А кто борется с коррупцией?

Рубрика:  

В журнале «Аргументы времени» № 1-2011 год  был  опубликован материал под названием «Разрушители судеб». Вкратце напомню о его содержании.

Боец ОМОНа УВД на транспорте Сергей Бондарь в июле 2007 года специально был направлен в командировку для охраны и сопровождения должностных лиц Управления Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по Хабаровскому краю, осуществляющих рейдовые мероприятия «Путина-2007», уполномоченных на проведение рейдовых мероприятий конкретно по выявлению фактов браконьерства на реке Амгунь. Как подчинённое инспекторам лицо, обязанное исполнять их распоряжения, в том числе совершать действия, направленные на удержание (задержание) браконьеров, Сергей Бондарь по указанию старшего группы инспекторов задержал браконьера Позднякова, не дал ему удрать, применив для этого физическую силу. Факт  браконьерства был установлен инспекторами и соответствующие протоколы  составлены ими же.    

Браконьер Поздняков и его браться, пойманные с поличным, оказались родными братьями прокурорского работника района имени Полины Осипенко тоже по фамилии Поздняков. Чтобы увести братьев заместителя прокурора  от ответственности и не иметь в связи с этим других неприятностей, было сфабриковано уголовное дело по обвинению С.Бондаря  в том, что он, задерживая браконьера Позднякова, превысил должностные полномочия, то есть, удерживая браконьера,  причинил  вред его здоровью путём жестокого избиения. Обратитесь к напечатанным в журнале №1 и в электронной версии материалам и поймёте сами, что для обвинения омоновца у следствия и  суда не было ни одного мал-мальского доказательства. А если вы ещё и юрист, то хохотать будете долго над тем, как наши  суды исследовали предоставленную им «липу». Салтыкову-Щедрину такое даже не снилось.

Поистине прав один из очень известных, второй раз осуждённый за одно и то же человек: «Обвинительный приговор не означает для нашего общества виновности человека… У суда нет морального авторитета…»

Вместе с опытными юристами, членами СВГБ, мы    исследовали все материалы по этому делу, в  том числе  приговор судьи Кировского районного суда Ермилова О.Э. от 14. 05 .2009г  и считаем, что коррупция в нашей стране непобедима.  ( Приговор суда полностью публикуется в электронной версии журнала).

К сожалению, все реформы судебной власти в  России, о чём долгое время было очень много трескотни,  сведены к нулю действиями самой же судебной системы. Не только в Хабаровском крае суды допускают произвольное толкование фактов и законов. Точно так же и в Москве, и во многих других краях и областях России. Хотелось написать – везде, но не могу поверить, что в этом ведомстве не осталось честных, умных, высоко профессиональных людей. Хотя уверена, что назначение судей президентом, а не избрание народом, привело к их безнаказанности за то, что «Именем Российской Федерации» они вершат беззакония гораздо чаще, чем было даже во времена действия «шемякинского суда» и все остальные времена  тоже.

Сергей Бондарь, как вы понимаете, не мог согласиться с   решением суда Кировского района и подал «кассационную жалобу» в Хабаровский краевой суд. То ли никто не вчитался в «решение суда Кировского района», то ли из профессиональной  солидарности   никто из судей «не узрел»   тех  противоречий в его  установочной  части, которые увидели мы, и, которые, на наш взгляд, должны были стать основанием, по крайней мере, для пересмотра этого дела. Но решение суда под председательством Ермилова О.Э. отменено не было никем!

«Кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Хабаровского краевого суда»    от 23.05.2009 г. таково: «Приговор Кировского районного суда г. Хабаровска от 14.05.2009 г. в отношении Бондаря Сергея Юрьевича оставить без изменения, кассационное  представление прокурора, кассационные жалобы осуждённого Бондаря С.Ю., адвоката Погребного Е.Н. – без удовлетворения».

Почему? А кто ж их знает!

Позже С.Ю.Бондарь получил ещё  такие же ответы на свои жалобы из вышестоящих судебных органов.  

Верховный суд Российской Федерации 23 мая 2011 года тоже постановил: «Отказать в удовлетворении надзорной жалобы осуждённого Бондаря Сергея Юрьевича о пересмотре приговора Кировского районного суда г. Хабаровска от 14 мая 2009 года и кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Хабаровского краевого суда от 23 июля 2009 года».

