Мифы и реальность

Рубрика:  

1. Казачьи игры

В начале марта произошли события, которые заставили меня о многом задуматься.
Первое. 5 марта я был приглашён в администрацию области на селекторное совещание с Полномочным представителем Президента РФ по делам казачества господином Александром Дмитриевичем Бегловым и группой войсковых атаманов Союза казаков России.

И второе. Я прочитал давно отложенную из-за нехватки времени статью Николая Николаевича Лысенко, опубликованную в журнале «Вопросы национализма», №11 за 2012 год, которую он выслал мне ещё в январе месяце.

Скажу сразу, давно я не испытывал ощущения большой игры, в которую втягиваются казаки России и я сам лично.
Откуда такие ощущения взялись?

От поспешности, с которой проводил совещание господин А.Д. Беглов, от невозможности высказаться казачьим атаманам по интересующим их проблемам, от огромной эрудиции Н.Н. Лысенко, за которой, порою, я не видел реалий нашей жизни. От призывов, от лозунгов, от игры терминами и понятиями, от желания показаться лучше и значимее, чем есть на самом деле, отчасти и от детской игры в секретность со стороны представителя президента…

Для меня было просто открытием, заявленная А.Д. Бегловым новость, что все казаки поддержали В.В. Путина на прошедших президентских выборах. И что Путин ценит и уважает казаков, в частности, членов СКР. Выражением этого явилось награждение Атамана «Союза Казаков России» П.Ф. Задорожного боевой шашкой…

«И с «Пуси-Райт» казаки поддержали Патриарха… Спасибо вам!..».

Лесть, это, конечно, хороший приём заручиться поддержкой любой аудитории, но надо и меру знать. При всех событиях, происходящих в стране, когда страна расколота во мнениях и суждениях, по поводу происходящего в ней (и особенно по рейтингу президенту), нужно говорить о делах, объединяющих граждан, а не о мифических чувствах начальства и о наградах за верность.

…Делая упор на работу с молодёжью, А.Д. Беглов посетовал на то, что СКР плохо взаимодействует с реестром, особенно в этом вопросе. В пример сразу привёл и Казачьи спартакиады, и казачьи кадетские корпуса, в которых СКР не принимает участия…

И сразу захотелось возразить Александру Дмитриевичу. Ведь для того, чтобы принимать участие в подобных масштабных мероприятиях, мало иметь желание и желающих, нужно ещё иметь и финансы. А вот для того, чтобы казаки СКР их имели, им нужно дать возможность зарабатывать деньги, нужно, чтобы законы РФ работали для казаков, а не против них. Откуда берут деньги «реестровики», мы знаем, дайте всем казакам России не подачку, а возможность самим зарабатывать свой хлеб и тогда увидите, что произойдёт с экономикой в стране и с проведениями масштабных казачьих праздников.

…Основной и главный вопрос, волнующий всё казачество не одно десятилетие – Закон о казачестве. Но его, как заявил в конце беседы А.Д. Беглов, - нет, и не будет. Все необходимые законы у казаков уже есть и потому они должны работать с данной им законодательной базой….

Не знаю, бывал ли А.Д. Беглов на казачьих фермах, видел ли молодых многодетных казаков, живущих в условиях близких к нищенским. Видел ли грязных и полуголодных детей, ради которых казак-отец взял непосильные кредиты и истощённую колхозами почву.

Может, был. Может, видел. Тем более тогда неприятно слышать из его уст утверждение, что «вам давали и землю, и кредиты, где они?».

Да, давали. Но на таких условиях, и под такие проценты, которые сравнимы с уголовным наказанием каторжными работами. Не все и не каждый мог их выдержать: тянуть ЛЭП за несколько километров от центральной магистрали за свой счёт, жить вдалеке от посёлков, неимением возможности реализовать свою продукцию на рынках, потому что рынки были в руках бандитов и т.д., и т.п. …

Да что казак-фермер! В стране десятки тысяч деревень исчезли с карты России за последние 20 лет. Десятки тысяч! А люди были в них не пришлые, жили до этого сотнями лет и жили бы там и дальше, если бы чиновники с партбилетами «Единой России» не гробили русского крестьянина, не выдавливали из деревни нашего кормильца.

