Трагедия летчика Светогорова

Рубрика:  

Исторической проверкой гибели самолета «Савоя C.55X» в Хабаровском крае занялось следствие через 80 лет

Справка

Старший лейтенант Александр Павлович Светогоров, 10 апреля 1904 года рождения,  (в Хабаровске проживал с 1930 г.:  По ул. Калининская, д. 23, кв. 4)

 в 1923 г. - закончил военную школу морских летчиков в Севастополе (ВШМЛ им. Троцкого), там же работал инструктором;

с 1933 по 1935 гг., при создании авиации войск ОГПУ - летчик, командир звена 11-го авиаотряда войск ОГПУ СССР 2-й отдельной Камчатской морской авиаэскадрильи (авиаполк) погранвойск Управления Краснознаменной пограничной и внутренней охраны (УКПВО) полномочного представительства ОГПУ Дальневосточного края;

в 1934 году - участник спасения челюскинцев:

- 4 мая 1934 года взлетел на самолете «Савоя S.62bis» со льда на лыжах в районе мыса Олюторского с врачом Леонидом Михайловичем Старокадомским, перебросил группу челюскинцев от с. Уэлена до п. Провидения - точка сбора зимовщиков, транспортировка горючего;

Самолет Светогорова совершил успешную посадку в п. Провидения около 18 часов 30 апреля 1934 г. Через день пограничный летчик вылетел в Уэлен, откуда привез 8 челюскинцев и среди них трехмесячную девочку, родившуюся на льдине. Всего Светогоров доставил в п. Провидения - основную точку сбора зимовщиков - 29 пассажиров и членов экипажа затонувшего парохода «Челюскин» (из справки №170 от 23 сентября 1934 г. нач. авиационного отделения УПВО - Управления пограничной и внутренней охраны УНКВД ДВК Эдуарда Мартыновича Лухта, передана по телефон-коммутатору НКВД).

С врачом Старокадомским пограничный летчик в начале мая совершил полет на мыс Шмидта, откуда эвакуировал 6 больных цингой моряков с парохода «Хабаровск», так же зимовавшего во льдах Чукотского моря. Челюскинскую летную эпопею Александр Светогоров завершит без единой поломки.

Однако во всеобщей суете перелет летчика Светогорова с о. Матвея в Беринговом море в Уэллен на «шаврушке» - это около 350 км над ледяной шугой в океане - остался совсем незамеченным;

в прессе его называли «полярный (лучший) летчик Союза» (первым назвал так член ЦК ВКП(б) Валериан Владимирович Куйбышев, возглавлял спецкомиссию по спасению челюскинцев);

в 1934 году по представлению руководства 60-го Виленско-Курильского пограничного отряда (дисл. в г. Петропавловск-Камчатский, с 1 мая 2015 году относится к Пограничному управлению по Восточному Арктическому району) представлен к ордену Красной Звезды по решению полномочного представителя ОГПУ на ДВК Дерибаса Т.Д.

- не вручили,

«За участие в спасении челюскинцев» 07.07.1934 г. удостоен награды: звание «Почетный чекист» и награжден знаком «Почетный работник ВЧК-ГПУ (XV)» к 15-летию ВЧК-ГПУ,

ранее, награжден «за выдающееся летное мастерство» орденом Красного Знамени, в 1930 г.;

5 февраля 1935 года - летно-врачебной комиссией  уволен;

с 13 февраля 1935 года зачислен на службу в ДВТУ ГВФ (Дальневосточное территориальное управление гражданского воздушного флота, Гражданвоздухофлот - «Аэрофлот») 13-го гидроотряда дальневосточного управления ГВФ (база в Хабаровске).

