Воспоминания о службе

Рубрика:  

Родился я на среднем Урале 17 сентября 1952 года, в шахтерском п. Карпушиха, Кировградского р-на, Свердловской обл.

Мой отец, Сапегин Виктор Петрович 04.09.1924 г.р., русский, родился в г. Верхний Тагил, работал в то время механиком на шахте в п. Победа, в 5км. от п. Карпушиха.

Мама - Сапегина (Гарусова) Клавдия Михайловна 20.01.1930 г.р., русская (белоруска), родилась в д. Столбун, Ветковского р-на, Гомельской обл. Работала Нач. Почты в шахтерском поселке.

В августе 1967 г., после окончания восьмилетки, я пошел работать слесарем на Первоуральский Авторемонтный завод, который находился в п. Вересовка, Первоуральского района, Свердловской области, где мой отец был директором завода.

За три года работы до армии, благодаря моему отцу, я прошел ряд должностей от слесаря по разборке автомашин ЗИЛ-120, ЗИЛ 130, слесаря по сборке передних, задних мостов, коробок передач, двигателей, освоил профессию токаря, на станках ДИП-200, 1КА-62, сверловщика, водителя автомашины.

17 сентября 1970 г, мне исполнилось 18 лет, а 18 сентября я получил водительские права.

У меня уже были права на управление мотоциклом, и вот я получил права на управление легковыми и грузовыми машинами.

Счастью моему не было предела, так как 20 или 22 сентября меня перевели в автотранспортный цех, водителем на супер-МАЗ.

Автомобиль грузовой УАЗ-452.

В мои обязанности входило возить начальника снабжения завода Якова Хаймовича Белосток и периодически, два-три раза в неделю, если машина была свободна, кассира бухгалтерии в Госбанк с платежками.

Так водителем я проработал до 16 ноября 1970г.

17 ноября 1970г. меня призвали в армию.

Служба в Анапе, войсковая часть 2333 «Ш».

11 рота, 2-й взвод, 13 смена,

По просьбе отца, (с районным военкомом полковником Бетениным они были в дружеских отношениях) я был направлен служить в 1 Отдельный Учебный отряд Младших морских специалистов в г. Анапа, войсковая часть 2333«Ш», КГБ при Совете Министров СССР, 11 рота, 2 взвод, 13 смена малых катеров, направление обучения – пограничные реки.

Пролетел курс молодого бойца, 27 декабря 1970 года принял военную присягу. Началось активное обучение на водителя малого катера, а это подразумевало под собой изучение дисциплин:

- Специальная подготовка, -теория, -практика.

- Строевая.

- Огневая.

-Уставы ВС.

- Пограничная подготовка.

- Военно-морская подготовка.

- Караблевождение.

- Физическая подготовка.

- Подготовка по ЗОМП

По окончании учебы, сдачи зачетов, и экзаменов получил удостоверение «Водитель малых катеров» -1го. разряда. (всего было 3 разряда, самый высший -1 разряд).

На мандатной комиссии попросился на Советско-Китайскую границу, и был направлен в войсковую часть 2536, с. Джалинда.

Военную службу на должностях рядового и старшинского состава, проходил с1970 по 1973г.г. в с. Джалинда Амурской обл. в.ч.2536.

 С 1973 по 01.08.1997г.г. проходил военную службу на мичмаских и офицерских должностях в Федеральной пограничной службе ФСБ России.

Обучение в Анапе давалось легко. Видимо работа на авторемонтном заводе дала свои плоды.

Изучение, устройство двигателе внутреннего сгорания (ДВС), а мы изучали несколько типов двигателей, 3-Д20, 3-Д6, 3-Д12, М-51, М-120, 4-ЧСП, 6-ЧСП, давалось легко в связи с тем, что, я уже был несколько подготовлен в принципах устройства и работы ДВС, и мог отличить шатун от поршня, блок картер от головки блока.

Как и все остальные курсанты грыз все остальные науки.

Легче в изучении морских наук было ребятам, которые были призваны после обучения в речных и морских училищах.

Они нас натаскивали по предметам морской практики. Спасибо им большое.

В период обучения, в феврале, марте 1971года, нас курсантов вывозили в г. Новороссийск, на Малую землю.

Там мы носили камни-булыжники и обустраивали мостовые и площадь.

Конечно, погода в феврале –марте дождливая. Когда несешь первый камень, не прижимая его к животу и шинели, он кажется легким, ну а когда это сотый камень это уже – жуть.

Дождь, слякоть, порванные варежки, грязная шинель и роба, мокрые ноги в ботинках, а утром нужно стоять на разводе чистеньким и опрятным. А еще нам пришлось достраивать канал Кубань-Анапа.

Встаем уступом, (три–четыре человека) первый в низу выбрасывает глину на верх, на сколько может, второй её перебрасывает выше и так до самой поверхности, до проектной глубины.

Это было в тех местах, где не могла подойти техника (экскаваторы). Таких мест было не много, но они были.

Командиром взвода у нас был младший лейтенант. Дятлов Виктор Николаевич, прекраснейший человек, заботливый, требовательный, справедливый, специалист своего дела. Заместитель командира взвода,- главный старшина Максименко Миша, инструктор класса – старшина 2 ст Уколов Толя.

К сожалению, я так их больше и не встречал.

Служба в Джалинде, войсковая часть 2536.

В начале мая нас начали отправлять по частям. Из Джалинды за нами приехал капитан лейтенант. Антипин Валентин Иванович.

Везли нас поездами, до г. Ростов на Дону, далее до г. Харьков, и потом через г. Челябинск, до г. Сковородино. 

В пути мы были суток девять.

Сухой паек, который нам выдали в Анапе, частично мы съели.

После того как мы сели в поезд «Харьков – Владивосток», в общий вагон, Валентин Иванович Антипин сдал его (сухой паек), в вагон ресторан, и два раза в день нас кормили горячей пищей, завтрак и обед, - ближе к ужину.

Пассажиры поезда с пониманием относились к нашему проходу по вагонам, дважды в день, в вагон-ресторан и обратно.

Кроме того, отдельным ребятам передавали продукты родные и близкие, встречавшие поезд по маршруту движения, на станциях.

Не скажу, что были сыты до отвала, но и голодовать не голодовали. Понятно, что растущий организм требовал больше, но никто от голода не пух.

В Сковородино нас встретил на двух машинах ЗИЛ -157, младший лейтенант Москвин Анатолий, начальник строевого отдела и кадров части. Погрузили вещи, уселись сами и более трех часов ехали по грунтовой дороге до с. Джалинда.

По приезду в часть нас разместили в старом клубе, сводили в баню, хорошо накормили и повели на берег, на стоянку кораблей.

Мороз по коже забегал не только у меня, но и у всех молодых ребят, приехавших со мной, когда мы увидели сопредельную сторону, водомерные знаки на водомерном посту, табличку с надписью «Государственная граница – въезд (вход) по пропускам».

Проволочную систему, отделяющую берег от суши. Боевые корабли и катера, стоящие у каменистого необорудованного берега, носами в берег.

После оборудованных пирсов Анапы, увиденное привело в шок.

В части было всего два сборно-щитовых здания, это, береговой камбуз (столовая) с продовольственным складом, и казарма плавсостава, построенные по проектам, все остальные подразделения располагались в приспособленных деревянных постройках.

Через два дня, после изучения наших документов и проведенных с нами бесед флагманским инженер-механиком (Ф-5) бригады капитан-лейтенантом Вышегородским Константином Дмитриевичем, его помощником, старшим лейтенантом Соколовым Николаем (отчество к сожалению, забыл), нас распределили по катерам.

Я был распределен мотористом на малый катер (МК-601), проекта 1398, к старшему мотористу старшему матросу Володе Дегтяреву. Катер был 1969 года постройки.

Командиром бригады в Джалинде был капитан 1 ранга Мозговой Александр Павлович, ветеран Великой Отечественной Войны. В среде матросов его все называли «ПАПА», его супруга Валентина Александровна, она работала в библиотеке части, её матросы между собой называли «МАМА». 

В настоящее время они живут в г. Воронеж. 30 октября 2016г. Александру Павловичу исполнилось 90 лет. Благодаря моему сослуживцу и старшему товарищу капитану 1 ранга Владимиру Тарасовичу Макаренко, я поддерживаю с ним связь. Дай Бог ему здоровья. В марте 1972 года, в возрасте 45 лет, А.П. Мозговой был уволен в запас вооруженных сил.

Вот так раньше увольняли офицеров, имеющих опыт руководства бригадой «лейтенантов», и не прислушивающихся к руководству, находящемуся сверху. Я не знаю всей истории его увольнения. Это могут знать мои старшие товарищи. Но командир он был что надо.

При формировании бригады в 1967 году в нее прислали матросов и офицеров со всех флотов СССР. Даже в 1971году в бригаде можно было увидеть ленточки «Тихоокеанский Флот», «Северный Флот», «Морские Части Пограничных Войск».

И этим всем хозяйством нужно было уметь управлять. В то время в бригаде проходили службу офицеры и мичманы:

- Начальник штаба (НШ) бригады капитан 2 ранга Добровольский Леонид Леонидович, в среде матросов его называл Леонид-Леонидович, или Лёня-Лёня.

- Заместителем начальника (ЗНШ) штаба капитан 3 ранга Вороничев.

- Флагманским штурманом (Ф-1) капитан 3 ранга Антипов.

- Флагманским артиллеристом (ф-2) капитан лейтенант Большеглазов Виктор.

- Флагманским связистом (Ф-4) с 1972 года, лейтенант Клязника Николай.

- Флагманским химиком (Ф-Х) капитан 3 ранга Федотов Геннадий, (нештатный командир роты малых катеров (МК).

- Флагманским инженер – механиком (Ф-5) капитан лейтенант Вышегородский Константин Дмитриевич, «Бляха-муха, разгильдяй, классность сниму», его помощник старший лейтенант Соколов Николай.

 - Начальником политотдела (Нач.ПО) капитан 2 ранга Иванов Павел Иванович.

- Старший инструктор политотдела   капитан лейтенант Таргаев Иван Михайлович.

- Инструктор политотдела лейтенант Черненко Владимир Сергеевич.

- Инструктор по комсомолу л-т Карпенко Валерий Васильевич.

- Командиром береговой базы (КББ) майор Колодкин Аркадий Алексеевич, (в последствии начальник тыла учебного центра в г. Анапа, где сейчас и проживает).

- Начальником шхиперо-технической службы (ШТС) капитан 3 ранга Гнедин Владимир.

- Начальником продовольственно-вещевой службы (ПВС) - лейтенант Брытков Дмитрий.

- Начальником военно-медицинской службы (ВМС) лейтенант Суслов Николай Яковлевич.

К сожалению, многие фамилии, имена, отчества стерлись из памяти.

Корабельный состав:

ПСКР – пограничный сторожевой корабль 3го ранга.

ПСКа – пограничный сторожевой катер 4го ранга.

ПК – пограничный катер.

МК – малый катер.

ПСКР-303 проект-191 (списан в 71г.) лейтенант Епифанцев Вячеслав Александрович -в последствии, командир Отдельной Бригады Пограничных Сторожевых Кораблей и Катеров (ОБПСКК) в г. Дальнереченск, контр-адмирал, начальник морского отдела в г. Тбилиси.

ПСКР-304 проект-191 (списан в 71г.) старший лейтенант Фуркало Олег Иванович в последствии капитан 1 ранга, начальник морского отдела в г. Ашхабад и г. Калининград.

ПСКР-305 проект-191 (списан в 71г.) лейтенант Лебедев Григорий

ПСКР 320 проект-1204 лейтенант Макаренко Владимир Тарасович – в последствии заместитель Начальника Морского Отдела, заместитель командующего Амурской Пограничной речной Флотилии (АПРчФл) в г. Хабаровск.

ПСКР-321 проект-1204 старший лейтенант Фурсов Евгений Анатольевич, в последствии Начальник Политотдела Отдельной Бригады Пограничных Сторожевых Кораблей и Катеров (ОБПСКК) в с. Джалинда.

ПСКР-332 проект-1204 капитан-лейтенант Антипин Валентин Иванович

В 1971 году произошло списание ПСКР – 303,304,305, кораблей которые прошли не одну милю в период Великой Отечественной войны.  

Взамен их от промышленности получены:

ПСКР-359 проект-1204 лейтенант Нечаев Виктор Александрович, в последствии Начальник Морского Отдела, Командующий Амурской Пограничной речной Флотилии (АПРчФл) в г. Хабаровск.

ПСКР-363 проект-1204 лейтенант Пальгов Вячеслав

ПСКР-371 проект-1204 лейтенант Епифанцев Вячеслав Александрович, в последствии, командир Отдельной Бригады Пограничных Сторожевых Кораблей и Катеров в г. Дальнереченск, контр-адмирал, начальник морского отдела в г. Тбилиси.

ПСКР-373 проект-1204 старший лейтенант Фуркало Олег Иванович, в последствии капитан 1 ранга, начальник морского отдела в г. Ашхабад и г. Калининград.

ПСКР-377 проект-1204 л-т. Калабашкин Василий Тимофеевич, в последствии старший офицер Морского Отдела в г. Хабаровск.

ПСКА-916 проект-376 «Ярославец» - мичман Мелехов Валентин Федорович.

ПК-12 проект-Т-63 (Костромич, плавающая мастерская) мичман Власенко Анатолий, с апреля 1973 года главный старшина Сапегин Сергей Викторович.

ПК-81 проект- М-105 мичман Егоров Анатолий, с апреля 1973года старшина1статьи Осипов Владимир.

ПК-79 проект-М-105, прибыла из Ленинской бригады в 1973году, катер перегонял мичман Шептуха Борис, передал мичману, Кулик Владимиру Петровичу.

ПК-83 (бензоналивная) мичман Корсаков Анатолий, с апреля 1973года, главный старшина Федулов Александр.

ПК-85 (бензоналивная) главный старшина Тебеньков Иван.

ПК-90 проект Т-90 (танковоз) мичман Черняев Эдуард Ефимович

Вспоминается курьезный случай, который произошел в старом штабе, в мае 1971г.

По прибытию из Анапы, до распределения по катерам, нас ставили вахтенными по штабу, для того чтобы снизить нагрузку на тех, кто уже находился на подготовке катеров к выходу на охрану границы.

В один из дней, я стоял вахтенным по штабу. Начальник Штаба капитан 2ранга Добровльский Леонид Леонидович, вызвал к себе в кабинет командира ПК-81, мичмана Егорова Анатолия, и за что-то его распекал, употребляя при этом не нормативную лексику.

Окончив разнос, они вышли в коридор штаба. Егоров начал оправдываться, и тут Леонид Леонидовича понесло.

В это время, не выдержав ненормативной лексики Леонида Леонидовича, из соседнего кабинета машбюро, вышла молодая девушка, как оказалось машинистка машбюро, Вера Ивановна Фуркало, супруга командира корабля.

Она обратилась к Леонид Леонидовичу,

 - ну что-же Вы так ругаетесь.

На что Леонид Леонидович начал извиняться и оправдываться, - показывая на понуро стоящего Толю Егорова, и говоря,

- что вот он такой-сякой, разгильдяй и употребил при этом ненормативную лексику.

Вера Ивановна махнула рукой, развернулась и зашла в машбюро, хлопнув при этом дверью.

Леонид Леонидович оторопел, но в тот же момент, глядя в ее сторону сказал,

- да и пошла ты, - (сами понимаете куда).

Я стоял на вытяжку не жив не мертв, боясь попасть под раздачу. Они прошли мимо меня на выход, даже не обратив на меня внимания, один в гневе, другой, опустив голову.

Навигация 1971 года.

Служба на Пограничной Заставе «Бейтоново».

20-го мая мы вышли на границу, на Пограничную Заставу «Бейтоново», совместно с малым катером МК-603, где старшим мотористом был Володя Овчиников, и мотористом был назначен мой годок Сережа Сёмушкин.

По прибытию на заставу нас представили нач. заставы лейтенанту Вавилову Александру Петровичу (в последствии Начальнику Штаба Бикинского Пограничного Отряда) и командованию заставы.

Сдали оружие, боезапас, разместились в спальном помещении, пообедали и вышли на стоянку катеров.

Установили причал, провели на причал связь с заставой, оборудовали пункт заправки, пополнили запасы ГСМ.

Только приступили к оборудованию места стоянки, с заставы поступил звонок от дежурного, - приготовить катера к выходу на границу, нач. заставы с тревожной группой выехал на причал.

Через 5-7минут к причалу приехал начальник Пограничной Заставы с тревожной группой, и мы пошли в низ по Амуру, на левый фланг заставы. На левом фланге на участке заставы, на остров, находящийся за фарватером у нашего берега, высадились китайцы. Необходимо их выдворить.

Подошли к острову, тревожная группа с начальником заставы, вышла на остров выдворять китайцев, а мы остались у катеров.

Катера не глушим, стоим озираемся, наблюдаем за берегом и островом. Через какое-то время увидели, что человек 6 китайцев поплыли на свой берег. Что у них было в мешках и руках я не разглядел. Еще через 1,5-2 часа, на берег вышли начальник заставы с тревожной группой.

Все были грязные и потные, у некоторых пограничников, на лицах, были видны ссадины и ушибы. Помылись в Амуре, обтерлись, и вышли на заставу.

По прибытию на причал пополнили запасы ГСМ и вышли на заставу, на Боевой расчет.

Для меня, Боевой расчет заставы, пока ни о чем не говорил.

Но как оказалось, Боевой расчет на заставе, это ритуал, как подъём флага на корабле, и только больной и неходячий не вставал в строй на Боевой расчет.

На всех пограничных заставах СССР, пограничные (служебные) сутки начинались с Боевого расчета, первый пограничный наряд выступал на охрану государственной границы СССР с 20-00.

После боевого расчета на заставе начинался ужин, личное время, подготовка к службе, отбой для тех, кто выступал на охрану Государственной границы в ночное время.

Те, кто выступал на охрану Государственной границы с 20-00, шли в столовую в первую очередь, и все им уступали место в получении и приеме пищи, - они шли первыми.

Первая ночь на заставе, как и все остальные, прошла тревожно.

Днем, на катерах, мы выходили с пограничными нарядами на участки заставы.

Вывозили наряды на фланги. Ходили дозорами, секретами.

Ходили на соседнюю заставу «Албазино» расположенную выше по течению в 36 км, за почтой, хлебом, для заставы.

Жены офицеров ходили с нами на катерах в с. Албазино в магазины, в аптеку, сельский фельдшерский пункт.

Начальником пограничной заставы «Албазино», если мне не изменяет память, в то время был лейтенант Филиппов Борис Николаевич, прекрасный человек и офицер, участник боевых действий в Афганистане в должности начальника мотоманевренной группы, в настоящее время полковник в отставке, проживает в г. Хабаровск.

Встречаемся с ним регулярно и тепло общаемся.

К сожалению, на пограничной заставе «Бейтоново» мы послужили не долго.

В начале июня нас перевели на пограничную заставу «Сгибнево»

Служба на Пограничной Заставе «Сгибнево».

         По прибытию на пограничную заставу «Сгибнево» все мероприятия по представлению, размещению и благоустройству были выполнены в той-же последовательности, как и на пограничной заставе «Бейтоново».

         Начальником пограничной заставы в то время был летенант Мартынов Александр (в последствии начальник ансамбля Краснознаменного Дальневосточного Пограничного Округа). Застава стояла на берегу р. Уруша.

         Особенностью несения службы на участке заставы являлось то, что на левом фланге на китайском берегу, было расположено большое китайское поселение, и застава, на левом фланге, в 20 км, держала напротив этого поселения стационарный пост на Монастырских сопках.

         Для смены пограничных нарядов использовались малые катера, так как в летнее время добраться до поста на автомашинах было не возможно.

        В большую воду переехать через р. Уруша на автомашине, для доставки пограничных нарядов, на правый фланг заставы, в сторону пограничной заставы «Игнашино», было не возможно.

        Все снабжение заставы, почта, хлеб, шло из с. Игнашино. Офицеры заставы, офицеры пограничного отряда, ехали через железнодорожную станцию Ерофей Павлович на поезде. Далее до пограничной заставы «Игнашино» и далее на катерах или автомашинах до пограничной заставы «Сгибнево».

        Так что летом нагрузка на катера была большой, а в выделенный моторесурс 120 час на месяц, мы не укладывались.

         Начальнику заставы приходилось ежемесячно запрашивать дополнительной моторесурс у командования бригады.

         Все понимали, что застава находится в оторванном положении и шли навстречу начальнику заставы.

        Порой нам приходилось расходовать за день по 6-8 час. моторесурса.

         Сходим до обеда на левый фланг со меной наряда на посту, после обеда на пограничную заставу «Игнашино», за почтой, хлебом, или в медицинский пункт на консультацию к фельдшеру с больным солдатом или ребенком семей офицеров заставы.

         Благо в то время не было проблем с топливом для катеров. Заправочная емкость стояла на 25м3, да и топливо завозили регулярно.

Вспоминается такой случай. Где-то в конце августа из бригады идет пограничный катер ПК-12 с баржей площадкой в сопровождении  малого катера МК. Встали на ночь у нас на стоянке.

Как оказалось, ПК-12 командир мичман Власенко Анатолий идут на р. Аргунь, там в районе застав «Жигдочи» - «Урюпино» потерпел аварию вертолет МИ-4 Джалиндийского пограничного отряда.

Экипаж, после выполнения задания, летел в сторону с. Джалинда, на базу. Летчики, пролетая над марью, приспустились, увидели море голубицы.

Приспустились над марью, двое выпрыгнули с вертолета, начали собирать голубицу.

Один остался в вертолете управлять, но по каким-то причинам оказался на земле в болоте.

Вертолет от потери веса подскочил вверх, летчик добраться до него не смог. В это время подул ветерок. Вертолет понесло к сопке.

Вынесло к сопке, и он упал на берегу р. Аргунь. Поломал лопасти. Вот за этим вертолетом и шел ПК-12.

Но у него бод бортом шел малый катер типа разъездного командирского, и пользы от него командир Власенко Анатолий, для оказания помощи на р. Аргунь не видел.

Поэтому в бригаде было принято решение оставить РК на «Сгибнево», а один из «Аистов» взять в сопровождение.

Старшие мотористы Дегтярев и Овчинников прикинули, и решили, что пойдет Дегтярев на МК 601.

Вот так мне удалось побывать на р. Аргунь. Посмотреть пограничные заставы «Усть-Стрелка», «Жигдочи», «Урюпино», поучаствовать в погрузке вертолета на баржу-площадку.

Особенного там ни чего, не было. Подошли к берегу, установили сходни из бруса, и нас чел. 20 солдат, матросов и офицеров закатили вертолет на баржу.

Спустились до пограничной заставы «Сгибнево», заменились с оставленным РК, и далее ПК-12 пошел в бригаду.

До конца навигации мы служили на пограничной заставе «Сгибнево». Володя Дегтярев, с Володей Овчиниковым увольнялись весной 1972 года, и всячески нас натаскивали с Сережей Сёмушкиным, в вопросах эксплуатации и содержанию катеров в постоянной готовности, составлению отчетов по расходу ГСМ, и ведению другой катерной документации.