Вспоминаю мартовский телевизионный сюжет этого года.

У старика-пенсионера, одиноко живущего в покинутой деревне, приставы, по решению суда (!), тракторами разрушили единственное жильё на виду у всей России. Сделали старика и его старуху бомжами. Для чего и почему? Кому помешал старый русский крестьянин из глухой, покинутой жителями деревни – не объяснили, а усадьбу разрушили. Иди, старче, в снегопад, в метель - куда хошь! И это сделали с немощным человеком, образно говоря, стоящим одной ногой в могиле. И никто за это не ответил. Всё сделано по закону: суд, пристава… Видно невооружённым взглядом - власть теряет нравственные устои, забывает о морали и, как следствие, теряет управление в регионах, позволяя твориться подобному беспределу над беззащитными людьми безнаказанно. Если можно добивать слабого и старого, то как же можно тогда ненавидеть и уничтожать крепких русских мужиков и казаков, взявшихся за землю всерьёз, и способных постоять за себя! Особенно, если у чиновника в руках неограниченная законами власть и какая-то личная заинтересованность в этом деле.

Если серьёзно подходить к казачьему вопросу, то первое, что надо сделать, это решить вопрос с землёй. А.Д. Беглов как-то вскользь обмолвился об этом: мол, «нужно иметь общинную казачью землю». Да, нужно. Но где эти общинные казачьи земли? Все исторические войсковые казачьи земли давно распроданы, перепроданы и даже бесплатно отданы соседним государствам. Где же она, наша казачья земля? Частная или общественная – где?

Прекрасно понимаю, что решить сегодня земельный вопрос не просто. Нынче казачья землица пахнет большой кровушкой, и решать его нужно очень и очень осторожно. И не нужно нападать с обвинениями на людей, хоть что-то пытающихся делать на земле без льготных кредитов, современной техники и помощи государства. Им нужно поклониться в ноги за их каторжный труд и срочно оказать всестороннюю помощь, иначе уйдут и они из станиц, сёл и деревень. И останемся мы наедине с ВТО, да ещё с каким-нибудь очередным Кипром.

А «если завтра война?.. Если завтра в поход?»…

Вместо реальной помощи А.Д. Беглов призвал к переделке Уставов наших обществ, заявив, что если не будет в них упоминание о признании обществом Православия, то это общество не будет считаться казачьим. Если на Большом круге нет священника, то Круг недействителен. Создан Казачий синод, чего не было при царе-батюшке…

Ну что сказать на это? Я ещё не встречал казаков, которые бы не ходили в церковь, хотя бы формально не соблюдали церковные обряды, открыто заявляли о непризнании Православия... Зачем нужно в общественные казачьи организации силою Государства, в котором, кстати, Церковь по Конституции РФ отделена от него, внедрять священников-капелланов (или замполитов)? Не помню такого в Уставах казачьих войск Российской Империи. Не помню! Хотя полковые священники у казаков были.

Насильным насаждением чего бы то ни было можно породить только такое же активное сопротивление насаждаемому. Это же азы физики. Не нужно ломать старое и добротное, нужно строить новое. И строить с любовью, а не с ненавистью. А построив, сравнивать и выбирать лучшее. В том числе и отношение с Церковью.

Нельзя забывать, что 70 лет в стране царила антицерковная пропаганда, пустившая корни глубоко в души людей. Возможно, за одно поколение атеизм даже в казачьей среде кавалерийским наскоком не выкорчевать. Нужно время и умение ждать. Умные люди говорят: умеющий ждать – побеждает. Понятно и школьнику, чем вызвано решение руководства государством о создании «бесплатного» Православного казачьего войска, но оно сегодня преждевременное и даже, на мой взгляд, политически неверное. А может, и вредное. Ведь даже в Православии имеются две ветви: никонианцы и староверы, а в казачестве не только были и есть одни христиане. Кого же и сколько казаков объединят под знамёна РПЦ? И скольких отлучат от казачества?

