Что получило наше общество от превращения милиции в полицию?!

Рубрика:  

Как известно, переименование милиции в полицию — предложение, озвученное и продавленное президентом РФ Д. А. Медведевым в ходе подготовки им же инициированной реформы МВД РФ. Тогда это предложение у большинства в российском обществе вызвало скептическую реакцию.

Напомню, что 6 августа 2010 года Дмитрий Медведев на совещании по поправкам в закон «О милиции» неожиданно предложил переименовать милицию в полицию. Он сказал так: «нам нужны профессиональные люди, . . .

нам нужны сотрудники, которые работают эффективно, честно, слаженно». Милиция же, по его мнению, со времён Октябрьской революции подчеркивает «народный, рабоче-крестьянский характер» сотрудников правоохранительных органов. Президент потребовал на следующий день представить законопроект уже «О полиции» для обсуждения на специально созданном сайте и определил сроки обсуждения столь важного закона лишь до середины сентября.

Возникал вопрос: кому же мешала милиция с её «глубинными корнями из народа»? В чьих интересах затевалась реформа МВД РФ?

На эти вопросы косвенные ответы давали социологи, проведя ряд опросов помимо обсуждения законопроекта. Так уже 10 августа 2010 г. 57% опрошенных выступили против переименования. При этом 85% из них заявили, что смена названия не отразится на работе милиции.

Опрос ВЦИОМ в августе 2010 года показал, что 63 % опрошенных не верили в изменение работы милиции после переименования, 15 % считали, что станет только хуже, а в положительные результаты таких изменений верили лишь 11%.

Противники и скептики приводили следующие аргументы против:

бесполезные финансовые затраты на переименование в размере 13 млрд. рублей;

бессмысленность и безрезультативность смены названий и вывесок;

негативные исторические ассоциации с оккупантами (полицаями);

негативные исторические ассоциации с царской полицией, запятнавшей себя немалой кровью;

привнесение в обиход нечто западного и чуждого нынешней российской культуре;

предостережение от обвинений в создании «полицейского государства».

Приведу лишь один из многочисленных подобных откликов той поры. Депутат ГД от КПРФ Анатолий Локоть 22 ноября 2010 г. заявил следующее: «Некоторые государственные деятели решили переименовать милицию в полицию, аргументируя это тем, что полиция звучит более профессионально. Но, позвольте, разве советская милиция была не профессиональна? В ней не было коррупции, а сейчас это повсеместно распространенное явление, и сменой названия эту проблему не решить. Сила советской милиции была в подборе кадров, там не было случайных людей, а нынешним служителям закона зачастую не доверяют. По сути, мы сейчас наблюдаем создание некоего репрессивного аппарата, и нас это настораживает».

Анализируя ситуацию в нашей стране за эти 6 лет реформирования МВД, после переименования милиции в полицию, убеждаешься в справедливости крылатого выражения: «хотели, как лучше, а получилось, как всегда».

Сегодня положение с ростом преступности уже в рядах самой полиции, судя по всему, сложилось весьма серьёзное. В конце прошлого года, 9 декабря, по-видимому, закончилось терпение Министра внутренних дел РФ Владимира Колокольцева, и он поставил вопрос об увольнении заместителя начальника Главного управления собственной безопасности МВД Антона Ромейко-Гурко, который на эту должность был назначен президентом Владимиром Путиным. Рапорт об увольнении подал и другой зам. нач. ГУСБ МВД Владимир Цветков.

Толчком для этих событий послужил арест в Петербурге начальника Регионального управления СБ ГУ МВД СЗФО Юрия Тимченко за вымогательство взятки в 100 млн рублей и получение через посредников первой её половины.

В дальнейшем для оптимизации работы ГУ СБ МВД РФ было принято решение упразднить Региональные управления этой оперативной службы. Однако, нет никакой уверенности в том, что такие структурные изменения разрешат все серьёзные проблемы.

В сентябре прошлого года был задержан в Москве полковник МВД Дмитрий Захарченко по обвинению в получении взяток и нарушении должностных обязанностей. На момент ареста Захарченко исполнял обязанности начальника управления «Т» Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД РФ. Он прославился на весь мир рекордным запасом налички в 9 млрд рублей!!!

