8 ФЕВРАЛЯ - ДЕНЬ ВОЕННОГО ТОПОГРАФА МАНЯЩИЙ СВЕТ ПОЛЯРНОГО СИЯНИЯ

Рубрика:  

Командировка 1957 года

Говорят, если глянуть из космоса на Северный полюс, то его можно сравнить с тортом, который только что вынули из морозилки. А почему бы и нет? Ведь в качестве щедрой «начинки» подо льдом скрываются большие запасы нефти, кобальта, золота и никеля. Геологи из-за находящихся там богатых месторождений именуют его ещё «пещерой Али-Бабы». Не зря Северный полюс во все времена являлся стратегически важным регионом России.

В этом ещё раз убеждаешься, перелистывая страницы повидавшего виды дневника шестидесятилетней давности, исписанного от корки до корки мелким убористым почерком.

Именно тогда, весной 1957 года, молодой лейтенант Леонид Демченков был отправлен в командировку на Северный полюс. Вчерашний выпускник Вильнюсского радиотехнического училища войск ПВО, получивший специальность, связанную с радиотехническим обеспечением полётов, возглавил команду из 12 человек. Местом дислокации стала дрейфующая станция «Северный полюс - 6», которая обосновалась на льдине размером 11 на 14 км в 330 км к северу от острова Врангеля.

В составе экспедиции трудились специалисты разных отраслей науки: метеорологи, гидрологи, аэрологи, геофизики и так далее. Для каждого полярника были расписаны исследования, наблюдения и хозяйственные работы. Официальной целью командировки Демченкова значилось ведение ионосферных, магнитных наблюдений за северным сиянием (свечения происходят в районе магнитных полюсов Земли). В задачу команды входило «снимать, проверять и фиксировать в течение получаса все изменения. В случае искажения диаграммы отслеживать её изменения за 1 - 2 часа, обязательно измерять излучаемую мощность индикатором мощности, записывать показания и так далее…» В коротких, но обстоятельных до педантизма дневниковых записях молодой офицер подробно, со знанием дела сообщал обо всём, что происходило на дрейфующей станции за каждый прошедший день.

Впрочем, первая запись в дневнике датируется ещё 17 мая 1957 года, когда лейтенант Демченков вместе с командой вылетел самолётом из Москвы. К новому месту назначения команда добиралась около двадцати дней. «Все чувствуют себя в воздухе хорошо, - делится Леонид. - В Череповце сделали посадку. Подкрепились. Настроение у всех приподнятое. В Архангельске пришлось заночевать, так как в воздухе у нас отказал левый мотор».

За время следования к месту дислокации приключений у команды было немало. Особо удивлял всех долгий полярный день, очень пугала непривычная снежная тишина, а уже в бухте Тикси валил с ног ветер до 43 метров в секунду, который способен подхватить человека, как пушинку, и унести в море.

Задержка транспорта здорово угнетала рядовой состав, да и сам лейтенант делает 25 мая запись: «Самолёта всё нет. Хочется быстрей приступить к работе, как трудно жить без дела!»

Сам дневник увлекает своей искренностью и неподдельной болью его автора за порученное дело. Невольно начинаешь искренне сочувствовать участникам перелёта, и оттого радует обнадёживающая запись: «Летим шестые сутки, через четыре часа должны закончиться наши воздушные приключения и начнётся путешествие на льдине по Северному Ледовитому океану. Все записи веду в воздухе».

Долгая дорога окончилась 6 июня. Расчёт радиолокационной станции дальнего обнаружения П-8, назначенный на дрейфующую научно-исследовательскую станцию СП-6, прибыл на место в 15 часов 10 минут по местному времени.

«Вместе со мной - старший оператор 2-го класса ефрейтор Горбунов, старший оператор рядовой Грачёв, старшие электромеханики рядовые Сирота и Унгуряну, - тогда же отчитывается Леонид. - Весь состав за время следования чувствовал себя хорошо. В тот же день произведена приёмка радиолокатора. РЛС технически исправна и работает на славу. По дальним целям следует установить более точную связь с целями (слабое сияние, сильное сияние, сияние около горизонта, сияние в зените). В зависимости от формы сияния выяснить: в каких пределах изменяется угол места целей, есть ли движущиеся цели, что предшествует дальним целям? Как влияет АЗП на сильные помехи?»

Признаться честно, профессиональные термины, обороты являлись для человека неискушённого серьёзной помехой в создании материала, поскольку самого Леонида Михайловича не стало ещё в 1975 году. Автор этих строк обратился за помощью к его сыну, Игорю Леонидовичу, который и задал нужное направление беседе, передав некоторые воспоминания отца, связанные с образом жизни команды на СП-6, особенностями бытовых условий и так далее. Но самое главное офицер запаса выделил в начале разговора.

