Чтоб не довольствоваться малым, учись служить у генерала

Рубрика:  

Связь поколений

   Неравнодушный диалог в канун 100-летнего юбилея ВВО, а также ОУЦ ВВО состоялся между генерал-майором в отставке Александром Кезиным и победителем конкурса по полевой выучке младших командиров ОУЦ ВВО старшим сержантом контрактной службы Владимиром Суриным.

  Не каждому сержанту, пусть даже старшему, посчастливится вот так запросто на протяжении трёх часов общаться с генерал-майором, пусть даже в отставке. Победителю конкурса по полевой выучке младших командиров ОУЦ ВВО командиру отделения, старшему инструктору по вождению старшему сержанту контрактной службы Владимиру Сурину в данном случае повезло. Генерал-майор Александр Кезин общался с ним без особой назидательности, и в его голосе не было командных ноток. А рассудительный Владимир, как представитель молодого поколения военнослужащих, посвятивших себя нелёгкой армейской профессии, охотно поддерживал неравнодушный разговор. Немаловажным фактом стало и то, что двух собеседников объединили знаменательные события, одновременно связанные с юбилеями Восточного военного округа и ОУЦ ВВО.      

   Возвращаясь памятью в далёкие годы детства и юности, Александр Степанович отнюдь не собирался вздыхать по безвозвратно ушедшему прошлому. Армейский ветеран без утайки делился со старшим сержантом воспоминаниями того периода, когда как раз и началось формирование и становление его характера как будущего офицера.

   Его дед Матвей Прокофьевич был участником Первой мировой войны. Вернулся с военных баталий, приобрёл семьдесят десятин земли в Твери, на которой при хорошем уходе можно вырастить всё. И всё же для семерых по лавкам (а детей и впрямь столько в скором времени народилось) домовитый и предприимчивый глава семьи желал более сытной доли. И когда в тридцатые годы началась повальная коллективизация, Матвей Прокофьевич дал положительный ответ приезжим вербовщикам из «Дальрыбы». Вскоре, собрав немудрёные пожитки, семья отправилась на край земли. В селе Харитоновка Шкотовского района Приморского края и началась дальневосточная эпопея Кезиных.

   – А батя мой – участник Великой Отечественной войны, – неспешно повествует отставной генерал. – Он сражался всего 5 дней, получив тяжёлое ранение в лицо на Курской дуге. Я поднимал архивную документацию и узнал, что до того отец полгода находился в учебной дивизии, осваивал профессию наводчика танка. Не удалось точно выяснить, то ли он в артиллерийском училище на Красной речке квартировал, то ли здесь, в учебной дивизии. А уж потом их с Дальнего Востока отправили на фронт, в самое пекло. Степан Матвеевич нас воспитывал правильно, несмотря на то, что после ранения слабел на глазах. А ведь был здоровяком.  Война сроком в пять дней по отцу прошлась жестоко. Но выдержки и мужества ему хватило до самых последних минут жизни. Он часто говорил, что мужчина – это защитник семьи и Родины. Советовал нам, троим сыновьям, военными стать:

  –  Сынки, я вам уже и помочь особо не могу, выбирайте дорогу сами. Я в вас верю.

   Отца Александра Степановича не стало в 46 лет. На руках у матери остались три сына и дочь. Парни исполнили волю отца - посвятили свою жизнь армии. Младший, к примеру, всю жизнь служил в спецназе. А для начала они со старшим братом сразу после восьмилетки в 1953 году поступили в техникум ВМФ, что во Владивостоке. Закончили учебное заведение в 1966 году.

   - А я вот так и не «добил» техникум, – признаётся старший сержант Владимир Сурин, вступая в разговор. – Сам я родом из Кургана. Там до армии учился в строительном техникуме на электрика. Думал, отслужу и доучусь. Отслужил и узнал, что мой факультет сократили.