26 июня 1935 года погиб в авиакатастрофе на самолете «Савоя S.55X»:

самолет разбился 26.06.1935 г., ориентировочно, после 12 ч. дня (последний радиосеанс был в 11 ч. 58 мин., не вышел на связь через 1 ч. 10-15 мин.),

маршрут: Александровск-Сахалинский (административный центр Сахалинской области) - Хабаровск (полетное время в пути 5 ч. 20 мин., протяженность 1200 км, через п. Де-Кастри), вылетел с Сахалина в 10 ч. 40 мин.,

из Хабаровска обычно летели над Амуром, от Софийска поворачивали курсом на оз. Кизи и, оставляя справа Де-Кастри, выходили на Татарский пролив (обратно - так же);

на борту: 9 пассажиров (1 ребенок) и 3 члена экипажа - всего 12 чел.,

груз: 1 млн руб.,

экипаж: командир Александр Павлович Светогоров, радист Леонид Ефремов, бортмеханик Иван Григорьевич Стыченко,

пассажиры: директор Тымовской (Рыковской) МТС (машинно-тракторная станция в селе Воскресеновка Тымовского района Сахалинской области) Антон Васильевич Шереметьев, главный бухгалтер МТС Степан Щетинин, главный механик МТС Бараксин, его жена Ильинская с ребенком, бухгалтер «Сахлестреста» Грановский, супруга сотрудника областного земельного управления Мария Александровна Докучаева, инструкторы отдела Объединенного государственного политического управление (АУР ОГПУ-НКВД) СССР Корнышен и Меднис;

район падения: гора Медвежья Чертова хребта, в 60 км от нп. Лазарево Нижнеамурского района в составе Нижнеамурской области (областной центр - г. Николаевск-на-Амуре) Дальневосточного края - ныне рп. Лазарев Николаевского района Хабаровского края;

географические координаты места авиакатастрофы самолета «Савоя С.55» установлены: «N» - северная широта 52°19'34.6'', «E» - восточная долгота 140°51'57.6'', место находится на высоте 371 метр над уровнем моря;

найдены останки: 27.10.1936 г., предположительно, 5 погибших на месте;

свидетельство о смерти за №2984 от 03.11.1936 г., выдано Хабаровским городским бюро ЗАГСа на имя А.П. Светогорова, 32 года, погибшего «по причине воздушной катастрофы», захоронен в Хабаровске (место не известно).

свидетель:

- летчик Матвей Леонтьевич Шемяков, в 1945 г. у побережья Татарского пролива, недалеко от мыса Лазарева, у охотника в жилище нашел кожаную сумку-планшет с документами, карту полета Александра Светогорова. Сам охотник признался, что убил вышедших на берег людей в 1935 г., подумав, что это бандиты - рассказ записан в 1984 г. (газета «Зеркало недели», №5 за 1999 г., ст. В. Логинова «На поиски «Савойи»).

К месту катастрофы совершено несколько экспедиций:

- первая: в 1936 г.

комиссия по розыску самолета в составе т.т. Остапенко, Лапина и  Семена Израилевича Западного5 [с 08.1934-08.1937 гг. нач. УНКВД по Хабаровской области],

Останки с места аварии, как безымянные, прихоронены в 2009 г. на местном кладбище в п. Лазарев Николаевского района частным лицом - Александром Павловичем Лещина (приемный отец теперь уже бывшего главы п. Лазарев В.В. Сергеева).

- восьмая: 25 августа-1 сентября 2015 г.,

Приморская региональная молодежная общественная организация «Поисковое объединение «АвиаПоиск», которая входит в Общероссийское поисковое движение России (Ярослав Ливанский, Александр Панасенко);

найдены останки 4 человек, Грамота Светогорова на знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ (XV)», именная табличка краснофлотцу А. Шереметьеву от личного состава Мор-авиа-парка.

- девятая: 28 сентября - 5 октября 2015 г.,

 

*     *     *

Облик пассажиров и экипажа разбившихся в 1935 году на самолете «Савоя C.55X» на востоке Хабаровского края попытаются восстановить по методу портретной реконструкции Герасимова.

Сейчас все костные останки (193 ед., в том числе и 5 черепов), изъятые в п. Лазарев Николаевского района доставлены в Хабаровск. В КГБУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы» назначена первая судебно-медицинская экспертиза.