Кроме того, они нам говорили, что нас ждет в бригаде после навигации. К чему нам нужно быть готовым, после подъема катеров на берег и консервации их на зиму.

Во-первых, нужно запастись теплыми вещами, валенки, шубенки, ватные брюки, ну как исключение личная шуба, предел мечтания каждого матроса. Как оказалось, старшиной заставы, был мой земляк, старшина сверхсрочной службы.

Мы с Сережей Сёмушкиным не единожды оказывали ему помощь по различным вопросам.

Привели в порядок два дизель-генератора типа 2Ч 8,5х11, помещение дизельной.

Научили солдата-дизелиста, как правильно их обслуживать, заводить, нагружать, входить в сеть.

Перед снятием катеров с заставы, провели планово-предупредительный ремонт и осмотр (ППРиО) всем дизелям.

Так что когда мы подошли к старшине со своими просьбами, он нам дал всего в достатке и даже по старому латаному-перелатанному полушубку, чему мы были несказанно рады.

Вспомнился такой случай. Осенью, в связи с понижением температур наружного воздуха до минусовых, в целях исключения размораживания водяных систем катеров, возникла необходимость в ночное время, прогревать двигателя катеров.

Мы с Сережей Сёмушкиным, попеременно, каждую ночь, ходили на берег и прогревали катера.

Однажды, под утро, возвращаясь с катеров, я услышал рев, Изюбрей или Сохатых, определить кто я не мог, один голосил под сопкой, второй в районе р. Уруша.

В это время у них брачный период, «ГОН». Иду свечу ФАС –фонарем, себе дорогу.

Слышу топот, за спиной и где-то впереди меня.

Светанул фонарем в сторону, вижу зверь летит прямо на меня.

Отбросил ФАС в одну сторону, сам отбежал в другую и упал на землю. Два зверя метрах в 100-150 от меня, сошлись в схватке и давай биться, самки стояли (паслись) где-то рядом, я их не видел.

Подравшись за владение самками звери разошлись, а я часа полтора лежал на земле ни жив ни мертв. Испугался и замерз очень сильно.

С границы нас снимали в начале октября. Было холодно, стояли забереги. Провожали нас всей заставой.

Тепло попрощались с начальником заставы, командованием, личным составом.

На последок завезли на пост наблюдения продуктов питания. Все помогли поднять на сопку в помещение поста.

В бригаду мы пришли каждый с шубой, валенками, шубенками, ватными брюками, новыми полотенцами и простынями для подшивки подворотничков. Да и все малокатеристы с застав возвращались укомплектованы так. 

 Главное не воровать и не обманывать личный состав и командование заставы. Им после нас еще служить в отдалении от пограничного отряда.

По приходу катеров с границы, законсервировали катера, сформировали роту малых катеров.

Нештатным командиром роты был назначен флагманский химик (Ф-Х) капитан 3 ранга Федотов Геннадий.

У нас приняли зачеты по сдаче на классную квалификацию, я, и практически все мои годки сдали на 2й класс, а это добавка к денежному содержанию в размере двух рублей, 50коп.

Зима пролетела как один день. Служба в карауле, внутренние наряды, учеба, скучать было некогда.

В части был музыкальный ансамбль, его руководителем был начальник клуба, старшина 2статьи Витя Коваль.

Одаренный парень, очень классно играл на баяне, писал стихи и музыку, играл практически на всех инструментах.

Так как я тоже играю на баяне, но я в отличии от него самоучка, слухач, мы с ним хорошо подружились.

И частенько не смотря на разницу в призыве, встречались, и общались на разные темы. Одну из его песен написанную им в Джалинде я приведу ниже.

Первый раз, я ее услышал на сборном концерте, состоящем из личного состава 55 Пограничного отряда и 11бригады в клубе части, в честь дня Пограничника 28 мая 1971г. Мы на катерах доставили солдат и сержантов отличников боевой и политической подготовки с пограничной заставы «Бейтоново», и семьи офицеров заставы. 

В то время начальником 55 ПО был полковник Ивания Дмитрий Макарович, в последствии генерал-майор, Начальник Штаба КДПО.

«Устали корабли»

Устали корабли, устали мы,

Пришедшие из шторма и из тьмы.

Так улыбнись ты нам из далека,

Солёная щека материка.

Родными маяками позови,

Причалы словно руки протяни.

Обветревшим уставшим кораблям,

Своей березкой помаши земля.

Припев:

Мы вроде не обижены судьбой,

А если и тоска, то на двоих.

Написано Морчасти Погранвойск,

На ленточках твоих и на моих.

 

Плывет на крыльях медленно закат.

Швартовый приготовили канат.

Джалинда вся в черёмушном цвету,

Ушла домами в сопки и в тайгу.

И снова возвращаемся мы к ней.

На несколько не самых лучших дней.

Вот снова милый и родной причал.

На нем о нас никто, не заскучал.

Припев:

Мы вроде не обижены судьбой,

А если и тоска, то на двоих.

Написано Морчасти Погранвойск,

На ленточках твоих и на моих.

 

Устали корабли устали мы,

Пришедшие из штормов и из тьмы.

А где-то далеко от всех морей,

Нет дела никому до кораблей.

А после завтра снова тронем в путь.

Так вспомните о нас хоть кто ни будь,

Живущие в уюте и тепле,

О нас и об уставшем корабле

Припев:

Мы вроде не обижены судьбой,

А если и тоска, то на двоих.

Написано Морчасти Погранвойск,

На ленточках твоих и на моих.

 

Слова другой песни полностью не помню, но частично напишу. Песня называется «Снегурка»

 

Ты снегуркой меня называй,

Ты снегуркой меня называй,

Потому что я знаю одна,

Без снегурок зима не зима.

Припев:

А Джалинда в снегу вся,

Серебром снег искрится,

Хорошо, что живут снегурочки,

На Амурской границе.

         И еще было два куплета, но их к сожалению, забыл.

         Перевирать не хочу.

          Витя Коваль был одаренный парень, родом с Донбаса, из Донецка, или из Горловки. Связи с ним не имею, в Интернет-поисковике найти не могу. А жаль.

За зиму часть получила несколько новых катеров проекта1398 «Б», с гидравликой, выхлоп в транец, легче на 500кг, быстроходнее чем старые.

В апреле, при сдаче зачетов на классную квалификацию мне был присвоен первый класс, а это уже пять рублей, да в навигацию плюс один рубль,- плавающие, итого около 10 руб. в месяц. На конфеты хватало.

В феврале-марте 1972года, бригада переехала в сборно-щитовые казармы, освободившиеся от пограничного отряда.

В отряде оставались казармы, построенные из кругляка и бруса, более добротные и теплые чем сборно-щитовые, но последние были построены и введены в эксплуатацию в 1965 году и срок их службы составлял 50 лет. А брусовые и деревянные, были построены хозяйственным способом. Брусовые и деревянные казармы мы начали разбирать и пилить на дрова. Шло обустройство помещений бригады.

Как показало время, сборно-щитовые казармы и помещения не выдержали нормативных сроков эксплуатации и через 30 лет пришли в негодность.

Сейчас, к сожалению бригады, нет. Не месте бригады, стоят фун- даменты.

В марте в части произошли события со сменой командования бригады.

Командиром бригады, из Благовещенска, был назначен капитан 2 ранга Босый Гай Павлович. В последствии контр-адмирал, начальник Морского Отдела в г. Ленинграде.

Начальником Политотдела капитан 2 ранга. Богомолов Данат Африканович.

Начальником штаба, из Казакевичево, был назначен капитан 3 ранга Березин Андрей Александрович.

Заместителем начальника штаба, из Благовещенска, был назначен капитан - лейтенант Щербина Владимир Александрович, с января 1973г, нештатный командир роты малых катеров (МК). В последствии контр-адмирал, Начальник Морского отдела в г. Киев.

Командиром береговой базы капитан-лейтенант Грицаев Евгений Серафимович.

Хорошие офицеры, каждый дал мне путевку в офицерскую жизнь. От каждого я чему-то научился в жизни.

С Евгением Серафимовичем, его супругой, Викторией Ивановной, мы с супругой Ириной Владимировной, поддерживаем теплые, дружеские отношения.

В настоящее время они живут в ЕАО, с. Ленинское, где после Джалинды, Евгений Серафимович, до перевода в Вентспилс, служил командиром береговой базы, а после распада СССР, вернулись к дочери и внучке.

Вспоминается один курьезный случай который произошел у меня с Евгением Серафимовичем.

Это было в апреле 1973года.

Евгений Серафимович командир береговой базы, капитан 3 ранга, я, главный старшина, старшина роты малых катеров.

В роте было по штату 49 малых катеров различный проектов, 1398, 1398Б, РК-1390, БМК-90, БМК-150. Все снабжение катеров осуществлялось через старшину роты.

В определенные дни, я собрав заявки от старших мотористов, оформлял «Требование», шел в службы береговой базы, выписывал и получал на складах материальные средства.

До выписки материальных средств нужно было завизировать требования у флагманских специалистов по своему направлению.

Потом у начальника службы и только после этого, попадаешь с требованием к бухгалтеру службы.

Если по каким-либо причинам начальник службы отсутствует, требование подписывает командир береговой базы.

Дни выписки материальных средств в службах были определены, вторник, пятница с 11до13часов

Получение со склада, вторник, пятница с 15 до17часов

Кроме этих дней службы ни чего никому не выписывали, ну за исключением аварийных работ и мероприятий.

Кроме этого во вторник и пятницу с 9 до11 проводились политические занятия.

И вот, собрав все заявки, оформив «Требование» на шхиперо-технические материалы я захожу в кабинет командира береговой базы, так как начальник шхиперо-технической службы (ШТС) в то время еще не был назначен. (в последствии через 2 месяца капитан-лейтенант Луговской Владлен Васильевич).

Зайдя в кабинет представился, подал «Требование» Евгению Серафимовичу. Он посмотрел, кое что повычеркивал, и со словами «Х….н тебе, на новом и дурак поедет», вернул мне «Требование».

Я, видя, что в требовании половина необходимых запасных частей вычеркнута, и мне это не выпишут, а на стоянке меня порвут матросы, тут-же на эмоциях отвечаю ему, «Да и пошел я на -», повернулся и начал выходить из кабинета.

Евгений Серафимович оторопел от такой наглости, «Э старшина, ты чего так», а я ему в ответ «А Вы чего так».

После этого он пригласил меня за стол, угостил сигаретой, покурили, еще раз внимательно просмотрел мое требование, поговорили что куда и на что необходимо, подписал.

О произошедшем между нами конфликте он никому не доложил.

Этот случай остался между нами.

В дальнейшем мы с ним никогда не конфликтовали.

Сейчас с высоты прожитых лет, пройдя должности, заместителя командира береговой базы, командира береговой базы не в одной бригаде, я его понимаю, что он хотел сэкономить запчасти для других случаев. Но такой, конфликтный случай у меня с ним был.

Его супруга Виктория Ивановна, прекрасный человек. Работала в части заведующей магазином военторга, и регулярно обращалась ко мне как к старшине роты за личным составом. То для разгрузки прибывших с грузом машин, то, для уборки помещений и территории. Я всегда выделял ей личный состав, зная при этом что она всегда угостит, работающих у неё матросов, чем-то вкусненьким, и матросы с удовольствием ходили на работы в магазин.

Навигация 1972 года.

Служба на Пограничной Заставе

 «Калиновка».

 

В навигацию 1972года, я уже был специалистом 1-го класса, старшим мотористом, старшим матросом, получил новый малый катер проекта 1398Б, бортовой номер 618, мотористом ко мне был назначен матрос Мельников Николай, совместно с малым катером МК 620, командир отделения катеров, - старший моторист старшина 2статьи Евдокимов Василий и моторист Гусаров Володя, мы были направлены на пограничную заставу «Калиновка», 55 Пограничного Отряда.

         Пограничная застава «Калиновка» находилась на левом фланге, крайней на участке Пограничного Отряда. На против заставы, за фарватером, находился спорный остров «Култук» и китайское село Култук.

В период февраля - марта 1969 года на этом направлении, на границе, была сложная, напряженная обстановка.

Застава находилась на направлении вероятного движения нарушителей государственной границы. Начальником заставы был старший лейтенант Логинский Вячеслав, офицерами служили лейтенанты Бурмистров Александр, Гуслистый.

На правом фланге стык с пограничной заставой «Черняево», на левом фланге, межотрядной стык с пограничной заставой «Кузнецово»,- Шимановского Пограничного Отряда.

Уже имея опыт службы на пограничных заставах «Бейтовоно» и «Сгибнево» Сковородинского Пограничного Отряда. Мы легко влились в ритм службы на заставе.

Да по большому счету он ничем не отличался от службы на любой другой пограничной заставе.

Боевой расчет, ужин, личное время, доставка нарядов к месту несения службы и обратно. Дозоры, секреты, почта, хлеб, больница, выходы с тревожной группой по сработке системы, стрельбы, физ. подготовка, политические занятия, боевая подготовка. Все как везде. За исключением, другой участок границы, который нужно знать на зубок, условия плавания, и люди с которыми нужно надо найти общий язык, не конфликтовать, а служить и смотреть в одну сторону.

Главное не допустить безнаказанного нарушения государственной границы. И с этими задачами мы справились.

По окончанию навигации, в начале октября, нас сняли с границы, для зимнего отстоя и ремонта в бригаде.

29 октября страна отмечала 50- лети ВЛКСМ.

Отличников боевой и политической подготовки собирали по кустам на праздничные мероприятия.

Амурский куст,- ОБПСКР Джалинда, ПО Сковородино, ПО Шимановск, ПО Благовещенск, ОБПСКР Благовещенск, ПО Райчихинск,-  пограничные части Амурской области, собрали в г. Благовещенске.

Хабаровский куст,- ПО Биробиджан, ОБПСКР Ленинское, ПО Хабаровск,- ОБПСКР Казакевичево, ПО Бикин, части Хабаровского гарнизона, - собрали в г. Хабаровске.

Из Джалинды нас поехало на праздничные мероприятия,- 20 человек, матросов, старшин, мичманов и офицеров.

Ехали поездами, до Сковородино, далее до Благовещенска. Ехали в плацкартном вагоне, весело, с гитарой, с песнями.

Старшими с нами были, помощник по комсомолу политотдела бригады старший лейтенант. Карпенко Валерий Васильевич, и боцман ПСКР- 373, мичман Кулик Владимир Петрович, - награжденный почетным знаком ЦК ВЛКСМ «Воинская доблесть».

По прибытию в Благовещенск нас разместили в Астрахановской бригаде, где мы с удовольствием встретились со своими сослуживцами, поговорили, повспоминали, о службе.

Так как мы приехали раньше назначенных мероприятий, нам устроили культурную программу. Мы прогулялись по городу и городской набережной, хорошо пообедали в столовой пограничного отряда, он в то время дислоцировался в центре города, в парке, за драматическим театром, по ул. Мухина.

После обеда, нас 20 человек,- моряков из Джалинды, 20 человек солдат, повезли на экскурсию на кондитерскую фабрику «Зея».

Там нас тепло встретили руководство фабрики и работающие на ней девчата, провели по цехам, мы посмотрели, как делаются конфеты и другие сладости.

После этого, в актовом зале фабрики, нам устроили чаепитие, небольшой концерт и танцы.

Для нас молодых ребят, приехавших из тайги, а два года службы прошли именно там, все было необычно и интересно. В конце встречи нам, каждому вручили по большому пакету со сладостями.

На следующий день в помещении драматического театра, прошли праздничные мероприятия.

Так как, праздничные мероприятия затянулись, вечером мы не уехали, а может быть это все было спланировано, то на следующее утро нас сводили в кинотеатр в центре города, на ул. Ленина, сейчас там находится какой-то торговый центр.

Мы посмотрели фильм, пообедали в пограничном отряде, погуляли по городу, и вечером, строем в пешем порядке прибыли на железнодорожный вокзал.

Наши пакеты со сладкими подарками и сухим пайком на дорогу, Володя Кулик привез на вокзал. Обратная дорога была веселее и слаще. Прибыли в бригаду,1-го ноября, а 3-го ноября, на утреннем осмотре, командир роты капитан3 ранга Федотов, вывел меня из строя. Я стоял в недоумении,- за что?

 

После того как строй распустили, ко мне подошел старшина роты главный старшина Фролов Федя, приобнял за плечи и сказал ну что, пойдем передавать роту.

Так я узнал понял, что меня назначили старшиной роты малых катеров.

Перед праздниками мне присвоили звание старшина 2 статьи, вручили погоны, и я начал командовать ротой малых катеров.

 

В роте в то время помимо 100 чел. малокатеристов находились, 7экипажей пограничных катеров, звено кораблей, командир звена капитан-лейтенант Фуркало Олег Иванович и взвод управления состоящий из радистов, телефонистов, бипистов.

В общем численность роты составляла около 180 чел. У старшины роты был свой кабинет с койкой, шкафом, чайником, телефоном, писарем. Это, для меня было необычно.

Роту передали в течении 3-4 дней. Ведомости были заранее приготовлены. Так что больших проблем не было.

В обязанности старшины роты помимо уставных, входило, водить личный состав на почту в село, и в баню, которая располагалась в селе.

Если командиров кораблей курировал лично командир бригады, то старшин рот по строевой линии курировал начальник штаба, в то время капитан 3 ранга Березин Андрей Александрович, его заместитель капитан-лейтенант Шербина Владимир Александрович, с января 1973 года, ставший нештатным командиром стрелково-гранатометной роты (резерв командующего округом), сформированной на базе роты МК. Но все тренировки и управление стрелково-гранатометной ротой осуществлял лейтенант Таньков Володя, начальник физической подготовки бригады.

Для старшин рот, а то время нас было 4 человека и все срочники, начальник штаба, установил порядок согласно которому старшина роты водил личный состав на почту, в баню, которая располагалась в селе. Время было определено, на почту, ежедневно,- с 14 до 15 часов, в баню, в дни помывки, с 11 до 17 часов.

Старшина роты составлял в 2-х экз. списки личного состава, который он вел на почту, представлял личный состав ОД бригады (оперативному дежурному).

Оперативный дежурный проверял личный состав согласно списка, сличал военные билеты, почтовые отправления на посылку или бандероль, представленного военнослужащего. Проверял форму одежды убывающих в село, инструктировал по правилам поведения. Второй экземпляр списков, старшина роты оставлял на КПП, у дежурного по береговой базе.

По возвращении с почты, личный состав представлялся оперативному дежурному для проверки посылок на предмет получения спиртных напитков и других запрещённых предметов. Но у меня таких случаев не было.

Самым неприятным было то, что, старшину роты лишали права выхода с личным составом, а этот период составлял до двух недель, если кто-то из военнослужащих допускал нарушения.

А нарушения были такими.

Сельский магазин находился от почты на расстоянии около ста метров, по ул. Набережной.

Порой стоя в очереди за получением посылок, или ожидая тех, кто еще получал посылки, кто-нибудь из личного состава, самовольно, в тайне от старшины роты, отлучался в магазин, а там натыкался на офицера или мичмана бригады.

 Продавцы в магазине были проинструктированы, о том, чтобы личному составу ничего не продавать, имеется в виду спиртные напитки, но отдельные все равно стремились в магазин, найти у магазина доброго дядю чтобы он купил ему спиртного.

Офицеры или мичманы бригады, задержавшие матроса у магазина докладывали оперативному дежурному, а не доложить было просто не возможно, так как периодически проводился опрос продавцов магазина, и у старшины роты, в роте, возникали проблемы в виде запрета на вывод личного состава за пределы части.

В период запрета, личному составу нужно было договориться чтобы в обед, кто-то из офицеров, мичманов роты, или части, в свое личное время, сводил их на почту, а это все находилось на контроле у командира роты и соответственно у начальника штаба.

Такому попавшемуся у магазина матросу, в роте, мной, и его годками, устраивался террор в виде внеочередных нарядов на морозе, и мало за это ему не было.

 Учителем и наставником по тактике, заместителем командира стрелково-гранатометной роты (СГР), был назначен начальник физической подготовки бригады лейтенант. Таньков Володя. Он многому нас научил, что в последствии нам пригодилось при обучении на курсах прапорщиков-мичманов в п. Биджан ЕАО.

Начались тренировки, стрельбы, учения, выезды в поле. Было интересно.

Хочу вспомнить, написать, еще об одном офицере, и человеке, с которым судьба свела меня в Джалинде.

В конце 1972, начале 1973года, в часть, с гражданки, прибыл лейтенант Соколов Павел Александрович, врач-стоматолог.

До этого в части не было врача-стоматолога, но было все необходимое оборудование. И вот с прибытием Пал Саныча, как мы его называем и по ныне, в санчасти начали лечить и вставлять зубы. Не только офицерам, семьям, личному составу, но людям из сел расположенных в окрестностях Джалинды.

Пал Саныч, проделал большую работу по оборудованию лаборатории, научил выделенного ему в помощь матроса, лить, паять, обрабатывать, мосты и коронки, и работа закипела.

Первое мое лечение зубов я получил от Пал Саныча. Первые вставленные мне коронки, зубные протезы, были сделаны им.

До сей поры, а прошло уже более 40 лет, меня и мою семью лечит Пал Саныч. Мы благодарны ему за это.

Сегодня он с семьей живет в г.Хабаровске, работает по специальности, и оказывает помощь, мне и моей семье.

 Мы поддерживаем теплые дружеские отношения.

 В апреле 1973года начался активный ремонт кораблей и катеров. В то время в бригаде уже был свой «Слип» (устройство для подъёма и отстоя кораблей и катеров на берегу).

Корабли, баржи, и катера стояли на «Слипе».

Однажды меня вызвали к командиру бригады капитану 2 ранга Босому Гай Павловичу.

 

Прибыл в кабинет, представился. Он меня пригласил за стол. В это же время в кабинет зашли начальник штаба Березин Андрей Александрович, и начальник политического отдела Богомолов Данат Африканович.

Начали разговор о службе, дальнейших планах на жизнь.

Потом мне предлагают должность командира пограничного катера ПК-12, с перспективой остаться на сверхсрочную службу в качестве мичмана.

В 1973 году ПК- пограничный катер, переименовали в ВС – вспомогательное судно.

Я сказал, что подумаю надо попробовать себя в должности командира катера. Договорились что в середине навигации я дам ответ.

Кроме меня аналогичные должности были предложены моим годкам по службе главному старшине Федулову Александру, и старшине1статьи Осипову Владимиру.

Мы были назначены на должности командиров катеров.

Я на ВС-12- плавающая мастерская, Володя Осипов на ВС-81 – 60-тонная баржа сухогруз, Саша Федулов на ВС-83- 16м3,- баржа топливозаправщик. Плав. Мастерская была предназначена для ремонта кораблей катеров на границе. На катере были все виды сварок: аргонодуговая, для сварки алюминиевых конструкций корпуса и надстроек кораблей и катеров, электросварка и газовая сварка. В штат экипажа назначались матросы, специалисты, имеющие навыки и опыт ремонта различных механизмов и двигателей. Катер ходил по участку границы и проводил ремонт вышедшего из строя оборудования кораблей и катеров, имея на борту необходимый запас запасных частей и подготовленный для производства ремонтных работ личный состав из числа штатного экипажа.

