СМЕРТЕЛЬНЫЙ НОМЕР

Рубрика:  

        На вырубах вокруг нашего лесного поселка  несколько лет подряд взрывали сосновые пеньки. Их заготавливал лесхоз.  Из коряг потом вырабатывался скипидар. Взрывники не обременяли себя беспокойством о сохранности своего имущества. Поэтому в нашем поселке не было ни одного, хоть сколько-то уважающего себя пацана, который бы не имел десять-пятнадцать метров бикфордового шнура. Его они резали на куски, поджигали и бросали в водоем. Отрезки шипели, извивались на поверхности воды, брызгали фейерверком.  Было красиво, особенно ночью.

        Более продвинутые ребята имели еще и капсюли. В него вставлялся кусок шнура, он поджигался и когда  догорал, его бросали в воздух.  Над головой раздавался взрыв. Круто! Но тут была одна особенность. Бросок нужно было рассчитать так, чтобы  взрыв случился в самой верхней точке полета.

        Весной, когда до конца учебного года оставалось не больше недели, двое поселковых хулиганистых братанов Качинских взяли аммонитовую пятидесятиграммовую шашку, вставили  в нее несколько метров бикфордова шнура, протянули за сарай и подожгли. Сидели, мирно покуривая украденную у отца "Приму," ждали результата.

        Взрыв встряхнул угол уборной. Строение чуть приподнялось, но тут же встало на свое место. Братаны были сильно разочарованы ничтожностью последствий столь блестяще продуманной операции. И тут неожиданно из  женской половины уборной с душераздирающим визгом выскочила молодая полная техничка и помчалась в школу. Ее дикое - А - а - а -... умолкло только после хлопнувшей двери.

        Если бы это произошло сейчас, то был бы срочно построен аэродром для прибытия правительственной комиссии, все СМИ мира сообщили бы о факте терроризма. Но тогда все обошлось школьной линейкой. Перед нами стояли эти "два хулигана-рецидивиста" (из выступления директора) и молчали, их головы были низко опущены на грудь. Директор стояла рядом и  утомительно клеймила их позором, пытаясь зажечь школьную аудиторию праведным гневом. Не получилось.  Ребята завидовали  «геройству» друзей… А глаза у девчонок блестели восторгом.

        Дома на  «подвиг» сыновей  родители посмотрели, как говорится, сквозь пальцы. Мать – промолчала, как-будто ничего и не случилось. Отец, придя домой пьяным в «стельку», попытался было  наставить на путь истинный своих  отпрысков. Но после нескольких слов  заснул на полу мертвецким сном.  На этом инцидент был исчерпан.

        В стране шла перестройка, людям многое прощалось.

 

Карташев Владимир Пантелеевич, подполковник в отставке, военный корреспондент