Смириться с такими результатами рассмотрения заявлений и жалоб в суды разных инстанций ни С.Бондарь, ни мы не можем. В конце концов, мы -  где живём? В стране, претендующей на признание в мире    как страны «демократической»? Стало быть, всем  и каждому  необходимо соблюдать законы и отвечать за их нарушение: и рядовым, и прокурорам, и судьям, а иначе как?! Поэтому мы уверены, что нельзя допускать, чтобы, как  в данном случае, очевидное  было  невероятным, чтобы торжествовала ложь!!!

Недавно С.Бондарь обратился с очередной жалобой в порядке надзора в Президиум Верховного суда РФ:
- на приговор судьи Ермилова О.Э. Кировского районного суда города Хабаровска от 14.05.2009;
- на кассационное определение Хабаровского краевого суда от 23.07.2009;
- на постановление судьи Трофимовой Н.А. Хабаровского краевого суда от 25.05.2010;
- на  постановление судьи Глазуновой Л.И.Верховного Суда Российской Федерации от 23.054.2011 г.

Цитирую жалобу человека, которого осудили  за  выполнение должностных функций.

«Моё уголовное дело носит ярко выраженную коррупционную составляющую причастного к браконьерству конкретного сотрудника районной прокуратуры. Именно поэтому я необоснованно привлечён к уголовной ответственности, необоснованно признан виновным судом и необоснованно осуждён. Сам факт осуждения меня к условной мере наказания за тяжкое преступление свидетельствует об отсутствии у суда достаточных доказательств моей виновности.

Приговором суда Кировского района города Хабаровска от 14.05.2009 года я признан виновным по п.  «а» ч.3 ст.286 УК  РФ и осуждён к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года за то, что при осуществлении своих служебных обязанностей по охране инспекторов, выявивших факт браконьерства гражданами на реке Амгунь в районе имени Полины Осипенко Хабаровского края, задерживая по указанию инспекторов одного из браконьеров, совместно с неустановленным лицом причинил вред здоровью. Суд счёл, что вред здоровью задержанного браконьера я (совместно с неустановленным, по мнению суда, лицом) причинил умышленно, превысив свои служебные полномочия, и имел мотив – добиться признания в браконьерстве.

С такими выводами суда согласилась судебная коллегия Хабаровского краевого суда, а также судья Хабаровского краевого суда Трофимова Н.А. и судья Верховного Суда Российской Федерации Глазунова Л.И.

С приговором суда и судебными решениями, состоявшимися по поводу моей  кассационной и двух надзорных жалоб, я не согласен по следующим основаниям.

При вынесении приговора судья Ермилов О.Э. грубо нарушил требования ст.380 УПК РФ.

1.Выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании.

-  Так, суд, признавая меня виновным в причинении вреда здоровью браконьеру Позднякову от тех ударов, которые, якобы, нанёс этому браконьеру другой, неизвестный суду человек, не установил неизвестного человека из узкого круга лиц..., причастных к проведению мероприятий по выявлению фактов браконьерства на реке Амгунь в указанное время и в указанном месте.

- Суд не привёл ни одного доказательства в подтверждение своего вывода, что я тащил Позднякова в лес и там угрожал ему.

- Суд необоснованно отверг показания судебно-медицинского эксперта Леонова в суде о механизме образования повреждений у Позднякова с учётом копии медицинской справки. Леонов сообщил суду, что согласно справке Поздняков должен был находиться в состоянии комы.

- В то же время суд как достоверное доказательство использовал ксерокопию медицинской справки о наличии у Позднякова повреждений и не принял мер к истребованию и исследованию в суде любых подлинных медицинских документов, объективно подтверждающих тяжесть, якобы имевшихся у Позднякова повреждений.

- Кроме того, суд не проверил обоснованные доводы защиты о подложности ксерокопии медицинской справки и не учёл в достаточной мере факт отсутствия подлинного медицинского документа, копия которого оказалась в уголовном деле.

- Суд не привёл ни одного доказательства, подтверждающего мой предварительный сговор с иным неустановленным лицом на причинение ударов с моего согласия    двум потерпевшим – Позднякову и Мальцеву.