Совсем умилило меня предложение принимать в приписные казаки инородцев. Принимать даже тех, кто ещё несколько лет назад кричал нашим соотечественникам русской национальности: «Чемодан, вокзал, Россия!». Браво, господа, браво! По центральным каналам ТВ не единожды показывали трупы чеченских боевиков с «казачьими» удостоверениями в карманах. Браво чеченским «казакам»! Браво!

Хотя, может быть, я и не прав. Помню, в 1995 году на совещании в «Белом Доме» Александр Дзасохов, бывший руководитель Осетии, говорил: «Нужно ограничить приток казаков в их организации. У меня 90% мужчин записаны в казаки». Зал только захихикал в ответ на его выступление. Думаю, если бы он наоборот ратовал тогда за усиление казачьих структур в республике, как это делали на том же совещании наши генералы-пограничники, то не было бы через несколько лет Беслана и прочих ЧП на её территории.

…Расхваливая реестр, господин А.Д. Беглов сказал, что «общественники» многое теряют, в том числе возможность заниматься хозяйственной деятельностью. Но из всего, что дозволено реестровикам, по его словам, самым востребованным может быть для казаков только ЧОП. И этот ЧОП должен регистрироваться Войском и охранять только госучреждения и «казачью собственность».

Бог в помощь, как говориться! Только выпустят ли силовики из своих лап такие лакомые куски, как госучреждения? И что такое «казачья собственность»? Кто её хозяин?

И наконец, господин А.Д. Беглов заговорил о партии…

Не могу не согласиться, что казачья партия нужна. Сам в начале века написал Устав и Программу Казачьей партии, опубликовал их в своей газете, а в итоге очутился в «Народно-патриотической партии России», у бывшего министра обороны РФ генерала армии Игоря Николаевича Родионова, в ранге руководителя регионального отделения.

Для существования любой партии, прежде всего, нужна как минимум популистская Программа, нужны деньги и лидер, узнаваемый и уважаемый народом. Вряд ли наш народ, а особенно казаки, увидят в созданной Кремлём «Казачьей партии» (КаПРФ) политическую силу, отвечающую их интересам. Меня же лично встревожило то, что в Казачью партию будут принимать всех желающих. Значит, настоящие казаки будут только яркой вывеской в очередных выборных игрищах.

Казачьи атаманы попытались, что называется «прижать» А.Д. Беглова жгучими вопросами, типа: кого верстать в казаки, когда у русских 0,15% прирост населения, а у инородцев – 40%; как накормить страну, если за последние 25 лет не увеличилось количество фермеров; почему власть давит на общественников; когда будет Закон о казачестве?.. Но всё напрасно.

«Закон не планируется и его не будет. Уже всё есть», - заявил господин А.Д. Беглов. - «Для меня и президента нет разницы между общественниками и реестровыми казаками. Казак без веры не казак».

На последнюю фразу могу только ехидно заметить: хорошо было бы казакам верить не только в Бога, но и в своих руководителей.

2. Народ или сословие?

Добрый день, Николай Николаевич!
Извините, что так долго молчал. Действительно, у меня в последние годы очень мало времени для личной переписки. Серьёзное занятие литературой совершенно отнимает всё основное время.

Теперь по делу.
Прочитал я и «Заявление Национального комитета этнических казаков России» и Вашу публикацию в журнале «Вопросы национализма», № 11 за 2012 год. Очень хороший журнал, он впервые попал ко мне в руки, и очень интересна Ваша статья в нём. Спасибо Вам за Вашу бандероль!

Но у меня, по прочтении и того и другого, возникло много вопросов, которые я постараюсь изложить отдельно.