Отходив половину навигации, командир бригады нас по одному, пригласил к себе в кабинет на собеседование, и мы трое приняли решение остаться осенью не сверхсрочную службу.

В то время чтобы стать мичманом нужно было пройти обучение в школе мичманов.

Но так как мы были плавающие командиры, а обучение проходило в учебном центре в г. Анапа, в летнее время, в период навигации, мы не попали на обучение, и оставление нас на сверхсрочную службу в качестве мичманов было под вопросом.

Кадры КДПО решили этот вопрос просто.

С 1-го октября 1973 года в п. Биджан, на базе окружной школы сержантского состава Биробиджанского пограничного отряда, были организованы 3-х месячные курсы по подготовке прапорщиков для частей КДПО, нас включили в списки обучающихся, а на обучение мы трое, приехали в конце октября 1973 года, после того как катера подняли на слип и законсервировали.

Обучение длилось до конца декабря 1973года.

Нам пришлось поднапрячься, догнать солдат и сержантов, обучающихся на курсах. Сделать это было не так уж и трудно, так как у каждого из нас уже имелся опыт командирской подготовки.

Труднее всего давалась сдача нормативов по ФИЗО. За навигацию мы отъели «кранчики», движения по катеру, в течении 5 месяцев, практически никакого, нет, и все это наложило определенный отпечаток на наши фигуры и вес.

Но справились и с этим вопросом.

В вопросах тактики пограничных войск, «Взвод в наступлении», «Взвод в обороне», нам помогло то что, мы все участвовали в тренировках стрелково-гранатометной роты, резерва начальника войск округа, а начальник физ. подготовки бригады лейтенант Таньков Володя, научил нас правильно командовать взводами резерва, определять ориентиры на местности, ставить задачи личному составу и составлять карточки ведения огня.

После успешной сдачи экзаменов и зачетов, приказом начальника войск КДПО, нам троим были присвоены воинские звания «мичман».

28 декабря 1973 года в штабе КДПО, начальником войск округа были вручены мичманские погоны.

Перед самым новым годом мы прибыли в часть представились командиру бригады, и после нового года убыли на родину в очередные отпуска.

Новый 1974 год мы встречали вчетвером, в выделенной и отремонтированной нами до отъезда на курсы квартире.

 Кроме нас троих, с нами за столом сидел младший лейтенант. Некрасов Александр, трехгодичник, призванный с гражданки в 1973году, помощник командира ПСКР-373, (командир старший лейтенант Фуркало О.И.), такой-же молодой, как и мы.

Что у нас стояло на столе?  Все, что было в банках на витрине воен. торга, за исключением, отварной картошки с тушенкой.

Из напитков, коньяк, водка, шампанское, морс из брусники, чай кофе, конфеты, шоколад.

Выйдя в очередной раз из квартиры, после встречи нового года, пообщаться со своим другом, в центральном гальюне ДОС мы встретили мичмана Ахмедзянова Анатолия, и мичмана Шильдяева Бориса. К моему глубокому сожалению обоих уже нет с нами. Царствие им небесное.

Они нас позвали к себе за стол, мы долго не сопротивлялись, и оказались за семейным уютным столом в квартире у Толи Ахмедзянова.

Валя Гладышева (Ахмедзянова) с Анфисой Шильдяевой, нас накормили домашней пищей. Толя с Борей налили по очередной рюмке,- новый 1974 год удался на славу.

По возвращению из очередных отпусков служба пошла по распорядку бригады. Командирская, партийно-политическая, специальная подготовка, суточные наряды, дежурный по береговой базе, караул, камбуз, обеспечение в роте малых катеров, хозяйственные работы, старший на машине и так далее.

Большую помощь в становлении нам оказали командиры катеров, мичмана Черняев Эдуард Ефимович, (в настоящее время проживает в с. Сергеевка Амурской области), Мелехов Валентин Федорович, Кулик Владимир Петрович, (проживают в г. Благовещенске Амурской области).

Эдуард Ефимович Черняев, Валентин Федорович Мелехов, Владимир Петрович Кулик, тепло приняли нас, молодых ребят в свой коллектив, познакомили со своими женами и семьями. Оказывали всяческую посильную помощь в служебных и жизненных вопросах. Не смотря на годы мы поддерживаем друг с другом теплые дружеские отношения.

С Валентиной Николаевной Гладышевой и ее супругом Михаилом Алексеевичем мы дружим семьями и периодически встречаемся в домашней обстановке. В настоящее время они проживают в г. Благовещенск Амурской обл. Володя Осипов и Александр Федулов из отпуска приехали с женами,- Любой и Верой. Володя Осипов остался жить с семьей в отремонтированной нами до курсов квартире. Саше Федулову с Верой выделили квартиру №7 в доме с балконами, так мы его называли. Мне выделили комнату по соседству с Пал Санычем Соколовым. В то время, я подружился с офицерами, холостяками, старшим лейтенантом. Епифанцевым Вячеславом, лейтенантом, Юдиным Аркадием, младшим  лейтенантом. Некрасовым Александром. Они приняли меня в свой круг. Свободное от службы время мы проводили вместе, по очереди у кого-то в комнате. По субботам посещали баню, готовили и совместно ужинали, вместе ходили на обед в лесопунктовскую столовую, посещали сельский клуб, и клуб части. Общение с этими офицерами, мне очень помогло в вопросах службы. Дружеские отношения у нас остались на все время.  В декабре 1976 года, я женился. Саша Некрасов был у меня свидетелем, Вячеслав гостем на нашей с Тамарой Владимировной свадьбе. С Вячеславом Епифанцевым, и другими офицерами, я никогда не переходил грань служебных и дружеских отношений в период совместной службы в последующем, когда меня перевели в Казакевичевскую бригаду, механиком дивизиона малых катеров, в последствии заместителем командира береговой базы бригады(ЗКББ), где он служил начальником штаба бригады.  На службе мы с ним общались официально, вне службы по имени и отчеству. В Казакевичево мы жили в одном доме, на одной площадке, через стенку друг от друга. Часто встречались семьями за праздничными столами друг у друга.

В 1974 году в Пограничные войска стали призывать на службу личный состав со средним и специальным образованием.

У меня в то время была справка с оценками, о том, что я обучился в 10 классе школы рабочей молодежи, но аттестата о среднем образовании не было. У Володи Осипова было 9 классов, у Саши Федулова 8 классов образования.

Возник вопрос об обучении или об увольнении.

Вопрос решила супруга начальника Политического Отдела бригады Богомолова Луиза Алексеевна. Она в то время была директором Джалиндийской средней школы.

С первого сентября 1974 года она организовала в школе, вечернюю школу рабочей молодежи.

Мы трое, и еще ряд матросов из бригады, сельские ребята начали учиться. Все трое пошли в 10 класс. У меня справка с оценками была, а Саша с Володей подсуетились и им выслали справки родители. Так весной 1975 года мы получили свидетельства о среднем образовании.

Служба продолжалась по размеренному ритму.

Не помню, кто предложил залить каток и играть в хоккей на валенках.

Каток соорудили на спортивной площадке сразу же за старым штабом бригады.

После работы, в субботу, реже в обеденный перерыв, офицеры и мичманы, самодельными клюшками, в мороз минус 30-35 градусов, выполнив обязательные условия офицерского троеборья по дому (дрова, вода, помои), выходили и сражались на хоккейной площадке. 

На лед выходили все, кто хотел участвовать в игре, не игравшие в хоккей раньше. Не умеешь водить, становись на ворота, боишься на воротах, стой сбоку площадки. Азарт был у всех.

Помню случай, когда шайба, брошенная мичманом В. Куликом, попала старшему лейтенанту Володе Пугачеву в зубы.

Губы разбиты, зубы выбиты, шайба за пазухой.

У Володи кровь изо рта, губы замерзли, он сказать ничего не может, боль жуткая, а на него никто не обращает внимания. Все ищут шайбу.

Шайбу нашли у него за пазухой. Достали и продолжили играть.

На помощь пострадавшему пришел Пал Саныч Соколов, он отвел его в санчасть, удалил осколки, зашил разбитые губы, оказал всяческую помощь.

Полагаю, что, инициатором заливки катка был начальник штаба бригады капитан 3 ранга Березин Андрей Александрович, интересный человек и офицер.

Всегда спокойный, с чувством юмора, с нормальными приколами, без унижения чувства достоинства.

В августе 1974 или 1975 года, Андрей Александрович, поступил в академию, и больше мы не виделись, а жаль.

Осенью 1975 года, меня вызвал к себе начальник электромеханической службу (флагманский инженер-механик бригады) капитан 2 ранга Вышегородский Константин Дмитриевич и попросил поработать в судоремнотной мастерской (СРМ), в должности нормировщика, так как, капитану 3 ранга Антипину Валентину Ивановичу, с супругой Нелей Константиновной, выделили путевки в санаторий г. Ялта.

Я пришел в СРМ и в течении двух недель проходил стажировку у Нели Константиновны. Номенклатуру ремонта я знал, а вот как расценивать рабочие листки мне было не знакомо.

В ноябре Антипины уехали в санаторий, а я остался творить чудеса. Конечно чудес не получилось, и рабочие получили заработную плату вовремя. Рабочие листки, составленные мною, Начальник Финчасти, Толя Полищук принял к оплате. Исполняющим обязанности нач. СРМ в то время был Эдик Черняев,- командир ВС-90, (танковоз).

Через полтора месяца Неля Константиновна приехала из отпуска, все перепроверила и осталась удовлетворена моей работой.

После этого меня оставили в СРМ, исполнять обязанности Начальника СРМ, так как мичман Сафонов Владимир Алексеевич уходил на пенсию, судоремонт был в самом разгаре, а Эдику Черняеву нужно было готовить свой катер к навигации. Провели судоремонт. Командиры кораблей и катеров, особых нареканий в мой адрес не имели.

Прошла навигация 1976 года. Наступила осень, и меня опять направляют в СРМ, исполнять обязанности начальника СРМ.

С января 1977 года, должность начальника СРМ стала офицерской, и в мае месяце меня назначили начальником СРМ.

Так моя командирская служба в плавсоставе закончилась. Когда, с началом навигации 1977 года, у меня стоящего на берегу, и провожающего корабли и катера на границу, на глазах наворачивались слезы. Года три привыкал к службе на берегу.

В мае 1978 года направили в ДВОКУ г. Благовещенск, для сдачи экстерном, экзаменов за курс среднего военного училища. Экзамены сдал успешно, и в конце октября 1978 года, мне было присвоено первое офицерское звание «Лейтенант».

С это времени пошел отсчет моей офицерской службы.

В августе 1982 года, я, вместе с мичманом Михайлюком Борисом Николаевичем поступил в Ленинградское высшее Военно-морское инженерное училище им. В.И. Ленина, на заочный факультет, по специальности «Дизельные энергетические установки». В августе 1987 года, успешно окончил училище.

В феврале 1983 года меня перевели в с. Казакевичево на должность Дивизионного инженер-механика, в 1 дивизион малых катеров ( ДМК), командир дивизиона капитан 3 ранга Петренко Виктор Федорович.

После сдачи дел и должности начальника СРМ, мичману Кочетову Владелену, отправки контейнера с домашними вещами, перед отъездом, по традиции нужно сделать так называемую отвальную.

Но, в феврале 83 года, нас из бригады переводилось трое. Фланманский связист (Ф-4), капитан-лейтенант Ященко Володя,- в г. Благовещенск, командир корабля старший лейтенант Кайнов Вячеслав,- в г. Благовещенск, я в с. Казакевичево.

Собирать офицеров и мичманов каждому, это рвать всех на части, да и время было в обрез.

Мы решили собрать всех офицеров и мичманов семьями в столовой лесопункта. Пришли к командиру бригады капитану 2 ранга Калиницкому Николаю Ефимовичу, объяснили ситуацию, вручили приглашение.

У него возник вопрос, а не перепьется ли вся бригада на наших проводах.

На что мы ответили, что с заступающими на службу, мы переговорили и у них вопросов нет, они все понимают, и служба в бригаде будет организована как положено. С ними мы простимся позже, после смены со службы. 

И вот в субботу, в столовой лесопункта собирается человек около 100 офицеров, мичманов, с женами и маленькими детьми.

Когда приехал командир бригады с супругой, Тамарой Александровной, у него был немой вопрос, куда он попал.

Но после того как сели за стол, выпили по рюмке, напряжение спало, все вошло в свой ритм. Мы, сидящие за столом, провожатые и провожающие, понимали какому риску мы подвергаем комбрига, и вели себя в вопросах употребления спиртных напитков достойно. С проводов все ушли на своих ногах.

На утро все встретились как всегда у центрального гальюна, в центре двора, после выполнения узаконенного в Джалинде троеборья,- ДРОВА, ВОДА, ПОМОИ.

Кто из офицеров и мичманов выразил желание, зашли в гости и похмелились, кто не стал похмеляться, закусил и выпил чаю.

Со стоящими в наряде, простились в понедельник, а во вторник, утренней лошадью я с семьей уезжал в Сковородино и далее на Хабаровск.

Служба в Казакевичево.

 

По прибытию поездом в г. Хабаровск, а прибыли мы ночью, на вокзале нас с семьей, встретил капитан лейтенант Козлов Николай Николаевич, на смену которому я приехал. У меня в то время было уже две дочки, Оксана -1976г.р, и Галина -1981г.р., супруга Тамара Владимировна.

 

На легковом УАЗЕ, комфортно доехали до Казакевичево, где нам была приготовлена 2-х комнатная квартира, в нижнем 2-х этажном доме, на первом этаже, напротив котельной. В соседнем подъезде располагался детский сад, на общественных началах.

Разместились, умылись горячей водой, что нам было в диковину после Джалинды, встретились со старыми друзьями, служившими раньше в Джалинде.

В Казакевичево, в ночное время, нас встретили семьи,- Мишиных,- Саша с Олей, Запьянцевых,- Володя с Нелей, Варенко,- Юра с Нонной.

Они приготовили ужин, для нас взрослых и наших детей, посидели, поговорили, поужинали, легли спать, было тепло и уютно.

На следующий день, после обеда, я прибыл в кабинет командира бригады капитана 2 ранга Шарикова Игоря Алексеевича и представился о прибытии. Комбриг вызвал к себе командира 1-го дивизиона малых катеров (ДМК) капитана 3 ранга Петренко Виктора Федоровича, представил меня, и мы убыли в дивизион.

В дивизионе меня представили личному составу, мичманам командирам катеров. В то время в дивизионе проходили службу:

-капитан 3 ранга- Петренко Виктор Федорович,- командир дивизиона,

-сарший лейтенант,- Лебедев Николай,- зам. по политчасти.

-старший мичман,-Резниченко Иван Филиппович,- старшина дивизиона,

-мичман,- Маджар Виктор Иванович,- командир катера,

-мичман,- Хуторной Геннадий Романович,- командир катера,

-мичман,- Усынин Виктор Егорович,- командир катера,

-мичман,- Колосков Сергей Егорович,- командир катера,

-мичман,- Балашов Володя Константинович,- командир катера,

-мичман,- Шимолин Сергей,- командир катера,

-мичман,- Терлюков Николай,- командир катера,

-мичман,- Князюк Сергей,- командир катера.

Сдав дела и должность Николай Николаевич Козлов убыл в Ленинск на должность заместителя командира береговой базы (ЗКББ,- нач. ШТС), а я приступил к обязанностям механика дивизиона катеров.

Все катера в дивизионе были однотипные, «Аисты», пр.1398, 1398Б. Устройство катеров, их больные места, я знал, так что вопросов с эксплуатацией и ремонтом у меня не возникало. Изучив остановку с ремонтом катеров, степенью готовности их к навигации, я доложил командиру дивизиона, о том, что больших вопросов нет. Все текущие вопросы решу по ходу работы в должности, за исключением:

1. Необходимо определить базовые заставы, где мы будем концентрировать запасы запасных частей чтобы избежать простоев катеров в случае поломки или выхода из строя каких-либо агрегатов.

Так как, возможно, с началом навигации, будет произведена перестановка катеров на заставах, то есть, уже в феврале расписать катера по заставам и закрепить это приказом командира части.

2. Назначить командиров катеров, старших мотористов и мотористов, до выхода личного состава с первого апреля на активный ремонт катеров на стоянке и подготовки их к навигации.

3. Проехать по границе, снять остатки ГСМ перед навигацией, одновременно завезти топливозаправщиками и автомашинами на заставы топливо, масло и на базовые заставы запчасти и агрегаты.

4. Отремонтировать и сделать запас упорных подшипников, но для этого нет самих подшипников марки 66412Л, и упорных валов, но есть старые корпуса и распорные кольца.

Виктор Федорович меня выслушал с улыбкой, пригласил в кабинет и показал проект приказа по п.1. и п.2. моих предложений.

По п.3. вопрос решили, и в течении 2-х недель, я с мичманом Князюком Сергеем проехали по заставам, где будут базироваться катера, завезли ГСМ, запасные части.

По п.4. вопрос по подшипникам 66412Л решили через службу ШТО округа, а по изготовлению упорных валов я решил вопрос через 179 военный завод (ВЗ-179), конкретно через мастера механического цеха Трапака Михаила Ивановича.

Валы нам сделали в конце апреля. Мы успели собрать дополнительные упорные подшипники, и с расстановкой катеров, все доставили на границу. Базовые заставы были оборудованы на пограничных заставах «Новосоветская» на левом фланге, и «Нижнеспасская» на правом фланге, в зоне ответственности 1-го дивизиона малых катеров.

Навигация началась организованно, и прошла довольно спокойно.

Были поломки катеров, выходили из строя валы генераторов ГСК-1500, ГСР-6000, упорные валы, мучали как всегда аккумуляторы. Но самое главное, техническая готовность катеров была на уровне, определенном руководящими документами. Катера на границу выходили согласно планам начальков застав.

В тоже время, служба в Казакевичево была несколько нервозней, чем служба в других бригадах округа.

Близость к управлению округа, накладывала свой отпечаток на службу в Казакевичево.

Часто в бригаду приезжали комиссии из округа, большие гости из Хабаровска и Москвы. Суббота и воскресенье были самыми напряженными днями. Приезжающие хотели хорошо и комфортно отдохнуть с выходом на катерах, а это требовало большого отрыва личного состава.

С началом навигации, на стоянке я обратил внимание на то что, старший мичман, Резниченко Иван Филиппович, по прибытию на стоянку, часам к 11-12 дня, после завершения работы в дивизионе, разжигал костер, ставил шарабанницу и готовил шарабаны.

На мой вопрос, зачем, отвечал с улыбкой, к обеду узнаем. Зачастую так и случалось.

Поступала команда подготовить два катера на такое-то время, а это значит, что приезжают гости и их надо прокатить по р. Уссури, или-же еще куда, и шарабаны были кстати.

Если-же день проходил спокойно, вечером, собравшись в рубке дежурного по стоянке, офицеры и мичманы дивизиона употребляли приготовленные Иваном Филипповичем, или кем-то другим, шарабаны. Утром все начиналось как описано выше.

Командир дивизиона никогда не запрещал личному составу, стоящему в базе, приготовить и скушать шарабан, из рыбы, пойманной на стоянке катеров.

Жизнь семьи в Казакевичево в бытовом плане была проще и комфортней чем в Джалинде.

Во-первых, горячая, холодная вода, не по расписанию как в Джалинде, а постоянно, теплый туалет, стирка белья, полоскание в ванне, купание детей.

Во-вторых, обилие продуктов в магазине воен. торга, особенно молочных, колбас и других.

В-третьих, периодически, раз в месяц, бывало и реже, нам представляли выходной с выездом в г. Хабаровск, и мы с женой возили детей в цирк, расположенный в районе центрального рынка, в парк на набережной, покататься на каруселях, заходили в кафе-мороженое. Детям очень нравилось. Вечерним автобусом возвращались домой.

В-четвертых, в часть регулярно приезжали какие-то знаменитости, артисты, писатели, ансамбли, и мы с удовольствием смотрели их выступления.

Кроме того, женсовет, в лице Давыгоры Розы Моисеевны, регулярно вывозили семьи в театры и на концерты в г. Хабаровск. Организовывали и проводили вечера отдыха, субботние танцы во дворе, под открытым небом. Это все снимало нервозную обстановку.

Кроме того, в летнее время, в выходные дни, как правило после обеда, мы, с нашими семейными друзьями Мишиными, Запьянцевыми, Варенко, Макаренко, входили в район стрельбища, готовили уху, шарабан, шашлыки.

Да, в пределах разумного, употребляли ликероводочные напитки.

Дети играли на природе, кушали здоровую пищу, и после таких выходов спали здоровым крепким сном.

Саша Мишин,- командир корабля «Шмель» проекта1204, окончил Бакинское училище, моряк-офицер не в одном поколении. Его отец, - офицер, закончил службу в Бакинском училище.

Юморист по жизни. Неунывающий человек. С ним в компании было весело и интересно.

Предметом его шуток была супруга Оля, добродушная женщина, хорошая хозяйка, с бакинским гостеприимством.

Хочу рассказать один случай который произошел с Сашей (Чирой, так звала его Оля и мы в кругу семей).

Зимой с 83 на 84 год, с разрешения комбрига, в выходной день, среди недели, Чира поехал на базу КАФ в ателье заказать форму одежды.

После ателье зашел на 179 завод где встретился с однокашниками.

Посидели, приложились к рюмочке, опоздал на последний автобус, остался ночевать на одном из ремонтирующихся кораблей бригады.

Утром, на первом автобусе, к подъёму флага планировал без шума прибыть в с. Казакевичево. Позвонить домой, успокоить Олю не догадался.

Оля приготовила ужин, ждет мужа с последним автобусом, а его нет. Позвонила оперативному дежурному бригады, Запьянцеву Володе. Он сказал, что никакой информации о Чире не имеет. Обещал уточнить у дежурного по ремонтирующимся кораблям, стоящим на ВЗ-179. Позвонил, уточнил. Дежурный сказал, что видел Мишина днем, а где он сейчас ему неизвестно.

Володя ей посоветовал не волноваться, и ждать Чиру утром.

Оля запаниковала, зима, мороз, замерзнет.

Вынудила Запьянцева доложить комбригу. Ну и пошло, поехало.

Округ, милиция и прочее, и прочее. Ночью его не нашли, так как дежурный по ремонтирующимся кораблям уверенно всем доложил, на группе кораблей Мишина нет. 

Утренней лошадью, Чира, как ни в чем не бывало приехал домой.

Оля, вся в валерьянке и истерике, где был такой рассякой, устроила разнос. Чира, тихо, тихо, собрался и на службу. Его на разборки к комбригу. В результате,- выговор. Ну и как следствие, частичное лишение денежного вознаграждения в виде 13 и 14 зарплат.

После получения 13 и 14 зарплат, у Оли возник вопрос, где деньги Чира? Ну а ответ получила как в песне Владимира Высоцкого, «не ты ль писала на службу жалобы, не ты, но я же их читал».