-Суд не привёл ни одного доказательства, подтверждающего мотив моих действий (то есть, мотив, который суд счёл у меня установленным).

- В установочной части приговора судья указал, что в область шеи Позднякову наносило удары неизвестное лицо, но сделал вывод, что в последствиях от таких ударов неизвестного лица (в шею Позднякова) виновен я, Бондарь. Судья указал в приговоре, как об установленном обстоятельстве, что неизвестное лицо выводило Позднякова в лес, где высказало угрозы в адрес этого браконьера. Но обвинил и в этих действиях неизвестного лица, опять же, меня, Бондаря. То есть суд обвинил меня в тех действиях, которые я не совершал, не мог совершить и не имел умысла совершить.

2.Суд не учёл обстоятельств, которые могли существенно повлиять на выводы суда.

- В частности,  суд не учёл, что я, Бондарь, сотрудник ОМОН УВД, специально был направлен в командировку для охраны и сопровождения должностных лиц Управления Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по Хабаровскому краю (их фамилии – Веденичев, Обмайкин, Федченко, Попов), осуществляющих рейдовые мероприятия «Путина 2007», и, фактически, участвовал в охране этой группы должностных лиц, уполномоченных на проведение рейдовых мероприятий, конкретно, по выявлению фактов браконьерства на реке Амгунь, как подчинённое указанным инспекторам лицо, обязанное исполнять их распоряжения, в том числе совершать действия, направленные на удержание (задержание) браконьеров, чтобы указанные инспектора (должностные лица надзорного органа) могли осуществить свои надзорные полномочия. Я выполнял команду старшего по должности лица на удержание браконьера, то есть ту команду (распоряжение), которую должен был выполнить в силу своих должностных обязанностей.

- Суд также не учёл, что факт браконьерства всех лиц, среди которых был Поздняков, группой данных инспекторов был очевидно выявлен и установлен, а этим судьёй  в данном судебном заседании расценён, как объективно существующее обстоятельство. Суд, признав факт браконьерства Позднякова, то есть факт неправомерного поведения Позднякова, обвинил меня в преступлении против Позднякова, хотя я всего лишь выполнил распоряжение по задержанию нарушителя закона и правопорядка.

- Суд не учёл, что факт браконьерства группой лиц, в которой находился Поздняков, был очевиден для группы, осуществляющей рейд «Путина – 2007»,и для меня, Бондаря, как одного из данной группы лица: на месте происшествия в наличии были все признаки осуществления браконьерами (и Поздняковым) рыбной ловли в запрещённое время и в запрещённых условиях без соответствующего разрешения. Браконьеры предоставили для обзора инспекторам разрешение на заготовку веников, но при себе имели плавсредства (Поздняков находился в лодке), снасти, на берегу располагались предметы, применяемые в рыбопереработке (заготовке икры рыб лососёвых пород). В связи с этим суд неверно оценил мои действия по отношению к Позднякову и не учёл, что я, сотрудник ОМОНа, сопровождавший рейд «Путина-2007» был уполномочен на удержание браконьеров и действовал в рамках своих должностных обязанностей, мог при удержании нарушителя применить насилие, если браконьер оказывал сопротивление.

 - Суд не учёл, что даже со стороны Позднякова свидетели подтвердили факт того, что Поздняков пытался убежать, а я удерживал пытавшегося убежать. Я также подтвердил суду, что удерживал убегающего Позднякова и мог при этом причинить вред его здоровью (по неосторожности). Суд не учёл показаний свидетеля Обмайкина, который подтвердил суду факт неправомерных браконьерских действий удерживаемых лиц, а также следующих показаний свидетеля Обмайкина: быть в лодке Позднякова и следовать на этой лодке к берегу совместно с Поздняковым мне, Бондарю, приказал Веденичев, что протокол (о браконьерстве) составлял не я, а Обмайкин, помогал Обмайкину в составлении протокола не я, а Федченко.  Обмайкин пояснил суду, что следы браконьерства они сфотографировали.

