БЕНГАЛЬСКИЕ ОГНИ

Рубрика:  

Уже точно и не припомню, кто явился инициатором покупки бенгальских огней  к  Новому году. По-моему, Витька Литовкин - наш эстет и моряк дальнего плавания. (До службы в армии ходил в загранку матросом на торговом судне).

         - Застолье в Новый год без бенгальских огней - обыкновенный ужин, убеждал он нас. У всех народов мира присутствует этот атрибут. За границей наблюдал.

В справедливости слов товарища никто не сомневался. Ведь даже останкинские новогодние «Голубые огоньки» не обходились без этого искрящегося фейерверка.

 Сказано – сделано. Вместе с елочными игрушками мы купили  и коробку  бенгальских огней. Выходило по несколько стержней  на каждого человека.

Как положено, 31 декабря нарядили елку, пригласили знакомых девушек, накрыли стол. Оставалось дождаться  боя новогодних курантов, зажечь бенгальские огни и, когда стрелки часов сойдутся на цифре 12, поднять бокалы. Каждый  ждал  торжественного момента с нетерпением.

По радио заиграл гимн. Время «ч» наступило.  Когда в наших бокалах запенилось  шампанское, Литовкин выключил свет. Мы тут же зажгли бенгальские огни. Комната наполнилась фосфорицирующим светом. Тамада произнес короткий тост. Мы трижды прокричали «Ура!» и  с последним  ударом  московских курантов  стоя осушили бокалы.

Погасла последняя искрящаяся свечка. Витька щелкнул выключателем. О, Боже! Наш праздничный стол являл жалкое зрелище. Слой жирной сажи покрывал наши бутерброды, «мясное ассорти», «оливье», заливную рыбу. Черной выглядела посуда и салфетки. Мы  были в шоке.

           - Кто же держит зажженные бенгальские огни над столом? - пытался оправдаться Литовкин.

            - Так ты сам  так держал, - возмутился Петя Венгрис.

            - Вовсе не так.

- А как?

- В стороне!

- В стороне, в стороне, - передразнил  Витьку Литовкина  Борис Анушкевич. - Наливайте лучше.

  - Наливай, - поддержал товарища Костя Песоцкий.

В перебранке мы и не заметили, как наш признанный кулинар Петя Венгрис, быстро заменил  не только салаты, но и обновил  салфетки, посуду.

Курьез с бенгальскими огнями не омрачил праздничного настроения. Мы произносили красивые тосты, желали в Новом году друг другу счастья, красивых невест, пели под гитару патриотические песни.

К утру наши ряды поредели. Первым не выдержал праздничного возлияния Толя Ладин. Он погрустнел, глаза его стали медленно закрываться, голова склонилась на грудь. Тут же крепкие руки друзей уложили его на раскладушку.

Выпив на посошок, стали расходиться по домам гости. Самые стойкие, а в их числе оказался и я, вышли на улицу. Было тепло. На любимый нами старинный Львов падал липкий снег.  Были первые часы Нового 1968 года.

 

Карташев Владимир Пантелеевич, подполковник в отставке, военный корреспондент