Макаренко Владимир Таросович, капитан 2 ранга, командир отличного корабля пр.1208 имени «60-лет Пограничных войск», имел непререкаемый авторитет и уважение среди командиров кораблей и подразделений бригады. Своим трудолюбием и настойчивостью в обучении и воспитании личного состава, офицеров, мичманов, он вывел корабль на первое место среди 22 бригад Союза ССР. Командованию 14ОБПСКР было чем гордиться при встрече проверяющих и других прибывающих в часть комиссий. Все комиссии, артистические группы, и прочие посещающие часть, проходили через экскурсию на корабле «60 лет Пограничный войск», если в период их посещения, корабль находился в базе. Это накладывало отпечаток, на службу личного состава корабля,- всегда находиться в готовности встретить комиссию или кого-либо.

Его жена Рита, приветливая женщина, хорошая хозяйка.

Если какие-то наши совместные мероприятия проходили у них дома, Рита всегда пекла пироги и булочки, а это не магазинная сдоба.

Мы взрослые и наши дети, до сей поры, помним ее сдобные пироги и булочки. В настоящее время чета Макаренко живут в Краснодарском крае в станице Новомышастовская.

В августе 2015 года, возвращаясь и г. Сочи, мы с супругой Ириной Владимировной гостили у них в течении суток.

Тепло встретились, и все время провели за разговорами и воспоминанием о днях совместной службы, периодически отходя от обильно накрытого стола, в том числе и с Ритиной выпечкой.

Владимир Тарасович с Ритой провели нам экскурсии по дому, саду-огороду, станице.

На следующий день, после обильного обеда, и теплого прощания, Владимир Тарасович, увез нас на своей автомашине, на хутор Ленина, в г. Краснодар, к нашим семейным друзьям и моему сослуживцу Ревякину Александру и его жене Светлане.

Володя Запьянцев с Нелей, после службы в Казакевичево, до последних дней, служили и жили в г. Измаил на р. Дунай. В настоящее время их с нами нет. Царствие им небесное, земля пухом. Вспоминаю их всегда теплым словом.

Бывая на отдыхе, или проездом, в г. Анапа, постоянно встречаюсь с Ноной Варенко, Татьяной Нагайцевой, Леной Кузьминовой,- вдовами моих сослуживцев по Джалинде и Казакевичево, капитаном 1 ранга Варенко Юрием Григорьевичем, капитаном 1 ранга Нагайцевым Викторм Михайловичем, капитаном 2 ранга Кузьминовым Юрием. Вместе посещаем их могилы. Царствие им небесное, земля пухом. Вспоминаю их всегда теплым словом. Хватит о грустном. Простите.

Вопросы прививок, уколов, таблеток, консультаций о состоянии здоровья детей, решались сельским фельдшером Бородкиной Диной Григорьевной. В любое время дня и ночи она безотказно приходила на помощь в наши семьи, к нашим детям. Большое ей за это спасибо!

Они и сейчас, со Станиславом Семеновичем живут в с. Казакевичево.  Так я провел в должности инженера-механика 1-го дивизиона МК две навигации 83-84г.г.

Как я писал выше в 82 году я поступил на заочное отделение в Ленинградское высшее Военно-морское инженерное училище им. В.И. Ленина в г. Пушкин. В октябре 84 года я окончил третий курс.

По приезду в бригаду 01 ноября, я узнал, что меня назначили на должность ЗКББ - начальника ШТС, ГСМ, Авто-службы - заместитель командира береговой базы по технической части. 

Сдал дела и должность капитан-лейтенанту Григорову Сергею, пришел, представился командиру береговой базы капитану 2 ранга Грушевскому Владимиру Павловичу. Он мне сказал, «Принимай должность и начинай работать. Работы много, впереди зима, а в декабре ревизия финансово-хозяйственной деятельности бригады».

Должность принимать было не у кого, так как, мой предшественник капитан-лейтенант Хорошев Николай, в августе поступил в академию тыла и транспорта в г. С-Петербург.

В службе находился один бухгалтер,- Зелинский Степан Тимофеевич, умница и профессор своего дела. Пришел в службу на три месяца раньше, чем я. Не единожды выручал меня в сложных ситуациях учета материальных средств. Научил меня всему что знал сам. Всю службу я его помню, как педанта в учете. Спасибо ему за это.

Кабинет ЗКББ находился на втором этаже штаба, и состоял из двух комнат. При заходе в кабинет нужно было пройти через помещение где сидел бухгалтер, а затем попасть к ЗКББ.

Поздоровались со Степаном Тимофеевичем, поговорили о том о сем. Мы знали друг друга и раньше, но сейчас я как-бы у него начальник.

Вызвал начальников складов мичманов Рисованного Владимира Стефановича, Бочанова Сергея, командиров автомобильных взводов старших мичманов Давыгору Андрея Гавриловича, Бородкина Станислава Семеновича, начальника склада ГСМ мичмана Сигиду Валерия. С чего начинать не знаю.

 Поговорили, и решили, что не будем ни чего ломать. Составим акт приема должности, проверим корабельные двигателя, крупные агрегаты, сниму остатки ГСМ, пересчитаю автотранспорт, комиссия подпишет и комбригу на утверждение. Так и сделали. После праздников акт зашили в дело, началась работа.

Должность у ЗКББ суетная, народу за день проходит много, да и самому приходится выходить и заходить не единожды за день, и это все через помещение где сидит бухгалтер. Ему надо сосредоточиться, а его отвлекают, вопросами, где ЗКББ, плюс у нас был установлен параллельный телефон.

Как-то в конце дня, Степан Тимофеевич, зашел ко мне в кабинет, поднял очки на лоб, смотрю устал дед. Спрашиваю, как дела. Отвечает,- устал от пустых вопросов. Работаю справочным бюро. Я его так аккуратненько спрашиваю, может быть по 50 грамм, он не возразил, сказал, что у него есть конфетка.

Я быстренько, по молодецки, сгонял домой, взял закуски, сели у меня в кабинете, накатили по 50гр, и завели разговоры по душам. Оказывается, после войны, он работал писарем в службах тыла Бикинского пограничного отряда. Знает особенности учета всех служб тыла.

Тогда же, он мне рассказал, что согласно норм замены продовольствия, можно мясо перевести в сливочное масло и наоборот, или картошку перевести в морковку или лук и т.д. Мудрый, и умный был человек. Царствие ему небесное.

И вот мы договорились до того что, завтра я сажусь на его место, а он переезжает на мое место. С отдельным номером телефона для него я вопрос решил с флагманским связистом бригады (Ф-4), Володей Недбайловым. Служба продолжалась.

В декабре месяце из округа приехала «ревизия». Мне и начальнику склада Бочанову Сергею насчитали в начет определенную сумму, за то, что, в новых автомобильных шинах 1-й категории, хранящихся на складе отсутствовали камеры, которые по накладным были выданы в эксплуатацию, а актов на разукомплектование, автомобильных шин не составляли.

Это был один из первых уроков, правильного оформления документации. Как в примере, приведенном выше, с заменой мяса на масло. Все можно сделать, но нужно знать, как.

На очередном совещании, проводимом командиром бригады, а вернее сказать, ему нужно было выпустить пар, комбриг поднял вопрос о сроках готовности кораблей, прибывающих с охраны границы, а точнее о сроках их заправки и сроках восстановления боевой готовности. Это был больной вопрос не только в нашей бригаде.

Корабли большие, вес одной заправки составлял от 4-до 30 тонн дизельного топлива, плюс к этому заправка маслом.

В части было два топливозаправщика по 8,5 м3каждый, плюс маслозаправщик, объёмом 1200 литров. Естественно сроки заправки кораблей были большие.

Комбриг наехал на меня, как на молодого ЗКББ, со всей пролетарской ненавистью и комсомольским задором. Я не пытался оправдываться, понимая то, что он прав. Но как найти выход в данной ситуации?

После совещания, собрались у меня в кабинете начальники складов, присутствовал и Степан Тимофеевич. Рассказал им о высказанных в адрес береговой базы претензиях, попросил совета, что делать.

Решили съездить на угольную стоянку, на место, где на сопке стоял склад ГСМ.  Ноябрь, Амурская протока замерзла, вода ушла от берега, берег оголился.

Постояли, посмотрели по сторонам, и решение пришло, само собой.

Летом, топливо на склад ГСМ завозится танкерами с базы КАФ, и по трубопроводу ПСТ-100, через нижний слив в 1000 кубовой емкости, закачивается в неё.

Было принято решение, проложить еще один трубопровод на берег, от нижнего слива ближайшей к берегу 1000 кубовой ёмкости.

В районе слипа СРМ, стояли два плав-причала, длинной по 30 метров, которые использовались при подъёме кораблей на слип, (а это неделя в году) всё остальное время с них ловили рыбу.

На этих плав-причалах было принято решение установить два последовательно включенных в цепь сепаратора для очистки топлива, которое будет поступать из емкости по трубопроводу к сепараторам, далее через счетчики, установленные на гребенке и по меньшему трубопроводу Ø-40мм, через заправочный пистолет в танки корабля.

Трубопроводов Ø-40мм, идущих от гребенки со счетчиками планировалось поставить 3 шт, т.к. звено кораблей пр.1204 состояло из трех кораблей.

Работа закипела. Валера Сигида, экскаватором «Беларусь», вырыл на берегу у уреза воды (льда), ямы, куда были заложены фундаментные блоки и засыпал все грунтом.

Блоки были опутаны якорной цепью, якорная цепь в последствии крепилась по носу и корме выставленных и соединенных в ряд двух плав-причалов, с берега на плав-причал был установлен переходной мост.

Металлический трубопровод ПСТ-100 доходил до берега, далее по берегу на плав-причал все прокладывалось гибким, резинометаллическим рукавом Ø-100мм.

За зиму все сделали, и с началом навигации 1985 года все заработало. Единственное ограничение, которое я ввел по согласованию с командирами кораблей, было то, что к топливному причалу корабли должны швартоваться с отдачей якоря. Это ни у кого из командиров не вызвало вопросов. Все понимали, что, плав-причал стоит на течении и при сильном ветре может возникнуть нештатная ситуация.

Весна 1985 года показала, что МАК заправляется в течении 40 мин, беря при этом на борт до 30 тонн топлива.

При заправке корабля топливом, топливозаправщик, в это время заправлял его и маслом.

 Сюда же подвозились продовольствие, и другие материальные средства, заявленные кораблем. Самый главный вопрос о сроках заправки кораблей был решен.

Комбриг Шариков И.А., приехал, посмотрел, дал указание все покрасить, промаркировать, и пользоваться. Хотя это все было в планах.

В течении навигации он неоднократно возил на топливный причал проверяющих, и гордился этим сооружением.

В тоже время мы с КББ убедили комбрига что корабли и катера, должны прибывать с границы к 12-13 часам, заявки должны приходить от них в службы береговой базы за двое суток до смены, вставать на топливный причал, пополнять запасы, продовольствия, ГСМ, восстанавливать боеготовность, по готовности переходить к основному причалу.

В 16 часов строить личный состав на причале для встречи их командованием бригады.

Докладывать о результатах службы, получать, награды и взыскания, планы на период стоянки в базе, проводить ППР и т.д.

Комбриг согласился, и все вроде-бы наладилось.

Пока топливный причал не свернул командир корабля управления Толя Козлов. Который пришвартовался к нему без отдачи якоря и все оборвал при порыве ветра. Все восстановили, и дальше продолжали заправлять корабли.

Но вернемся к службе ШТС.   Степан Тимофеевич, аккуратный, внимательный, усидчивый, бухгалтер.

Ежедневно, он мне клал на стол, 10 -15 чистых карточек, которые я подписывал, пока он не поменял все карточки на новые, ликвидировал двойные карточки, и гордился состоянием своего учета.

В январе 1985 года на должность кладовщика склада ШТС, в помощь Сергею Бочанову, из запаса, была призвана матрос Богданова Раиса, супруга служащего в части начальником строевого отдела капитан-лейтенанта Богданова Виктора.

Сергей Бочанов к тому времени начал переоборудовать слад ШТС, переварил и переделал все стеллажи, построил на складе теплое помещение где можно было работать с документами.

 Степан Тимофеевич, посадил Раю с собой в кабинет, и начали заводить складской учет по типу учета в службе, один в один. У Раи был хороший каллиграфический почерк, что безусловно понравилось Степану Тимофеевичу.

Первые дни работы он всячески воспитывал ее в вопросе отношения к карточкам учета.

Нужно было видеть весь ритуал прибытия Степана Тимофеевича на работу.

Он заходил в кабинет, раздевался, приводил себя в порядок, садился за стол, разминал руки, выкладывал из ящиков стола на стол письменные принадлежности, (карточки и журналы учета он заполнял только перьевой автоматической ручкой, заправленной синими чернилами), каждый предмет канцелярских принадлежностей имел на столе своё место.

Вскрывал ящики с учетными карточками, сейф с журналами учета, проверяя при этом сохранность печатей.

Брал нежно в руки карточку учета и внимательно, с любовью ее рассматривал. После этого он начинал выписывать очередную накладную согласно требованию, подписанному мной. Ритуал окончания рабочего дня проходил в обратном порядке.

В последствии я подписывал требования автоматически, не глядя, отдав всю ответственность на откуп Степану Тимофеевичу. Мимо его глаза ничего не пролетало. Он видел и чувствовал все.  Разгрузил меня он контроля за работой его, как бухгалтера и контроля за начальниками складов. Я был высвобожден для решения других вопросов по обеспечению службы кораблей, и обеспечения жизнедеятельности бригады.

Помощники командиров кораблей, механики, и другие материально-ответственные лица никогда не спорили с ним, потому что все что он обещал, или правильнее будет сказать все что положено, он всегда выписывал точно и в срок.

Он составил таблицу сверхнормативного имущества, числящегося за кораблями. Вытащил все из учетных карточек и журналов.

Эта таблица висела у него в кабинете на двух листах ватмана, заполненная его каллиграфическим почерком.

Сначала все бузили, но потом поняли, что списывать все сверхнормативное надо, и стали списывать. Те, кто хорошо списывал, пользовались у него привилегиями.

Если приходила заявка с границы, он самостоятельно выписывал всё необходимое имущество, запасные части, другие материальные средства, организовывал получение со склада, доставку на катера уходящие на границу, для доставки имущества по заявке.

Если я заскакивал на какое-то время в кабинет, он докладывал, что и как сделал.

В последствии, командиры кораблей и катеров, механики его зауважали, он пользовался у них авторитетом.

И вот наконец складской учет готов. Мы впятером: я, Степан Тимофеевич, Рисованый Володя, Бочанов Сергей, Раиса, пошли на склад, взяв в роте обеспечения двух матросов.

Старшина роты обеспечения Клищенко Иван Николаевич с пониманием отнесся к моей просьбе выделить на месяц двух матросов на постоянной основе, и ставить их в наряды в разное время, чтобы на складе ежедневно проходила работа по раскладке имущества.

В течении месяца склад ШТС был приведен в порядок, и в последствии пока Степан Тимофеевич работал, учет был надежный и в порядке.

Вспоминается такой случай. Раз в неделю я ездил в г. Хабаровск по базам, заводам, предприятиям и что-то выпрашивал у руководителей. Не часто, но по просьбе Степана Тимофеевича я брал его с собой. После выполнения моих планов мы заезжали проведать его сыновей, живущих в г. Хабаровск.

Однажды мы попали с ним на базу децентрализованных фондов Крайисполкома в то время она располагалась по улице К. Маркса -182, и там в разговоре с директором, гуляя по складам, мы увидели, различные кисти, замки «Фаля», накладные и врезные, слесарный инструмент, ковровые дорожки, ковры, вплоть до ломов, кувалд и много еще чего.

На вопрос, а, как и сколько можно выписать директор ответил да хоть все забирайте, хоть склады разгрузим.

Мы приехали в бригаду, в течении 3-х дней пререлопатили приказы о нормах снабжения кораблей и катеров, составили таблицу чего и сколько надо, запланировали три грузовых машины и выехали в г. Хабаровск.

Машины загрузили под жвак. Все привезли в бригаду, разложили оприходовали, составили раздаточные ведомости по кораблям и подразделениям, назначили дни выдачи.

Командиров кораблей, помощников, механиков, привели на склад, показали ведомости, материальные средства, что мы им выдадим.

Попросили их, чтобы весь слесарный инструмент, и другие средства в виде ковровых дорожек, ковров, и прочее они оперативно списали и сдали на склад.

Все так было и исполнено, за исключением того, что, нельзя было сдать, так как когда-то, было утоплено. Это командирам кораблей простили.

Все было по-честному. Корабли, в навигацию вышли укомплектованными и, мы остались довольны.

У нас появились прикроватные коврики для личного состава, ключи и инструмент в гараже для водителей, плюс сдали металлолом и ветошь.

Грушевский В.П., в начале апреля уходил в отпуск, так как ему нужно было ехать в Москву и показывать сына врачам.

Перед убытием в отпуск, командир бригады Шариков И.А., вызвал нас в кабинет на заседание командования, и в очередной раз начал распекать за то, что, мы ни чего думаем об укомплектовании кораблей, катеров и так далее.

Впереди 40-летие победы в ВОВ, а у нас в береговой базе нет ни каких планов по подготовке территории к этой дате. Его, активно, поддержал в этом вопросе начальник политотдела Карпенко Валерий Васильевич.

Я смотрю на Владимира Павловича, а он где-то далеко, на завтра билеты на самолет, а он пока не уверен, убудет ли он в отпуск или нет.

Владимир Павлович был в курсе всего что мы сделали для укомплектования кораблей и катеров, не только по ШТС, но и по другим службам.

Вещевик мичман Полещук Александр, срочную службу отслужил на Тихоокеанском флоте, проблемы знал и решал их хорошо.

Новые комплекты вещевого обмундирования для личного состава отобранные по ростовкам, лежали на складе. Постельные принадлежности были приготовлены. С началом навигации, все планировалось выдать на корабли. Дивизионы малых катеров все получили.

Начальник продовольственной службы старший лейтенант. Лускатов Николай, приготовил на корабли новую посуду.

Продовольствие на склад завезено. Чего нас распекать?

В течении разговора я понял, что, Владимир Павлович обо всем что мы сделали, комбригу не докладывал.

Как сейчас выступить, как сказать о том, что сделано,- подставлю КББ. Решил, доложу о своей деятельности.

Попросил слова, и пригласил всех пройти на склады ШТС и все увидеть своими глазами. Шариков моей наглости удивился, чего там смотреть, но предложение принял.

После того как обошли ВСЕ склады части, комбриг и члены командования все увидели своими глазами, мнение его изменилось.

На следующий день Владимир Павлович убыл в отпуск, а я остался исполнять обязанности КББ.

Впереди 40-летие Победы.

Составил план подготовки территории, расписал старших групп, личный состав. И, началось.

Спасибо офицерам, мичманам береговой базы, плавсостава, дивизионов катеров, за понимание проблем и самоотверженный труд.

К вечеру, офицеры, мичманы, личный состав валились с ног от усталости, а с утра после развода, все выходили на работы и работали не покладая рук. От выполнения своих прямых обязанностей, по обеспечению службы кораблей никто не освобождался.

За апрель и 8 дней мая в части были проведены работы:

- ремонт забора по периметру части.

- ремонт дорог, плаца, пешеходных дорожек, бордюров,

 с частичной укладкой асфальта.

- отремонтированы 3 памятника на территории части и в ДОС.

- достроено и введено в эксплуатацию задание магазина

воен. торга в районе КП-3.

- приведена в порядок территория ДОСов.

- на территории ДОС построена танцевальная площадка,

с освещением по периметру и лавочками для отдыха.

- отремонтированы все подъезды в ДОС, оборудованы детские

 площадки у домов. (песочницы, лесенки, шведские стенки, и т.п.)

- обновлена наглядная агитация на территории части.

- отремонтированы помещения КП-1;2;3.

- на стоянке кораблей заменили кабели питания кораблей

с берега.

И многие другие объекты были приведены в порядок.

К празднованию 40-летия в Великой Отечественной Войне бригада была умыта и причесана.

Опишу один из участков работы на котором трудился Иван Николаевич Клищенко.

Это ремонт забора по периметру части. Работа вроде-бы так себе.

Но территория части расположена на разных уровнях, забор был выстроен из железобетонных плит, дембельскими бригадами, в разное время.

И все это ему пришлось выравнивать, перестраивать, переделывать. Скажу честно, когда его назначал на этот участок работы, думал, что у нас ни чего, не получится. В лучшем случае, поправим, побелим, подкрасим, и т.п.

Но все получилось наоборот.

Иван Николаевич умудрялся загонять и выставлять кран в такие места, что диву даешься. Весь забор по периметру части был отремонтирован в течении месяца,

Помимо этого, он в полном объёме выполнял обязанности старшины роты обеспечения, а это 180 человек, а то и больше, личного состава.  Сейчас мы с Иваном Николаевичем поддерживаем теплые, дружеские, семейные отношения. Для меня он стал как старший брат, и наставник в жизненных вопросах.

В феврале 1986 года, КББ Грушевский Владимир Павлович, по семейным обстоятельствам был переведен в г. Ригу, на должность начальника ШТО Западного Пограничного округа.

После Риги он закончил службу в г. Анапа, на курсах по переподготовке офицеров морских частей погранвойск, так называемый пограничный ВОЛСОК.

В очередной раз, в мае 2011 года мы с ним встречались в г. Анапа, у него в гостях, за рюмкой чая. Тепло встретились и поговорили, повспоминали службу в Казаках.

На его место, прибыл КББ из Джалинды, капитан 2 ранга Калюкин Вадим Никандрович. С ним мне довелось служить в Джалинде, с 81 по 83 годы, в должности начальника СРМ.

Меня же, в марте 1986 года перевели на Благовещенский судоремонтный завод, на должность, главного инженера-начальника эленга.

В Казакевичево меня сменил мой товарищ и друг, капитан-лейтенант Чернов Евгений Николаевич, прибывший из Ленинской бригады, с должности инженер-механика дивизиона малых катеров.

Служба в г. Благовещенск, БСРЗ, войсковая часть 9875.

В середине марта 1986 года, я прибыл в г. Благовещенск, принял должность главного инженера-начальника эленга.

Начальником завода в то время был капитан 3 ранга Козлов Николай Николаевич, которого я менял в 1983 году в Казакевичево.

- Замполитом был капитан. Корж Юра.

- Зам по МТО кап.итан 3 рранга Романов Николай. По заводу ходила присказка. Видели Романова, трезвого,- не пьяного. Трезвого,- не пьяного,- это не Романова.

- Начальник Слипа капитан 3 ранга Семенцов Владимир Иванович.

8чел. мичманов – инструкторов по ремонту.

Обстановка на заводе была сложная.

Первым, начальником завода бы капитан 3 ранга Михайлов Сергей. До этого он был начальником СРМ, и начинал строить судоремонтную мастерскую второго разряда на базе СРМ.

Когда поняли, что начальник СРМ это детище не потянет, составили штаты, утвердили в Москве.

Благовещенский судоремонтный завод (БСРЗ), стал отдельной воинской частью. Должность начальника завода стала 2-го ранга. Сережа Михайлов был по характеру мягкий человек, и на должность начальника завода был назначен капитан 3 ранга Держак Александр Кириллович.

Ему пришлось достраивать завод, дом для рабочих и служащих, укомплектовывать штаты, организовывать производство.

Александр Кириллович, сильный организатор, волевой человек, грамотный офицер. Мне с ним пришлось служить в Джалинде с 1972 по 1981 годы.

