О демаркации российско-китайской границы в 1990-е годы

Рубрика:  

Этой публикацией напомним читателям о 20-летии начала первого этапа демаркации Восточного участка российско-китайской границы на пограничных реках Амур и Уссури. Интерес к итогам демаркации этого участка границы, особенно её второго этапа с передачей части островов амурского архипелага  под Хабаровском сопредельной стороне,  периодически подогревается определенными японскими кругами.

Они тоже мечтают поделить с Россией Курильские острова 50 на 50, как добились китайцы вблизи Хабаровска. Но это   особая тема, поэтому вернемся в 1990-е годы.

  На рубеже 2000 г. Министерства иностранных дел России и Китая договорились о вступлении в законную силу подписанных 9 декабря 1999 г. итоговых документов о за­вершении демаркации совместной границы. В этой связи представляет определенный ин­терес вспомнить, как она проводилась.

Воисполнение Соглашения от 16 мая 1991 г. в течение 1993-1997 гг. в зоне ответ­ственности Дальневосточного пограничного округа проводились полевые демаркационные работы на пограничных реках Амур и Уссури протяженностью 2281 км от слияния рек Шилка и Аргунь (Читин­ская обл.) до впадения р. Сунгача в р. Уссури (Приморский край).

Демаркация границы предусматривала проведение гидрографических работ по оп­ределению линии середины главного фарватера пограничных рек, по которой и должна быть проведена новая линия государственной границы, наземных работ по установке по­граничных знаков, а также распределение островов. На данном участке это делалось впер­вые за всю историю российско-китайских отношений.

По взаимной договоренности каждая сторона сформировала необходимое количе­ство гидрографических групп для работы на акваториях пограничных рек и демаркацион­ных групп для сухопутных работ.

С нашей стороны гидрографические работы проводили две гидрографические группы, состоящие, в основном, из военных гидрографов Тихоокеанского флота. Четыре демаркационные рабочие группы, состоящие из пограничников округа и военных топо­графов ДВО, устанавливали пограничные знаки на российском берегу пограничных рек.

В соответствии с Соглашением от 16 мая 1991 г. в протоке Казакевичева (Амур­ская) демаркация границы не проводилась, о чем будет сказано ниже. Этот участок вооб­ще был выведен за рамки демаркации.

В ходе делимитации границы стороны не пришли к единому мнению и о проведе­нии границы на других участках р. Амур. Поэтому была достигнута договоренность о проведении двойных промеров в районах: о. Полуденный против с. Поярково (Амурская область), устьях рек Сунгари и Бира, острова Еврасиха – Луговской (ЕАО). На этих участках одновременно работали российские и китайские гидрографы, сверяя результаты промеров.

В 1993 г. демаркационные группы округа выполнили большой объем плановых ра­бот по бетонированию оснований погранзнаков, определению их координат. Еще осенью 1992 г. была проведена рекогносцировка мест установки погранзнаков и некоторые дру­гие подготовительные работы. Удалось решить вопрос об изготовлении железобетонных пограничных столбов на одном из предприятий г. Хабаровска. Первые 11 погранстолбов на участке округа (и всей Восточной части) были установлены по берегу р. Уссури. Но по различным причинам гидрографические работы здесь не проводились, а на р. Амур ос­новной объем работ выполнили лишь китайские гидрографы. Российские гидрографы из­мерили только 120 км.

В следующем году демаркационные работы начались в хорошем темпе. К 10 июля было установлено 107 погранстолбов. При плане 120 к концу сезона было установлено 142, а с учетом ранее установленных - 153. Более организованно начались и гидрографи­ческие работы нашими специалистами, хотя и с некоторым опозданием. Они провели из­мерения на 400 км р. Амур и 224 км р. Уссури. Это обеспечивало возможность проведения рабочих встреч с китайской стороной по оформлению всей предусмотренной документа­ции.

Успешной работе способствовали и состоявшаяся 5-17 мая 1994 г. в Хабаровске рабочая встреча совместной российско-китайской демаркационной комиссии, а также на­личие практически всех нормативных документов у наших гидрографов и топографов.

Но негативно сказывалось влияние объективных и субъективных факторов. Три последовательные подъема воды на Уссури серьезно осложняли проведение гидрографи­ческих работ. Обозначилась особая позиция китайской части в отношении о. Полуденный. Только после окончания совместных промеров в этом районе, когда стало ясно, что остров останется российским, китайцы изменили свое мнение. В дальнейшем они под различны­ми предлогами препятствовали установке здесь погранзнака № 208.