На месте крушения самолета осенью с.г. работала бригада следователей и экспертов-криминалистов Дальневосточного следственного управления на транспорте СКР (Комсомольской отдел на транспорте), а также группа от Хабаровского краевого отделения ВООПИиК (Общественный совет по изучению и сохранению исторического наследия российского Дальнего Востока).

Это была завершающая экспедиция, которая призвана не только попытаться раскрыть тайну гибели самолета через 80 лет, но и после всех экспертиз, в том числе судебно-медицинской генетической идентификации, захоронить пассажиров и экипаж в братской могиле в Хабаровске. Их останки все эти годы лежали на земле на месте аварии на горе, и только часть из них, по инициативе местных жителей, набредших на самолет, несколько лет назад была прихоронена на краю местного кладбища в п. Лазарев. Сейчас все останки собраны у экспертов.

Пролетел на север

Пассажирский гидросамолет (катамаран) «Савоя C.55X» (борт № СССР Л 840) 26 июня 1935 года вылетел по маршруту Александровск-Сахалинский (административный центр Сахалинской области) - Хабаровск. На борту было 9 пассажиров, включая ребенка и 3 члена экипажа - всего 12 человек. Полетное время в пути - 5 ч. 20 мин., протяженность - 1200 км (через п. Де-Кастри).

С Сахалина борт взлетел 26 июня 1935 года в 10 ч. 40 мин. Больше его никто не видел. Сейчас можно понять, что разбился самолет примерно через час полета, ориентировочно после 12 ч. дня (последний радиосеанс был в 11 ч. 58 мин., должен был выйти на связь через 1 ч. 10 мин.).

Маршрут гидросамолета лежал от Александровск-Сахалинского через Татарский пролив с заходом на материк (ворота материка) в районе оз. Большие Кизи, и далее, оставляя слева п. Де-Кастри, поворачивая курсом к п. Софийск, выйти на Амур. И по реке, как по путеводной нити, в Хабаровск, по правой стороне.

Однако, из-за тумана, командир корабля, прославленный летчик, спасатель челюскинцев, Александр Светогоров ворота материка почему-то пролетел. Он взял курс на север, и пролетев еще 50 км, оказался за п. Лазарев, в районе р. Тыми.

По одной из версии, именно по этой реке, он намеревался выйти на Амур, однако не учел, что все реки в этом районе текут в другую сторону - в Татарский пролив (за перевалом, на границе Ульчского и Николаевского районов все реки текут наоборот от Татарского пролива в Амур), и таким образом, ориентируясь по реке, зашел по ней в каменную ловушку из гор - в верховья Чертова хребта.

На небольшой высоте самолет задел макушку лиственницы, оторвал одну лодку, потом машину резко повернуло против оси и следующий удар уже пришелся по кабине пилота (нами найдена рулевая колонка, которая переломилась пополам, штурвалы в виде рулей обломаны по кругу). При таких ударах, вряд ли кто выжил...

Поиски Светогорова

Вот что передавал ТАСС 3 июля 1935 года: «Потерялся самолет под управлением пилота Свя[е]тогорова. Гидросамолет «Л-840» под управлением пилота Свя[е]тогорова, вылетевший 26 июня из Александровска на Сахалине в Хабаровск, до сего времени не прибыл к месту назначения. На борту самолета кроме пилота, борт-механика, радиста, 8 пассажиров. 26 июня в 11 часов 30 минут радист аэропорта Нижне-Тамбовска принял радиотелеграмму от Свя[е]тогорова «Лечу в тумане, потерял ориентировку, сообщите погоду». Сводка о погоде была передана Свя[е]тогорову. Больше от него радиотелеграмм не поступило. В день вылета из Александровска погода была пасмурная, но летная. В поиски Свя[е]тогорова послали 4 самолета. Оповещены пароходы, находящиеся в Татарской проливе».

И вот сообщение ТАСС через неделю, 11 июля 1935 года: «На поиски самолета Свя[е]тогорова. Поиски самолета Свя[е]тогорова продолжаются всеми средствами. Пока местонахождение его не обнаружено. Пилот Мазурук, начальник политотдела управления гражданского воздушного флота Остапенко, вылетевшие для проверки сообщения, будто бы самолет Свя[е]тогорова замечен направившимися в долину реки Медвежьей, вернулись обратно. Признаки самолета не обнаружены. 7-го июля утром Мазурук и Остапенко снова вылетели в поиски».

