Разведка установила

Рубрика:  

Тревожная ситуация, которая сложилась и существовала вдоль советских границ с Маньчжурией, где к войне против СССР готовилась японская Квантунская армия, требовала принятия кардинальных мер, нормализующих обстановку и снимающих постоянную угрозу интересам и безопасности СССР. Настало время побеспокоиться о мирном будущем на Дальнем Востоке. 

Делалось это, как представляется, не случайно, а с учётом того, чтобы не допустить применения противником бактериологического оружия. Для этого были предусмотрены все меры предосторожности: синоптикам тщательно следить за прогнозом погоды, войскам было запрещено пользоваться водой из местных водоёмов, военно- транспортная авиация была переоборудована для переброски огромного количества питьевой воды для войск, которые должны были принять участие в наступлении.

Были приняты и другие меры предосторожности. Самыми популярными у командиров были секретные книги и инструкции, подготовленные Главным разведывательным управлением, о японской армии, особенностях организационного построения её частей и соединений, об их тактике, о вооружении, которое имелось в Квантунской армии, и его тактико-технических данных. Внезапность, скорость и точность – вот главные союзники, которые должны были помочь войскам Красной армии добиться мгновенной победы над Квантунской армией.

Японские военные специалисты исходили из того, что Красная армия не сможет предпринять одновременное наступление на фронте протяжённостью свыше 5 тысяч километров. Поэтому японцы строили укреплённые районы, которые должны были прикрывать наиболее важные операционные направления и создавать условия для внезапного стремительного броска на север.

Советская разведка хорошо знала эти направления, изучив их за многие годы. Сотрудники разведывательных отделов и штабов по крупицам собирали сведения о системе японской обороны, её сильных и слабых узлах. Все сведения о дислокации японских войск скрупулёзно наносились на штабные карты, которые были главным итогом работы всех разведчиков стратегического и оперативного звена.

Благодаря длительной, целенаправленной и непрерывной деятельности оперативной разведки, было установлено, что всего вдоль советско-китайской границы к 1945 году японцы создали 17 укреплённых районов с общим количеством свыше 4500 долговременных огневых сооружений. Общая протяжённость укреплённой полосы вдоль границы достигала 800 км. Укрепления в большинстве своём располагались в непосредственной близости к государственной границе.

Разведка установила, что вся система японской обороны имеет один существенный недостаток – укрепленные районы прикрывали лишь важнейшие оперативные направления, удобные для прохождения войск и боевой техники. Другие, по японским оценкам, непроходимые направления, густые лесные массивы, болота и горные перевалы были недоступны для тяжёлой бронетанковой техники, артиллерии и переброски тыловых частей с боеприпасами и продовольствием. Но там, где не пройдёт японец, способен пройти советский солдат.

Об этом в штабе Квантунской армии не подумали. Выявленные военной разведкой особенности построения японских укреплённых районов, их сильные и слабые стороны были учтены во время корректировки плана Маньчжурской операции. Советские войска, прибывшие на Дальний Восток с Западного фронта, особенно из Карелии, научились в боевых условиях успешно совершать обходы и охваты укреплённых районов противника, где сосредоточивались крупные силы, блокировать их и выходить в глубокий тыл,

В период подготовки к заключительному этапу Великой Отечественной войны разведотделы Забайкальского и 2-го Дальневосточного фронтов провели 184 спецоперации, в ходе которых в тыл противника было выведено 588 разведчиков и агентов. Они находились на территории, занятой японцами, до 50 суток и добывали сведения о системе обороны противника на глубину до 150 км. В некоторых местах разведка вскрыла объекты противника на глубине его обороны до 400 км.

Разведотдел штаба 1-го Дальневосточного фронта вывел в тыл противника 22 радиофицированные разведывательные группы, которые полностью выполнили поставленные перед ними задачи. Об этих разведывательных сведениях было запрещено говорить на совещаниях, но они, несомненно, были учтены при разработке замысла и плана предстоящей Маньчжурской стратегической наступательной операции. Были внесены изменения в ранее принятые решения.

