвращать в армию старые порядки вплоть до мордобоя. Партия и высшее армейское начальство решили исправить ошибку и запретили демобилизацию коммунистов, но в ответ началось то, что Троцкий назвал духовной демобилизацией: красноармейцы начали массово выходить из РКП(б).

Пришлось срочно искать решение крестьянского вопроса (карательные меры в сочетании с НЭПом, новой экономической политикой). И параллельно – сокращение состава РККА и подготовка военной реформы. Председатель Реввоенсовета республики Троцкий писал: «В декабре 1920 года открылась эпоха широкой демобилизации и сокращения численности армии, сжатия и перестройки всего её аппарата. Этот период длился с января 1921 г. до января 1923 г., армия и флот сократились за это время с 5 300 000 до 610 000 душ».

Наконец, с марта 1924 года начался решающий этап военной реформы. 1 апреля 1924 года начальником и комиссаром Штаба РККА был назначен Михаил Фрунзе. Его помощниками стали Тухачевский и Шапошников. Лимит постоянной численности Красной армии был установлен в 562 тысяч человек, не считая переменного (приписного) состава.

Для всех родов сухопутных войск определялся единый двухгодичный срок службы, для воздушного флота – 3 года и военно-морского флота – 4 года. Призыв на действительную службу проводился один раз в год, осенью, а призывной возраст был повышен до 21 года.

Следующий этап кардинальной перестройки РККА начался в 1934-м и продолжался вплоть до 1941-го – с учётом опыта боевых действий на Халхин-Голе и Финской войны. Реввоенсовет был расформирован, штаб Реввоенсовета переименован в Генеральный штаб, а наркомат военных и военно-морских дел превратился в наркомат обороны. Идею скорой «мировой революции» больше не вспоминали.

С РККА покончил Сталин

Это произошло 25 февраля 1946 года, когда было опубликовано его распоряжение о преобразовании Красной армии в Советскую.

Официально это объяснялось тем, что в годы Великой Отечественной войны советский строй выдержал серьёзнейшее испытание, его позиции должны быть ещё больше укреплены, а новое название армии должно ярко подчеркнуть выбранный страной путь социализма.

На самом же деле, Сталин ещё с 1935 года взял курс на свёртывание революционных традиций в РККА, введя персональные воинские звания, в том числе, вернув «белогвардейские» названия – в виде «лейтенанта», «старшего лейтенанта», «капитана», «полковника», а с 1940 года генеральские и адмиральские звания. Позднее всех появилось звание «подполковник».

В 1937 году дошла очередь до многих видных деятелей РККА, сделавших стремительную военную карьеру в годы гражданской войны. В ходе Большого террора они были обвинены НКВД в контрреволюционной деятельности и расстреляны. Среди них – маршалы Михаил Тухачевский и Александр Егоров, командармы 1-го ранга Иона Якир и Иероним Уборевич, комкор Виталий Примаков, комдив Дмитрий Шмидт и многие другие.

Репрессии касались и военспецов из кадровых офицеров царской армии: их основательно «вычистили» ещё в 1929-1931 годах, а многих «дочистили» в 1937-1938-м. Впрочем, не всех. Участвовать в Великой Отечественной войне будет и подполковник царской армии Шапошников (в 1941-1942 годах начальник советского Генерального штаба) и сменивший его на этом посту бывший штабс-капитан Александр Василевский.

Наконец, «Закон о всеобщей воинской обязанности» в 1939-м юридически оформил создание массовой призывной армии. Срок действительной военной службы составил в сухопутных войсках и ВВС – 3 года, в ВМФ – 5 лет. Призывной возраст установлен с 19 лет, а для окончивших среднюю школу – с 18 лет.

А к 1940 году РККА исподволь лишилась определения «рабоче-крестьянская», превратившись даже в официальных документах просто в Красную армию.

В январе 1943 года Сталин ввёл погоны, дореволюционные гимнастёрки со стоячим воротником, а также обращение «солдаты» и офицеры» – то есть, атрибуты старой, царской армии. Институт комиссаров был отменён, и политработники превратились в замполитов.

Многие военные встретили новшество с одобрением, хотя кое-кому оно не нравилось. Так, Семён Будённый возражал против новых гимнастёрок, а Георгий Жуков против погон.