1995 г. характерен особой позицией китайской стороны, направленной на затяги­вание полевых демаркационных работ. Рабочие встречи трех ДРГ вместо марта состоя­лись в июне, а шестой ДРГ - только в октябре. На 15-20 дней опоздали китайские гидро­графы-наблюдатели с прибытием на российские суда для проведения гидрографических измерений. Было упущено время высоких уровней воды. Если на Амуре удалось провести гидрографические работы, то на Уссури они были окончены досрочно 30 сентября в связи с резким падением уровня воды. На участке 55 км в верховьях реки промеры провести не удалось.

Не были решены проблемные вопросы и на 6-й сессии Совместной российско-китайской демаркационной комиссии, проходившей в г. Чите. Сессия работала на фоне нерешенных вопросов демаркации границы на трех участках в Приморье и официально объявленной позиции Еврейской АО по проведению границы в районе некоторых остро­вов на р. Амур. Законодательное собрание ЕАО еще в марте приняло обращение к Прави­тельству РФ о возобновлении переговоров с Китаем для пересмотра будущей линии гра­ницы в районе островов Попов, Сазаний, Сухой, На Створах, Еврасиха, Луговской, Ниж­непетровский. Китайская сторона, трактуя договорные положения Соглашения от 16.05.1991 г. о прохождении линии середины главного фарватера с упором на глубину и считая второстепенными два других показателя (ширину и радиус закругления судового хода), провела на своих планшетах линию середины главного фарватера в протоках вбли­зи российского берега, отнеся эти острова (с акваторией вокруг них) к Китаю. Эта про­блема практически до конца демаркации будет камнем преткновения. Руководство ЕАО, а тем более её население, будут требовать проведения новых промеров, а значит, и новой линии границы.

Китайские демаркаторы отказались в ходе работы сессии проверять планшеты гид­рографических работ 1994 г., что не позволяло вести работы по обозначению границы на местности. Лишь в последний день такая работа была проведена, но уже не оставалось времени на их окончательное согласование и утверждение. В конечном итоге это означало затягивание всего процесса демаркационных работ минимум на один год.

В этом же полевом сезоне выявились и диаметрально противоположные подходы демаркаторов сторон к проведению линии границы в районе островов Венюковский и Ше­реметьевский на р. Уссури. Потом еще около двух лет китайцы выискивали различные аргументы для того, чтобы сенокосный остров Шереметьевский «увести» к себе за новую линию границы. По итогам демаркации этот остров остался за нашей стороной, а Веню­ковский отошел к Китаю.

Несмотря на такую позицию китайской стороны, в третьем полевом сезоне округ успешно выполнил плановые задания на 94 %. В конце октября российские и китайские демаркаторы из четвертой ДРГ подписали пакет документов на 792 км новой границы (погранзнаки №№ 133-182). Это единственная ДРГ, которая выполнила плановое задание в установленные сроки. Но 11 погранстолбов установить не удалось в районах двойных промеров, где китайские демаркаторы новую линию границы так и не согласовали.

В 1996 г. основные усилия округа были направлены на завершение всех полевых работ. Распоряжение Президента РФ от 21 февраля 1996 г. требовало «...завершить демар­кационные работы на Восточной части российско-китайской границы, в том числе на уча­стках границы в Уссурийском и Хасанском районах Приморского края и в Еврейской ав­тономной области, в частности, в районе островов Попов, Савельев, Сазаний, Сухой, На Створах, Еврасиха, Нижнепетровский на реке Амур... и без серьезных отклонений от ус­тановленных сроков. Возникающие в ходе дальнейших демаркационных работ вопросы решать на основе соблюдения Соглашения».

Эта задача была успешно выполнена. В конце июня завершены гидрографические работы на р. Уссури. К началу октября установлены все 168 пограничных знаков - 179 по­граничных столбов. Четвертая и пятая ДРГ выполнили весь объем работ и подлежали расформированию.

Шестая и седьмая ДРГ в 1997 г. продолжили работу по покраске столбов и переда­че их начальникам застав. Продолжались работы и по оформлению документации, согла­сованию её с китайской стороной на участке пятой ДРГ. Но наибольший объем работ был выполнен седьмой ДРГ. В связи с тем, что в 1996 г. состоялась лишь одна кратковремен­ная рабочая встреча, пришлось одновременно с полевыми работами по устранению по­следствий большого наводнения предыдущего года совместно с китайской стороной оформлять документацию на 452 км границы.