Эти изменения, прежде всего и главным образом, существенно затронули временные параметры боевых действий,  разрушая систему управления войсками противника, командные пункты, узлы связи, блокируя аэродромы и другие важные военные объекты. Активно и исключительно внимательно в этот период действовала радиоразведка. К началу боевых действий 2-й радиополк ОСНАЗ полностью вскрыл систему управления и связи главного командования Квантунской армии.

Оперативная и армейская радиоразведка достаточно надёжно вели наблюдение за расположением дивизионных и бригадных штабов на всех основных направлениях Дальневосточного театра. На радиоразведку Дальневосточного направления, как и на всю военную разведку, были возложены ответственные задачи, среди которых первостепенными были: вскрыть систему обороны противника на всю его глубину; установить дислокацию штабов соединений Квантунской армии; выявить точное местонахождение командных пунктов и узлов связи; следить за состоянием, деятельностью и намерениями главного командования вооружённых сил Японии и её Квантунской армии.

Эти задачи должен был выполнить личный состав пяти отдельных радиодивизионов ОСНАЗ, которые были развёрнуты от Забайкалья до юга Приморья. В 1943 году у советского командования появилась возможность сформировать 2-й отдельный радиополк ОСНАЗ Главного командования. Основная задача личного состава этого радиополка состояла в ведении стратегической радиоразведки на Дальневосточном театре. К оперативному слежению за возможной переброской в Маньчжурию японских войск из центральных районов Китая был подключён и радиоразведывательный отряд. Этот отряд ещё в 1938 году был направлен в Китай для оказания помощи китайским вооружённым силам в организации и ведении радиоразведки действовавших там японских оккупационных войск. Активным сбором сведений о японской Квантунской армии занимались подразделения радиоразведки Амурской Краснознамённой флотилии. Таким образом, к 1945 году советская радиоразведка на Дальнем Востоке постепенно превратилась в важный фактор контроля за активностью войск противника на всю их глубину и эффективное средство добывания ценных разведывательных сведений.

Выполнению поставленных перед частями советской радиоразведки задач помогали, как ни странно, сами японцы. В войсках Квантунской армии широко использовались средства войсковой радиосвязи. Они существовали во всех звеньях управления, начиная с главного командования этой армии и завершая её дивизиями, бригадами и входившими в их состав полками, батальонами и дивизионами. Так что эфир был постоянно заполнен различными радиосигналами, в которых и должны были разобраться советские операторы радиотехнической разведки. К тому же японские части связи были хорошо оснащены современной, по тем временам, техникой радиосвязи, которая закупалась Японией в Германии и была знакома советским разведчикам.

Сведения, добытые радиоразведкой, обобщались и ложились в основу специальных разведывательных сводок, которые регулярно готовились офицерами отдела радиоразведки Разведывательного управления Генштаба. Такой тщательной подготовки личного состава войск трёх фронтов, которые должны были участвовать в боевых действиях, не было в ходе других наступательных операций войск Красной армии на советско-германском фронте.

День возмездия настал. Вечером 8 августа 1945 года министр иностранных дел СССР Вячеслав Молотов от имени советского правительства вручил японскому послу в Москве следующее заявление: «После разгрома и капитуляции гитлеровской Германии Япония оказалась единственной великой державой, которая всё ещё стоит за продолжение войны. Требования трёх держав – Соединённых Штатов Америки, Великобритании и Китая от 26 июля сего года о безоговорочной капитуляции японских вооружённых сил отклонено Японией. Тем самым предложение японского правительства Советскому Союзу о посредничестве в войне на Дальнем Востоке теряет всякую силу…» Японский посол был поставлен в известность, что «с 9 августа Советский Союз будет считать себя в состоянии войны с Японией». Решение советского правительства было вызвано прежде всего обязательствами, принятыми И.В.Сталиным в ходе работы Крымской конференции в феврале 1945 года. Американский президент Ф.Рузвельт и британский премьер-министр У.Черчилль настойчиво просили, чтобы Советский Союз принял участие в боевых действиях против Японии. Сталин обещал это сделать. Однако уведомил союзников, что Красная армия начнёт боевые действия на Дальнем Востоке только через три месяца после разгрома фашистской Германии.