Ранее, 1 июля 1935 года на заседании бюро Далькрайкома ВКП(б) (протокол №107) была образована комиссия по розыску самолета в составе: Остапенко, Лапина и Западного (Кессельман) - начальник УНКВД по Хабаровской области.

На разбившийся самолет «Савоя C.55X» набрели охотники. Он упал в 67 км от п. Лазарев Николаевского района Хабаровского края (тогда это было нп. Лазарево Нижнеамурского района в составе Нижнеамурской области, где областной центр - г. Николаевск-на-Амуре Дальневосточного края), на горе Медвежьей Чертова хребта, в верховьях р. Тыми.

Уже 31 августа 1935 года на заседании бюро Далькрайкома ВКП(б) (протокол №121) было сделано Заключение комиссии дальневосточного краевого комитета ВКП(б) по материалам обследования дальневосточного территориального управления Гражданвоздухофлота (в составе комиссии: Барминский - особый отдел ОКДВА и УГБ, Листовский - крайком комсомола, Хорин - ОВС ОКДВАрмии, Мильвид - ОВС ОКДВАрмии).

В частности, в главе VIII «Катастрофа Светогорова» заключения указано, что причиной стала «нелетная погода». Там же написано, что Светогоров в дни перед катастрофой был явно перегружен, совершил с 24 июня несколько перелетов с Сахалина в Хабаровск и обратно, сидел на трассе на вынужденных посадках. В июне 1935 года за 15 дней налетал 75 часов, выполнив всю месячную норму.

26 июня 1935 года прилетев из Хабаровска на Сахалин ранним утром, в 7 ч. 05 мин., через 3 часа, борт был затребован диспетчерской телеграммой на возврат в Хабаровск.

Причем, когда уже после катастрофы стали разбираться, то диспетчер Бураго в Хабаровске не смог пояснить: почему он отправил такую телеграмму и зачем так срочно в Хабаровск потребовалось возвращать самолет.

Установлено, что 15 сентября 1935 года гидросамолет «Савоя C.55X» - борт № СССР Л 840 (заводской №10531) был исключен из реестра самолетов Гражданвоздухофлота (ГВФ), где был приписан к 13-му гидроотряду дальневосточного управления ГВФ (база в Хабаровске).

Повторимся, все эти годы, к месту авиакатастрофы было совершено, предположительно, до восьми подходов, но останки людей так и лежали нетронутыми. Растаскивали только самолет и ценные вещи.

Что осталось от самолета?

Спасти два самолетных двигателя (силовые установки «Изотта-Фраскини Ассо» - «Isotta-Fraschini Asso 750») от «металлистов» решился местный житель - энтузиаст Иван Шило. В августе 2008 года он  с сыновьями проделал целую операцию по поднятию с горы движков. Они к слову, в отличном состоянии и один из них можно хоть теперь запускать. Двигатели «Савои» теперь находятся в Комсомольске-на-Амуре и по материалам доследственной проверки ДВСУТ, переданы на ответственное хранение Ивану Шило.

Что же касается «запущенной» в СМИ версии, что Светогоров спасся*, и, еще с кем-то вышел на берег Татарского пролива, где был принят за беглого каторжника и убит, не выдерживает никакой критики.

Уже в 2006 году работники местного леспромхоза, пробивая просеку в тех местах, где разбился самолет, нашли серебряные часы Буре (№518750) с дарственной подписью: «тов. Свя[е]тогорову А.П. за успешный перелет Хабаровск-Камчатка 31[0].VI-29.VII.33 г. ПП ОГПУ ДВК» (эти часы должны быть в Хабаровском краевом музее им. Н.И. Гродекова, но их там нет!).