Последняя его должность в Джалинде командир береговой базы бригады (КББ). Но после событий, произошедших в Джалинде 20 декабря 1980 года, (стрельба на охоте м-на Ахмедьзянова Анатолия и Шильдяева Николая) его сняли с должности и отправили служить начальником СРМ в Казакевичево, на должность старшего лейтенанта.

Не хочу вспоминать те события, трудно вспоминать, но скажу, что, Александр Кириллович всю вину за случившуюся трагедию взял на себя.

Начальник морского отдела, в то время капитан 1 ранга Фролов Александр Павлович, категорически запретил ему прийти в семьи, поговорить с женами, извиниться, проститься с погибшими друзьями и подчиненными по службе.

Многие, кто не знал истинного положения дел, от него отвернулись.

В настоящее время он, капитан1ранга в отставке, живет в г. Владивосток.

В период формирования завода, штаты были укомплектованы гражданским персоналом, которых в первую очередь, интересовало получение квартиры, дом достраивался, а потом уже зарплата и все остальное.

Дом построили, квартиры раздали. Началась работа и пошли проблемы. Всех все не устраивало. Кого зарплата, кого организация работы.

Начались увольнения специалистов, а большинство из них получили квартиры в заводском доме и через 2-3-4 месяца уволились. 

На заводе к моменту моего прибытия, костяк из специалистов составляли те, кто начинал и проработал ни один год, а отдельные и больше в СРМ бригады.

Служащие писали письма в округ и жаловались на командование завода, якобы мы требовали невозможного, или сверх требований КЗОТ.

Все это привело к тому что в 1985 году сняли с должности А.К. Держака, а 1988 году Н.Н. Козлова. На его место пришел НЭМС Благовещенской бригады Наумов Анатолий.

Замполита Юру Корж, перевели в г. Симферополь. На его место пришел Мардашов Вася.

В августе 1988 года меня, перевели в г. Термез, на должность заместителя командира береговой базы бригады (ЗКББ) в формирующуюся 22 отдельную брига сторожевых кораблей и катеров (ОБСКР).

 Когда пришел приказ о моем переводе, начальник Морского отдела капитан 1 ранга Афанасьев Геннадий Георгиевич приехал в Благовещенск в бригаду и на завод.

Целью его приезда было не только попрощаться со мной, но и посмотреть, что же мной сделано на заводе за два с половиной года службы. Хотя он за это время не единожды был на заводе.

Он был инициатором моего перевода из Казакевичево на завод.

Мы с ним посидели, поговорили и тепло попрощались. 

В Благовещенске мною была получена 3-х комнатная квартира, при переводе я ее оставил заводу. В последствии в ней жил Боря Михайлюк. После увольнения на пенсию продал ее. В настоящее время он живет в г. Курган.

Мы поддерживаем с ним и его семьёй теплые дружеские отношения.

В июле 2014 года мы совместно в течении 2-х недель отдыхали в С. Петербурге, в гостях у Черновых,- Евгения Николаевича и Марины Петровны.

Вместе с нами отдыхал наш сослуживец по Джалинде Кочетов Владилен, с супругой Еленой. Владилен сейчас живет в г. Челябинске.

Служба в г. Термез, 22 ОБПСКР, войсковая часть 9873, КСАПО.

При расставании в Благовещенске, Афанасьев Геннадий Георгиевич, рассказал мне как добраться до Термеза. Он долгое время, в юности, жил в Ташкенте и хорошо знал среднеазиатский регион.

В Среднюю Азию, я летел из Благовещенска, через г. Алма-Ата, на г. Душанбе, самолетом, и далее до г. Термеза,- поездом.

Тем-же маршрутом, в октябре 1988 года, после получения квартиры в Термезе, я вез свою семью, супругу Тамару Владимировну (царствие ей небесное), и двух дочек, Оксану и Галину, из Благовещенска, в Термез.

Прилетел в г. Алма-Ата рано утром 16 августа 1988 года, на Душанбе самолет вылетал на следующие сутки в 15 часов по полудню.

Устроился в гостинице аэропорта, и поехал в город. Город не знакомый. Зашел на Зеленый рынок, посмотрел на все, а все необычно, все крутится и вертится не как в союзе, не понятный говор. Куда идти, что делать, не знаю. Пошел гулять по городу. К обеду, на одной из улиц увидел «Бани», зашел, взял билет, как оказалось в номер, разделся, банщик (казах) спросил, как меня попарить, я ответил, что париться и мыться, буду сам. Тогда он предложил постирать мои вещи, высушить, погладить и предложил мне пообедать. Я не знал, что заказать на обед, так как, не знал азиатской кухни. На обед он предложил мне шурпу, люля-кебаб, зелень-мелень, лепешку, зеленый чай, грамм 250 казахского коньяка, и пиво на разлив. Я согласился. Часа через три, я вышел из бани как огурчик, в чистом белье, в отглаженной форме, в начищенных ботинках, побрит, пострижен и в меру пьян. В разговоре, банщик предложил мне съездить на гору Медео, посмотреть каток. Рассказал, как доехать, благо остановка автобуса была рядом. Я съездил на Медео, посетил каток, поднялся на 250 ступенек на гору, осмотрел окрестности, и приехал в гостиницу в аэропорт. На следующий день после обеда я вылетел в г. Душанбе. В Душанбе самолет прилетел после 16 часов. Выйдя с самолета и спустившись по трапу на поле, от зноя, я моментально высох, пот уже куда-то улетучился, и дойдя до здания где выдавали багаж, стоя у стены, я ни чего, не соображал и не воспринимал реалии жизни, так мне было плохо. Ко мне подошел мужчина, с которым мы летели в одном самолете, вроде бы русский, по разговору, но с акцентом, почерневший от загара, и спросил меня куда я еду дальше, я ответил, что в Термез.

Он забрал у меня талон на получение багажа, получил мой багаж, и отвез меня на вокзал. Только на вокзале мы с ним познакомились, звали его Акчурин Александр Александрович, он ехал из отпуска, домой в г. Термез. Сдал мой багаж, взял билеты себе и мне, и повел меня на зелёный рынок который располагался по улице выше от вокзала. С момента выхода из самолета, до момента пока дошли до рынка, а прошло часа полтора, все это время я хотел пить.

Но Сан Саныч, как я его называл, не разрешал мне пить воду из бочек с морсом что в изобилии стояли на улицах. Он объяснил мне, почему мне нельзя пить морсы. Возможно они сделаны на некипяченой воде, и мой не привыкший организм получит отравление, а хуже заражение. Это я понял, когда уже послужил в Средней Азии. Мы пришли на рынок, зашли в чайхану, он посадил меня в тень под чинар, заказал зеленый чай, ужин, белый чай в чайнике, попросил, чтобы зеленый чай принесли побыстрей и погорячей. Я не понимал для чего чай, хотелось просто холодной воды. Но после того как я выпил два, а то и три чайника горячего чая, с меня пошел пот, мне стало легче дышать, Сан Саныч, попросил принести ужин и белый чай.

Ужин понятно, а что такое белый чай, - как оказалось водка в белом чайнике, и пьют ее из пиал как чай. Пить водку в жару для меня был шок, но Сан Саныч сказал, так надо. И правда, мы выпили, хорошо поужинали, несмотря на то что подомной была лужа пота. Сан Саныч сказал, что это нормально, потеешь значит живешь, и тут мне вспомнилась поговорка, «Мертвые не потеют». Просидев часов до 24 ночи мы пришли на вокзал. Перед этим Сан Саныч попросил чайханщика заварить в 3-х литровую банку зеленого чая. Для меня с русским менталитетом все было под вопросом, где взять банку, зачем чай, как с эти идти и ехать, но все вопросы были решены, и мы сели в поезд.

В купе меня положили не верхнюю полку. Сан Саныч, сел на нижнюю полку напротив меня и всю дорогу не сомкнув глаз наблюдал и контролировал мое состояние. Как только я замычу или зашевелюсь, он наливал мне пол стакана чая, я его выпивал, с меня шел пот, мне становилось легче дышать. В 06-00 утра 18 августа мы приехали в г. Термез. Взяв такси, Сан Саныч довез меня до бригады, которая располагалась в районе речного торгового порта. Мы обменялись с ним координатами, и недели через две я был у него в гостях. Как оказалось, он был «Русским-Узбеком», родился и вырос в Узбекистане, в возрасте 52 года, жена узбечка, дети, пятеро сыновей, метисы, живут в Термезе и его окрестностях, внуки и внучки, много родни и родственников. Всю жизнь проработал на строительстве и обслуживании каналов и арыков в пустыне. Большой дом, хозяйство, баня по, «русскому с парилкой», все как надо. В течении двух лет, что я прослужил в Термезе, я периодически с ним встречался и дружил. После перевода в Джалинду, и распада СССР, наша связь, к сожалению, прервалась, очень сожалею об этом. Прекрасный человек.

         И Вот около 7 часов утра я прибыл в часть. Прибыл к оперативному дежурному бригады (ОД), представился.

В 8 утра прибыл командир бригады, кап.2 ранга Козин Евгений Иванович, с ним мы служили в Кзакевичево, до поступления его в Венно-морскую Академию, он служил командиром корабля МАК, им. «60-летия Октября».

Я ему представился, поговорили. На утреннем докладе ОД меня представили офицерам бригады, и началась моя служба в 22 ОБПСКР, в должности ЗКББ. Обязанности по должности известны, начальниками служб тыла были молодые офицеры, прибывшие из училищ в это году. Опыта службы нет, а рвения что-то сделать и проявить себя хоть отбавляй.

В то время в Термезе служили практически все Дальневосточники.

- Комбриг - капитан 2 ранга Козин Евгений Иванович,

         - Начальник штаба – капитан 3 ранга Вокуев Николай Иванович,

         - Заместитель начальника штаба – капитан 3 ранга Хачатуров Виталий Шагенович,

         - Заместитель начальника штаба по разведке – подполковник Маслов Александр Георгиевич

         - Начальник электромеханической службы – капитан 3 ранга Яшин Александр Петрович,

         - Командир береговой базы - майор Перерва Василий Николаевич,

         - Начальник политотдела - капитан 3 ранга Родин Николай Александрович

- командиры кораблей, помощники, - офицеры из Джалинды, Благовещенска, Ленинска, Казакевичево. В тот период в бригаде проходили службу,- 58 офицеров, 72 мичмана, 23 сверхсрочнослужащих, 8 женщин военнослужащих, 20 служащих, около 400 матросов и старшин срочной службы. Со многими из них я служил в одних бригадах, и мы знали друг друга.

         Командир бригады Козин Евгений Иванович, установил такой порядок,- рабочий день в бригаде начинался общего построения, проверки всего личного состава, на береговой стенке, для подъёма, Военно-морского пограничного флага. После подъёма флага, объявлений, доведения указаний и распоряжений, касающихся всего личного состава, проходил развод на занятия, хозяйственные работы т.д. Это мероприятие, как общее построение, всех дисциплинировало. В строй вставали все, за исключением лежачих больных.

На постой меня определили в гостиницу Термезского речного торгового порта, подчиненное хозяйство начальника порта, Ченчика Виктора Автономовича.

Виктор Автономович, Русский, после института, более 35 лет проработал на р. Амударья, от помощника капитана, до начальника порта. Умница, порядочный и честный человек. Сколько вопросов помог решить, сколько практической помощи оказал, при становлении бригады, не сосчитать. Мы все пришли в Среднюю Азию из России, а здесь, «Восток дело тонкое Петруха», он помог нам познать на практике. Перезнакомил командование части, с руководством области, близлежащих районов, председателями колхозов, руководителями областных предприятий и организаций. Что в последствии дало благодатную почву в вопросах обеспечения бригады, материальными средствами, продуктами питания, шефскими связями и помощью. В последствии, мы приглашали на все проводимые в части праздники, всех руководителей с кем были знакомы через Виктора Автономовича, угощали, катали на катерах их жен и детей, те в свою очередь всегда оказывали нам практическую помощь, и помогали решать возникающие вопросы. Там я на практике увидел, узнал, прочувствовал на себе, что, лозунг, «Народ и партия едины», не пустые слова.

Свежие овощи, фрукты, свежее мясо, копченые колбасы, постоянно, в течении года были на столе у матросов. Краска для покраски кораблей, другие материальные средства необходимые для содержания бригады, всего было в достатке. В порядке оказания шефской помощи, доходило до того что в день, из разных колхозов, в часть привозили более тонны винограда, арбузов, дынь, груш, персиков и других фруктов, орехов и это все нужно было съесть и частично сохранить, так как завтра могли привезти еще столько же. Однажды в конце ноября, начале декабря, из колхоза, выращивающего лимоны, привезли 200 кг, тонкокожих, ароматных, лимонов. И это все шло на усиление питания личного состава, помимо основного пайка. Единственное чем мы им отплачивали, это свежей рыбой, которую мы ловили в реке Амударье и её там было много. Это и Амур, Сазан, Сом, Налим, и если эти презенты мы раздавали по четвергам и пятницам, у них по мусульманским обычаям, был праздник.

Служба в бригаде была напряженная, но интересная.

Расскажу один курьезный, но поучительный случай, который произошел со мной. Однажды, меня вызывает комбриг и говорит, что, нужно срочно выйти на звене кораблей, старшим перехода, для обеспечения сопровождения и высадки десанта частей советской армии.

Я попросил час времени собраться. Съездил на служебной машине домой, а жили мы тогда с семьей в квартале Джурабаева, взял необходимые вещи, сложил, в сумку вскрытые пачки с сигаретами, в то время я коллекционировал сигареты, из одной пачки курил сам и угощал товарищей, а целые пачки стояли в серванте. Прибыл в часть, и убыл на границу. Сигареты были со всех стран мира, и республик союза, по несколько одинаковых пачек, но разных производителей.

На границе, я курил эти сигареты сам, и угощал обращавшихся дать закурить матросов. По прибытию с границы, через какое-то время, ко мне в кабинет заходит начальник особого отдела Насекин Юрий Михайлович, мы с ним жили в одном доме и поддерживали дружеские отношения. Я ему предложил попить чаю, попили, сидим перекуриваем под кондиционером. Чувствую, что у него ко мне вопрос, но не знает, как его задать.

- Михалыч, что тебя гложет, говори.

Он помялся и спрашивает, как я отношусь к «Марихуане», я ответил, знаю, что это такое, но никогда, не пробовал, а почему такой вопрос. Он начал мне рассказывать что-то про матросов, границу, и тут меня осенило, так вот откуда ветер.

Кто-то из матросов попался на наркоте, и свалил все на меня.

Вот Михалыч и зашел ко мне выяснить вопрос. 

Я быстренько съездил домой, собрал всю оставшуюся коллекцию сигарет и привез в часть, зашел к нему в кабинет и сказал, давай курить. Пересмотрели все пачки, кое что покурили, ни чего подозрительного он не нашел. Вопросы ко мне были сняты. Урок на всю жизнь остался. Сигареты не коллекционирую, и незнакомых не угощаю.

В Термезе, как и в Казакевичево, встал вопрос, о сроках готовности кораблей и катеров, прибывших с границы.

Склад ГСМ размещался на берегу затона.

Я, с начальником службы ГСМ бригады мичманом Чечко Сергеем Адамовичем, прошли на склад, и там на месте, я ему все объяснил, как и что сделать по оборудованию пункта заправки. Он все сделал, так как я ему объяснил.

Сделали так же как в Казакевичево, за исключением, того что, корабли швартовались в берег с обеих сторон причала, и заправляться можно было не из трех пистолетов, как в Казакевичево, а из четырех. То есть четыре корабля или катера могли одновременно производить заправку ГСМ. Вопрос с заправкой был закрыт.

В бригаде остро встал вопрос о строительстве новых складов для хранения оборудования и материалов.

Те складские помещения, которые были в дивизионе, ни в коей мере не отвечали запросам бригады. Часть имущества хранилось на открытых площадках, под тентами, навесами. 

Ранее, снабжение дивизиона катеров, шло из пограничного отряда, а бригада снабжалась имуществом напрямую из округа, база Мары, и оперативной группы, база Душанбе. В Душанбе, на базу снабжения, мы ездили автотранспортом бригады, и если не хватало машин нам их дополнительно выделяли на месте с базы.

Объёмы поступающего имущества возросли. Поэтому было принято решение о строительстве блока складов для, вещевого имущества, службы спец. морского вооружения, шхиперо-технического имущества, продовольственного имущества. В течении полугода, склады были построены из металлоконструкций старых армейских казарм, (которые мы вывозили собственными силами) брошенных в Афганистане, в районе г. Хайратон, и камня «Гюша», завезенного в бригаду из п. Гаурдак, расположенного в Туркмении.

Имущество разложили по стеллажам, провели инвентаризацию.

Второй, не маловажный вопрос, который пришлось решать,- это размещение служб береговой базы, так как в помещениях штаба места для размещения служб береговой базы не хватило. На территории части находился железнодорожный тупик, имелась площадка для погрузки и разгрузки техники. С командиром базы, Перервой Василием Николаевичем, мы съездили к начальнику отделения железной дороги, и попросили старый списанный купейный вагон. Его нам безвозмездно выделили. В последствии нам пришлось ставить его на учет, как и все завезенные автомобильные кунги. Вагон разгородили, объединив по два купе в одно помещение, провели ремонт, установили мебель, кондиционеры, и разместили в вагоне четыре службы береговой базы, (вещевую, продовольственную, шхиперо-техническую, спец. морского и ракетно-артиллерийского вооружения). Служба ГСМ, Авто. служба, швейная мастерская, электрики, сантехники, садовники, а их в части было 2 чел. располагались в отдельно стоящих автомобильных кунгах, под общим тентовым навесом.  Для личного состава роты материального обеспечения, из металлоконструкций старых казарм, вывезенных нами из г. Хайратон, обложенных камнем «Гюша», была построена отдельная казарма.

Построили КПП с комнатой посетителей на входе в бригаду, магазин военторга, забор по периметру части.

На территории дополнительно построили открытые душевые помещения, и личный состав в течении дня, в свободное время, без ограничения принимал душ.

В бригаде были оборудованы два пункта круглосуточного кипячения воды с верблюжьей колючкой, которая обеззараживала воду, дабы исключить кишечные заболевания личного состава.

В целях исключения случаев обезвоживания организма, личный состав, офицеры, мичманы, ходили по кораблям, катерам, на берегу, с фляжками на поясе, во влажных чехлах, что бы кипяченая вода во фляжке была прохладной. Наличие воды во фляжке проверялось на каждом построении. Добились через Москву, и в часть, для всего личного состава, стала поступать на снабжение тропическая форма одежды. Так называемая ТРОПИЧКА. Шорты, куртки, тапочки, пилотка.

Провели систему орошения, вода качалась насосами из затона, фильтровалась и шла на полив газонов. Провели благоустройство и асфальтирование территории бригады. Садовники, разбили клумбы, насадили роз, досадили сосен, различных плодовых деревьев и кустарников. В части и до этого было зелено и уютно, но в связи с новыми постройками что-то пришлось добавить.

Для кораблей, стоящих в базе, подрядной организацией из г. Самарканда, была построена шпунтовая причальная стенка, с колонками для электропитания с берега. При стоянке кораблей и катеров в базе, для приема пищи, личный состав переводился на береговой камбуз, что значительно экономило моторесурс холодильников и камбузного оборудования кораблей и катеров. Командиром бригады кап.2 ранга Козиным Евгением Ивановичем, был заведен такой-же порядок прибытия кораблей с границы, как и в Казакевичево. С начала пополнение запасов, восстановление боевой готовности, швартовка к основному причалу, построение личного состава на берегу, доклад комбригу, и встреча личного состава кораблей и катеров командованием бригады. Все это происходило с 16 часов по полудню.

Вспоминается случай который произошел со мной на пограничной заставе «Айвадж».

На берегу р. Амударья, в километре от пограничной заставы «Айвадж», располагался пункт заправки ГСМ кораблей и катеров бригады, которые несли службу на Нижне-Пянджском и Айваджском направлениях. На пункте заправки было установлено две ёмкости по 25 м3, для хранения дизельного топлива.

Я с начальником службы ГСМ бригады, мичманом Чечко Сергеем Адамовичем, на двух топливозаправщиках, привезли на пункт заправки топливо. Мы подъехали к пункту заправки.

Перед сливом топлива, я с мерной линейкой, поднялся на емкости снять остатки топлива в ёмкостях. Сергей Чечко с водителями остались в низу. С высоты емкостей вижу, как от нашего берега, по воде, уходят на связанных попарно бочках четверо афганцев. Огляделся, а в тугаях (камышовых зарослях), сидят еще человек шесть афганцев. Все вооружены, готовые открыть огонь. Думаю, начни сейчас что-то предпринимать, они нас взорвут в секунды. Сожгут одним выстрелом склад ГСМ, два топливозаправщика, и нас четверых. Спокойно, не подавая вида что я их заметил, замерил остатки топлива, Сергей их записал, слили топливо, и уехали на заставу. На заставе, об увиденном, я доложил начальнику заставы.

Он спокойно выслушал и говорит, что об этом он, и в пограничном отряде знают, но держать специально наряд для охраны топлива он не будет, так как у него нет лишних сил. (имеется в виду людей в пограничный наряд). По приезду в бригаду я доложил все, командиру бригады. Нам пришлось все это проглотить, и смириться. Пусть лучше немного украдут, но пункт заправки останется цел.

Наши разведчики и старые командиры катеров, подтвердили, что такая ситуация на всех пунктах наших заправок, расположенных на берегу реки Амударья. Если им не давать возможности понемногу красть, они сожгут наши пункты заправок, а так, «и овцы целы, и волки сыты». В последствии, чтобы исключить случаи воровства топлива афганцами, при несении службы кораблей и катеров на этих направлениях, один из кораблей или катеров КУГ (корабельной ударной группы), ставили на позицию видимости пункта заправки. Воровство топлива продолжалось, но только при смене кораблей и катеров с позиций.

Еще один интересный случай произошел со мной на КПП и Таможенном пункте пропуска «Нижний Пяндж» в январе 1989 года. В то время в Афганистан передавали гуманитарную помощь.

Меня назначили старшим на группу катеров, по доставке гуманитарной помощи. От бригады были выделены два катера пр. 1606, с баржами площадками грузоподъемностью 100-150 тонн каждая. По прибытию катеров на «Нижний Пяндж», в течении четырех дней, баржи – площадки грузили гуманитарным грузом, галоши, сапоги резиновые, спортивная обувь, продукты питания, медикаменты бинты, вата и, прочее. Весь груз принимали,- представитель той стороны и я, как представитель с нашей стороны. Афганец весь груз пересчитывал, просматривал, прощупывал, мне приходилось делать тоже самое. В его накладных мы расписывались вместе. На четвертый день, часов в 16 мы отошли от нашего берега и пошли на афганскую сторону. На афганской стороне, мне нужно было сдать груз тому афганцу, который его принимал вместе со мной у нас на берегу, а на моих накладных он должен был расписаться, и поставить свою (афганскую) красную овальную печать, свидетельствующую о приемке груза. Почему была разработана такая схема не понимаю до сих пор. Часов в 18 мы подошли к афганскому берегу, подали сходни, афганец убыл в кишлак.

