Тогда все были немного «временными»…

Рубрика:  

Термин «Временное» исторически навсегда закрепился за правительством, свергнутым большевиками. Между тем «временными» в эпоху революций и Гражданской войны были и сами большевики, и очень многие структуры, причём не только политические или военные.

После отречения Николая II государственную власть приняло на себя Временное правительство России во главе с князем Львовым, которого впоследствии сменил А. Керенский.

Оно просуществовало до Октябрьской революции, и тоже стало, по сути, заложником своего «временного» статуса. Всеми его составами, а их известно четыре, весь расчёт делался на созыв всероссийского Учредительного собрания, которое и определит не только форму правления, но и состав органов власти в стране.

Как известно, расчёт оказался не просто ошибочным – им по сути и воспользовались большевики и левые эсеры, взяв власть силовым путём. Сопротивление, оказанное фактически лишь главой Временного правительства Керенским при почти полной апатии остальных его членов, не было поддержано сколько-нибудь серьёзной военной силой. Под Гатчиной контрнаступление Керенского отбила немногочисленная и плохо вооружённая Красная гвардия – фактически иррегулярные отряды добровольцев из числа рабочих, у которых было минимальное количество пушек и пулемётов.

Не получилось и никакого широкого народного протеста. На смену четвёртому, а формально – «третьему коалиционному» Временному правительству пришло другое Временное правительство - в виде Совета народных комиссаров.

Кстати, вопреки сложившимся впоследствии представлениям, привычной полнотой исполнительной власти большевистско-эсеровский СНК не обладал.

Дело в том, что его дополнял другой, уже куда более отлаженный к тому времени в реальных условиях руководства революционной борьбой исполнительный орган – ВЦИК (Всероссийский центральный исполнительный комитет), возглавляемый Яковом Свердловым.

Именно ВЦИК, как исполнительный орган Всероссийского Съезда Советов поначалу и формировал СНК – Совет народных комиссаров. Кстати, народные комиссары, формально или не очень, отчитывались непосредственно перед ВЦИК, а вовсе не перед ЦК партии большевиков.

Характерно, что ВЦИК функционировал впоследствии ещё долгие годы при Советской власти, став из Всероссийского всесоюзным – ЦИК СССР. Вплоть до упразднения в 1938 году его возглавлял «дедушка Калинин», у которого было шесть сопредседателей от союзных республик – Украины, Белоруссии, Туркмении, Таджикистана, Узбекистана, а также Закавказской федерации, представлявшей сразу Армению, Грузию и Азербайджан.

…Так что сами большевики, взявшие власть в октябре 1917 года вместе с левыми эсерами, тоже поначалу называли своё правительство Временным. И это несмотря на то, что, выступая в союзе с левыми эсерами, они сразу поторопились придать ему обновлённый статус Совета народных комиссаров (СНК). Это должно было ещё и ещё раз засвидетельствовать тот факт, что ленинский лозунг «Вся власть Советам» реально воплощается в жизнь.

К тому моменту, когда состоялся беспрецедентный, хотя и откровенно срисованный у Бонапарта разгон Учредительного собрания, о временном характере СНК все как-то забыли. Само название «Временное» было практически без дискуссии снято с названия Совета народных комиссаров 18 (31) января 1918 года III Всероссийским съездом Советов. Однако спустя 70 с небольшим лет история сыграла с потомками народных комиссаров злую шутку, когда во всех бывших социалистических республиках на смену им пришли фактически те самые «министры-капиталисты», или так называемые «чикагские мальчики»...

Большинство «временных» учреждений столетней давности – комитетов, Советов, а также местных правительств, как правило, претендовали на полновластие в масштабах региона или республики, а чаще – всей России.

Но след в истории они почти не оставили, и даже специалисты могут вспомнить обычно лишь Временный комитет Государственной Думы как прямого предшественника Временного правительства первого призыва, а также Временный совет Российской Республики, больше известный как Предпарламент.