   Это была не единственная неприятность в жизни уволенного в запас сержанта Сурина. Он отпраздновал с друзьями возвращение в родительский дом, от них и узнал, что работы подходящей в городе нет, да и с жильём проблемы. К тому же на удивление тянуло назад, в часть. На помощь пришёл отец, который когда-то тоже отдал долг Родине, отслужив два года. Но тут история несколько иная. Собирался Сурин-старший в своё время остаться в армии. Да молодая супруга взбунтовалась: «Или я, или погоны». Отец выбрал любимую и любящую жену. Но теперь был непреклонен в решении: «Не совершай моих ошибок, сын. Тянет - оставайся в армии». Владимир забрал документы из техникума и стал готовиться к отъезду. Его военная форма всем девчатам понравилась, особенно той, которая обещала его верно ждать. Дождаться-то дождалась, да наотрез отказалась ехать на Дальний Восток. Так и расстались. Не выйдет из неё жены военного, решил про себя парень. И уехал к месту службы один.

  – И правильно сделал, – поддерживает его генерал. – Не жалей, что девушка не поехала за тобой. Их много, а служба одна. Твоя единственная всё равно отыщется. Моя Нинуля 11 гарнизонов со мной проехала, она для меня до сих пор любимая и единственная. Сказала однажды: «Я за тобой хоть куда поеду». Ни разу не подвела. Вот это девушка! Это и есть самая настоящая боевая подруга.

   Со своей будущей супругой Александр Степанович познакомился в техникуме, они вместе учились. Однажды в «красном уголке» студенческая молодёжь устроила посиделки с танцами. Вот тут и приглянулась Александру симпатичная девушка, стройная, невысокого роста. Он «подкатывал» к ней пару раз и всегда получал отставку. 

   –  А на третий раз её измором взял, – не без гордости сообщает Александр Степанович. – 47 лет с ней вместе, и ни разу не пожалел о своём выборе. В ней, как в ни ком другом, заложено особое качество хранительницы очага. А я – муж, защитник и добытчик. Это уж, не говоря о том, что я был и остаюсь неисправимым служакой.

   Его лейтенантские годы (от командира взвода аэродромно-строительного полка до начальника отдельной автомобильной колонны «Дальвоенморстроя») были отданы созданию и становлению инфраструктуры аэродромов, военно-морских баз и пунктов базирования авиации и сил Тихоокеанского флота.

    Трудностей хватало всегда. И Александр Степанович попутно вспоминает нелёгкое время, когда он в середине 70-х поступил на автомобильный факультет Военной академии тыла и транспорта.  Дочь маленькая. Жена в декретном. Квартиры нет. Офицер стал получать на 30 процентов меньше, чем на Дальнем Востоке. Половина денег уходила на поднаём жилья.

   – Во мне всегда жила крестьянская хватка! – продолжает делиться воспоминаниями собеседник. – Нас на московских вокзалах железнодорожники хорошо знали. Слушатели академии погоны снимали и отправлялись на разгрузку вагонов. Жена мне ни разу не сказала, что всё надоело, устала экономить. Она сама из рабочей многодетной семьи. Трудности жизни переносить умела. Может, благодаря её поддержке,  я  в 1978 году окончил  с отличием академию и продолжил службу в войсках округа в должностях старшего помощника начальника автомобильной службы 15–й гвардейской артиллерийской дивизии (1978 – 1981 гг.),   начальника автомобильной службы 129-й  учебной мотострелковой дивизии (1981 – 1983 гг.).

   Тяжёлые для страны годы Александр Степанович именует «дикими девяностыми». Именно тогда,  в  соответствии с распоряжением первого Президента РФ и приказом министра обороны, в составе 4-х тысяч офицеров армии и флота, полковник Александр Кезин, заместитель начальника автомобильной службы управления вооружения округа, как подготовленный специалист, в 1993 году  был прикомандирован в качестве советника к Государственной налоговой службе Российской Федерации с целью создания специальной структуры – «Управления налоговых расследований» по обеспечению экономической безопасности государства.

  – Я опять же с отличием одолел факультет государственного и муниципального управления Дальневосточной академии госслужбы. Вот сейчас как кандидат социологических наук, доцент, генерал-майор налоговой полиции, генерал-майор полиции (ФСКН), начальник Дальневосточного института ФСНП и ФСКН России тебе, старший сержант, советы и даю.