В это время из кишлака, на баржи – площадки, налетели афганцы и начали растаскивать в кишлак весь груз. Часа за четыре, все разгрузили, и все убыли в кишлак. Моего сопровождающего с ними не было. Что делать, как и у кого получить красную овальную печать на накладные, куда идти и где искать этого афганца, не знаю. Сход с борта был категорически запрещен. Да и где его искать? На дворе темная ночь. Во время перехода, мы с сопровождающим афганцем, разговаривали, что уйдем как разгрузят баржи, и оформим документы.

Но я и предположить не мог, что у нас их грузили четыре дня, а здесь разгрузили за четыре часа. Легли спасть. Утром, проснувшись, сходил в кишлак, поспрашивал, где кого искать, но никто ни чего мне ни сказал. Вернулся на катера. Сижу на якорном шпиле горюю, жду афганца. Где-то в 08-45, гляжу из кишлака идет мой афганец.

Зашел на баржу, поздоровались, он достал печать и на коленке, проштамповал мне все накладные, поставив перед этим свою подпись. Попрощались, он в кишлак, мы, на КПП «Нижний Пяндж». Сдал накладные и на катерах, с баржами-площадками пошли в бригаду. До сих пор не понимаю цели своей миссии в приеме и сдаче груза. Для каких целей была разработана такая сложная и в тоже время пустая на мой взгляд, схема приема передачи гуманитарной помощи.

Возможно для того что, если груз утонет во время перехода, было с кого спросить. Как я писал выше служба в бригаде была напряженная, но все от матроса до командира бригады относились к ней с пониманием, и делали все чтобы качественно выполнить поставленные задачи. В то же время в Термезе жили наши семьи, и по возможности в свободное от службы время, мы уделяли время семьям. Жили в четвертом микрорайоне, на ул. Джурабаева.

Периодически, по воскресеньям, в части выделялся автобус, и офицеры, мичманы, семьями, и детьми, выезжали на отдых. Это были и озеро Учкызыл, загородные поездки на экскурсии и пикники. Женский праздник 8-е марта, всегда проводился в каком-то ресторане города. Были и конкурсы, и подарки.

В доме мы сдружились с семьями Перервы,- Василия и Наташи, Вокуевых,- Николая и Татьяны, Масловых,- Александра и Галины, Чистяковых,- Сергея и Татьяны, Насекиных, Уманских, Никитченко.

Мы, семьи офицеров и мичманов, живущие в 4-м микрорайоне, по воскресеньям, выходили на базар, расположенный рядом с микрорайоном в 10 минутах ходьбы, в районе парка «Дустлик».  Пока жены с детьми, ходили по рынку, мужчины устраивались в чайхане, заказывали на всех обед, встречали жен с пакетами, кушали, дети обед запивали морсом, ну а взрослые «белым чаем». Возвращались домой, отдыхали в период дневного зноя, вечером часов в 18, встречались у кого-то в квартире, на полу за игрой «Монополия», интересной и модной в то время. Вот так, мы по возможности уделяли время семьям, не считая совместного проведения других семейных праздников. Мои дети, младшая дочка Галя, пошла учиться в первый класс, Оксана в шестой. Окончив в 1998 году 10 классов, Галя поступила в Термезский Государственный Университет, на экономический факультет.

Учась в университете она выучила Узбекский язык, и сейчас, идя по рынкам в Хабаровске, она свободно общается с продавцами из Узбекистана на их языке. Из это их удивляет, и отчасти шокирует.

В Термезе я познакомился с мичманом Банным Евгением Дмитриевичем, командиром ПСКа, решительный командир, отважный человек.

В 1989 году Евгения Дмитриевича перевели по семейным обстоятельствам в Ленинскую бригаду. В 1992 году меня перевели в Ленинскую бригаду, там мы с ним тепло встретились. Дружили, и дружим семьями.

Его супруга Маргарита, всегда тепло и с душой, обильным застольем, встречает нас.

Они растят двух сыновей.

Валерий, учится на втором курсе в Магнитогорском горном техническом университете им. Г.И. Носова, Богдан, в 2016 году пошел в первый класс.

Евгений Дмитриевич познакомил меня с семьёй Крекниных: - Сергеем Николаевичем и Ольгой Михайловной. Наша семейная, теплая бескорыстная дружба продолжается до сих пор.

В конце декабря в полный голос заговорили о выводе Ограниченного контингента советских войск из Республики Афганистан. В последствии были обозначены сроки вывода. Я, на катерах бригады, с баржами площадками обеспечивал выход армейских частей на Келифском направлении, в Туркмении. Старшим группы от округа, был назначен начальник Морского отдела капитан 1 ранга Фуркало Олег Иванович, с ним мы были знакомы по совместной службе в с. Джалинда. На Келифском направлении вывод наших частей был завершен 13 февраля 1989 года. 14 февраля я на автомашине прибыл в часть. Катера с баржами площадками убыли по р. Амударья один, в бригаду, второй в Керкинский Пограничный отряд.

Утром 15 февраля, командир бригады поставил мне задачу,- заехать на автобусе бригады, в четвертый и пятый микрорайоны где жили семьи наших офицеров, взять всех желающих, и прибыть в район Хайратонского моста, для встречи выходящих войск.

Заехал, собрал семьи, приехали в район Хайратонского моста.

Со мной поехала моя младшая дочка Галина.

Встреча выходящих войск проходила в торжественной обстановке. Командующий 40-й армией, генерал – полковник Громов Борис Всеволодович выходил последним, пешком по мосту. На митинге он сказал, за моей спиной войск нет. Последний солдат вышел из Афганистана. Война окончена.Но сейчас мы знаем, что это не так. Даже после вывода пограничные части (заставы), еще оставались на той стороне.

Немного об истории формирования и службе Термезской бригады.

В 1979 г. осложнилась обстановка на советско-афганской границе. В конце года в Афганистан были введены советские войска. Для обеспечения охраны границы на реке Амударья, в соответствии с решением Правительства СССР, был сформирован дивизион сторожевых катеров в г. Термез (командир дивизиона капитан-лейтенант Васильев Ю.В.). С увеличением служебной нагрузки на катера, сокращения время прохождения команд от управления КСАПО г. Ашхабад и оперативностью управления, Термезский дивизион вывели (из подчинения Термезского Пограничного отряда) в отдельный дивизион катеров с подчинением оперативной группе в г. Душанбе.

    Командиры 45-го ОДСК:

    капитан 2 ранга Васильев Юрий Валентинович (1979-85 гг.)

    капитан 2 ранга Петренко Виктор Федорович (1985-87 гг.)

    капитан 2 ранга Мельников Николай ... (1987-88 гг.)

В 1987 году в Термез приехал председатель КГБ В. М. Чебриков, посетил дивизион катеров, и тогда было принято решение об усилении границы.

Для усиления советско-афганской границы в октябре 1987года в Термез с Амура были переброшены ПСКРы проекта 1204 " Шмель" в количестве 8-ми штук.

Вот тогда и была создана 22 ОБПСКР - отдельная бригада пограничных сторожевых кораблей и катеров.

С вводом в строй "Шмелей", в мае–июне 1988года, 45 Отдельный дивизион сторожевых катеров, переформирован в 22 Отдельную бригаду сторожевых кораблей и катеров. Командиром бригады был назначен,- капитан 2 ранга Козин Евгений Иванович, НШ Вокуев Николай Иванович, НПО Родин Николай Александрович, КББ Перерва Василий Николаевич, НЭМС  Яшин Александр Петрович; в её состав вошли; 8 ед. кораблей пр. 1208, типа «Шмель», 1-й Дивизион катеров, командир,- капитан-лейтенант Бондаренко Николай Николаевич, включал 15 ПСКа, пр. 1606, плюс 1й - взвод малых катеров, пр 1398Б,(комвзвода ст.мичман Кулаков), 2й - дивизион  катеров, командир капитан-лейтенант Чистяков Сергей Альбертович, включал 10 ПСКа, пр. 1606, плюс 2 взвод малых катеров, пр. 1398Б. В дивизионе была СРМ (судоремонтная мастерская) командовал ею старший мичман Паладий Владимир Федорович. Замечательный человек, штангист, честный порядочный. Если и врал, то не от того что хотел наврать, а прикрывал провинившегося. А провинившиеся были офицеры, мичманы, матросы, командиры кораблей и катеров, побившие на мели винты и имевшие поломки техники, подлежащие проведению расследований, электромеханической службой бригады.

Ну а после расследования орг. выводы, в отношении провинившегося. Так что, Владимир Федорович ни одного вывел из-под удара дамоклова меча в приказах командира бригады.

Основные ТТД корабля "Шмель», пр.1204

Водоизм. - 80/70т.

размеры 27,7Х 4,3Х0,8

броня борт 8мм, палуба 5мм.

Дизеля М-50Ф - 2 шт. сумм. мощн. 2400л.с.

Вспомогателные дизеля 4Ч10,5х13 (дизель-генераторы)-2 шт.

2 винта, 23уз. 240 миль на 20уз.

топливо - 4,75т. масло - 0,3т. вода - 0,2т.

мореходность 3 балла.

автономность 7 сут.

экипаж -14 чел., (2 оф. 2 мич. 2 старш. 8 матр.)

ГК "Градус-2", НЭЛ-7, НРЛС "Донец"

р/с Р-617, Р-619

вооружение: 1-76,2мм Д-56 танковое в башне -150 выстрелов.

2Х1-14,5мм 2М-7 или 2М-3М, 1 -7,62мм ПКТ, автоматы, пистолеты,- личное оружие экипажа согласно штатного расписания.

4 гранатомета АГС-17 "Пламя" (по два, по каждом борту в броневой выгородке, за рубкой), далее реактивная установка БМ 14/17, на корме – двуствольная зенитная 25мм. установка 2М-3М, 2М-7.

Для службы на Амударье корабли были переоборудованы к условиям службы в автономном режиме. Перед переброской они прошли переоборудование на судостроительном заводе в Хабаровске. В виду того что вода в Амударье не пригодна для питья были установлены дополнительные емкости питьевой воды.

Охлаждение двигателей осуществлялось забортной водой, по той же причине была переделана система охлаждения; вдоль борта (ниже ватерлинии) установили теплообменники (типа радиатора из труб) за счет которых шло охлаждение воды.

"Шмели" ходили до слияния Пянджа с Вахшем, дальше не рисковали, да и это были пробные выхода, в основном стояли от Хайратонского моста до 5-й заставы. ПСКа ходили дальше.

Про быт; жили на ПСКРах, питались там же, экипажи ПСК и малых катеров жили и питались на базе. На приказы выходили 4 ПСКРа к каждому были прикреплены 2 малых катера(Аиста)-заступали на 15 дней, потом менялись, так что 4-ре ПСКРа в базе ,4-ре на приказе.

В состав ОБПСКР входили: управление, артиллерийские катера ПСКР,- типа “Шмель” (проект 1204), два дивизиона ПСК пограничных сторожевых катеров (проект 1606), с малыми катерами типа “Аист”, (проект 1398Б), береговая база со службами ШТО-ШТС, СМВ АТВ, ГСМ, ВС, ПС, Авто служба, Рота материального обеспечения.

Общая численность личного состава бригады – около 500 человек. Зона ответственности бригады по охране советско-афганской границы на речном участке от населенного пункта Нижний Пяндж (Таджикская ССР) до населенного пункта Бассага (Туркменская ССР) имела протяженность около 300 км.  Дивизион (а позднее бригада) наряду с охраной государственной границы Советского Союза на речном участке в виде подвижного дозора и сопровождения караванов барж по реке, выполнял боевые задания в интересах спецподразделений пограничных войск КГБ СССР, находившихся на территории Афганистана: десантирование войск и грузов на афганский берег, совместные боевые операции с нашими разведчиками, переправка афганских осведомителей, охрана стационарных мостов и наведенных переправ. Дозорную службу вдоль линии границы экипажи кораблей и катеров несли днем и ночью. На охрану границу обычно выходили в составе одного ПСК и двух малых катеров. Например, ночью поднимались вверх по реке до Нижнего Пянджа (в районе стыка 3-й и 4-й застав Пянджского пограничного отряда), стопорили двигатели и дрейфовали вниз по течению, периодически бросая якоря и “прослушивая” местность при помощи РЛС и ПНВ (днем при постановке на якорь выбиралось место, с которого участок границы просматривался визуально как можно дальше). Таким образом, к рассвету катера спускались до стыка с Термезским Пограничным отрядом, а затем вновь поднимались до Нижнего Пянджа. “Шмели” обычно дежурили на ближних к базе точках в связи с мелким для них фарватером реки. Как правило, ПСК дежурили две недели, а затем менялись. «Аисты» могли ходить на границу только парой, по одному – запрещалось (в общем, как и вертолетам – над территорией Афганистана). Каждая группа кораблей с катерами работала в своей зоне, которая была привязана к определенному участку пограничной заставы, тесно взаимодействуя с ПогЗ.

  Ремонт катеров и кораблей, их модернизация осуществлялись силами личного состава, судоремонтной мастерской бригады и СРМ Термезского порта. Так, например, скорость “Аиста” по техпаспорту – 20 узлов (около 40 км/ч). В результате доработки умельцами бригады (изменение направления выхлопного сопла водомета, рихтовки винтов и др.) катер развивал скорость до 55км/ч. ПСКР “Шмель” имел, примерно, такую же скорость (может, чуть больше). ПСК были «тихоходами» (скорость – 10-12 км/час, против течения реки). В гражданском флоте это был речной буксир. Его переделали, добавив на корму вращающуюся на станине установку АГС-17.

До формирования бригады, ПСК составляли основу Термезского дивизиона.

Корпус “Аиста” был дюрале-алюминиевый, а надстройка – фанерная. “Шмель” имел бронезащиту, а ПСК, как говорится, был просто “железякой”.

Экипаж малых катеров “Аист” состоял из 2-х человек, вооруженных пулеметом РПК и автоматом АКС.  "Аист" был новым проектом малых катеров и был очень похож визуально на "Пеликан". "Пеликан" был оснащен бензиновым двигателем на винтовом ходу. “Аист” - дизелем на водометной тяге. Это порой играло с ними злую шутку. Когда поднимался уровень воды в реке, в нее попадал весь прибрежный мусор, который забивал водомет. Но “Аист” был быстрее, маневренней и удобней в управлении. А “Пеликан” за былые заслуги установили на постамент в части.

По штатному расписанию экипаж ПСКа пр. 1606, состоял из 6 чел.

Тип судна: однопалубный винтовой буксир с развитым полубаком, с помещениями в корпусе и полуутопленной рулевой рубкой.
Назначение судна: работа на лесосплаве и буксировка несамоходных судов. Теплоход может быть использован для перевозки грузов (до 1,5 т) или до 20 человек работников сплава, размещённых в жилых каютах.
Место постройки: СЗ "Вымпел" (Россия, г. Рыбинск).
Класс Регистра: "*О"
Характеристики:
Длина: 17,3 м
Ширина: 3,7 м
Высота: 1,6 м
Высота габаритная: 3,6 м
Водоизмещение в грузу: 23,4 т
Осадка средняя в грузу: 0,87 м
Водоизмещение порожнем: 19,1 т
Осадка средняя порожнем: 0,78 м
Мест для экипажа: 6
Экипаж (на вахте): 2 чел
Автономность: 30 ч
Скорость: 20 км/ч в стоячей воде.
Тип ГД: дизель 3Д6Н-235
Мощность ГД: 1х235 л.с.

1. Командир катера - мичман.

2. Рулевой, помощник командира ктера – старшина 1статьи.

3. Комендор (гранатометчик-стрелок) - ст. матрос, либо матрос.

4. Радист, помощник гранатометчика - матрос.

5. Старший моторист - ст. матрос.

6. Младший моторист - матрос.

Катер имел вооружение: в носовой части – 12,7-мм пулемет “Утес”, два пулемета ПКТ – 7,62-мм (по одному с каждого борта), в кормовой башенке – гранатомет АГС-17 “Пламя”. Кроме того, на ПСК были установлены РЛС (“Кредо”, “Фара”) и приборами ночного видения.

   Устройство ПСКа пр. 1606:

1. Носовая часть - верхняя палуба, нижняя палуба.

2. Рубка.

3. Моторное отделение.

4. Кормовая часть с гранатометной установкой.

В носовой части размещался якорный отсек. На нижнюю палубу, во внутренние помещения вел маленький трап из рубки. Там размещались два кубрика: малый - на 2-е койки (в т.ч. койка командира), большой - на 4-е. К большому кубрику примыкал камбуз. Настолько маленький, на столько же и неудобный. Он состоял из чугунной плиты (он же чугунный котел, мартен в миниатюре), работал на солярке с водой. Готовить на нем было большим талантом и не малым мужеством. В рубке размещался командный пункт, пост радиста и первоначально был спланирован гальюн (туалет), который быстро на всех катерах переделали в душевую кабину. А ходить по нужде все ловко умели и за борт. Моторное отделение почти полностью занимал 6-ти цилиндровый дизель марки 3Д6 с турбо-наддувом, мощьностью-235л/с, с винтом фиксированного шага.

На корме - башня АГС-17 и бак для питьевой воды, которую брали на базе. Когда вода кончалась, в кранцы (квадратные металлические баки) расположенные на корме, набирали забортную воду, отстаивая от песка. На корме также был внутренний отсек, где хранилось продовольствие, т.к. это было самое прохладное место на катере.

Было еще много событий в период моей службы в Термезе, о которые я возможно, опишу позднее.

В августе 1990 года меня перевели в 11 ОБПСКР, войсковая часть 2536, с. Джалинда, Краснознаменного Дальневосточного Пограничного округа, на должность командира береговой базы. Туда, где начинал службу матросом, через 19 лет прибыл проходить службу в чине капитана 3 ранга, командиром береговой базы. Все было до боли знакомо, и не знакомо.

Служба в с. Джалинда, 11 ОБПСКР, войсковая часть 2536.

         В конце августа 1990 года, из Ташкента, я прилетел в Хабаровск.

         Прибыл в управление округа, представился начальнику морского отдела капитану 1 ранга Афанасьеву Геннадию Георгиевичу, начальнику войск округа генерал-майору Бутенко Владимиру Дорофеевичу, начальнику тыла полковнику Сухореброву Виктору Александровичу.

         Получил инструктаж и вечером того же дня, поездом, убыл до ст. Сковородино. Утром в на станции Сковородино, меня на автомашине, встретил, мичман Ворсин Андрей Юрьевич, которого я хорошо знал по прежней службе в Джалинде.

        В то время, когда я служил начальником СРМ, он у меня служил в подчинении, сначала служащим, слесарем по ремонту оборудования, потом мичманом,- боцманом Слипа, в свое время я давал ему характеристику для призыва на службу.

       По прибытию в бригаду, я представился командиру бригады, капитану 1 ранга Дуганову Николаю Николаевичу, затем, на служебном совещании, меня представили офицерам и мичманам бригады.

       В то время в бригаде служили:

         - Командир бригады - капитан 1 ранга Дуганов Николай Николаевич,

         - Начальник штаба - капитан 2 ранга Дворниченко Василий Николаевич,

         - Заместитель начальника штаба - капитан 3 ранга Аглямов Тагир,

         - Начальник политотдела - капитан 2 ранга Сахранов Виктор Михайлович,

         - Заместитель командира береговой базы - капитан 3 ранга Чернов Евгений Николаевич,

         Офицеры и мичманы, которых я знал по совместной службе, а с некоторыми, пришлось знакомиться в процессе службы.

         Службу в Джалинде, как и Термезе, я начал с утренних общих построений личного состава береговой базы и роты обеспечения, летом на берегу, на подъёме Военно-морского пограничного флага, зимой, в помещении штаба бригады, с приемом доклада от дежурного по береговой базе, которого с согласия командира бригады подчинил себе.

Личный состав роты обеспечения, в зимнее время строился в помещении роты.

         Что бросилось в глаза в первые дни службы в Джалинде. Не все офицеры и мичманы, но отдельные, требовали к себе отдельного уважения за то, что они служат в Джалинде длительное время.

         Всем своим видом показывали, что они старожилы службы и требовали к себе отдельного, исключительного отношения. Панибратства не допускали, но всем своим видом показывали, что на все происходящее в бригаде, у них есть свое мнение, они хотели бы, чтобы с их мнением считались. Они повидали многих командиров, и знают, как и что надо делать при решении возникающих проблем. Меня это поначалу насторожило, но послужив некоторое время я понял почему это так. Командир бригады Дуганов Николай Николаевич, требовательный, правильный, командир. Всю свою службу в Джалинде посвятил заботе о личном составе, контролю за службой. При нем бригада заняла первое место в службе, среди морских частей округа. Более 20 лет от лейтенанта,- помощника командира корабля, до капитана 2 ранга,- начальника штаба бригады прослужил в г. Дальнереченск, 15 ОБПСКР, войсковая часть 2538, где всех и все знал. По прибытию в Джалинду он начал проводить тотальный контроль за всем и всеми и это наложило отпечаток на отдельных служащих в Джалинде офицером и мичманов, которые стали пользоваться его расположением, своевременно докладывая обо всем что увидели или услышали.

Приведу такой случай.

В период с 1989 по 1991 г. в бригаде, проходил службу, в должности Начальника Квартирно-эксплуатационной службы старший лейтенант Казакевич, переведенный из Сковородинской пограничной строительной роты. Нормальный трудолюбивый офицер, окончивший Хабаровское строительное училище, умеющий организовать и работать практически, но слабо знающий руководящие документы по службе КЭС. Объём работы у него был большой. Ему трудно было ориентироваться во взаимоотношениях среди служб береговой базы, кораблей и подразделениях бригады. Порой он срывался, допуская грубость и нетактичность. Не все его понимали.

Все это привело к тому что он написал рапорт на увольнение и ждал приказа, выполняя должностные обязанности, в общем и целом не плохо. Где-то в апреле 1991 года, он решил отправить домашние вещи к себе на родину, в контейнере, в котором пришел груз в часть. С моего разрешения пустой контейнер поставили подальше от складов, на территории автопарка бригады.  Офицер Казакевич загрузил вещи в контейнер, и собрался вывезти его в г. Сковородино, для отправки к месту будущего проживания.

На кануне, меня вызывает комбриг, и спрашивает, а знаю ли я, что загрузил и отправляет в контейнере офицер. Я ответил, что он отправляет домашние вещи, а контейнер он поставил на территорию автопарка с моего разрешения. Комбриг приказал мне лично, проверить, что загружено в контейнер. Я возразил, считая, что не имею права проверять контейнер с личными вещами офицера, на что получил ответ, что, с такой моей позицией, у нас все со складов вывезут, а я, как командир береговой базы, знать ни чего, не буду.

Я не стал дебатировать с комбригом.

Выйдя от комбрига я вызвал к себе офицера, все ему откровенно рассказал, как и что мне приказано сделать. Мне стыдно было подозревать молодого офицера в воровстве. Переговорив с ним, уточнил, нет ли у него в контейнере того что вызовет сомнение в принадлежности к его личным вещам. Он ответил, что там все в порядке, и ни чего, что принадлежит части там нет. Я предложил ему содержимое контейнера проверить комиссионно.  Спросил, кого бы он хотел видеть в комиссии по проверке. Он мне назвал трех, четырех офицеров, мичманов бригады.

Я его отпустил и дал команду ждать комиссию.