Второй сотрудник ОМОНа, уполномоченный на те же действия и осуществление тех же обязанностей, что и я, свидетель Жилин дал суду показания в качестве свидетеля и перечислил всех лиц, которые были на месте браконьерства со стороны  надзорного органа: Веденичев, Обмайкин, Федченко, Попов и подтвердил факт браконьерства, как и все другие свидетели, участвующие в мероприятии по задержанию нарушителей правил рыбной ловли на реке Амгунь в период нереста.

3.При наличии доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре  не указано, по каким основаниям суд принял одни и отверг другие доказательства.

- Анализ судом доказательств, которые суд исследовал в судебном заседании и на которые суд сослался в приговоре, показывают, что показания осуждённого, всех свидетелей, в том числе и со стороны обвинения, и Позднякова между собой не согласуются, более того противоречат друг другу. Так я, Бондарь, пояснил, что мог по неосторожности причинить повреждения только при удержании Позднякова, так как тот убегал, после того, как убедился, что Поздняков совершает браконьерский лов рыбы. Поздняков сначала утверждал, что я ударил его один раз в лодке сразу, как запрыгнул к нему в лодку, а на берегу тащил волоком. Затем он сообщил, что я ударил его два раза рукой по лицу и один раз ткнул автоматом в лицо. Мальцев – брат Позднякова, утверждает, что я три раза ударил Позднякова в лицо и стал бить прикладом автомата в спину. Суд так и пишет в приговоре: «Стал бить», и не понятно утверждает ли Мальцев данный факт. Он же пояснил, что я ударил Позднякова на берегу 3-4 раза в лицо, один раз кулаком в грудь и ногой по спине. Так сколько раз я ударил Позднякова, по мнению Мальцева, и почему эти его показания не подтвердил Поздняков и никто из других свидетелей, а их там было много. Мальцев утверждает, что Позднякова било неизвестное лицо, но какое неизвестное, если все лица, присутствующие там, известны и установлены. Также  Мальцев пояснил суду, что его бил Попов. О том, что его бил я, Мальцев суду не сообщал. У суда нет и не было никаких доказательств о моём предварительном сговоре с неизвестным на избиение как Позднякова, так и Мальцева, чтобы обвинить меня и в этом. Второй Поздняков (свидетель) показал, что я  нанёс его брату 2-3 удара в лицо и грудь, 1-2 удара прикладом в грудь. Эти показания не согласуются ни с чьими показаниями, на которые суд сослался в приговоре. Свидетель Мальцев С., также брат всех браконьеров – и Поздняковых, и Мальцевых) пояснил суду, что видел, как я ударил ногой в лодке два раза Позднякова,  прикладом автомата, а затем пинал на берегу в поясницу и в область спины не менее 5 раз, а затем потащил в лес. Из показаний всех этих лиц, потерпевших Позднякова и Мальцева, свидетелей Позднякова Н. и Мальцева С., братьев между собой, не ясно, сколько чем, куда и где я нанёс удары Позднякову и Мальцеву – в чём суд признал меня виновным. Показания этих лиц (братьев) являются противоречивыми и друг другу не соответствуют.

Все другие свидетели исключают факт того, что я бил Позднякова или Мальцева, подтверждая мои показания следствию и суду, которые я не менял ни разу.

-  Суд должен был в такой ситуации привести достаточные доводы тому, по какой причине он отдал предпочтение показаниям одних свидетелей и отверг показания других, отверг мои показания, да и показания самих потерпевших, проигнорировав постулат правосудия о том, что все сомнения толкуются в пользу подсудимого.

- Суд необоснованно полностью отверг показания свидетелей, выявивших факт браконьерства.

-  Суд не дал должной оценки и обстоятельствам быстрого уничтожения улик незаконной рыбной ловли этими браконьерами, как их стремлению любым способом избежать ответственности.

-  В должной степени суд не оценил угрозы браконьеров о расправе с участниками рейда со стороны ещё одного их брата – сотрудника прокуратуры района места происшествия.

-  Не оценил суд и факт кровного родства всех браконьеров – Поздняковых и Мальцевых, как между собой, так и с заместителем прокурора района места происшествия, все они – братья. Каждый из них и их брат – сотрудник прокуратуры Поздняков были заинтересованы в оговоре участников рейда «Путина-2007» для сокрытия факта браконьерства.