Дальневосточная кампания советских войск в войне против Японии состояла из нескольких самостоятельных наступательных операций. Среди них – Маньчжурская стратегическая наступательная операция (9 августа 2 сентября), Южно-Сахалинская наступательная операция (11-25 августа) и Курильская десантная операция (18 августа – 1 сентября). Решающую роль в разгроме японских войск на Дальнем Востоке сыграла Маньчжурская стратегическая операция, которая проводилась силами трёх фронтов, Тихоокеанского флота и Амурской флотилии. Она имела два этапа.

В ночь на 9 августа 1945 года передовые и разведывательные отряды трёх фронтов устремились на территорию, занятую противником. С целью достижения внезапности артиллерийская и авиационная атаки не проводились. Одновременно 76 самолётов Ил-4 из состава 19-го бамбардировочного авиационного корпуса 9-й воздушной армии нанесли удары по командным пунктам и другим военным объектам в Чанчуне и Харбине. С рассветом 9 августа главные силы Забайкальского и 1-го Дальневосточного фронтов перешли в наступление и на широком фронте пересекли государственную границу.

Японцы предполагали, что главный удар войска Красной армии могут нанести из района советского Приморья в полосе обороны 1-го фронта Квантунской армии. Спланировав оборону своих войск, создав для этого три оборонительных рубежа, опытный японский военачальник Ямада решил переиграть командующего советскими войсками А.М.Василевского. Он приказал отвести японские войска от пограничных районов на тыловые рубежи. Ямада рассчитывал, что советская авиация нанесёт первый массированный удар по этим пустым районам и он сохранит свою армию. Но Ямада ошибся.

Военные разведчики своевременно выявили передвижение японских войск. В тылу противника активно действовало более 600 советских агентов. Они держали под контролем все военные объекты японской Квантунской армии. Советская авиация нанесла удар как раз по тем местам, куда были перемещены японские части и подразделения с переднего края. Оставшихся на передовой японцев быстро нейтрализовали отряды советских пограничников. В первый же день войны войска Красной армии перешли в наступление по всему фронту.

Внезапное начало военных действий ошеломило японцев, на какое-то время парализовало их волю к организованному сопротивлению. Мощный удар советских бронетанковых сил прорвал оборону противника, который начал хаотичное отступление. Одновременно с началом боевых действий на суше в тыл к японцам были заброшены специальные десантные подразделения. Они решали задачи по уничтожению коммуникаций противника в глубоком тылу. Разведчики давали командирам точные данные о противнике, что позволяло владеть инициативой на всю тактическую глубину обороны японцев.

Противник, занимавший отдельные узлы сопротивления и опорные пункты, проявлял большое упорство. О том, насколько упорным было сопротивление врага, достаточно сказать, что за первый день наступления войска 1-го Дальневосточного фронта уничтожили 2322 японских солдата и офицера, а в плен удалось захватить только 35 человек. К 17 августа Квантунская армия потерпела полное поражение. Убедившись в бесполезности сопротивления и потеряв управление войсками, генерал Ямада отдал приказ о прекращении боевых действий. Японские войска начали сдаваться в плен.

Однако на многих участках продолжались бои с войсками, которые не знали о начавшейся капитуляции, или умышленно её затягивали. Основные силы советских наземных войск продолжали наступление, разоружая капитулирующие войска и ломая сопротивление отдельных гарнизонов, отказывающихся сложить оружие.

Освобождение от японцев последних территорий Северной Кореи, Южного Сахалина и Курильских островов произошло с 28 августа по 1 сентября 1945 года.

За боевые подвиги в ходе Дальневосточной кампании орденами и медалями было награждено более 308 тысяч человек. Звания Героя Советского Союза были удостоены 94 человека. Второй медалью «Золотая Звезда» были награждены 8 человек. Почётные наименования получили 220 соединений, более 300 соединений получили боевые награды. 30 сентября 1945 года в Советском Союзе была учреждена медаль «За победу над Японией». Цена её исключительно высока. Многие военные разведчики были награждены этой медалью.

В.И.Лота «Спецслужбы вчера и сегодня», 2008 г