Секретная операция

Рубрика:  

Мы расскажем о секретной операции наших спецслужб, которая не только сорвала планы Ельцина передать Японии Курильские острова, но и, возможно, предотвратила войну России с Китаем.

Организовал операцию генерал-майор ФСО Борис Ратников, первый заместитель начальника Главного управления охраны РФ. Он тогда занимался обеспечением безопасности высших должностных лиц страны, в том числе с применением психо-технологий.

«Я ЦАРЬ, ЗАХОЧУ — ОТДАМ!»

-  21 августа 1992 г за подписью Гайдара вышло распоряжение Правительства РФ N 1553-р «О подготовке визита Президента РФ Б.Н. Ельцина в Японию», — вспоминает генерал Ратников. — Была создана рабочая группа во главе с С. Глазьевым, тогдашним первым заместителем министра внешних экономических связей России. Исторический визит наметили на сентябрь. Мне стало известно, что в Токио Ельцин готовился передать Японии 2-3 острова Курильской гряды для демонстрации своего нового политического курса. Борису Николаевичу хотелось показать себя миротворцем. Хрущев, Брежнев, Горбачев не отдали острова, а я смог! К такому шагу его склонял ряд фигур из ближайшего окружения.

— Кто конкретно?

— Козырев, например, министр иностранных дел. Японцы на радостях уже пообещали нам первый кредит в $100 млн. Но Курильские острова — очень щекотливый вопрос. Это и целостность России, и судьба наших граждан, проживающих там. Куда им-то деваться? Программы переезда, трудоустройства не было. Все это вызвало бы возмущение в стране. Мы с генералом Георгием Рогозиным решили протестировать ситуацию и посмотреть возможные варианты развития событий.

Полученная информация нас буквально ошеломила. Как только Ельцин передаст Японии острова, Китай сразу предъявит России претензии на свои спорные территории. У нас же тогда сотни километров границы с Поднебесной были не маркированы. Мог начаться вооруженный конфликт. Как на острове Даманский весной 1969 года. Тогда мы потеряли 58 пограничников, китайцы — около трехсот.

На этот раз конфликт мог стать более масштабным и даже перерасти в большую войну, которая ослабила бы Россию и Китай, двух конкурентов США. На что и был расчет за океаном. Через агентов влияния в ЦК КПК Вашингтон подтолкнул бы руководство Китая к решительным действиям. Русские отдали спорные Курилы Японии, а мы чем хуже? Не отдают территории — возьмём сами! В обойме у янки был ведь не только Козырев, ныне живущий в США, но и ответственные китайские товарищи. Международное сообщество объявило бы Китай агрессором. ООН и ряд стран применили бы экономические и политические санкции против агрессора, посягнувшего на суверенную территорию другого государства. А возможно, и разделили бы Поднебесную на этнические районы. Пекин мешал Вашингтону установить однополярный мир после развала СССР и Восточного блока. Москва тоже мешала, но она, потеряв советские республики, была на втором плане.

Вот к какому катастрофическому сценарию вела невинная, вроде бы, миротворческая передача Японии спорных Курильских островов, к чему Ельцина подталкивал Козырев.

Я решил через органы разведки и контрразведки проверить, имеет ли эта информация под собой основу, может ли развитие событий пойти по предсказанному сценарию? Тщательная проверка показала, что предполагаемая ситуация и её последствия вполне реальны. Острова отдавать было нельзя.

Выводы наших разведслужб я сразу доложил своему непосредственному начальнику, руководителю Службы безопасности президента Александру Коржакову и секретарю Совета Безопасности России Юрию Скокову. Скоков был очень дальновидным и компетентным человеком, кстати, непьющим, за что Ельцин его недолюбливал. Скоков нас полностью поддержал и немедленно отправился к Президенту, настаивая на отмене визита. Но в ответ, помимо нелицеприятных слов, услышал от Ельцина: «Царь я или не царь?! Захочу — отдам, не захочу — не отдам!»

Мы поняли, что ожидать осмысленных поступков от Ельцина бесполезно, и решили действовать сами.

ТОКИО НЕ ДАЛ ГАРАНТИЙ БЕЗОПАСНОСТИ ПРЕЗИДЕНТУ РФ

— Предварительная программа визита уже была отправлена в Японию и вернулась оттуда с корректировкой, — продолжает рассказ генерал Ратников. — По трем пунктам.

