Сапёр, который никогда не ошибался

Рубрика:  

Если бы не военфельдшер из далёкого 1919 года, не было бы сегодня книги, о которой пойдёт речь*, и мы ничего бы не узнали об Илье Григорьевиче Старинове, которого коллеги впоследствии назовут гением русского спецназа.

В бою с деникинцами молоденький красноармеец Илья Старинов получил тяжёлое осколочное ранение в ногу. Пока его везли до Тулы, где размещался армейский госпиталь, развилась гангрена.

Приговор врачей однозначен и неумолим: ампутация, иначе не выживет. Илья ни в какую: «Умру, но со своей ногой». – «Ну, как хочешь: нам других спасать надо, а ты сам для себя выбор сделал». И умер бы, наверное. Но тут остановил на нём свой взгляд старичок-военфельдшер. Звали его Иван Сергеевич. Осмотрел рану: «Дело поправимое». А санитарке распорядился: «Чистые бинты и побольше сочного подорожника». Иного лекарства в госпитале и не было.

Ни сам лекарь, ни наблюдавшие за ним санитары, раненые в толк взять не могли, что вот-вот готовый отдать богу душу Илюшка не только встанет на ноги, но ещё и вдосталь навоюется, дослужится до полковника, доживёт до ста лет, а на парадном костюме и местечка не останется для орденов. И ордена не какие-нибудь – то Ленина, то Красного Знамени.

Илье повезло в госпитале не только с лекарем. Там он подружился с двумя сапёрами – Пчёлкиным и Царьковым. Они-то и утянули его с собой при выписке в 27-ю отдельную сапёрную роту. Чтобы не разлучаться с друзьями, Илья даже отказался от положенного после ранения отпуска.

Осенью 1922 года Илья Старинов окончил школу военных железнодорожных техников. Сказалась наследственность: его отец работал путевым обходчиком. Но на железной дороге молодого специалиста привлекла не столько сама железная дорога, сколько напичканные в ней за годы Гражданской войны так называемые взрывоопасные предметы. А началось всё с выплавления взрывчатки из бомб и снарядов. Потребность в тринитротолуоле была очень велика, особенно весной для подрыва ледяных заторов, угрожающих железнодорожным мостам.

В 1920-е годы жизнь заставила Старинова вплотную заняться изучением минно-подрывного дела. В ту пору на Украине на железнодорожных коммуникациях бесчинствовали многочисленные банды, выводя из строя железнодорожные пути и мосты, водонапорные башни. Илья Григорьевич поставил перед собой двуединую задачу: создание портативных мин для подрыва вражеских объектов и разработка методики разминирования хитроумных взрывных устройств.

Заметную роль в биографии Старинова сыграл Дмитрий Михайлович Карбышев, буквально увлёкшийся предложенным Ильёй Григорьевичем поточным способом подрыва рельсов

Однажды Старинова, единственного подрывника, включили в состав комиссии, на которую возложили задачу обследовать участки границы с Польшей и Румынией, чтобы обезопасить мосты и железнодорожные пути от бандитов. Когда очередь дошла до глубоких минных колодцев, в свете фонаря, опущенного на дно одного из них, Илья Григорьевич обнаружил заряд динамита, залитый густым маслянистым слоем. Старинов знал: такой студенистый динамит представляет чрезвычайную опасность. Достаточно было лёгкого трения (даже не удара!) – и мост взлетел бы на воздух. Инструкция требовала уничтожения заряда на месте, избегая переноски.

Так что же, взрывать его вместе с мостом? Движение на железной дороге было остановлено. Надолго ли, никто не знал. Начальство тем временем наседало на Старинова: ты подрывник, вот и думай.

Не зная, что делать, Илья Григорьевич зашёл в служебный вагон, чтобы перед обедом отмыть по локоть измазанные в земле и мазуте руки. Горячая вода вперемешку с жидким щелочным мылом прямо на глазах смывала с рук жирные пятна.

Тут-то его и осенило. Распорядился залить минные колодцы мазутом, засыпал их опилками и тёплым мыльным раствором стал вымывать размягчённый динамит. Опыт удался.

На столь сообразительного сапёра обратил внимание командующий войсками Киевского военного округа Иона Якир, подключив Старинова к созданию на территории Советского Союза баз, чтобы с началом боевых действий («Если завтра война, если завтра в поход, будь сегодня к походу готов») быстро организовать массовое партизанское движение в тылу противника. В 1929 году в киевской школе Кочегарова Старинов готовит диверсантов-подпольщиков для вывода из строя железнодорожных участков в случае оккупации территории.

Заметную роль в биографии Старинова сыграл Дмитрий Михайлович Карбышев, буквально увлёкшийся предложенным Ильёй Григорьевичем поточным способом подрыва рельсов, вдвое сокращавшим расход взрывчатых веществ и впятеро повышавшим производительность подрывных команд.

А затем была Испания, предвестница большой войны, многому его научившая, в частности, ведению минно-взрывной войны: «Мины не оборонительное оружие, а сугубо наступательное. Одним снарядом батальон противника не уничтожить, а мина, пустившая под откос железнодорожный состав, уничтожит и батальон, и его технику». Илья Григорьевич послужил для Эрнеста Хемингуэя прототипом Советника в романе «По ком звонит колокол».

Советско-финляндская война стоила Илье Григорьевичу Старинову тяжёлого ранения.

Значительная часть книги посвящена тайной войне, которую Илья Григорьевич вёл с врагом всю Великую Отечественную. Разработанные и воплощённые им в жизнь её стратегия и тактика вошли в анналы учебных пособий спецслужб ведущих государств мира.

 

Автор: Виталий СКРИЖАЛИН

 http://www.redstar.ru/index.php/2011-07-25-15-55-35/item/32047-sapjor-kotoryj-nikogda-ne-oshibalsya