Одним словом, после того, как стало ясно, что скорой «мировой революции» не получится, а мир вступает в фазу нового, чрезвычайно сложного системного противостояния, Сталин взял курс на новый облик страны в целом. Советский Союз, победив во Второй мировой войне, превратился в мировую сверхдержаву, нуждавшуюся в соответствующих его новому статусу символах, в воссоединении связи между многовековым опытом российской армии и современностью.

Не случайно, во время Великой Отечественной легендарных героев гражданской в официальной риторике серьёзно потеснили, не только «царские полководцы», Суворов и Кутузов, но и «князья-эксплуататоры» Дмитрий Донской и Александр Невский.

Этот процесс пересмотра военной истории отражался и в литературе, искусстве, и в учебниках истории, и во всестороннем изменении восприятии Белого движения и опыта Первой мировой войны. Переосмысление не завершилось с распадом СССР, оно продолжается и поныне, порождая острые споры и разногласия.

Стратегическая победа во Второй мировой войне привела к новому положению Советского Союза в мировой системе. И этим объясняются многие процессы – от переименования наркоматов в министерства до замены государственного гимна с «Интернационала» на «Гимн партии большевиков» на слова Сергея Михалкова и Эль-Регистана, впервые исполненный в ночь на 1 января 1944 года. Гимн, который (с изменённым текстом, но прежней музыкальной основой) является официальным гимном современной России.

Славное наследие Российской Армии

Послевоенная Советская армия серьёзно отличалась от Рабоче-крестьянской красной армии 1918-1943 годов. И как любой общественный институт продолжала меняться вместе с обществом, которому служила. Ещё задолго до распада СССР и образования современных Вооружённых сил России происходил поиск необходимого баланса между дореволюционными традициями и опытом кровавого ХХ века.

Об этом не принято говорить, но почти четверть века слово «офицер» считалось в Советском Союзе контрреволюционным после того как 1 марта 1917 года вышел приказ № 1 «О демократизации бывших армии и флота». Он фактически уравнял солдат и офицеров в правах.

Только в первомайском приказе Наркома обороны в 1942 году слово «офицеры» появилось вновь. В начале 1943 года, с введением в Красной армии погон, слово «офицер» официально вышло из опалы. Командиры от комвзвода до комбрига стали называться по-другому.

А в наше время офицеров и солдат не смущает наличие в их среде военных священников, которых также не было в армии после Октябрьской революции.

Однако есть и чрезвычайно важный урок, забыть о котором было бы огромным упущением. Это, прежде всего, восприятие нашей армии как истинно народной, с чрезвычайно высоким уровнем доверия к ней со стороны общества. И, во-вторых – отсутствие кастовости: жёсткого разделения между солдатами и офицерами, которое было характерным (за исключением некоторых эпизодов) для царской армии. Что внешне по-прежнему выражается в обращении «товарищ (сержант, лейтенант, капитан, генерал)».

За один век отечественная армия прошла сложный путь от радикальной и атеистической силы, призванной участвовать в мировой революции, до возвращения к идее защиты своего отечества и всех жителей России, вне зависимости от их имущественного статуса и вероисповедания, на ближних и дальних рубежах. Хотя стратегические ядерные силы и воздушно-космические войска придают и этим новым задачам тот же мировой масштаб.

 

Ирина БОСК

по материалам открытых СМИ

 

На снимке Троцкий Лев Давидович

 

Марш Красной Армии

 

Белая армия, чёрный барон

Снова готовят нам царский трон,

Но от тайги до британских морей

Красная Армия всех сильней.

Припев:

Так пусть же Красная

Сжимает властно

Свой штык мозолистой рукой,

И все должны мы

Неудержимо

Идти в последний смертный бой!

Красная Армия, марш, марш вперёд!

Реввоенсовет нас в бой зовёт.

Ведь от тайги до британских морей

Красная Армия всех сильней!

Припев.

Мы раздуваем пожар мировой,

Церкви и тюрьмы сравняем с землёй!

Ведь от тайги до британских морей

Красная Армия всех сильней!

 

«Мы вместе», газета ветеранов локальных вооруженных конфликтов №1 (74) 05 февраля2019 г.

г. Барнаул, Алтайского края