Что меня смутило в «Заявлении»…
Это то, что Вы как-то упустили из виду томичей, перечисляя все казачьи территории. Наверное, Вы исходили из того, что томичи были расказачены царским правительством в конце ХIХ века (1868 год - Тобольский, Томский полки СКВ, 1881 год - Берёзовская, Сургутская, Нарымская команды казаков, всего 2 батальона) и потому к ХХ веку выбыли из всех казачьих списков, но казаки-то на нашей территории остались. И заслуги томских казаков уникальны: именно из Томска начинались все казачьи походы на Восток, вплоть до Тихого океана; наши казаки под командой рудознатца Фёдорова открыли России Кузбасс; сделали первые дипломатические походы в Китай; первыми из европейцев привезли оттуда в Москву чай... И, наконец, томские казаки, ЕДИНСТВЕННЫЕ среди казаков России, удостоились за свои подвиги «Золотой короны» на своё казачье знамя (Сибирская корона «без зверьков» была Томским гербом до ХVIII века).

А «новосибирских казаков» до революции, насколько я помню, и в помине не было. Ныне полуторамиллионный Новосибирск был в начале ХХ века заштатной деревней Томской губернии. И казаки там жили «томские». Но это просто к слову пришлось, и не в обиду новосибирским казакам, которых лично я очень уважаю, за их огромную работу в деле возрождения казачества.

Я действительно пишу без обиды, несмотря на то, что по Вашему «Заявлению» и статье «Нация или субэтнос? Размышления об этногенетической природе казачества», мы, томичи, и казаками-то никогда не были, а так… субэтнос, «чалдоны»…

Но даже если и так, не казаки мы, то высказать своё мнение о напечатанной Вами работе я обязан как гражданин.

Во-первых, я согласен, что, возможно, есть и реально существует тот единственный ген, который отличает русского от казака.* И, вполне возможно, что носители этого казачьего гена проживают только на территории Дона и Кубани,** но зачем сегодня, сейчас поднимать этот вопрос, когда столетиями в просвещённых умах всего мира понятие казак закреплено с воинским сословием? Неужели только для того, чтобы выделить группу родовых казаков, знающих о своих казачьих корнях до 20 колена (500 лет в глубину веков!) и потому пытающихся самоопределиться в казачий народ? Я, в принципе, не против – самоопределяйтесь. Здесь я могу согласиться с господином А.Д. Бегловым, называйтесь кем хотите, но зачем Вы тянете за собой остальных казаков?

Страна находится в глубочайшем кризисе. Возможно, впереди нас ждут очень тяжёлые времена, а Вы, умный и прекрасно образованный человек, на словах ратующий за единение всех прогрессивно мыслящих казаков, реально предлагаете делёжку на «родовых» и «инородцев». Чем Вы лучше тех, кто придумал и извратил идею «реестра»?

Зачем мне знать свою родословную с IХ века, считая под микроскопом хромосомы и гены, если сегодня и сейчас решается судьба России, а значит, и моя личная, и моего древнего рода? А то, что род древний у всех землян – это истина, не требующая доказательства.

Вы хотите получить статус народа для казачества, но в нашем государстве даже сам РУССКИЙ народ лишён его. И Вы это прекрасно знаете и понимаете лучше, чем я.

Зачем Вам это всё нужно? Только для политического веса или имитации «работы» на казачество?

Ещё раз могу сказать, мне понравилась Ваша статья, как гипотеза, но к ней возникает много вопросов чисто исторического характера, о которых нужно говорить в университетских кругах, на научных диспутах, но не выносить на широкую публику. По крайней мере, сегодня.

*Наименование «русский», на мой взгляд, вообще СОБИРАТЕЛЬНЫЙ, почти мифический образ народа, проживающего на территории нашего государства, закреплённый в прошлом многими юридическими актами. Русский народ полиэтничен, и с этим спорить нельзя.
** Правда, львиная доля донцов стала казаками в царствование Екатерины, а то и в начале ХIХ века, в связи с политикой уничтожения Запорожья и Гетманщины.
Значительная часть Кавказского линейного войска была из казённых крестьян и отставных солдат «оказачена» в первой половине ХIХ века, как, впрочем, и Семиречье, где основой послужили сибирские казаки, остальные были - крестьяне.