- Дело было не только в изучении особенностей северного сияния, - пояснил Игорь Леонидович. - Хотя отец провёл большую научно-исследовательскую работу, изучая помехи, возникающие от полярного сияния. Его задача на дрейфующей станции была несколько иная. Вы обратили внимание, что многие строки в дневнике тщательно зачёркнуты? С ними эти записи в руки никому бы не достались. Даже сейчас, шестьдесят лет спустя, дрейфующие станции тех лет хранят свои тайны. Дело в том, что в период «холодной войны» Никита Хрущёв дал команду создавать так называемые «аэродромы подскока». Представьте, на льдину в три километра садится самолёт. Сел, заправился и ушёл. Ждут очередной. По большому счёту, готовились к войне. Отец вспоминал, что под ними даже американская лодка проплывала несколько раз. Кое-какие сведения о прибытии самолётов на СП-6 в дневнике есть.

Действительно, 7 июля появляется запись о том, что «самолёт, идущий на СП-6 на высоте 1000 метров, обнаружен на дальности 95 километров. Проведено два самолёта. Связь держим со стартом по радио. С радистами СП-6 - по радио и телефону».

А вот строки, датированные 06.07.57: «Сегодня исполнился месяц, как мы прибыли на дрейфующую научно-исследовательскую станцию СП-6. Температура около нуля, ветер - 10 - 17 метров в секунду. Вместе с майором Абрамовым и старшиной комендатуры ездили на разведку аэродрома за 5 километров. Добрались с большим трудом. Мешал ветер. До дома добрались на лыжах за 40 минут. Вечером смотрели кинофильм «Любовь и фантазия».

Отец с сыном делился воспоминаниями частенько. До службы по призыву Игорю с родителями довелось пожить в гарнизонах на Камчатке, в Амурской области, Латвии… Когда сын задавал слишком много лишних вопросов, Леонид Михайлович неизменно отвечал: «Со временем всё узнаешь». Годы спустя, став старшим офицером, Игорь Демченков неразговорчивого отца понял. Зато впечатлениями организации быта команды Леонид Михайлович делился охотно, описывал эпизоды с присущим ему чувством юмора.

- Север - севером, вспоминал отец, а нормальный армейский образ жизни никто не отменял, - восстанавливает в памяти раритетные воспоминания близкого ему человека Игорь. - Раз в неделю они «ходили в баню». Повествуя об этом, отец всегда поёживался. Купались в холодной палатке в стоявшей там 200-литровой бочке из-под солярки, которую наполняли талым снегом. Даже мыло и мочалка полагались. Торопились, ведь в палатке зимой бывало минус 50. А насчёт стирки даже шутка была: из палатки грязное бельё выбросили, ветер тут же всё подхватил и унёс - вот и постирали. А перед тем, как новое нательное бельё выдать, принявшего «баню» растирали спиртом и накидывали на него тулуп из овчины.

- Отец рассказывал, что домой по окончании командировки целый чемодан денег привёз: на льдине же их тратить было негде, - смеётся Игорь. И ещё привёз восемь дневников. К сожалению, почти все они исчезли в связи с многочисленными переездами. А что касается той памятной льдины, то сменщики работали на ней до сентября 1959 года (это была уже 4-я смена СП-6, которая и завершила работу станции). Через несколько дней после того, как с льдины сняли людей и оборудование, она раскололась...

- Отец ушёл из жизни в 61 год. Служил он честно, всего себя отдавал армии, - вспоминает Игорь. - Это подтверждает и служебная характеристика, данная командиром воинской части майором Виноградовым по завершении командировки. В ней, в частности, отмечено, что «за период службы на Крайнем Севере с 6 июня 1957 года по 24 мая 1958 года начальник радиолокационной станции лейтенант Леонид Демченков показал себя с положительной стороны. Несмотря на тяжёлые условия, организовал чёткую и бесперебойную работу РЛ. Кроме основной проводил научную работу, а также изучал помехи, возникающие от полярного сияния».

Сын полярника справедливо считает: если бы подполковник в отставке Демченков дожил до наших дней, он бы немало удивился тому, что процесс повторного освоения Северного полюса предполагает, как и прежде, расположение достаточного количества радиолокационных станций. Только теперь они сформировались в единую сеть совместно с космической разведкой, а также корабельными и другими РЛС, что позволяет мониторить ситуацию над всей российской арктической территорией. Впрочем, для каждого подвига и поступка отведены своё время и своя эпоха. 1957-й и 1958 годы для лейтенанта Демченкова стали одним из важных этапов в жизни. Поставленная задача тогда была выполнена его командой с честью.

 

Ольга ГРЕБЕНЮК

Фото из архива Леонида ДЕМЧЕНКОВА