На месте аварии был найдет кожаный чехол - Грамота на знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ (XV)». Именно этим знаком «За участие в спасении челюскинцев» 7 июля 1934 г. был удостоен Александр Светогоров. Ему присвоено звание «Почетный чекист», также он награжден знаком «Почетный работник ВЧК-ГПУ (XV)» к 15-летию ВЧК-ГПУ. В самолете больше никто такой награды не имел!

Правда, кроме «корочки» Грамоты, внутри нее ничего не сохранилось. Об этом нам рассказал местный лесник и краевед Александр Приходько. Именно ему передали лесорубы в 2006-м эту реликвию, а он в сентябре с.г. отдал ее в Приморскую региональную молодежную общественную организацию «Поисковое объединение «АвиаПоиск», ее руководителю Ярославу Ливанскому, который приезжал из Владивостока на место аварии самолета в п. Лазарев.

Также во Владивосток уехала и именная табличка (шильдик) «Первачу к-[расно]ф[лот]цу Шереметьеву А. от личного состава Мор-авиа-парка». Антон Васильевич Шереметьев был директором Тымовской машинно-тракторной станции (МТС) на Сахалине и был пассажиром того злополучного рейса. При нем был наградной пистолет Коровина (ПК), он вез под миллион рублей - выручка МТС - в Хабаровск вместе с главбухом Степаном Щетининым. Но, как уверяет все тот же лесник Приходько, «пистолет рассыпался в руках у лесорубов», от него осталась только табличка. Что касается денег - то их в наше время не находили. А есть информация, что место аварии посещала бригада НКВД.

Ну и уже в последней экспедиции, на горе, на месте аварии, был найден фрагмент манжеты рукава с галуном (тремя лентами) командира корабля. Это рукав Светогорова!

Историческая проверка

Сейчас по факту найденных человеческих останков на месте катастрофы самолета «Савоя C.55X» комсомольский отдел на транспорте ДВСУТ СКР проводит доследственную проверку.

Как пояснил заместитель начальника комсомольского отдела Дальневосточного следственного управления на транспорте СКР Константин Тихоньких, с момента событий прошло 80 лет, сроки давности все давно вышли. Кроме того, тогда действовало другое законодательство и не было в Уголовном кодексе статьи о нарушении правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта, повлекшее по неосторожности крупный ущерб и смерть более двух лиц (нынешняя ст. 263 УК РФ).

- Кого здесь наказывать, кого привлекать, сроки прошли, - говорит Константин Тихоньких. - Это скорее историческая проверка. Но мы примем все меры к установлению всех обстоятельств гибели самолета. Все документы, касающиеся полета воздушного судна, его движения, - мы уже запросили.

И по самой последней информации, судебно-медицинский эксперт попробует восстановить с помощью антропологической реконструкции по методу портретной реконструкции М.М. Герасимова облик пассажиров и экипажа «Савоя C.55X». Известно, что метод восстановления лица по черепу предоставляет возможность осуществить прямое сопоставление физического типа людей прошлого и настоящего.

Археолог, доктор исторических наук Михаил Герасимов за свою жизнь создал целую галерею портретных реконструкций исторических лиц. Теперь предстоит восстановить облик летевших на самолете «Савоя C.55X». Фотографии Александра Светогорова уже переданы эксперту.

 

Константин Пронякин, участник экспедиции

Хабаровск - п. Лазарев - гора Медвежья Чертова хребта - Хабаровск

 

P.S. Как пояснил председатель Общественного совета по изучению и сохранению исторического наследия российского Дальнего Востока (штаб-квартира в Хабаровске) Геннадий Басюк, пассажиры и экипаж самолета «Савоя C.55X», по желанию родственников будет захоронен в братской могиле на центральном кладбище в Хабаровске. Для разрешение на захоронение Совет подготовил и вручил письма мэру Хабаровска Александру Соколову и губернатору Хабаровского края Вячеславу Шпорту.

Кстати

Летчика Александра Павловича Светогорова (1904-1935) журналисты ошибочно с 30-х годов прошлого века стали именовать по фамилии через букву «я» - Святогоров, спутав с почти полным тезкой - советским разведчиком - Александром Пантелеймоновичем Святогоровым (1913-2008).