С тех пошла поговорка: «Капля казачьей крови на ведро».

С уважением, Александр Толкачёв.
15 марта 2013 года.

Написав это письмо, я всё же не отправил его Николаю Николаевичу, а решил опубликовать его вместе с небольшими заметками, которые сделал, читая статью. Мне кажется, читателям так будет более видна моя позиция в этом вопросе, тем более, что статья Н.Н. Лысенко уже опубликована в различных изданиях.

1. В своей работе «Нация или субэтнос? Размышления об этногенетической природе казачества». Николай Николаевич Лысенко отстаивает только одну версию: казачество - это народ. При этом, как мне кажется, он из каких-то своих, известных только ему одному причин, не совсем внятно уточняет настоящее имя этого народа. Ведь рассуждая об этногенезе (происхождение народов), нельзя не понимать, что казак-славянин и, например, казак-бурят не совсем одно и то же в национальном отношении.

Слабо намекая на то, что казачьим народом можно назвать не всех представителей казачества, а лишь людей славянского происхождения, Николай Николаевич уже одним этим ставит большой крест на своей статье, потому что любому непредвзято мыслящему человеку ясно, сообщество представителей разных народов не может быть единым народом, нацией. Об этом более подробно говорит его оппонент Фаиль Ибятов в статье «О казачестве без пристрастий и мифов», опубликованной в том же номере журнала «Вопросы национализма», размышляя о том, что, возможно, подобное дробление некогда единого этноса на многочисленные было сделано в давние времена намерено.

С этим можно было бы согласиться, если бы с высоты сегодняшних исторических знаний мы не понимали, что единое «славянское» казачество вряд ли смогло бы в те далёкие времена выполнять функции, которые на него возлагало царское правительство. Слишком оно было малочисленно (около 4,5 млн. человек лиц войскового сословия в 1913 году, а не 7, как утверждает Николай Николаевич, про 17 век я вообще умолчу) и поэтому приходилось привлекать в структуру казачьих формирований воинские подразделения иных народов: осетин, татар, мордвы, калмыков, бурят… («… в 1798 г. Указом Павла I некоторую часть башкир и мишарей (татар) перевели в военно-казачье сословие с образованием 11 башкирских и 5 мишарских кантонов»… «…в 1842 г. Именно нагайбаки (крещённые татары ногайского происхождения – А.Т.) формировали списочный состав «казаков» 3-го и 5-го кантонов Оренбургского казачьего войска».* Так создавалось единое казачество России.

Тептяри и мещеряки (мишари) влились в Оренбургское войско и ассимилировались. Башкиры никогда казаками не назывались. Это были иррегулярные башкирские конные полки.

Лишь только возникала опасность на каком-то направлении, государство создавало из «свободных», «служилых» и «детей казачьих» - казаков, опасность миновала и - казаки «расказачивались». Так произошло, например, и с нашими томскими казаками в 1868 году, окончательно казачество на территории Томской области было ликвидировано в 1881 году. Были нужны более двух веков и много сделали для России («золотая корона», пожалованная царём-батюшкой ещё в 1627 году - яркое тому подтверждение), но пришло время и… не стало казаков в Томске, несмотря на их протесты и просьбы.

2. Утверждение, что казаки юга с древности не отождествляли себя с «московией», с русскими меня не убеждает в их особом статусе. Моя мать до самой своей кончины презрительно говорила о переселенцах из западных районов СССР: эти «рассейские». Она, будучи русской, почему-то, не отождествлялась с русскими, считая себя коренной сибирячкой, воспринимая это своей национальностью. Видимо, и южане, никогда не бывавшие в северных районах Российской Империи, таким же образом не видели родства с этими регионами и их жителями.

Не могу согласиться и с тем, что существуют во множестве казаки, знающие историю своего рода до 20 колена (примерно, за 500 лет). Такое, конечно, может быть, но только в очень и очень малом количестве, если учесть, что многие нынешние «родовые» казаки узнали о своей принадлежности к казачеству только в конце ХХ века, из уст умирающих стариков, мало что знающих и помнящих о своих далёких исторических предках по всем известным причинам.