В ноябре Президент России и Председатель КНР в Пекине объявили о завершении полевых демаркационных работ на Восточной части границы. Все вопросы, связанные с её демаркацией были урегулированы. В декабре на рабочей встрече Совместной россий­ско-китайской демаркационной комиссии были подведены основные итоги полевых де­маркационных работ, проводившихся с 1993 г. На участке границы протяженностью 4204 км было установлено 1182 погранстолба, из них 599 российских, 24 буя и 2 створных зна­ка. В зоне ответственности округа было установлено 179 пограничных столбов.

Большой вклад в организацию и проведение демаркационных работ внесли коман­дование округа, начальники многих отделов и непосредственные исполнители: руководи­тели оперативной группы (полковник А.М. Филонов, подполковник В.К. Павлов) и де­маркационных групп (майоры Л.С. Генералов, А.Г. Ласьков, А.Л. Полковников, А.В. Рудько), которые в течение многих лет совмещали выполнение функциональных обя­занностей с кропотливой работой по проведению демаркации. Хорошими помощниками руководителей ДРГ в течение нескольких полевых сезонов были ст. прапорщик А.В. Сав­ченко и прапорщик В. А. Муслимов. Кроме названных в демаркационных работах участвовали и другие офицеры.

Деятельность структур округа по демаркации границы постоянно находилась в по­ле зрения российской части Совместной российско-китайской демаркационной комиссии. Посол по особым поручениям, председатель российской делегации в Совместной демар­кационной комиссии Г.В. Киреев, его заместители ст. советник I ДА МИД РФ Ю.А. Арха­ров, полковники Б.А. Фомин и А.Г. Рыженко, главный гидрограф делегации капитан II ранга Г.А. Ванюков не один раз побывали на границе, изучая проблемы, копившиеся го­дами, и решая непростые вопросы проведения новой линии границы.

Обстановка в нашем приграничье способствовала выполнению демаркационных работ. Администрации Хабаровского края, Амурской обл., Еврейской АО, многих при­граничных районов оказывали различную помощь. Заместители глав администраций субъектов РФ, приграничных районов участвовали в рабочих встречах СРКДК и ДРГ. Только благодаря постоянной помощи администраций обеспечивались протокольные ме­роприятия в ходе рабочих совместных встреч ДРГ. Наиболее действенную помощь оказа­ли представители районов: Шимановского (Амурская обл.), Октябрьского и Ленинского (ЕАО), Хабаровского (сельского), Бикинского (Хабаровский край), Пожарского и Дальнереченского (Приморский край).

В 1998 г. продолжалась только работа Совместной российско-китайской демарка­ционной комиссии по оформлению документации. Рабочие встречи характеризовались как динамичные и напряженные. Шли как бы параллельно два рабочих процесса: завер­шение разработки демаркационных материалов на Восточную часть российско-китайской границы и подготовка к проведению демаркационных работ на её Западной части. В нояб­ре стороны констатировали, что завершены и полевые демаркационные работы на Запад­ной части общей границы. Таким образом, вся демаркируемая граница впервые в истории отношений двух стран была четко обозначена на местности.

В апреле 1999 г. стороны заявили, что в результате семилетней работы российско-китайской демаркационной комиссии окончательно согласованы все документы по Вос­точной и Западной части границы между двумя странами. Обе стороны дали высокую оценку проделанной работе. 9 декабря в Пекине были подписаны эти важные документы. Устранены причины возникновения многих конфликтов.

Но это не обеспечивало решение всех проблем. За рамками демаркации оставались два важных участка: о. Большой на р. Аргунь и группа амурских островов под Хабаров­ском.

Наиболее острой была проблема Хабаровского направления. За предшествующие 20 лет пограничная протока Амурская (Казакевичева) медленно отмирала. При сохраняю­щейся позиции китайской стороны и несогласии на проведение дноуглубительных работ можно  было ожидать, что здесь будет сухопутный участок госграницы с непредсказуемыми для российской стороны последствиями.