   –  Вы, товарищ генерал-майор, со своей богатой биографией являетесь для нас, молодых, настоящим примером верной службы, – не теряет нить разговора старший сержант. – Согласен с вами в том, что, прежде всего, надо стать на ноги самому. На шее у родителей мне было сидеть стыдно. Потому и старался добиться чего-то главного в жизни. Решил, пусть отец с матерью узнают о моих успехах чуть позже. Вот теперь и узнали. Я стал победителем конкурса по полевой выучке младших командиров, носящего имя Героя Советского Союза младшего сержанта Владимира Орехова. Порадоваться было чему – из восемнадцати состязающихся был назван лучшим в ОУЦ ВВО.

  Надо сказать, в этом конкурсе Володя участвует не первый раз. Он усвоил: победителями состязаний становились только стойкие духом, хорошо подготовленные младшие командиры. В   прошлом году он попробовал свои силы. Стал тринадцатым. Особо не расстроился, лишь поставил цель занять первое место.  Целенаправленно занимался бегом, стрельбой, силовыми упражнениями…

  – В этом году основной упор был сделан на бег, лыжную гонку, мастерство метания учебной гранаты, усложнённый военизированный марш–бросок, – продолжает переживать заново свой успех старший сержант. – Многие из нас финишировали буквально на последнем дыхании. Позади состязания по РХБ защите, выполнение упражнения стрельб из автомата и пистолета Макарова, разборка и сборка на скорость автомата Калашникова, разжигание костра… После таких нагрузок пришёл в себя и понял, что стал первым, только тогда, когда получал кубок из рук начальника ОУЦ ВВО полковника Геннадия Шевченко. К тому же, получив внеочередное воинское звание старшего сержанта, был поощрён 10-дневным отпуском. Приехал в родные места, доложил родителям о своём первом армейском достижении. Надо было видеть глаза отца! И ещё сообщил ему, что получил благоустроенную служебную квартиру.

   – Вот тебе и преимущества современной армии, – тут же реагирует Александр Степанович. – Мы с женой и на летних кухнях, и на съёмных квартирах, и в казармах, и в ротной канцелярии жили. Старшая дочь Женя родилась в 1969 году в госпитале на мысе Шмидта. Теперь она, кстати, капитан медицинской службы. Основательно и прочно мы обосновались только здесь, в Хабаровске. А тебе тут всё сразу…

   – Меня нынешняя служба устраивает полностью, – соглашается Владимир. –  Мы в своём взводе в основном занимаемся ремонтом танков Т-72Б, Т-80. У меня в подчинении 5 контрактников и 4 курсанта. С кем легче работать? Кому как, а мне с курсантами сложней. После призыва выясняется: один мечтал стать спецназовцем, второй разведчиком, третий моряком, а его вдруг в танкисты…  Тут поневоле психологом станешь. Впрочем, большинство курсантов за год службы успевают постичь азы управления боевой машиной и даже полюбить профессию танкиста. Тот, кто состоялся как специалист, как правило, в армии и остаётся. А у контрактников я частенько и сам учусь. Толковые ребята. Многие из них «шлифовали» свои знания в «горячих точках». Что же касается образования, то время ещё есть. Мне всего 23 года.

   – Тут ты не прав, друг Володя, – искренне недоумевает Александр Степанович. – В твои годы надо быть уже с запасом знаний за плечами. Я всегда к этому стремился. В техникуме получил диплом с отличием. Нам погоны на плечи надели и всю группу отправили в Бурятию. Три года был в должности механика строительно-машинного оборудования. Потом послали в одну из частей под Горьким. У меня уже тогда было в подчинении 20 человек. А затем, как говорится, начались этапы большого пути…

   - Вы знаете, я привык к тому, что в моей службе всегда рядом офицеры, вышестоящие командиры, – признаётся Владимир. –  Здесь, в прославленной Тихоокеанской дивизии, так заведено – помогать советами и делом молодым. При необходимости я всегда получу нужный совет умудрённого опытом человека или молодого офицера, который получил нужные, свежие знания в военном учебном заведении. Нашей ротой учебно-боевых танков командует капитан Игорь Валентинович Сызганцев. Он из тех, кого подчинённые именуют с уважением «батяня», несмотря на его молодость. Такое же отношение у всех подчинённых и к командиру полка полковнику Лазареву.