3. Ссылки на то, что «иметь предка иностранца в России было престижно, и в старину, да и теперь: такой факт в родословной записи и раньше выделял русского аристократа из общей массы… Другие нации всегда представляли для русских какую-то особую притягательную силу. К ним тянуло, как к магниту…» (Сергеева А.В. «Русские стереотипы поведения, традиция, ментальность». М. 204. с. 190) по меньшей мере, некорректны, потому что они относятся лишь к незначительной части русской аристократии, видевших в русских соплеменниках всего лишь чернь, от которой им нужно было как-то или чем-то отгородиться. В народе смешанные браки всегда не приветствовались. Чужаками считались не только представители иной национальности, но даже русские, проживающие в другой местности. Особенно ярко это проявляется у казаков, в первую очередь, европейской части России до сих пор. И даже, к сожалению, между казаками.

По этому поводу сложилась уничижительная поговорка: «тот же назём, только дальше везём», которую говорили о жёнах, привезённых из чужих краёв. В браках приветствовалась «порода», род, не запачканный предательством, преступлениями, славный трудолюбием и богатством.

4. Больше, чем просто «не понравились» мне в данной статье рассуждения об архетипах поведения (стр. 123-124). Они меня просто насторожили.

У моего школьного товарища отец был боевым офицером, после войны служил где-то на западной границе СССР. Его подразделение находилось в лесной местности и каждую ночь подвергалось обстрелам «лесных братьев». Как говорил он, в домах, где было четыре окна и одна дверь, там находилось пять пулемётов, не считая автоматов у бойцов.

Через год, в 1947 году, его перевели учиться в Москву, в академию. Не прошло и двух месяцев, как боевой офицер неожиданно потерял речь. Отошёл только через год. Врачи сказали, что это произошло от резкой смены обстановки.

К чему это я? А к тому, что миллионы русских людей отлично проявили себя в экстремальных условиях войны и плохо приживались на почве мира. И подтверждением тому великое число смертей настоящих героев войны, погибших уже после войны подчас в наиглупейших ситуациях мирного времени.

Нет ничего удивительного в том, что находясь на границе государства, казаки вынуждены были веками вырабатывать в себе своеобразные навыки воинов, и создали свой образ жизни в специфических условиях окраинного проживания, делающий из их мальчиков ни с кем несравнимых воинов. Но на это способны люди любых национальностей, а не только «этнические казаки». Были бы созданы условия для формирования такого характера и нечто подобное казакам, не говорю, что клон, обязательно возникнет. Само казачество, состоящее из десятков национальностей, служит тому подтверждением. Но первооснова в нём и большинство несомненно – славяне, хотя есть и много «примесей».

Более того, если уж вдаваться в историю Дона и Кубани, то стоило бы ещё раз вспомнить, кого переселяла в эти места императрица Екатерина. Вряд ли у русских северян, нынешних предков «родовых» казаков Дона, были эталонные казачьи гены.

Да и хотел бы я посмотреть на того казака, который скажет своей жене - «женщине-домоправительнице», что она никто в его доме…

Другое дело в том, что нынешнее «казачество» в большинстве своём утратило военные навыки предков. Потомки казаков или не хотят быть «казаками», или же больше обожают мишуру внешней атрибутики, не задумываясь о глубинном, внутреннем содержании данного имени.

5. В казачьем сословии могут быть все национальности, а вот считать себя представителем мифического народа по имени «казак» – это возможно только славянину (европейцу), потому что даже чисто визуально никто не спутает якута и кубанца, бурята и донца. Здесь и без генетического анализа ясно, что к чему. Просто многие путают самоназвание части общерусского этноса «казаки», сформировавшего группу субэтносов и этнических групп и взятых на службу (зачастую по родовому принципу) тюркоязычных «татар» (часть из них ассимилировалась)**, монголоязычных: калмыков и бурят (не всех, лишь часть), тунгусов (эвенков), осетин (всего 2 станицы на Тереке: Новоосетинская и Черноярская). После 1917 года не миксировавшие с русскими казаками «инородцы» вновь стали калмыками и бурятами, хотя и помнят о боевом прошлом своих предков. И вряд ли неславяне при очередной переписи в графе национальность назовут себя казаками. Их менталитет и их участие в общественной жизни своего собственного народа не позволит им сделать это. Времена меняются, эйфории 90-х уже нет, как нет и иллюзий в отношении возрождения казачества.

