Андрей Белоусов: «У нас сейчас уже нет золотовалютных резервов, которые мы могли использовать для поддержки рубля»

Рубрика:  

Экс-глава Минэкономразвития России Андрей Белоусов заглянул на Всероссийский образовательный форум «Территория смыслов» и провел краткий экономический ликбез среди молодежи. Выступление, надо сказать, получилось намного более увлекательным, нежели того можно было ожидать. По меньшей мере чиновники ранга Андрея Белоусова, который последние два года трудился на посту помощника президента, давненько не баловали публику разговорами об экономике в столь бесхитростной манере.

Непонятно, что сказалось больше: то ли свежий воздух и расслабляющее журчание Клязьмы, на берегах которой проходил форум, то ли смена кресла в кабинете министров на кабинет рядом с Владимиром Путиным. Однако фирменная президентская прямолинейность отчетливо чувствовалась в словах Белоусова. Особенно занимательные вещи он рассказал про рубль, учетную ставку и Центральный банк.


Из выступления А.Р. Белоусова:

В чем сложность сегодняшней ситуации? Первый момент — у нас рубль сегодня находится в плавающем состоянии. И у нас сейчас уже нет тех золотовалютных резервов или валютных резервов, которые мы могли использовать для поддержки рубля в 2013 году. Из 300 млрд долларов (текущий совокупный объем российских ЗВР. — РП) больше 120 млрд долларов приходится на запасы правительства — это Резервный фонд и Фонд национального благосостояния, которые хранятся в валютной форме… [Оставшиеся 180 млрд] — это на самом деле минимальная планка, которая считается в мире естественной границей. В то же время рубль находится в плавающем состоянии, и ЦБ имеет ограниченные возможности, чтобы влиять на него через валютные интервенции.

Эксперты РП:

Вывод г-на Белоусова о неконтролируемости рубля в общем правильный. Но это в общем. Когда речь идет о ЦБ, можно не сомневаться, что где-то в какой-то еле заметной мелочи обязательно прячется дьявол. Впрочем, г-на Белоусова можно простить: после нескольких лет в статусе замминистра, который помимо всего прочего обязывал к плотному общению с Германом Оскаровичем Грефом и Эльвирой Сахипзадовной Набиуллиной, ясность суждений он сохранил удивительную. Как и способность доходчиво и «по-человечески» их излагать, которая в ЦБ, кажется, считается знаком профнепригодности.

Единственное, в чем можно упрекнуть помощника президента, — это путаница в определении объекта и субъекта. Скажем по-другому: это не у Центробанка возможности ограничены, а Центробанк ограничил все возможности для какой-либо поддержки курса национальной валюты. Рубль же не сам ушел в свободное плавание — туда его отправил ЦБ. И золотовалютные резервы не ветром сдуло: контролировать их объем — опять же прямая обязанность Центробанка. На этом фоне глупо удивляться, что после всех разговоров о «титанических» усилиях регулятора по стабилизации рубля на наших глазах происходит практически точное повторение прошлогодней девальвации. А инструментов для спасения нацвалюты, видите ли, нет: ЗВР растворились, валютный коридор канул в Лету и уже не вернется, а какое-либо вмешательство со стороны государства — единственное, что сейчас могло бы спасти курс рубля, — фактически запрещается законом о Центральном банке. Но не будем забегать вперед: главное, что надо знать об этом документе, г-н Белоусов расскажет чуть позже.


Из выступления А.Р. Белоусова:

Поэтому остается в руках ЦБ другой рычаг — ключевая ставка, с помощью которой ЦБ может влиять на стоимость денег в экономике. Мы исходим из того, что в среднесрочной перспективе ключевая ставка будет сближаться с уровнем целевой инфляции, то есть на горизонте нескольких лет она должна выйти на уровень 4–5%.

Эксперты РП:

Эти два предложения прекрасно демонстрируют, до какой степени может изменяться смысл фактов, если излагать их в отрыве от общей картины. И г-на Белоусова в данном случае винить не в чем: в отличие от поднаторевшей в казуистике Эльвиры Набиуллиной, у президентского помощника никогда не было острой необходимости уметь «фильтровать базар». Такая уж служба ему досталась, что объясняться приходится скорее за закрытой дверью, а не перед объективами телекамер. И это, как ни странно, значительно облегчает нам задачу растолковать его слова.

