МОЯ ЗЕЛЕНАЯ ФУРАЖКА

Рубрика:  

Как-то во времена перестройки в моей квартире в Миассе раздался телефонный звонок:

— Здравствуйте! На днях прочитал вашу заметку о пограничниках. Вы служили на советскокитайской границе? А год призыва? 1969? Это когда были события на Даманском и Жаланашколе?

— Да, но я призывался в ноябре, а бои были в марте и в августе.

— Скажите, у вас сохранились знаки солдатской доблести, отличия, погоны, фуражка именно тех лет? Только фуражка? Это замечательно. А вы не помните год ее выпуска? Нет? Жаль. Я ищу фуражку 1968– 1969 годов со звездой. Посмотрите, вдруг ваша того года. Не может быть! Вот удача. Вам повезло. Я хочу купить ее. Даю два миллиона рублей. Что вы молчите? Вы же понимаете, что это немалая сумма. Два «лимона», как с куста. Я ее покупаю. Сейчас приеду.

— Да пошел ты… — только смог сказать я в ответ и бросил трубку.

— Что стряслось? Ты что так побледнел? Кто звонил? — запереживала жена.

— Нашел на чем деньги делать, подлец. Все уже готовы за бабло иностранцам сбыть. Сегодня ему фуражку продай, завтра — сапоги, а после и Родину по дешевке. Зеленую фуражку решил выманить. Два «лимона», как с куста, сулит. Едреный корень ему с нашего огорода, а не «карацуповку»!

В ту ночь не спалось. Вспоминались дни и годы солдатской службы. «Учебка», тревоги, ночные стрельбы, марш-броски, противогазы, политподготовка, наряды на кухню, мешки с дряблой картошкой и горы немытых тарелок. Полгода в стройроте, а потом служба в газете «Часовой Родины».

Первая командировка на заставу. Холодок по спине, что впервые стою под символической деревянной аркой на рубеже двух держав, стою с поднятой ногой, а если сделаю еще шаг, то этот шаг будет уже на китайскую землю. Такой была моя первая встреча с границей на высокогорной заставе «Иркештам», что в Ошском погранотряде. Прошлое и настоящее здесь шли рука об руку. Рядом с новой заставой виднелись развалины старой пограничной крепости. Стены толщиной в метр, следы от пуль и гранат.

30 ноября 1931 года здесь шел жестокий бой. Горстка пограничников отражала атаки сотни нарушителей границы и погибла. А в 1968–1969 годах история грозила повториться — началось обострение на советско-китайской границе. На заставе «Иркештам» был закрыт торговый путь в Китай, усилили охрану границы. Не раз здесь, у ворот, на сопредельной территории собиралась толпа китайцев с цитатниками и портретами Мао.

С нашей стороны стояли советские пограничники. Периодически толпа пыталась прорваться на нашу сторону, начинались кулачные потасовки. Об этом в стране никто не знал, только сами пограничники да их командиры.

В 1969 году начались события намного серьезнее. В марте — на реке Амур, а в августе — у сопки Каменной, в районе озера Жаланашколь. О них тогда писала вся советская пресса..

В Миассе живет участник боя на острове Даманском — Владимир Селиванов, бывший лесничий Ленинского лесничества. Он, хоть и не носил зеленую фуражку, был среди тех, кто тогда пришел на выручку пограничникам. Когда мы с ним говорим о границе, Селиванов трет глаза мощным своим кулаком. Душа его пронизана болью былых потерь там, на границе. Память о суровом прошлом бередят во мне строки из письма Вячеслава Гуделкина (призывался он в мае 1969 года из Воронежской области): «…Я тогда был молодой, глаза навыкат, все пролетело быстро, а в памяти остались не лица, а просто воспоминания о людях, с кем был на Жаланашколе рядом.

Стерлось в памяти и лицо того парня, который вернулся из боя. Вечером 13 августа он подшивал подворотничок в помещении радиостанции заставы. Запомнилось только, что парень был рыжий, а на руках под светлыми волосиками на коже вперемежку с родинками виднелись капельки засохшей крови».

Читая такое, понимаешь, что граница — это не только линия на карте между двумя государствами. Хоть и пишут, что солнце на земле светит одинаково для всех. Но на Родине оно светит ласковее. Потому что граница — это грань всего родного. Вот тонкий зеленый стебелек. В двух шагах от него растет такой же, но он уже не наш! А еще граница — это смотровая вышка. Контрольно-следовая полоса. Пожалуй, единственная полоска земли, вспаханная не для зерен. Вдоль нее пограничники с собакой уходят в дозор. Два орла парят высоко над ними. В горах вот-вот зацветут эдельвейсы. Лишь для цветов и птиц нет границ.

Изменились времена… Нет больше Союза Советских Социалистических Республик, неприкосновенные рубежи которого мы охраняли. Многие границы из внутренних превратились во внешние. Много чего уже нет… Но осталось чувство Родины. И День пограничника! Многие жители Миасса отдали Родине свой солдатский долг службой на далеких заставах. Многим из них довелось шагать вдоль контрольно-следовой полосы, таиться в «секретах», вскакивать по тревоге, мчаться на перехват, отвечать огнем на выстрелы.

28 мая вы непременно их узнаете по зеленым фуражкам, таким же, как моя. Прохлада майского вечера. Весна на исходе, вот-вот расцветут яблони, и опять я думаю о тебе. Сорок лет прошло. Но я по-прежнему верен тебе, хотя мы почему-то видимся редко. Состарились. Я полысел. Ты потеряла свою привлекательность, изменилась внешне: появились морщинки, побледнела. Помнишь, как впервые встретились мы? Среди сотни парней в приграничном городке Нарыне ты выбрала меня. Мы с тобой одновременно увидели себя в зеркале и очень удивились, что так подходим друг другу. С тобой я сразу возмужал. Мы месяцами были неразлучны. Я стал гордиться тобой. Ты знала все мои мысли. Ты всюду была со мной.

И лишь когда наступали зимние холода, ты молча покидала меня. Я скучал по тебе и с нетерпением ждал весны. Помнишь, мы ехали с тобой по серпантину горных дорог? Машина еле ползла на перевал Талдык. Я боялся за тебя, поэтому взял на колени. Помнишь, в поезде из двух вагонов, что тащил старичок-паровозик к самой границе, в город Дружбу, я спал, положив голову на твою нарядную, как листва берез, зеленую ткань? В проливные дожди ты была моей крышей, ты берегла мои глаза в пыльные бури, ты прятала меня в ветвях тянь-шаньских елей. Мы до сих пор преданы друг другу, моя зеленая фуражка!

 

Виктор СУРОДИН

 

«Ветеран границы» - ЕЖЕКВАРТАЛЬНОЕ ПРИЛОЖЕНИЕ к информационно-аналитическому и военно-публицистическому журналу «Пограничник Содружества» (апрель — июнь 2016)