Но что же теперь делать зауральским казакам, которым Фаилем Ибятовым (с подачи Н.Н. Лысенко) весьма доказательно отказано в генетическом родстве с южанами, то есть с этническими казаками? Слава и дела их предков не хуже, чем у носителей эталонных генов алано-скифов, а генетические деревья своими корнями уходят даже подчас глубже. Да ничего. Чем кичиться родословными и в лабораториях изучать гены казаков, лучше делать полезное дело, умножая великие подвиги предков.

6. Этническая история казачества похожа на громадную малоисследованную территорию, но не надо пользоваться этим и бездоказательно считать казаков «отдельным казачьим народом», с отдельной историей возникновения «от скифов и хазар», в противовес другим этническим русским группам с одной стороны, а с другой, считать казаков сословием, образованным по указу царя.

В первом случае мы получим жёсткий отпор со стороны учёного мира, а во втором случае, нам могу сказать: у нас нет сословий, значит, нет и казаков. Что, собственно, и происходит сегодня.

Так кто же тогда казаки? На мой взгляд, этот вопрос требует государственного решения.

В мире есть аналогичные примеры, выводящие из тупика спор о казачестве: например, сикхи Индии сформировались только в ХVIII веке и не считаются ни кастой, ни сословием, хотя появились на исторической арене позже казаков. Не в этом ли направлении решение данной проблемы?

В наши дни вопрос казаки «народ или сословие» из вопроса этнографического давно стал вопросом политическим. Знаю это по себе. Когда закрывали в 90-х годах успешно работающий «Казачий центр культуры» (госучреждение), где я был директором 4 года, то основной причиной было то, что казачество не народ, а сословие. При этом в городе существовали и существуют до сих пор десятки национальных культурных центров, в том числе и тех народов, которые уже вышли из состава России или никогда не входили в СССР раньше. Народы не проживают на территории России, а наши налогоплательщики исправно содержат их центры. Почему? – неизвестно.

Добиваясь признания казачества на государственном уровне, нужно не разделять казачество на «чистых» и «нечистых», внося смуту в наши ряды, а сделать всё, чтобы «казачий пакет», когда-нибудь, будучи созданный казаками всех войск России, и когда-нибудь, будучи принятый на едином Большом круге, был принят и президентом, и правительством и депутатами без купюр и в самое короткое время. Потому что, возможно, времени на раздумья и споры у нас и у России в целом уже не осталось совсем. Впереди, по прогнозам многих аналитиков, ожидаются такие катаклизмы, от которых небо в овчинку покажется. А казачество всегда было на острие главных событий, являясь защитником Православия и Спасителем России. На кого же ещё надеяться России и Православной Церкви в смутные времена? Вот о чём пора думать.

У меня есть ещё много вопросов к автору статьи, но я считаю, что казаки сами способны разобраться в том, что им предлагает Николай Николаевич Лысенко.

* Ф. Ибятов, ст. О казачестве без пристрастий и мифов, ж-л, «Вопросы национализма», 2012 г. №11, С. 136, ссылка на «Правила о переселении на Земли Оренбургского казачьего войска казаков упразднённого Ставропольского калмыцкого войска, белопахотных солдат и солдатских малолеток. СПБ. 1843. С. 34».

**Западносибирские татары брались на службу не все, а только лучшие. После 1868 года перешли в податное сословие. Казаками их потомки себя не считают.

Александр Толкачёв,
сибирский казак, крещённый в православной
Троицкой церкви г. Томска в 1949 году.