Пойдем по порядку.

Первое: рычаг в виде учетной ставки действительно целиком и полностью находится в руках ЦБ. В этом, собственно, и заключается главная проблема. Судя по предыдущим действиям регулятора, он либо спутал, где право и где лево (видимо, сказался головокружительный успех новой валютной политики), либо просто не знает, что с этим рычагом делать. Достаточно вспомнить, что после резкого повышения учетной ставки до 17% вместо замедления инфляции мы получили ее явный разгон — то есть результат был прямо противоположным ожиданиям Центробанка.

Второе: не стоит обманываться, будто перспектива снижения ставки до 4,5–5% — это хорошая новость. Ключевые слова в этом прогнозе: «на горизонте нескольких лет». А несколько — это сколько? От трех до пяти? Ну допустим. А представляете, что за эти годы может произойти с нашими предприятиями, которым все это время придется кредитоваться под непосильные проценты? Еще ведь и года не прошло с момента первого повышения ставки, а реальный сектор уже съежился до такой степени, что побил собственный антирекорд 2008-го. И неизвестно, хватит ли ему сил до этого «горизонта» дотянуть.

И третье: озвученные Белоусовым сроки лишь подтверждают догадку, что Центробанк не будет опускать ключевую ставку, не имея на то веских причин. А в глазах регулятора — и это надо четко понять — ни деградация производственного сектора, ни растущая дыра в государственном бюджете таковыми не являются. И последние полгода служат тому прямым подтверждением. Еще в феврале ЦБ заявлял о своей готовности поступательно снижать учетную ставку — и даже какое-то время так и делал. Но после бодрого старта в минус 2% всего за полгода он скатился до черепашьего шага в минус 0,5%. И это явно не предел цэбэшной нерасторопности. Легко подсчитать: для того чтобы понизить ставку до 4,5% за три полных года, достаточно раз в месяц «отщипывать» от нее всего по 0,18%. И это только при самом удачном раскладе. Никто не обещал, что завтра Центробанк не найдет веских причин, чтобы ставку опять поднять.


Из выступления А.Р. Белоусова:

Сегодня, как мы видим по логике действий ЦБ — а он абсолютно независимо принимает решения по снижению или повышению ключевой ставки, — что ЦБ очень осторожно, очень плавно, но эту ставку снижает, поэтому тенденция ровно такова.

Эксперты РП:

По-хорошему, эта фраза должна быть эпиграфом и к вышесказанному, и ко всему сказанному о деятельности ЦБ и бедственном положении нашей экономики вообще. Помните, мы упоминали закон о Центробанке? Так вот, главное, что надо о нем знать, — это что Банк России официально не зависим от государства, им не управляется и действует по указке назначенных туда чиновников. Можно долго рассуждать о том, какие сложные экономические процессы привели страну к текущему кризису, но исток проблемы надо искать там, откуда исходят все решения.

Впрочем, выражение Белоусова дает повод надеяться, что неконтролируемость Центробанка уже раздражает Кремль. По крайней мере, легкое пренебрежение по отношению к Эльвире Набиуллиной в его словах явно чувствуется.

Кстати, судя по кадровым перестановкам последних лет, между МЭРом, ЦБ и кабинетом рядом с президентом происходит некая кольцевая ротация. Когда пост министра экономики покинул Герман Греф, на его место пришел один из его замов — Эльвира Набиуллина. Затем Набиуллину сменил другой бывший зам Грефа — Андрей Белоусов, а Эльвира Сахипзадовна, в свою очередь, оказалась помощницей президента. Наконец, после назначения Набиуллиной главой ЦБ освободившийся пост занял Белоусов. Логика подсказывает, что через несколько лет Андрей Рэмович может снова поменять место работы. 

На фотографии: Андрей Белоусов. Фото: Сергей Гунеев/РИА Новости

 

© 2009–2015 Русская Планета