Особенно много разного рода «временных» было на Украине, причём уже начиная с весны 1917-го, а чуть позже – и у казаков на Дону, однако упоминания не достоин практически никто. Ради полноты картины ограничимся тем, что перечислим с краткими справками самые известные из Временных правительств, которые успели в те годы самоучредиться на бескрайних просторах бывшей империи. Итак, в объявившей себя «автономной» Сибири Временное правительство создавалось по меньшей мере трижды. Примечательно, что одно из них, после того, как из Томска оно через Уфу перебралось в Омск, скинул и приказал едва ли не поголовно расстрелять не кто иной, как сам Александр Васильевич Колчак. Срок существования каждого из трёх сибирских министерских кабинетов не превышал и года.

Недолго просуществовало и Временное правительство в Приуралье, гордо названное Всероссийским, которое историки обычно именуют Уфимской Директорией. Но именно на его счету – мирное поглощение одного из Сибирских правительств, а затем преобразование в то самое «Омское правительство». Имея достаточно «демократический» по современным меркам состав, оно тем не менее развернуло жестокий «белый» террор, по сути подготовив почву для последующих «достижений» колчаковцев на этой почве. Но это нисколько не помешало адмиралу-диктатору расправиться с осевшими в Омске бывшими членами бывшей «Директории».

Временное правительство Архангельской Карелии во главе с никому не известными А. Тихоновым, а затем – Х. Тихоновым было создано в захолустной Ухте почти через два года после Октябрьского переворота. Оно даже было признано Финляндией, получив от неё 8 млн марок. Бежать от красных этому «временному» правительству пришлось тоже в Финляндию. По соседству с «карельским» правительством – в Архангельске почти два года правил «временный» кабинет куда более известного народного социалиста Н. Чайковского, а также генерала (куда же без них в лихую пору) В. Марушевского. Они с размахом, не без выгоды для себя лично, сотрудничали с интервентами из Англии и США, но после не слишком удачного похода на Вологду их сменил диктатор – ещё один генерал Е. Миллер. Тот, избегая ненужных хлопот, сразу признал Верховным правителем России адмирала Колчака.

Дольше всех продержалось «временное» правительство в Приамурье. Впрочем, оно и появилось в то время, когда все уже стали забывать сам этот термин – в 1921 году.

К тому моменту японские интервенты уже оставили Хабаровск. Сформированное перед лицом красной угрозы новое правительство сменило тоже нечто «временное» - Приморскую областную земскую управу, только успевшую объявить себя кабинетом министров. Новую власть во Владивостоке представляли фактически лишь местные «авторитеты» - миллионщики братья Меркуловы. Но за спиной у которых были каппелевцы и остатки Семёновского лейб-гвардии полка, а также – щедрая материальная поддержка из Японии. В декабре 1921 г. белогвардейцы взяли Хабаровск, но уже в мае были разбиты Дальневосточной армией будущего маршала Блюхера.

Братьев Меркуловых арестовали, по предложению представителей уссурийского казачества созвали во Владивостоке Приамурский земский собор. Собор избрал единоличным правителем суррогатного государства генерала М. Дитерихса. Тот приказал выпустить братьев из тюрьмы, а одного даже назначил министром внешних дел – очевидно, за знание основ китайского и японского языков. Однако сил у Дитерихса было явно недостаточно, чтобы противостоять армии Блюхера, и полная эвакуация белыми Приморья завершилась уже осенью 1922 г.

И наконец, были ещё Терско-Дагестанское и Ферганское временные правительства, причём на их «временном» статусе обычно настаивали русские представители власти. Местные же «авторитеты» обычно считали свою власть «вечной», и это главная причина того, что в Закавказье и Средней Азии «временных» правительств почти не было.

 

Автор: Алексей Подымов

 

http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/togda_vse_byli_nemnogo_vremennymi_601.htm