1. Ельцин не должен выходить «в народ», поскольку на улицах Токио много мотоциклистов, они могут метнуть бутылку с зажигательной смесью.

2. Ельцин не должен посещать соревнования по борьбе Сумо, там нет возможности проверить всех болельщиков, а посадить президента РФ в ложу императора по этикету не положено.

3. Ельцин не должен ездить в Киото для возложения венка к памятнику русским матросам, которые погибли, спасая японцев во время землетрясения. Кладбище очень заросло, и под каждым кустом может сидеть террорист.

В противном случае его безопасность японская сторона не гарантирует.

Мы решили базироваться на этих трёх запретах, чтобы отменить визит и не пустить Ельцина в Японию. На следующий день была встреча министра иностранных дел Козырева с японским коллегой. Я перехватил его до переговоров. Мол, есть разговор по поручению Президента (хотя Президент мне ничего не поручал). Прошу ещё раз потребовать от японского министра гарантий на случай, если своенравный Ельцин нарушит 3 запрета, оговоренных в протоколе. Естественно, японский министр на себя дополнительную ответственность не взял. Мы тут же оформили этот ответ Козырева докладной запиской в Совет Безопасности.

— Закрутили интригу, Борис Константинович?

—  Значит мне надо было лететь в Токио. Козырева прошу дать шифрованную телеграмму нашему послу, что едет генерал Ратников с особыми полномочиями. Бумагу, удостоверяющую эти особые полномочия, мне выдал Коржаков. Предложил для пущей убедительности взять удостоверение, подписанное Ельциным.

Прилетаю в Токио поздно вечером. В аэропорту встречают наш резидент и офицер безопасности. Что случилось?

-«Ребята, приедем в посольство, в экранированной комнате поговорим»-. Там я объяснил ситуацию. Посла решил не беспокоить, человек в возрасте, поздно уже. Наутро приходим, посол взволнован, ничего не понимает. Все дипломатические традиции нарушены, какой-то охранник с особыми полномочиями прибыл. Черт-те что в России творится! На всякий случай в своем кабинете в 9 утра накрыл стол. Коньяк, виски, икра... Должен реагировать, от самого министра пришла шифровка! Спасибо, говорю, уже позавтракал. Руки посла дрожат. Успокойтесь, сейчас все объясню. Проверяли кабинет на прослушку? — Да, вчера только! — Надо отменять визит, но сохранить лицо президента России. Вы продолжайте работу по подготовке встречи Ельцина, вроде ничего и не случилось. Это мои проблемы. Когда придет указание из Москвы, тогда и сворачивайтесь.

С офицером безопасности посольства едем к представителям спецслужб Японии. Обсуждаем с коллегами порядок обеспечения охраны, построение и проезд кортежа, способы связи... Японцы улыбаются, кофе угощают. Я тоже вежлив. Уже уходя, как бы невзначай спрашиваю, смогут ли они обеспечить в полной мере безопасность Президента по трём обозначенным пунктам. Мол, Ельцин у нас человек особый, не согласен соблюдать ограничения. Получаю отрицательный ответ и закипаю вроде бы праведным гневом:

«Как так, вы, Служба безопасности, профессионалы, не можете гарантировать  стопроцентную безопасность пребывания у вас нашего Президента?! Зачем же тогда вы его к себе зовёте? Я буду докладывать в Москву, что визит плохо подготовлен вашей стороной».

Японцы опешили!

САМУРАЙСКАЯ АТАКА НА НИКОЛАЯ ВТОРОГО

— А почему на этих трех пунктах сошелся клином белый свет?

— Был исторический прецедент. В 1891 году в Японию с месячным визитом прибыл Николай Второй, тогда еще наследник престола. 11 мая в городе Оцу полицейский-охранник Цуда Сандзо внезапно бросился к проезжавшему в коляске по улице Симо-Когарасаки русскому цесаревичу и дважды ударил его саблей по голове. К счастью, удары получились скользящими, но крови было много. В третий раз полицейский ударить не успел, его задержали. У цесаревича была затылочно-теменная рана длиной 9 см с разошедшимися краями до кости и лобно-теменная длиной 10 см, идущая почти параллельно первой. Также проникающая через всю кожу до кости. Были повреждены правое ухо и кисть правой руки. Николай рукой защищался от сабли. Эта сабля и окровавленный платок русского царя хранятся в одном из японских музеев. Николай тогда прервал визит, японцы даже боялись, что начнется война. Царя всю жизнь мучили головные боли, 11 мая он всегда заказывал молебен во здравие.