Вызвал в кабинет названных мне офицеров и мичманов, сказал, что, мы должны комисионно проверить содержание контейнера с домашними вещами, который отправляет офицер Казакевич.

Двое начали возмущаться, как так, это личная собственность и так далее. Есть пословица, «На воре шапка горит», это про тот случай, и тех людей. Пришлось сказать, что это приказ.

Страсти улеглись, и мы пошли проверять содержимое контейнера. Неприятно копаться в личном белье. Комисионно открыли контейнер, заглянули, ничего не выкладывали, офицер сказал, что в каком ящике лежит, показал описи ящиков, закрыли. На все про все ушло 5-7 минут, но как мне это было не приятно. Я при всех извинился перед офицером. Контейнер загрузили на машину и утром офицер увез его в г. Сковородино. Доложил комбригу. Как оказалось, доложил не я один.

Вот в такой обстановке недоверия мне пришлось служить в Джалинде.

Все мои действия и поступки докладывались комбригу и подвергались перепроверке. В последствии, в октябре 1993 года, после московской инспекторской проверки, служа командиром береговой базы в Ленинске, из Москвы, мне поступило предложение о переводе меня начальником тыла на должность капитана 1 ранга в г. Находка, в учебный центр подготовки младших морских специалистов где Дуганов Н.Н., был командиром. Я в категорической форме, без объяснения причин отказался. И никогда в дальнейшем, об этом не пожалел.

Но служба в Джалинде состояла не только из таких, на мой взгляд, негативных моментов.

Основная масса офицеров и мичманов, не видели предвзятого к себе отношения. Хочу отметить добросовестное отношение к делу, мичмана Баранова Александра, начальника котельной. Он со своим помощником мичманом Дьякону, имя к сожалению, запамятовал, делали все чтобы в подразделениях части было тепло. А в их ведении находились, взвод кочегаров в количестве 40 человек, сформированный из матросов, списанных с кораблей и катеров после окончания навигации, обученных ими, котельные,- ДОС, Гарнизона, Автопарка, СРМ, Подсобного хозяйства, две скважины водозабора, системы отопления, водоснабжения, канализации в казармах, 16 котлов отопления, 10 центробежных насосов, и много что еще что требовало их ежесуточного, постоянного внимания и заботы. Эти двое тянули все хозяйство на своих плечах.  В последствии Джалинда, - бригада (личный состав, офицеры, мичманы), поняли, что делали эти двое простых деревенских ребят для поддержания теплового режима в установленных уставом параметрах.

К сожалению, Саша Баранов подорвал здоровье на авариях теплотрасс, которые случились в Джалинде в зимний период 96-97годов. В настоящее время он живет в Джалинде.

Будучи командиром базы, я всячески их огораживал от жалоб и поклепов, которые раздавались в их адрес. Все разборки с ними проводил сам. Эти двое, да и все начальники котельных в других бригадах и частях, заслуживают глубокого уважения. Спасибо вам за службу.

В Береговой базе все службы тыла важные и ответственные.

Но две хочется отметить как наиболее. Это Квартирно-эксплуатационная и Продовольственная.

В продовольственной службе самый строгий и точный учет личного состава по подразделениям. Порой, в бригадах, я видел, как мичмана 4-го отделения штаба, приходили в продовольственную службу, свериться у бухгалтера, где и сколько стоит на учете личного состава по подразделениям. В первой все крутится и вертится, а во второй ежедневно, три раза в день, нужно всех накормить, и накормить вкусно.

В Джалинде, в период моей службы КББ, проходили службу,- в должности начальника продовольственной службы старший лейтенант. Нагорных Валерий (в настоящее время в запасе, на пенсии, живет в п. Талакан Амурской области), начальник столовой мичман Гайдай Константин (в настоящее время проживает в г. Сковородино, Амурской области, проходит службу офицером в районном отделе Полиции), начальник продовольственного склада мичман Изосимов Владимир ( в настоящее время в запасе, на пенсии живет в г. Благовещенск Амурской области), вот на этих тех китах и держалась продовольственная служба. Но не только на них. В службе были, бухгалтера, коки, специалисты подсобного хозяйства. Но эти трое, костяк.

В зимнее время, питание личного состава (около 400 человек), осуществлялось на береговом камбузе (столовой), оборудованном в бывшей казарме. Прием пищи проходил в три очереди, обед с 13 до 15 часов по распорядку дня бригады, и порой из-за каких-либо неисправностей с подачей электроэнергии с береговой электростанции, воды из насосной станции центральной котельной, прием пищи переносился или затягивался. Все это накладывало отпечаток на выполнение общего распорядка дня бригады в целом.

Осенью 1990 года, решение нашли в организации приема пиши личным составом поточным способом, как в городах, в столовых общепита.

Личный состав, по подразделениям прибывал на камбуз, выстраивался в очередь и проходил через раздаточную линию с установленными мармитами для подогрева пищи. Повара, наливали первое, раскладывали второе и закуски по тарелкам, матросы разбирали кому какая тарелка с пищей понравилась, самостоятельно рассаживались по 4-х местным столам, принимали пищу, и самостоятельно убывали в подразделение. Так подразделение за подразделением проходил прием пищи. Время приема пищи сократилось в разы. Практически к 14-30 весь личный состав с учетом расхода и дежурно-вахтенной службы успевал принять пищу в обед. Завтрак проходил в течении 1-го часа, ужин в течении 1,5 часов.

Таким образом сократилось:

- время приема пищи (даже с учетом непредвиденных задержек),

- количество посуды, находящейся в обороте на камбузе,

- уменьшился расход горячей воды для мытья посуды,

Стал соблюдаться и выполняться распорядок дня бригады, что положительно сказалось на вопросах обучения, ритме работы, и личном времени матросов и старшин.

В ноябре 1990 года, я заехал к знакомому охотоведу Кокухину, переговорил с ним по поводу приобретения лицензий на отстрел диких Коз, Изюбрей, Сохатых. Он помог.

Впереди был новый 1991год.

Мясо диких животных шло на усиление питания личного состава и семей военнослужащих. В конце ноября, я, так как лицензия выписана на меня, мичман Байдин Геннадий Федорович, мой родственник, брат жены, и наш общий друг и товарищ, Солдатов Виктор Владимирович по воскресеньям, на моем служебном УАЗЕ, стали выезжать на охоту. Настреляли дичи. Мясо оприходовали на склад.

На подсобном хозяйстве бригады, забили несколько свиней.

В двадцатых числах декабря, коки (а в то время коками уже служили женщины), на камбузе, намололи и приготовили фарша, на котлеты, пельмени. Капусты и картошки для вареников. Каждое подразделение, ежедневно, в вечернее время, выделяли личный состав, для лепки пельменей, вареников, и котлет к новогоднему празднику.

На базе ОРС, в достаточном количестве, был закуплен лимонад.

На сельской хлебопекарне, готовились сладкие булочки.

Новогоднюю ночь с 1990 на 1991год и с 1991 на 1992 годы, личный состав, командиры подразделений, командование бригады, сидели на камбузе, за празднично накрытыми столами с пельменями, варениками, котлетами с картошкой пюре, печеньем, конфетами, лимонадом, и встречали новый год. На утро, а это было около 12 часов дня 1-го января, начинался обед, с добавлением ко всему, сладких булочек, мороженной брусники со сгущенным молоком или сливками с сахаром. Молочные сливки Валера Нагорный, или же, его подчиненные, привозили из подшефного совхоза «Албазинский». Совхоз «миллионер», в течении всего времени своего существования, из года в год, оставался должен государству миллионы рублей и все долги списывались или как-то прощались. В тоже время, семьи военнослужащих (помимо основного), получали к празднику продовольственный паек. Конечно не все были довольны, кому-то попадало мясо с костями, но объяснение было одно, мясо без костей не бывает, и в исключительных случаях, мясо на складе меняли на мякоть.

В магазин военторга, с базы в г. Тында, автотранспортом бригады, завозились дефицитные товары, майонез, колбасы, свежие огурцы, (по огурцу на семью, по половинке на холостяка или одно чел.), фрукты, шампанское, вина, коньяки, и прочее, прочее.

Первого января (23 февраля, 8-го марта) в клубе части проводили новогодний вечер, с музыкальным ансамблем и танцами. Женсовет, заранее расписывал и устанавливал с матросами столики на 4-6-8 человек, а к концу вечера все объединялись за один стол.  Валера Нагорных со склада выделял посуду (фарфоровые тарелки, стаканы, графины, вилки, ножы, белые скатерти, салфетки, соль, перец, соленые огурцы, помидоры, красную рыбу), на камбузе варили брусничный морс, тушили мясо с картошкой. Все остальные закуски женщины готовили дома самостоятельно, с учетом того что уже будет на столе. Были случаи, билась посуда, но после праздников, тот, кто разбил приходили в кассу и платили почестному.

Скажу откровенно, устройство таких праздников, накладывало определенные затраты физических и морально-психологических сил, как на меня, так и на моих подчиненных. Но в тоже время я понимал, что это делать необходимо, так как, эти мероприятия сплачивали коллектив бригады. Дни торжеств по случаю празднования, - 28-го мая,- дня пограничника, - дня ВМФ, семьи отмечали самостоятельно.

Командир бригады, командование, проводили в эти дни, прием ветеранов части, шефских организаций, руководителей села и района,- по отдельному плану. Служба в бригаде проходила в напряженном режиме. Оторванность от промышленных организаций, городов, накладывали отпечаток на материально-техническое снабжение бригады. Если, по службам ШТО, Арт. Тех. Вооружения, Вещевой, Продовольственной, ГСМ, вопросы решались проще, то вопросы по службе КЭС, порой зависали. Службы округа как могли поставляли необходимое оборудование и материальные средства, но в основном все приходилось доставать самим, и надеяться на собственные силы и специалистов части в лице офицеров и мичманов. Жилищный фонд, инженерные сети, ветшали. Командованию бригады, чтобы снять напряженность в среде семей, пришлось идти на нетрадиционные меры.

Так, офицерам и мичманам бригады предоставлялись выходные дни с правом выезда в г. Благовещенск, для обследования в медицинских учреждениях жен и детей, да и просто снять психологическое напряжение. А это, отрыв их от выполнения служебных обязанностей.

Позже, решив вопрос с начальником войск генералом Бутенко Владимиром Дорофеевичем, по согласованию с медицинским отделом округа, в часть дважды в год, стали приезжать группы медиков из окружного госпиталя г. Хабаровска. Офицеров еще как-то переводили в другие части, в основном на повышение, а мичманский состав служил в части по 15-20 лет и более. Дети подрастали, их нужно было куда-то определять на учебу, а это опять оторванность от семьи в самом сложном, переходном возрасте, когда необходим контроль со стороны родителей.

Это все привело к тому что в настоящее время бригады в Джалинде нет, как нет многих сел по верхнему Амуру.

Как-то, сидя с друзьями за рюмкой чая, мы посчитали,- сколько сел перестало существовать на верхнем Амуре, с 1971года по 2016 год (настоящее время), а это села:

1.    Усть-Стрелка,

2.    Покровка,

3.    Амазар,

4.    Сгибнево,

5.    Ольдой,

6.    п. Новый,

7.    Орловка,

8.    Бейтоново,

9.    Перемыкино,

10.          Бекетово,

11.          Ольгино,

12.          Торой,

13.          Калиновка,

14.          Ермаково,

15.          Смирновка,

16.          Ново- Иннокентьевка,

17.          Кумара,

18.          Петропавловка.

Эти села, пусть по 5-6 домов, во время моей молодости, (службы в плавсоставе с 1971 по 1977годы) стояли на левом берегу Амура, и я их хорошо помню. Первопроходцы, казаки, ставили заставы вдоль Амура, ставшие селами, на расстоянии 30-35 км, одно от другого.

Это расстояние равное одному дневному, конному переходу лошади. Это почтовые станции, это тепло и обогрев в зимнее время.

Это была ЖИЗНЬ на р. АМУР!

В советское время, лес вырубили, сельское хозяйство уничтожили, дети выросли разъехались, старики повымирали. Поселения обветшали и разрушились.

Большую помощь мне, как командиру базы, оказывал начальник морского отдела кап. 1 ранга Афанасьев Геннадий Георгиевич.

Однажды он мне сказал, если не можешь решить вопрос в округе сам, звони мне, и порой я этим пользовался. Офицеры округа приезжали в бригаду с формулировкой в командировочном предписании о цели своего пребывания, - «Для оказания практической помощи».

Но как можно оказать практическую помощь, если для этого нужны трубы, насосы, электроды, или просто денежные средства на статье расходов.  В мае 1992 года, пришел приказ о переводе меня командиром береговой базы в 13 ОБПСКР войсковая часть 2537, с. Ленинское ЕАО.

Дела и должность я сдал, своему другу и сослуживцу, кап.3 ранга Чернову Евгению Николаевичу.

Служба в 13 ОБПСКР войсковая часть 2537 с. Ленинское.

В середине мая 1992 года я с семьей, жена Ирина Ивановна, дочь Роксана, прибыли поездом на ст. Биробиджан ЕАО. На перроне меня встретил мой сослуживец по училищу и теперь мой заместитель, капитан-лейтенант, Матвиян Юра. На автомашине доехали до бригады. Мне была приготовлена 2-х комнатная, служебная квартира. Представился командиру бригады капитану 1 ранга Логвинову Анатолию Ивановичу, с которым мы служили в Казакевичево с 1984 по 1986 годы, он в должности ЗНШ, я в должности ЗКББ. Инициатором моего перевода в Ленинское был Анатолий Иванович Логвинов. В 1992 году, на волне распада СССР, из Ленинской бригады уволились часть офицеров, в том числе НШ,- капитан 2 ранга Баскаков Валерий Иванович, НПО,- капитан 2 ранга Тихомиров Валерий, КББ,- капитан 2 ранга Малиновский Володя.

В бригаде служили:

- комбриг,- капитан 1 ранга Логвинов Анатолий Иванович,

- НШ,- капитан 2 ранга Филимонов Владимир Алексеевич, - с июля 1993года,- командир бригады.

- Зам. по кадрам и воспитательной работе,- капитан 2 ранга Молчанов Владимир Георгиевич.

Первое что бросилось в глаза, это запущенные помещения подразделений бригады, кабинеты, как в береговой базе, так и в штабе.

Службы береговой базы располагались на первом этаже штаб- казармы. В подвал штаб-казармы сливались нечистоты, так как канализация была забита. Сантехник Львович, сам еле передвигался, не говоря о том, что что-то нужно сделать. Все его жалели и сочувствовали его нелегкой должности. Нач. КЭС лейтенант. Сарапулов Олег, хороший офицер и человек, окончивший Хабаровское военное строительное училище, умел проектировать и строить, а вопросах эксплуатации зданий, котельных, инженерных сетей, был зеленый как три рубля.

Пришлось засучив рукава взяться за работу. Изучать инженерные сети, оборудование, котельные, камбуз. Сразу ни чего, не получилось.

Через год, в сентябре 1993года, на все здания бригады установили шатровые крыши, а это гараж, блок складов, штаб-казарма, спортивный зал, камбуз. Полностью заменили отопление и канализацию в зданиях и по территории части.

Провели капитальный ремонт котельной, сетей отопления и водоснабжения, промыли и отремонтировали глубинные скважины.

Отремонтировали помещения казарм с пятого по первый этаж. Все ремонтные работы были проведены силами подрядных организаций, личного состава бригады, при непосредственном участии служб округа.

Большую практическую помощь мне оказали,- начальник морского отдела кап. 1 ранга Нечаев Виктор Александрович, и старший офицер КЭС округа подполковник Кадушкин Вячеслав.

В настоящее время Виктор Александрович живет в Москве, Вячеслав в Хабаровске. Не часто, но перезваниваемся, встречаемся, вспоминаем сослуживцев, и совместную службу в Джалинде и Хабаровске.

В сентябре 1993 года бригада подвергалась московской инспекторской проверке.

Наш помощник и друг, начальник дорожно-ремонтно-строительного участка Ленинского района, Духовников Владимир Сергеевич, за минимально, заплаченные нами деньги, провел ремонт и асфальтирование, дорог, строевого плаца, территории автопарка.

На камбузе отремонтировали все оборудование, восстановили вытяжную вентиляцию, провели косметический, а кое где и капитальный ремонт помещений. Был налажен поточный способ приема пищи личным составом.

К середине сентября, к началу инспекторской проверки, бригада была приведена в порядок. В период с 15 по 30 сентября бригада сдавала московскую инспекторскую проверку. При подготовке и сдаче инспекторской проверки весь личный состав бригады, все службы, работали в усиленном режиме. Не могу не сказать о большой помощи наших шефских организаций. Кто чем мог, все оказывали помощь в ремонте и благоустройстве бригады, налаживании быта и досуга личного состава.

Это районные организации и их руководители:

- администрация Ленинского района, в лице Главы администрации Лаврука Сергея Васильевича.

- маслозавод,- в лице директора Швецова Юрия Александровича,

- овощеконсервный завод,- в лице директора Гробова Николая,

- хлебоприёмный пункт,- в лице директора Гуль Андрея,

- автотранспортное предприятие,- в лице директора Иванова Дмитрия Борисовича,

-ДРСУ,- в лице директора Духовникова Владимира Сергеевича,

- объединение «АМУР»,- в лице директора Фищук Аси Евсеевны,

- ИП «Олимп»,- в лице директора Банного Евгения Дмитриевича,

- колхоз «Кукелевский»,- в лице председателя Димова Валерия, и многие другие должностные лица района. Эти люди бескорыстно приходили на помощь командованию бригады при решении возникающих проблем.

Не могу не вспомнить об оказании практической помощи директором ИП «Олимп» Банным Евгением Дмитриевичем. Выше я упоминал, что мы с ним служили в Термезе в 22ОБПСКР.  Как-то, в начале сентября, Женя, и другие руководители предприятий, приехали в часть помыться в бане. Это мероприятие, встреча с руководителями района в неформальной обстановке, было традиционным. Помылись, сидим пьем чай, отдыхаем, приходим в себя после парилки. В разговоре, Евгений Дмитриевич спрашивает нас с комбригом, Филимоновым Владимиром Алексеевичем, сколько примерно у нас будет гостей (проверяющих) в период проверки. Сказали, что постоянно проживающих и питающихся планируется около 20 человек, ну с переменным составом человек до 30, ежедневно питающихся. На этом разговор и прекратили. Членов инспекторской комиссии мы планировали разместить в гостинице и палатах сан. части бригады, где провели косметический ремонт помещений, установили новую мебель, ну и все остальное по максимуму новое. Всего, для размещения инспекторов, вместе с гостиницей части, было оборудовано 22 спальных места в 12 помещениях. Остальной переменный состав, прибывающий на 1-2 дня, размещался на кораблях, стоящих в базе. В конце прошедшей после бани недели, сижу в кабинете, готовлюсь к ежедневному вечернему совещанию с начальниками служб береговой базы. С КПП звонок,- к нам на грузовой машине хочет заехать гражданин Банный Евгений Дмитриевич, -пропускать, или - нет. Дал команду пропустить. Вышел встретить, и уточнить что, он везет на грузовой машине, вроде-бы ни о чем не договаривались.  Встретились. Поздоровались. Оказалось, что после нашего банного разговора, Евгений Дмитриевич смотался в Китай и приобрел там,- постельное белье, полотенца, банные, лицевые, ножные, комплекты посуды в кают-компанию и в гостиничные номера, электрические чайники, настольные лампы, переноски удлинители, разовые тапочки, разовые туалетные принадлежности, ликероводочные напитки, пиво и т.д., китайские сувениры, все в достаточных количествах. И все это добро не на одну тыс. юаней, он безвозмездно привез нам в бригаду. Все разгрузили на склад, оприходовали как спонсорскую помощь о ИП «Олимп», за исключением китайских сувениров и ликероводочных напитков, выписали и выдали в гостиницу.

В период организации отдыха офицерам комиссии, после рабочего дня Евгений Дмитриевич принимал активное участие в проведении мероприятий. Как выяснилось позднее со многими офицерами он был знаком ранее, в периоды своей службы в Ленинской и Термезской бригадах.

Не могу не сказать еще об одном мичмане бригады, с которым свела меня служба в Ленинске,- это Крекнин Сергей Николаевич.

Всю службу в плавсоставе Сергей Николаевич провел в должности боцмана корабля.

Умел организовать работу по содержанию корабля в надлежащем состоянии, мог работать головой и руками. После списания с корабля по состоянию здоровья на берег, Сергей Николаевич продолжил службу инструктором хим. Класса. В 1994 году, в подвале штаб-казармы, он оборудовал хим. Класс. В подвале оставалось пустующее место, и там, Сергей Николаевич предложил и построил 25 метровый, тир для стрельбы из ПМ. Не только построил, но и оборудовал его в соответствии с нормативными требованиями по стрельбе.

Тир пользовался спросом не только в бригаде, но и у взаимодействующих структур, РОВД, районном отделе ФСБ. Время работы тира было расписано по часам. В каком состоянии тир сейчас не знаю. Надеюсь, что в работоспособном.

Совместная служба в Ленинской бригаде свела меня с Молчановым Владимиром Георгиевичем, в тот период капитаном 2 ранга, заместителем командира бригады по воспитательной работе и кадрам.

С ним нам пришлось устраивать общие мероприятия по организации досуга личного состава, семей офицеров и мичманов бригады.

Такие как празднование и встреча новогодних праздников, дня защитника отечества, 8-е марта, торжественные проводы кораблей на первый приказ после зимнего отстоя и ремонта, закрытие навигации, день пограничника, день ВМФ и другие общие мероприятия.

На все проводимые мероприятия, мы по максимуму, приглашали руководство,- области, района, подшефных организаций.

На торжественных построениях личному составу, офицерам, мичманам, бригады, по заранее составленным и согласованным спискам, руководители подшефных организаций лично вручали ценные подарки в виде наручных часов, фотоаппаратов, а также подарки вручались непосредственно кораблям, в виде картин, наборов посуды, цветных телевизоров, видеомагнитофонов. Все эти мероприятия сплачивали личный состав, нацеливали его на качественное несение службы.

В апреле 1995 года я получил назначение на должность заместителя командующего Амурской пограничной речной флотилии-начальник тыла флотилии. С назначением на должность, мня отправили в отпуск и предоставили путевки в санаторий «Кавказ», г. Кисловодск. Отдохнув и подлечившись в санатории в мае 1995 года я сдал дела и должность КББ, младшему лейтенанту Князеву Виктору Викторовичу, служившему в то время начальником продовольственной службы бригады, получившим офицерское звание в феврале 1995 года. У тех, кто будет читать мои воспоминания, может возникнуть вопрос, а почему младшему лейтенанту Князеву В.В. Отвечаю. До своего назначения, я беседовал с капитаном 3 ранга Маращуком Николаем Александровичем,- нач. службу АТВ-СМВ, капитаном 3 ранга Козловым Анатолием,- нач. Вещевой службы, предлагал им принять у меня должность КББ, но они на отрез отказались. Нач. службы КЭС старший лейтенант Суханов Женя был в то время очень молод и не опытен. Таки образом мой выбор остановился на Князеве В.В. При убытии в отпуск, я переговорил с командиром бригады капитаном 2 ранга Филимоновым Владимиром Алексеевичем, заместителем по воспитательной работе и кадрам капитаном 2 ранга Молчановым Владимиром Георгиевичем по кандидатуре В.В. Князева, они согласились о его назначении временно исполняющим обязанности КББ на период моего отпуска. По приезду из отпуска Владимир Алексеевич и Владимир Георгиевич сказали мне что, работой Виктора Викторовича они удовлетворены и поддержат меня в вопросе назначения его на должность КББ. Так и произошло. В сентябре 1995 года, Виктор Викторовича назначили КББ бригады. За период службы в должности КББ бригады Князев В.В. показал себя грамотным специалистом-тыловиком. Он продолжил начатую мной политику среди личного состава береговой базы,- «Береговая база предназначена для обеспечения службы кораблей. Нет кораблей, не будет береговой базы». Я считал раньше и считаю сейчас,-хороший крепкий тыл,- залог успешной службы кораблей.

