Рассказы о рыбаках

Рубрика:  

Много разных забавных историй можно услышать, находясь в компании рыбаков и охотников. Как говорится, и посмеешься от души, и на вооружение себе что-то возьмешь. Вот эти два случая произошли с моими старыми знакомыми. И хотя участникам этих историй пришлось немного поволноваться, позже рассказали они об этом довольно интересно и весело…

Не по Сеньке шапка

На галечной косе горной речки после кратковременного ливня трое мужиков перебирали намокший рыбацкий невод. Настроение у всех было паршивое – последний сплав оказался «с хорьком». Скорее всего, косяк рыбы успел проскочить еще во время дождя. Обычная в таких случаях мысль, что следующий заброс окажется удачным, снова вернула им хорошее настроение и боевой запал. Разговор стал более оживленным, и на усталых лицах даже появились улыбки. Только рыбацкий азарт длился не долго – до тех пор, пока самый непоседливый, маленького роста Степан, чувствуя смутную тревогу, не обернулся и не бросил взгляд в конец косы, где они обычно выбирают невод. Посмотрел... и машинально присел на корточки. Там, вдалеке, медленной походкой шел какой-то человек в милицейской форме. Правда, из-за дальности расстояния хорошо просматривалась лишь фуражка с красным околышком.

– Милиция, – только и смог произнести сдавленным голосом щупленький рыбак.

– Тащим невод, – почти шепотом дал команду старший из рыбацкой ватажки.

И трое крепких, с солидными животами мужиков быстро взгромоздили на плечи тяжёлый стометровый невод и, с трудом преодолев соседнюю с глинистым дном протоку, устремились в прибрежные заросли.

За ними на подкашивающихся от страха ногах пытался бежать их отставший напарник. Вскарабкавшись на высокий берег, он, вконец обессиленный, свалился в высокую траву и замер. «Бросили», – с горечью подумал он. В стороне от него еще какое-то мгновение слышались треск кустов, тяжелый топот резиновых сапог и сдавленное дыхание его друзей...

Немного придя в себя, испуганный Степан все-таки решился выглянуть из-за кустов. Подвергая себя опасности, он решил все же узнать, где находится работник милиции и не подоспела ли к нему группа захвата. Прищурив близорукие глаза, он не сразу разглядел через буйную растительность молодого человека. Тот стоял у тальников на противоположном берегу протоки и смотрел в ту сторону, откуда вел свою скрытую разведку Степан. На незнакомом с первого взгляда парне был надет обычный пиджачок, а на голове красовалась милицейская фуражка...

– Васька, ты что ли? – шепотом, а потом уже громче произнес обрадованный мужичок.

– Я, дядь, а вы где? – послышалось в ответ.

– Э-гей!.. Ребята, чего испугались-то!.. Это же наш, сельский, – Васька Ильин, – узнав подростка, стал сзывать Василий своих приятелей...

Вскоре послышался тихий шорох и над невысоким кустарником показались их недовольные лица.

…Больше всего досталось Ваське от старшего над рыбаками, вспыльчивого дяди Пети. Крепко ругаясь, он содрал с головы хлопца милицейскую фуражку, оторвал у нее козырек и, бросив под ноги, стал в гневе топтать ногами, приговаривая:

– Не по Сеньке шапка, не по Сеньке шапка.

А паренек, склонив голову, стоял, боясь пошевелиться. Так обычно ведут себя провинившиеся школьники. И правильно сделал... Наш русский мужик быстро отходчив. Пожурили парня для острастки и другие рыбаки, а потом, дружно взвалив невод на плечи, смело зашагали к месту своего очередного заброса…

Нагнал страху

Один страстный рыбак и охотник провалился в скрытую под снегом проталину. Большой опыт таежника, накопленный за долгие годы, пригодился ему и на этот раз…

Был вечер, а до деревни нужно было шагать еще километра четыре. Мокрая одежда стала быстро твердеть от мороза, и, чтобы не замерзнуть, надо было разжечь костер и просушиться. Михаилу повезло. Рядом с местом «купания» он заметил сухую узкую проточку, на дне которой, был нагроможден небольшой залом из сушняка. А на двухметровой высоте, соединяя два берега, лежало брошенное когда-то сплавщиками леса толстое бревно, сплошь покрытое зеленоватым мхом.

Михаил умело запалил под ним древесный хлам, быстро разделся догола, а мокрую одежду развесил сушиться над огнем. Большой костер горел жарко, не выделяя дыма, а тепло, поднимаясь вверх, хорошо согревало. В ожидании, когда высохнет одежда, и чтобы как-то занять себя, Михаил принялся вышагивать от одного конца «мостика» к другому… Исходящий, словно из-под земли, красноватый свет костра, освещающий голого человека в зимнем лесу, вышагивающего туда-сюда, со стороны можно было принять, наверное, за какое-то наваждение...

А в это время с верховьев реки возвращался с рыбалки какой-то мужичок. Пересекая болотистую низину, он посмотрел на косогор, на который ему предстояло подняться, и вдруг резко остановился. Затем присел, пытаясь спрятаться за заснеженную кочку, и затаился...

Михаил же в свою очередь решил подозвать рыбака к костру, чтобы веселее было возвращаться домой. Он стал звать его и махать ему рукой. Да не тут-то было… Тот медленно поднялся из-за кочки, не отрывая взгляда от странного видения, медленно скинул с себя тяжелый рюкзак и, пригибаясь, стал потихоньку удаляться от Михаила. А когда тот закричал ему вслед еще активнее, сопровождая свое необычное приглашение громким смехом, испуганный рыбак уже не таился. Ошарашенный вконец, он, несмотря на выпавший глубокий снег, расталкивая руками кустарник, кинулся бежать в противоположную от родного села сторону, спасаясь от такого жутковатого приглашения…

 

Тарасов Виктор Иванович - фотокорреспондент