Стороны согласились продолжить переговоры для разрешения вопросов прохож­дения линии границы в районе амурских островов, но китайцы имели большие претензии, что не сближало позиции сторон. Для понимания ситуации напомним кратко историю ус­тановления границы под Хабаровском.

Группа амурских островов под Хабаровском, среди них острова Большой Уссурий­ский и Тарабаров (китайцы называют этот район «фуюаньский треугольник»), еще с 1906 г. были объектом территориальных притязаний Китая

Статья 1 Пекинского дополнительного договора 1860 г. делимитировала прохож­дение граничной линии между русскими и китайскими владениями по рекам Амур и Ус­сури, причем устье Уссури определено как пункт поворота граничной черты от широтного к меридиональному направлению. При демаркации границы в 1861 г. по рекам Уссури и Сунгаче по инициативе китайской стороны было решено «пограничных столбов ...не ста­вить, за исключением устья р. Уссури и истока Сунгачи, где постановку оных произвесть на левом твердом берегу (китайском - А.Ф.) этих рек под литерами «Е» и «I».

    Деревянный столб «Е», поставленный в 1861 г. у устья Уссури, в 1886 г. при редемаркации границы заменили каменным, о чем был составлен отдельный протокол, подпи­санный представителями России и Китая. В 1906 г. этот столб, находившийся на левом берегу р. Уссури напротив станицы Казакевичевской, из-за подмыва берега грозил обру­шиться в воду и по этой причине был российскими пограничными властями отнесен на некоторое расстояние от берега. Этот односторонний акт сразу же был использован ки­тайскими властями, чтобы оспорить соответствие местонахождения столба договорным постановлениям.

В декабре 1919 г. погранохрана России обнаружила, что столб «Е» против станицы Казакевичевской уничтожен. Так что вопрос о прохождении границы на хабаровском на­правлении в китайской трактовке имеет давнюю историю.

На Пекинских пограничных консультациях в 1964 г. китайские дипломаты под­твердили претензии на эти острова и однозначно настаивали на проведении госграницы вблизи г. Хабаровска. Не получив согласия советской стороны, они прервали переговоры. Выше отмечалось, что стороны не достигли договоренности по этому району и на пере­говорах, предшествовавших подписанию соглашения в 1991 г.

Как видим, даже успешная демаркация границы не смогла снять ряд проблем. Если ранее в этом регионе преобладали проблемы военного противостояния, то в 90-е гг. на первое место вышли экономические, экологические, правовые, социальные и др.

*     *     *

    По дополнительному соглашению сторон в 2004-2008 гг. была проведена демаркация границы на упомянутых выше двух  неразграниченных участках.

   В СМИ периодически появляются сообщения о подготовительных работах китайской стороны к новому этапу демаркации границы. По этому вопросу советую обращаться в наш МИД.

   А.М. Филонов –  ученый секретарь Хабаровского

                           регионального отделения РГО

5 августа 2013 г. 

Наводнение и госграница

   В СМИ о последствиях сокрушительного по сво­им масштабам и ущербу наводнения  появились сообщения о его разрушительном влиянии на пограничную инфраструктуру на пограничных реках Амур и Уссури.

 Жалко разрушенные погранзаставы.  Но они  будут восстановлены. А вот смытые неукротимой во­дяной лавой пограничные знаки,  острова, разрушенные берега  уже требуют иного подхода к их восстановлению.  Каждый пограничный столб имеет на карте свои координаты. Расстояние между российскими и китайским погранстолбами  зафиксировано в документах как база для проведения линии границы на водной поверхности.   А теперь выясняется, что нет,  не только погранстолбов, но и тех мест (островов и части берегов),  на которых они стояли.

Как видим, по осени приходится не только считать цыплят, а в первую очередь  погранзнаки. Их утрата – верный путь к редермакации госграницы, а это процесс непростой. Беру на себя смелость утверждать, что сопредельная сторона своей выгоды не упустит. Это катастрофическое наводнение прекрасный повод для смещения линии границы в нашу сторону. Выявлено шесть серьёзно размытых участков.

Сейчас рано рассуждать о мерах по ликвидации всех последствий наводнения на погранреках,  напомню только, что срок службы наших железобетонных погранстолбов был рассчитан на 20 лет.  В недоброй памяти 1990-е годы мы погнались за дешевыми погранстолбами (см. фото № 5 - 6 и сравнивай), а теперь будем расплачиваться землями.  

А.М. Филонов

18 октября 2013 г.