Он горел как аленький цветочек

Рубрика:  

Несколько лет назад  один из местных пасечников показал мне целый лесоповал из липовых деревьев. И это всего лишь в километре от родного села. Стволы их оказались дуплистыми, некондиционными. У защитников леса этот факт ни тревоги, ни удивления не вызывает. Вопрос, вроде, решен на высоком уровне.  Даже термин такой существует, «сорный лес», как будто липовые деревья - не ценный медонос.  Если вблизи поселка можно увидеть такое, что же творится в глубине тайги?

Собрав рюкзаки, мы с другом  отправились в путь, чтобы получить ответ на этот вопрос.

 В тайге нынче хозяин  не   медведь - куда опаснее «дикий промышленник» с ружьем. Поэтому, чтобы познакомиться с незаконной деятельностью диких заготовительных бригад, нам пришлось продвигаться  к отдаленным делянам скрытно, что называется, «по козьим тропам», избегая случайных встреч с людьми и вывозящими древесину машинами.

В одном месте мы наткнулись на хорошо обустроенный зверовый солонец. Высоко на дереве устроена  засидка – настил для охотника, с которого ведут отстрел. Животные, приходя сюда, становятся легкой добычей для браконьеров. В полукилометре от этого места -  база лесозаготовителей.

Тайга в этом районе выглядела какой-то  безжизненной. Попался на глаза единственный  дикий голубь,  да и тот подранок. Не слышалось в округе и свиста рябчика. Лишь  под ногами хрустел устилающий лесные дороги желудь – богатая пища для  кабана. И ни одного следа.  Сегодня в тайге уничтожается все живое. Свидетельством тому  и останки трех изюбров, найденных нами вблизи лесосклада. Погибли они от рук браконьеров еще в прошлую зиму.

Залётные лесорубы и иже с ними чувствуют себя в тайге  настоящими хозяевами. Стараются кормиться тем, что можно добыть безнаказанно  в лесу. В выходные  и праздничные дни здесь особенно людно. На джипах и другой технике повышенной проходимости приезжают в тайгу веселые ребята, чтобы поразвлечься, пострелять, попить водки. Вооруженные многозарядными карабинами с лазерными прицелами, стрелки палят не только по зверю. Иногда, просто для утехи, по любой цели. Под такой обстрел случайно попали и мы. Полчаса пришлось пролежать на земле, пока компания, совсем рядом от того места, где мы находились, палила по кустам. Спьяну, или для развлечения – кто разберет.

Сейчас даже простое пребывание в лесу таит опасность. Приходилось выбирать места стоянок с таким расчетом, чтобы огонь и дым от костра не были видны. Кого только не увидишь в лесу: и нелегальных заготовителей женьшеня, и вообще неизвестно каких личностей.  «Новых хунхузов», одним словом, встреча с которыми не сулит ничего хорошего.

Богата дарами уссурийская тайга. Несмотря на хищническое отношение к природе, в лесу еще достаточно и лимонника, и барбариса, и дикого винограда. Бывают совсем удивительные находки. Заметив рядом с лесовозной дорогой цветок женьшеня, мы не могли поверить своим глазам. Он пробился между двух огромных стволов деревьев, некогда спиленных и брошенных в тайге заготовителями, чем и добыл себе право на жизнь. Среди древесного хлама, красные, как будто огонь, ягоды,  напоминали сказочный Аленький цветок.  Как известно, ценится только корень женьшеня, обладающий целебными свойствами.

Сегодня, нашим ближайшим соседям за бесценок отдается все, что только можно использовать в восточной медицине. В газетах, без опаски публикуются объявления о покупке природных лекарственных средств.  На Хабаровской таможне, при попытке нелегального вывоза в Китай, задерживаются десятки килограммов корня женьшеня. Пытаются вывести струю кабарги, желчь, лапы медведя, шкуры, кости, зубы, даже внутренние органы амурского тигра. На территории обитания этой красивых и мощных зверей – Приморский и Хабаровский края, ежегодно от браконьеров погибает более десятка тигров, когда на Дальнем Востоке осталось всего около 350-400 особей этой полосатой кошки, занесенной в «Красную книгу». Невольно приходит в голову мысль, что если и есть у природы защитник, то это энцефалитный клещ.

Одна из центральных газет  уже писала о тигрице, вышедшей к людям за помощью, поскольку была больна. Дикий зверь вел себя по-домашнему – не проявлял агрессивности, позволял подойти к себе совсем близко. Для медицинского осмотра он был отправлен в  одну из лучших ветеринарных лечебниц  Приморья. Благодаря широкому освещению этого случая в СМИ, из многих стран мира поступили предложения о помощи по спасению редкого животного. Счастье тигра, что вышел он из тайги к нормальным людям, а не к «диким бригадам». Застрелили бы, и продали «по - частям».

Осенью, когда начинается гон изюбря, от охотников легкой добычи в тайге нет отбоя. И трактористы, и пильщики, в общем,  кто может, становятся охотником. Это, не считая того, что десятки внедорожников колесят по лесным дорогам, забираясь в самые глухие уголки, куда не заглядывают егери.

Мы стали невольными свидетелями таежной драмы, оставившей довольно тягостное впечатление. В последнюю ночь, вокруг места нашей стоянки непрерывно раздавались звуки охотничьих рожков, подзывающих изюбря. Под утро из далека раздался ответный рев зверя. С рассветом, он вышел к нижнему складу лесозаготовителей. Постоянно трубя, изюбр  ходил возле него почти целый день. Обычно, у этого оленя днем лежка, но природный инстинкт, зовущий к продолжению рода, гнал его вперед. Бедна нынче тайга…

Наш лагерь находился совсем неподалеку, но помешать драме мы не могли. Мой попутчик с горечью заметил: «Сейчас грохнут»… Зверь постепенно приближался к тому месту, откуда он слышал ночной зов, а вышел прямо на работника склада. Тут и прозвучал роковой выстрел… Нынешних «хозяев леса» не заботит, что они оставят своим детям, внукам – богатство тайги или безжизненную пустыню. Временщики, одним словом…

 

Виктор Тарасов

Фото  автора