По справке ЗАГСа Хабаровска (комитет по делам записи актов гражданского состояния и архивов правительства Хабаровского края), А.П. Светогоров фамилию не менял.

Кто летел на самолете «Савоя C.55X» 26 июня 1935 года?

экипаж:

- командир Александр Павлович Светогоров,

- радист Леонид Ефремов,

- бортмеханик Иван Григорьевич Стыченко.

пассажиры:

- директор Тымовской (Рыковской) МТС (машинно-тракторная станция в селе Воскресеновка Тымовского района Сахалинской области - колхоз им. И.В. Сталина) Антон Васильевич Шереметьев,

- бухгалтер МТС Степан Щетинин,

- механик МТС Бараксин,

- его жена Ильинская с ребенком,

- бухгалтер «Сахлестреста» Грановский,

- супруга сотрудника областного земельного управления Мария Александровна Докучаева,

- инструкторы отдела Объединенного государственного политического управление (АУР ОГПУ-НКВД) СССР Корнышен и Меднис.

Просим родственников откликнуться и написать по адресу: 680000, Хабаровск, ул. Запарина, 87-61, Басюку Геннадию Александровичу, тел.: 8(4212) 31-47-73, 8914 817-48-02, электронный адрес: tok-xa5@yandex.ru

*Летчик Матвей Леонтьевич Шемяков в 1945 г. у побережья Татарского пролива, недалеко от мыса Лазарева, у охотника в жилище нашел кожаную сумку-планшет с документами, карту полета Александра Светогорова. Сам охотник признался, что убил вышедших на берег людей в 1935 г., подумав, что это бандиты - рассказ записан в 1984 г. (газета «Зеркало недели», №5 за 1999 г., ст. В. Логинова «На поиски «Савойи»).

Справка

В 30-х годах на Дальнем Востоке сухопутных аэродромов не было, и первые годы приходилось летать на гидросамолетах. Зачастую пассажирам при посадке и высадке приходилось принимать «ледяную ванну». Исключить же подобного рода «купание» было почти невозможно, пишет в своей визитке «ДВ САС» (Хабаровск).

В Хабаровске гидропорт располагался в затоне, где начинается ул. Запарина, где сейчас зимуют корабли. Часто аэропорт в дальневосточных городах представлял собой обыкновенный бревенчатый дом. В одной половине жил начальник аэропорта, в другой - экипаж прилетевшего самолета.

На берегу стояли бочки с керосином и маслом. Неподалеку от берега в землю вкапывался столб, за который самолет крепился во время стоянки.

Перед вылетом самолет заправляли. Это была очень тяжелая работа, так как все работы производились вручную. Поэтому в заправке участвовал не только экипаж, но и начальник аэропорта, сторож и даже пассажиры.

Оплата воздушного путешествия еще не гарантировала самого полета по расписанию. Пассажиры подчас долго ждали самолета. В то время метеорологического обслуживания полетов не было, и информацию о погоде летчик не получал. «Сообщите, какая у вас погода?», - запрашивал летчик по телефону соседний аэродром. «Не могу сказать», - отвечали ему. - «Метеоролог ушел на сопку погоду смотреть...»

По свидетельству командира 13-го гидроотряда дальневосточного управления Гражданвоздухофлота, полярного летчика, впоследствии генерал-майора авиации и Героя Советского Союза Ильи Мазурука, никаких метеосводок в 30-е годы летчикам не давали, по линии Александровск-Сахалинский - Хабаровск не было даже  управления воздушным движением (УВД).

Вот его слова: «Звоню по телефону в Александровск, на Сахалине. Там будка, масловодогрейка - весь аэропорт. Сторож подходит. «Ну, дед, как погода у тебя?» - спрашиваю. «Это ты, Илья?» «Я, - говорю. - Лететь к тебе можно?» «Сейчас погляжу», - и уходит. А потом слышу: «Неважная погода. Три столба видать только». «Вот как пятый увидишь, звони», - кричу ему. Трудно, конечно, представить теперь, как мы по телеграфным столбам видимость определяли...»