   – А я ведь сознательно оставил на потом факт из моей биографии, – признаётся генерал. – Эти традиции мне знакомы ещё с тех времён, когда я был начальником автомобильной службы  129-й мотострелковой дивизии. 1981 - 1983 годы стали для меня наиболее интересными и запоминающимися. Это было время интенсивной работы по перевооружению частей и подразделений на новые виды техники и вооружения, создания, реконструкции и модернизации объектов учебной инфраструктуры (стрельбищ, полигонов, автодромов, машинодромов и танкодромов), автопарков и мест хранения, технического обслуживания и ремонта вооружения и техники. Именно эффективная работа по автотехническому обеспечению учебного процесса, по поддержанию мобилизационной и технической готовности техники частей и подразделений, профессиональной подготовки и переподготовки водительского состава и специалистов автомобильной службы учебного соединения окружного подчинения открыли возможность профессионального роста для меня как офицера – военного специалиста.  Дивизия неоднократно переформировывалась и реорганизовывалась, но именно тогда она переживала свои хорошие времена. В бесславные 90-е её чуть не уничтожили. Могучая, сильная своими традициями Тихоокеанская дивизия поднялась и выжила. Вот теперь ей сто лет. А где те бездарные начальники, предлагавшие её расформировать?

   Александр Степанович рассказывает попутно, что у них в автобате было 800 курсантов. В дивизии – около 14 тысяч человек.  Добрым словом поминает ветеран службы командующего войсками КДВО генерала армии Ивана Третьяка. В те времена, по воспоминаниям генерала Кезина, денег на укрепление материальной базы гарнизонов отчаянно не хватало. Но, несмотря на это, рачительный командующий смог отыскать средства и своевременно «укрыть» военную технику и вооружение.

    – Понятное дело, принимая волевое решение в экстремальных условиях, для всех хорошим не станешь, – рассуждает Александр Степанович. – На Ивана Моисеевича кое-кто и обижался, но гарнизоны он заметно обустроил, построил хранилища, танки,  БМП, автомобили и те же орудия поставили в боксы. Я служил при восьми командующих. Подобную хозяйственность особо проявил только Иван Моисеевич Третьяк. Вы только представьте: если оставить на улице технику, даже если её за брезентом спрятать, ткань через пять лет превратится в лохмотья.

    –  Так оно и есть, – соглашается сержант и дополняет. – У нас такого не бывает. Есть техника временного хранения, есть длительного, согласно мобилизационному плану. Нас часто проверяющие навещают, всё вскрывают, делают основательный осмотр. Особо технику и огнетушители проверяют. А брезент теперь неплохой, крепкий.

   …Время пронеслось как-то незаметно. Старший сержант сообщает о том, что ему пора возвращаться в воинскую часть, в свой гарнизон, «на километры». Он отдал честь генералу и поблагодарил за беседу, успевая заверить, что у него в ближайших планах – поступление в высшее учебное заведение на «заочку». Он мечтает стать офицером.

   –  Вот и славно, – изрекает заслуженный бравый генерал, который в очередной раз в беседе на деле доказал, что понятие «отставка» не для него. – У меня, к слову, и своя дата намечается. Но общаясь с такими славными молодыми людьми, я всегда отодвигаю подальше семидесятилетний юбилей. И это несмотря на то, что моей внучке 26, внуку 18, второму - 7…

    –  Дед, я хочу вначале получить образование, а потом призовусь в армию, как ты хочешь, – заявил однажды старший внук.

    –  Я палец о палец не ударю, чтобы тебя от армии «отмазать», – заверил любимчика дед. – Если не поступишь, я тебе помогу отправиться туда, где начинал службу лейтенантом. На мыс Шмида. А чем не вариант?  Человеком станешь.

    Внук глянул в глаза деда и понял – он не шутит.  

 

Гребенюк Ольга Григорьевна – постоянный корреспондент газеты «Суворовский натиск»

 

Фото Андрея ТУФАНОВА и из архива генерал-майора Александра КЕЗИНА