— Поэтому японцы и боялись подобного покушения на улице, в толпе?

— Именно. Я на этом и сыграл. Возвращаемся к посольству, а там уже два автобуса с автоматчиками. Коллеги имитируют повышенную безопасность для русских. Напротив входа — машина «наружки» с антеннами. Спрашиваю офицера, есть ли в Токио хороший журналист с центральных наших телеканалов? «Есть толковый парень с РТР». — «Зови!»

Тот позвонил, журналист подъехал. Объясняю задачу. Я выхожу из-за угла, ты встречаешь с камерой прямо напротив машины с «наружкой», спрашиваешь, как идет подготовка к визиту Ельцина. «Москва даст не больше двух минут на сюжет», — говорит журналист. «Быстрее уложусь!»
Разыграли, как по нотам. Он встречает, спрашивает, я отвечаю: «У нас есть претензии к японской стороне по вопросам обеспечения безопасности визита нашего президента, которые мы пытаемся решить в рабочем порядке». «Наружка» при виде телекамеры тут же уехала.

А я шлю из посольства шифровку в Москву о плохой подготовке визита. Мы со Скоковым договорились. Он получает шифровку, срочно собирает Совет Безопасности с одним вопросом в повестке: ехать Ельцину в Японию или нет. Ясно, что каждый член Совбеза боится за свое место, кто ж захочет посылать президента на смерть? Так все и вышло. Члены Совета уже настроены моим сюжетом в программе «Вести» по Российскому государственному телеканалу. А тут ещё шифровка из посольства и докладная записка о беседе Козырева с японским министром, также не гарантировавшим полную безопасность президента. Ну, кто из членов Совбеза после такой обработки отважится поднять руку за визит? Все и проголосовали - против. На что я и рассчитывал. Скоков ставит Ельцина перед фактом: Совет Безопасности постановил отложить визит Президента в Японию по соображениям безопасности.

Тот был вынужден согласиться. Хотя в Японию уже прибыла головная группа, а президентские «Зилы» в Иркутске ждали  команды на вылет в Токио.

...Где-то около трёх часов ночи ко мне в посольстве прибежал дежурный офицер и сообщил, что по ленте ТАСС прошло сообщение о переносе визита президента. Так мы спасли Курильские острова для России и лицо президента. Получалось,    японцы сами виноваты, что визит отложен. Не дали гарантий безопасности. Власти Японии испытали шок от отмены уже подготовленного визита. Премьер-министр К.Миядзава в интервью газете «Иомиури» прямо заявил: «При всем понимании сложной ситуации в России мы с трудом находим объяснение для такого шага российского президента» ("Иомиури «2.10.92). После этого ряд больших чинов спецслужб Японии ушли в отставку. Мне тоже некоторые высокопоставленные товарищи из окружения Ельцина пытались пенять, когда вернулся из Токио. Зачем, мол, панику наводил, какое право имел отменять визит! Я спокойно отвечал: «Наша служба несет уголовную ответственность за жизнь Ельцина как президента России. Обязаны все виды угроз предусмотреть. Был бы частным лицом, мог лететь куда угодно... - Отбился.
       Зато Курилы по-прежнему наши. И войны с Китаем удалось избежать.

ИЗ ДОСЬЕ

Борис Константинович РАТНИКОВ, 71 г. Генерал-майор в отставке ФСО РФ. В 1969 г закончил Московский авиационный институт, в 1974 г — Высшие курсы КГБ СССР. 3,5 года провел в служебной командировке в республике Афганистан по линии КГБ. Участвовал в боевых действиях, награждён орденами и медалями. 1991-1994 гг. — первый зам. начальника Главного управления охраны РФ. Занимался обеспечением безопасности высших должностных лиц страны, в том числе с применением пси-технологий. Затем — главный консультант в Службе Безопасности Президента России, советник начальника Федеральной Службы Охраны РФ. Ныне — руководитель Информационно-аналитического центра Национальной Ассоциации телохранителей России.

Источник: http://rusnext.ru/news/1450590113

На фотографиях:

1. Ратников Б.К. - генерал-майор ФСО в отставке

2. Ельцин Б.Н. с представителем японского Правительства