 С Владимиром Георгиевичем Молчановым мы дружим семьями. Регулярно и с удовольствием встречаемся как за праздничными столами, так и за дружеским чаепитием.

Служба в Амурской Пограничной речной Флотилии

 г. Хабаровск.

Мне больно вспоминать свою службу на флотилии. Но не вспомнить добрым словом офицеров, мичманов, рабочих и служащих я не могу.

В начале июня 1995 года, я прибыл в г. Хабаровск, принял дела и должность заместителя командующего АПРчФл - начальника тыла флотилии.

Командование флотилии:

- Командующий,- контр-адмирал Нечаев Виктор Александрович.

- Начальник штаба,- капитан 1 ранга Шилов Николай Игнатьевич.

- Заместитель командующего по кадрам и воспитательной работе,- капапитан 1 ранга Макаренко Владимир Тарасович.

- Заместитель командующего,- начальник тыла флотилии,- капитан 2 ранга Сапегин Сергей Викторович.

- Заместитель командующего по технической части и вооружению,- капитан1 ранга Бабушкин Валерий Михайлович.

- Заместитель командующего по разведке,- полковник Киреев Равиль Рустамбекович.

-Начальник особого отдела капитан 1 ранга Менжулин Алексей Алексеевич.

         Командиры бригад:

        

 

         - Джалинда,- капитан 2 ранга Борисов Юрий

         - Благовещенск, «Астрахановка»,- капитан 2 ранга Басиров Алимджан  Абдурахманович

         - Благовещенск, «Бурхановка»,- капитан 2 ранга Галочкин Михаил Николаевич

         - Ленинское,- капитан 1 ранга Филимонов Владимир Алексеевич

         - Казакевичево,- капитан 2 ранга Вокуев Николай Иванович

         - Хабаровская, «Заячий остров»,- капитан 1 ранга Пантус Петр

 Владимирович

         - Военно-морской госпиталь,- подполковник Мишкин Игорь Вениаминович

В 1996 году к флотилии присоединили:

 - Отдельный Сретинский дивизион,- капитан 2 ранга Бондаренко

Николай Николаевич

         - Дальнереченкая бригада, с дивизионом катеров на о. Ханка.

        

Среди командования флотилии, членов военного совета, командирами бригад, установились взаимно-вежливые, рабочие взаимоотношения. Этим взаимотношениям способствовал командующий флотилией Виктор Александрович Нечаев. Если на совещаниях начинался спор, то этот спор был без выяснения отношений. Вся работа на совещаниях была построена на обсуждении конкретных мероприятий и выработке предложений по устранению не решеных вопросов. Контроль-исполнения был жесткий, но объективный.

Офицерами управления, флотилия, была укомплектована из числа офицеров бригад, пограничных отрядов и управления округа. Все, вновь назначенные офицеры, добросовестно выполняли свои обязанности. Но, недостаточность финансирования накладывала свой отпечаток, как на снабжение бригад всеми видами довольствия, так и на обеспечение боевой подготовки.

Главным вопросом стояло обеспечение бригад материальными средствами для обеспечения службы кораблей. Командиры бригад делали все возможное чтобы накормить личный состав, обеспечить службу кораблей топливом.

Если командованием 2-х Благовещенских, Хабаровской и Казакевичевской бригад, Военно-морского госпиталя, вопросы обеспечения как-то решались за счет внебюджетной деятельности и спонсорской помощи, то в Джалиндийской бригаде эти вопросы решить было практически не возможно, так как бригада дислоцировалась в дали от промышленных предприятий и организаций и кроме дров, взятых в долг в лесопункте для работы котельных, а их в бригаде было 8 шт., и хлеба выпекаемого на хлебопекарне для жителей с. Джалинда практически попросить было нечего и негде. Но и с регулярным снабжением бригады мукой периодически возникали проблемы. Администрация Сковородинского района нас не бросали и кормили в долг.

Причиной такого снабжения материальными средствами явилось и то, что флотилия финансировалась через округ. Материальные средства которые хранились на складах 12 бригады ТОФ, были вывезены на склады округа в феврале-марте 1995 года. Штаты складов во флотилии не были предусмотрены. Снабжение бригад флотилии осуществлялось через округ. В июне 1995 года, на служебном совещании у командующего округа, я задал вопрос,- зачем на флотилии-тыл, без складов. Мне ответили, что так задумано Москвой, собирайте с бригад заявки, подавайте в тыл округа, вас снабдят всем что необходимо. В последствии мне пришлось выслушивать от начальника тыла округа упреки в адрес офицеров тыла флотилии, что они под моим руководством,-статисты, а не тыловики. Я предложил объединить тыл флотилии с тылом округа, мои офицеры будут работать в службах округа по своему направлению. Мое предложение осталось без внимания.

Сейчас по прошествии лет я понимаю, что это все было направлено на уничтожение флотилии,- как «объединения кораблей и катеров на реках Аргунь, Амур, Уссури, озере Ханка», что в последствии, в 1998 году и было сделано, с формулировкой в указе президента, «в целях рационального использования бюджетных ассигнований», а сказать прямо, «в связи с недостаточностью финансирования».

Хорошая задумка военного стратега генерала Николаева, объединить все морские силы на Дальневосточных пограничных реках и озерах в один кулак, через четыре года была завалена руками, его, так называемыми единомышленниками по оружию, после его увольнения в запас вооруженных сил.

Практически все офицеры и мичманы, назначенные на должности в управление флотилии, приехали из морских бригад округа в г. Хабаровск, на повышение, теша себя надеждой получить очередное звание и жилье в г. Хабаровске, вылечить и выучить свих детей, облегчить жизнь своим женам.

Но надежды не оправдались. Очередные воинские звания получили. Основная масса офицеров получили квартиры, сертификаты на квартиры через 5-10 лет, когда дети выучились и выросли. Сами были выведены в распоряжение, но небыли уволены из-за отсутствия жилья, отдельные потеряли здоровье и семьи. Но никто не потерял чувство достоинства.

В августе 1997 года я был уволен из войск по статье,- «Ограниченно годен к военной службе». В 1996 году, на нервной почве у меня случился правосторонний инсульт. Служить как попало было стыдно, а как положено не получалось. В марте 1997 года написал рапорт, в августе уволили в запас ВС.   

Жизнь на гражданке.

Найти себя на гражданке было трудно. Жить в одиночку я не умел и умею. До 2002 года, дважды в год, а то больше ложился в госпиталь на профилактику.

В 2003 году, ветеранами 14 ОБПСКР была организована ветеранская организация. Первым председателем ветеранской организации был избран старший мичман Клищенко Иван Николаевич.

Со многими ветеранами я дружу, встречаемся семьями, общаемся до сей поры. Подавляющее большинство ветеранов активно и с удовольствием встречаются, общаются, решают житейские вопросы, нам интересно. Но есть и такие, кто не хочет встречаться и общаться.

Я их не осуждаю, у каждого из нас свои интересы, кому-то интересно жить интересами общественной организации, а кому-то нет.

Пока служил, ни о чем кроме службы не думал. Уходил на службу,- дети еще спали, приходил со службы,- дети уже спали. За 27 календарных лет всегда знал, что, у меня за спиной есть бригада, семья, и финансовое обеспечение, которого хватит не шикуя прожить месяц. За время службы капиталов не скопил, но имею детей, внуков, любящую меня жену Ирину Владимировну, друзей, товарищей с которыми регулярно и с удовольствием встречаемся и общаемся.

Перед увольнением в запас ВС, разговаривал с руководителями, с которыми познакомился за время службы в г. Хабаровске о предоставлении в будущем работы. После увольнения обратился к одному, другому, и везде получил предложение немного подождать. Жду до сих пор. Работу нашел сам. Проработал 20 лет. Заработал трудовой гражданский стаж.

После увольнения в запас, я, познакомился с ветеранами Боевых действий в Афганистане, проживающими в г. Хабаровск, полковником Коломийцем Александром Георгиевичем, полковником Куцевым Евгением Дмитриевичем, генерал-лейтенантом Нутрихиным Анатолием Михайловичем, полковником Чернухиным Сергеем Васильевичем, старшим сержантом Рошка Юрием Александровичем, подполковником Люлька Сергеем Георгиевичем, старшим прапорщиком Кукушкиным Валерием Ивановичем, Топчим Александром и многими другими ветеранами. С ними у меня сложились добрые, взаимно-уважительные отношения. Мне стало интересно жить и чувствовать свою причастность в проведении мероприятий по военно-патриотическому воспитанию молодого поколения в г. Хабаровске и Хабаровском крае.

С 1997 года, я состоял членом краевой общественной организации ветеранов, участников боевых действий в Афганистане.

Председателем организации в то время был полковник Коломиец Александр, участник штурма дворца Амина.

В последствии всех реорганизаций, общественная организация стала называться «Хабаровское краевое отделение Всероссийской общественной организации «Боевое братство».

В апреле 2016 года, я написал заявление и добровольно вышел из организации так как не согласен с деятельностью Председателя организации полковника Смышникова Евгения Владимировича, который при расходовании «денежных грантов», выделенных на написание портретов погибших военнослужащих, родственники которых проживают в Хабаровском крае, перепутал свой карман с государственным, а отчетные документы сфабриковал.

Портреты погибших, были написаны, на мой взгляд хорошо. К художнику, написавшему портреты, вопросов нет, он свое дело выполнил добросовестно.

После службы, судьба свела меня с генерал-лейтенантом Пуликовским Константином Борисовичем, участником боевых действий в Афганистане и Чечне, его супругой Верой Ивановной, во время его работы Полномочным представителем Президента в Дальневосточном федеральном округе.

Мы ежегодно встречались:

- 15 февраля,- в день вывода советских войск из Афганистана,

- 9 мая,- в день Победы советского народа в Великой Отечественной Войне,

- 3-го декабря,- международный день инвалидов,

- 11 декабря день начала вооруженного конфликта в Чеченской Республике,

- 27 декабря,-в «День памяти», начало боевых действий в Республике Афганистан.

График своей работы он строил так, чтобы по возможности принимать участие в мероприятиях, проводимых советом ветеранов Хабаровского краевого отделения Всероссийской общественной организации «Боевое Братство»

На встречи, Константин Борисович всегда приходил с супругой без опозданий.

Со всеми присутствующими на встречах, вел себя очень вежливо и корректно.

Поднимал рюмку «за тех, кого с нами нет», а ему было за кого поднимать.

Старший сын: Алексей — офицер Вооружённых Сил, погиб в ходе вооруженного конфликта в Чеченской Республике 14 декабря 1995 года в населённом пункте Шатой деблокировании захваченного боевиками блокпоста 245-го мотострелкового полка. 

У Константина Борисовича и Веры Ивановны растет внучка, дочь старшего сына Алексея, погибшего в Чечне.

В настоящее время Константин Борисович с супругой проживают в г. Краснодар.

Генерал Геннадий Трошев говорил: «Пуликовскому не составляло больших хлопот избавить сына от командир. овки в Чечню. Я знаю людей (их, к сожалению, немало), которые с готовностью шли на всё, лишь бы «отмазать» своих детей, племянников, братьев от службы в «горячей точке». Генерал Пуликовский был другого склада: сам служил Родине честно, никогда не искал «тёплых мест», того же требовал и от других, включая родного сына».

В Хабаровском крае работает две афганских организации Российский союз ветеранов Афганистана, - председатель Юра Рошка и «Боевое братство»,- председатель Смышнмков Евгений.  Ветераны Афганистана участвуют в работе обеих организаций кому с кем интереснее общаться и работать.

         Но мне хочется подчеркнуть, что основу военно-патриотической работы в крае начинали офицеры, упомянутые мной выше. Все мероприятия в начале формирования организаций ветеранов боевых действий, организовывались и проводились самостоятельно ветеранскими организациями и их председателями, Рошкой Ю.А., Коломийцем А.Г., Куцевым Е.Д., Чернухиным С.В.

Сегодня встречи ветеранов 15 февраля, в день вывода советских войск из Афганистана стали традиционными. К организации и проведению мероприятий подключились администрации края и города Хабаровска. Встречи ветеранов проходят в торжественной теплой обстановке. Раньше, ветераны приводили на встречи своих детей, а сегодня, своих внуков.

В мае 2004 года ветераны 14 ОБПСКР организовали ветеранскую организацию части.  Первым председателем совета ветеранов части, единогласно избрали старшего мичмана Клищенко Ивана Николаевича. Иван Николаевич, провел большую работу по организации и сплочению ветеранов части. В 2005 году, совместно с командованием бригады он организовал и провел 40-летие 14ОБПСКР.

На праздник приехали и были размещены в гостиницах, ветераны из городов,- Новороссийска, Дальнереченска, Находки, Биробиджана, Амурска.

За праздничным столом сидело около 80-человек, с женами, детьми и внуками. У всех участников остались в памяти дни встречи. Отдельные ветераны не виделись по 30 и более лет.

Сейчас мы с Иваном Николаевичем поддерживаем теплые, дружеские, семейные отношения. Для меня он стал как старший брат, и наставник в жизненных вопросах.

Его супруга, Алла Даниловна, гостеприимная, приветливая хозяйка. У них трое детей, сын Владимир, внучки Наташа и Лена живут в Красноярске, Роман, и дочь Оля, живут в Хабаровске. У них здесь, на дальневосточной земле подрастают трое прекрасных внуков, Всеволод, Макар, Игорь. Все в ожидании рождения четвертого внука у дочери Оли.

В Казакевичево, Иван Николаевич познакомил нас с супругой со своими семейными друзьями, старшим матросом Северного флота, а ныне генеральным директором «МагхабаровскМет» Суржанским Владимиром Федоровичем и его супругой Ириной Николаевной, детьми Олесей, Аленой и внуками Авророй, Савелием, зятем Григорием.

В свободное время мы регулярно, по-семейному, встречаемся в гостях друг у друга. Вечера проходят за обильными застольями, с употреблением ликёро-водочных напитков, в умеренных количествах, из-за возраста и состояния здоровья присутствующих, с песнями и плясками под баян. Владимир Федорович, всегда к таким сборам готовит баню с парилкой и бассейном. Иван Николаевич готовит свой фирменный «ШАРАБАН» из рыбы пойманной в Амуре. Встречи проходят в теплой дружественной обстановке, за разговорами по душам и интересам. Все наши приезды в Казакевичево оканчиваются ночевками в домах, то у Ивана Николаевича, то у Владимира Фёдоровича. С утра гуляем по лесу и лесным тропинкам, дышим свежим, настоянным на травах воздухом. В Хабаровск выезжаем отдохнувшими, набравшимися сил и впечатлений, до следующей теплой дружеской встречи на ставшей родной Казакевичевской земле.

 

Сапегин Сергей Викторович, капитан первого ранга, ветеран боевых действий

 

На фото:

1.9 мая 2016 года. Мы супругой Ириной Владимировной на параде в честь 76 годовщины победы в ВОВ.

2.Командир бригады капитан1ранга Мозговой Александр Павлович. 9 мая 1972 года.

3.Мои командиры.

Слева направо: Капитан 1 ранга, Константин Дмитриевич Вышегородский, вице- адмирал, Виктор Александрович Нечаев,капитан 1 ранга, Александр Павлович Мозговой, Валентина Александровна Мозговая.  Москва-2009г.

4.Малыйкатер проекта 1398.

5.Малыйкатер проекта1398Б.

6.Фото ДОСов, с сопки. Сейчас и этих домов нет, стоят фундаменты.

На переднем плане заваленные окопы, где с 1973 мы занимали оборону по тревоге.

7.Весна 1973 года. Я - старшина роты малых катеров и Женя Ненахов - инструктор по ремонту.

8.03 июня 2017 года с. Ленинское, 50-ти летие 13 ОБПСКР.

Посадка деревьев на аллее памяти моряков-пограничников.

Слева направо старшина 1 статьи в отставке Болтов Валерий Александрович, капитан 2 ранга в отставке Грицаев Евгений Серафимович, капитан 1 ранга в отставке Сапегин Сергей Викторович, старший матрос в отставке Суржанский Владимир Федорович, капитан-лейтенант в отставке Хайминов Сергей Александрович.

9.Октябрь 1972 года, в базе после ПЗ «Калиновка», перед назначением старшиной роты малых катеров МК.

10.Ноябрь 1972года. Класс малых катеров. (слева направо) старшина 2статьи фамилию забыл, врать не хочу, старшина 2 статьи Федулов Александр, старший матрос Скотников Вячеслав, старшина 2 статьи Сапегин Сергей.

11.Декабрь 1974 года. На тренировке СГР (слева направо), командиры взводов, мичман Мелехов Валентин, мичман Сапегин Сергей, мичман Осипов Владимир.

12.Весна 1974 года. Командование и офицеры, мичманы Джалиндийской бригады.

Крыльцо перед спуском к штабу. В центре командир бригады капитан 2 ранга Босый Гай Павлович, слева от него начальник политотдела капитан 2 ранга Богомолов Данат Африканович, справа за спиной, на верхней ступеньке начальник штаба капитан 3 ранга Березин Андрей Александрович. Я стою вторым, в последнем верхнем ряду, справа от меня мичман, Федулов Саша, слева лейтенанты, Нечаев Виктор Александрович, Калабашкин Василий Тимофеевич, мичман Шильдяев Борис Александрович.

13.Весна 1973 года. Мои годки, и наш любимый механик  Капитан 3 ранга Вышегородский Константин Дмитриевич.

14.Октябрь 1973 года. Мои годки, и наш любимый механик  Капитан 3ранга Вышегородский Константин Дмитриевич, после монтажа общей фотографии мы, трое снизу, вскоре уехали на курсы мичманов в п. Биджан.

15.1974-1975 г.г. Мичман Черняев Эдуард Ефимович. Командир ВС-90 (танковоз).

16.9 мая 2016 года, после парада гуляем с женой по городу.

17.31мая 2013года. с. Казакевичево, дочка Галя, зять Дима, внук Артем.

18.Июль 2015 года, с. Казакевичево, площадка в районе сельского магазина.

Слева направо старший лейтенант Хуторной Геннадий Романович, капитан 1 ранга Сапегин Сергей Викторович, Старший мичман Клищенко Иван Николаевич, 50-летний юбилей 14 ОБПСКР.

19.Июль 2014 года. Санкт Петербург, День ВМФ.

Парк в районе Исакиевского собора.

Слева направо, капитан 2 ранга Чернов Евгений Николаевич, капитан 1 ранга Сапегин Сергей Викторович, капитан 2 ранга Мойся Александр, капитан 3 ранга Михайлюк Борис Николаевич.

20.Июль 2014 года. Санкт Петербург, Петродворец,Нижний парк.

Слева направо, капитан 3 ранга Михайлюк Борис Николаевич, капитан 1 ранга Сапегин Сергей Викторович, старший мичман Кочетов Владиленндр

21.Июль 2014 года. Санкт Петербург,  Петродворец,Нижний парк. Наши жены.

Слева направо, Елена Кочетова, Ирина Сапегина, Нина Михайлюк.

22.Июль 2014 года. Санкт Петербург, День ВМФ. Английская набережная, парад кораблей.

Слева направо, капитан 3 ранга Михайлюк Борис Николаевич, Татьяна Сергеева, капитан 1 ранга Сапегин Сергей Викторович, Чернова Марина, капитан 2 ранга Чернов Евгений Николаевич.

23 Семья Ивана Николаевича Клитщенко. На юбилее Аллы Даниловны

Сентябрь 2016 года (слева на право).

Первый ряд. Сын Роман, внук Макар, невестка Жанна.

Второй ряд. Супруга Алла Даниловна, внуки Игорь, Всеволод, Иван Николаевич.

24.Семья Суржанских. Февраль 2015г.  (Юбилей Ирины Николаевны)

Слева направо, Владимир Федорович, дочери Алена, Алеся, супруга Ирина Николаевна.

25.Внуки Суржанских. Февраль 2015г.  (Юбилей Ирины Николаевны)

На переднем плане справа Савелий.На заднем плане слева Аврора.

Справочная таблица о местах службы.

 

п.п.

 

Место службы, соединение, область, район, должности.

 Время

начала службы

Время окончания службы

Итого лет, мес.

Количество квартир в которых пришлось проживать в период службы.

 

1

г. Анапа

1 учебный отряд младших морских специалистов,

войсковая часть

2333 «Ш», 11 рота,

2-й взвод, 113 смена.

- курсант.

Ноябрь 1970г.

Май 1971г.

0л.6мес.

 

 

2

с. Джалинда, Амурская обл. Сковородинский

 р-он,

11 ОБПСКР, в/ч 2536.

- моторист МК,

- старший моторист МК,

- командир МК катера-инструктор,

- Командир катера ПК(ВС)

- нач. СРМ.

Май 1971г.

Февраль 1983г.

12л.8мес.

4шт.

 

3

с. Казакевичево, Хабаровского края, Хабаровского р-на,

14 ОБПСКР, в/ч 2492.

- инженер-механик 1-го дивизиона катеров,

- ЗКББ.

Февраль 1983г.

Март 1986г

3г.1мес.

2шт.

 

4

г. Благовещенск, с. Астрахановка (Благовещенский судоремонтный завод),

, БСРЗ, в/ч 9873.

- главный инженер- начальник элленга.

Март 1986г.

Август 1988г.

2г.6мес.

2шт.

 

5

г. Термез, УССР, Сурхандарьинская обл.

22 ОБПСКР, в/ч 9875.

- ЗКББ.

Август 1988г.

Август 1990г.

2г.0мес.

1шт.

 

6

с. Джалинда, Амурская обл. Сковородинский

 р-он,

11 ОБПСКР, в/ч 2536.

- КББ.

август 1990г.

Май 1992г.

1г.9мес.

1шт.

 

7

с. Ленинское, ЕАО, Ленинский р-он,

13 ОБПСКР, в/ч 2537.

- КББ.

Май 1992г

Июнь 1995г.

3г.0мес.

2шт.

 

8

г. Хабаровск (Амурская Пограничная Речная Флотилия),

АПРчФл, в/ч 2124.

- Заместитель командующего Амурской Пограничной Речной флотилии-начальник тыла флотилии.

Июнь 1995г.

Август 1997г.

2г.2 мес.

3шт.

 

ИТОГО:

 

Мест службы - 8

Количество календарных лет

26лет. 9 мес.

Количество квартир в которых пришлось пожить за период службы – 15 шт.