Следствие по делу этого высокопоставленного оперативника из Главного Центра противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД раскладывает по полочкам этапы его службы и периоды жизни. Следователи уже выяснили, что бывший налоговый полицейский из Ростова-на-Дону оказался в Москве и взлетел по карьерной лестнице в МВД благодаря влиятельным людям из ОАО «РЖД».

Полицейский этого не забыл: он помогал своим благодетелям из РЖД в решении их вопросов, а они ему. Следователи не исключают, что часть миллиардов, найденных в квартире у сестры Захарченко, пришла к нему от коррупционеров, которые кормятся от крупных госконтрактов на железных дорогах. Недавно прошло сообщение, что «24 января 2017 года в Главном управлении экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России ликвидировано управление «Т» (по борьбе с правонарушениями в сферах ТЭК и химии). Вместо этого подразделения будет создано управление «Р».

Также уточняется, что «кандидаты на должности в новом управлении проходят проверку службой собственной безопасности МВД и ФСБ». Можно подумать, что прежние сотрудники не проходили аналогичных проверок. Насколько известно, все полицейские РФ даже через полиграф (детектор лжи) проходят проверку, а вот устоять перед соблазнами не могут.

Во второй половине 2016 г. сотрудники ФСБ смогли собрать материалы о коррумпированности первого зам. начальника ГСУ СКР по Москве генерала Дениса Никандрова, главу ведомственного Управления собственной безопасности (УСБ) Михаила Максименко и его зама Александра Ламонова после того, как выяснили места, где они собирались и обсуждали свои криминальные дела. Взяв генералов СКР в разработку, оперработники выяснили, как те фабриковали уголовные дела и зачем они хотели поставить во главе Службы экономической безопасности ФСБ своего человека.

Перечислять арестованных и осужденных бывших высокопоставленных работников правоохранительных органов можно долго. Если же излагать сведения о преступлениях полицейских рангом ниже и рассредоточенных по периферии, то никакой газетной страницы не хватит только для тех, которые получили огласку в СМИ. Поражает не только многочисленность таких сообщений, но и разнообразие окрасок преступлений: от злоупотребления служебным положением и мошенничества, взяточничества и «крышевания» до рейдерства и убийств с особой жестокостью.

Читаешь в прессе об этих вопиющих фактах, становится страшно, и не понимаешь, ну почему руководители системы МВД говорят так много о преемственности в работе нынешних сотрудников правопорядка от бывших сотрудников милиции, но почему-то не переняли опыт советской милиции по подбору, обучению и расстановке кадров? Поразмыслив над этим вопросом, невольно приходишь к выводу.

Инициаторы этой «реформы» мало что знали о Советской милиции, и им совершенно неведомо, кем и на основании каких критериев подбирались кандидаты на службу в народную милицию. Реформаторы понятия не имеют, на каких традициях воспитывались служебные кадры милиции, какие личные и деловые качества в первую очередь прививались начинающим милиционерам, насколько тверды были их моральные принципы и высок уровень сознательности. О последнем критерии, похоже, наши реформаторы даже не подозревают.

А ведь советские милиционеры в массе своей служили, главным образом, не из-за наград и денежных вознаграждений, а из-за своих внутренних убеждений, чувства долга и высокого уровня сознательности, ради веры в неодолимую силу социальной справедливости. Надо заметить, что в наше время не было на вооружении полиграфов и обходились без ведомственной службы безопасности.

Получается, если сегодня вернуться к прежней практике подбора и воспитания кадров, то правоохранительные органы вновь могут стать народными. Однако, нужно ли это нашим реформаторам?

Исходя из вышеизложенного, вам уважаемый читатель, делать свои выводы, кому и ради чего нужна была такая реформа в органах внутренних дел РФ.

 

ТЕЛЕГИН А.Т., полковник милиции в отставке, заслуженный работник МВД СССР

 

Газета «Сослуживцы», январь 2017

г. Самара