- Суд не учёл, что все мы, участники рейда «Путина -2007», между собой не имели родственных связей, не осуществляли преступную (иную противоправную) деятельность, отстаивали интересы государства, были при исполнении служебных обязанностей – каждый на своём уровне, а группа братьев (Поздняковы –Мальцевы) осуществляли доказанную на момент рассмотрения судом уголовного дела против меня и не вызывающую сомнения у суда групповую противоправную деятельность – браконьерство, в чём суд прямо в приговоре и указал.

При таких обстоятельствах к лицам, совершающим противоправные против государственных интересов действия, стремящихся уничтожить следы браконьерства, применение насилия при осуществлении удержания, задержания, пресечения противоправной деятельности нормативными актами допустимо.

-  Суд указал в приговоре, что я виновен в нанесении трёх ударов кулаком по лицу  и одного удара автоматом по спине Позднякова – в лодке, а также в нанесении 2 ударов обутой ногой по телу, 2 ударов рукой по лицу и телу, 1 удара автоматом по голове – на берегу. На основании каких доказательств такой вывод суда основан – из приговора суда не ясно, так как за основу своих выводов суд не взял ни одни из при ведённых им в приговоре показаний участников тех событий, в том числе и мои показания, а также не привёл доводов, почему отверг мои показания.

4.Выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли на правильность применения закона.

-  Существенные противоречия, которые имеются в выводах суда, способствовали тому, что суд ошибочно применил закон, когда обвинил меня не только в конкретных действиях, которые счёл противоправными с моей стороны и совершёнными мною, но усмотрел мою вину в действиях иного лица, следствием и судом не установленного.  Статья 286 УК РФ не предусматривает в качестве квалифицируемого признака предварительный сговор с иным лицом. Суд не имел права обвинять меня в совершении действий, которые, по мнению суда, совершило иное неустановленное следствием и судом лицо.

-  Осуждая меня в совершении тяжкого должностного преступления, суд в качестве мотива моих, якобы преступных действий, указал «желание добиться от Позднякова и Мальцева признательных показаний в совершении браконьерства». Никто из свидетелей и потерпевших, ни я сам этому суду таких показаний о мотиве преступления, в котором меня обвинил суд, не давал, и об этом никаких ссылок в приговоре суда (на конкретное доказательство, подтверждающее такой мотив), не имеется. Более того, я не был тем оперативным  сотрудником надзорного органа, на которого возложены обязанности по истребованию объяснений и сбору доказательств факта браконьерства.

Мои обязанности заключались совсем  в  другом. Суд правильно указал, что я обязан был осуществлять свои полномочия по силовой поддержке. Я был уполномочен на физическую поддержку участникам рейда и был вооружён на случай оказания сопротивления должностным лицам, ответственным за рейд и сбор доказательств  браконьерства. Суд обвинил меня в применении оружия – утверждает в приговоре, что я наносил удары автоматом (не понятно из приговора, какой часть автомата, по мнению суда, я это делал), однако фактически по п. «б» ч.3 ст.286 УК РФ я не обвинён ни в применении оружия, ни в применении специальных средств.

- Суд неверно указал, что я вышел за рамки своих полномочий, так как я выполнил указание старшего и удержал браконьера силой. Именно для этого я и был направлен с инспекторами  для участия в рейде «Путина-2007». Никаких противоправных действий я не совершал и за рамки своих полномочий я не вышел.

- Суды кассационной и надзорной инстанций в должной мере не оценили выдвинутые мною в свою защиту доводы и неверно признали оспариваемый мною приговор суда законным и обоснованным. В первую очередь, следует учесть, что во время рейда я узнал, что инспекторы вышли на данный участок реки, который в народе именовался «прокурорская тонь», что браконьерством на этом участке реки занимались кровные братья (все Поздняковы и Мальцевы) заместителя прокурора района имени Полины Осипенко Хабаровского края Позднякова, что дело с учётом таких обстоятельств не рассматривалось  по общим правилам подсудности – в районном суде по месту совершения.

- Но суду Кировского района я не доверяю, так как председатель суда Кировского района города Хабаровска – близкий родственник нескольких прокурорских работников.

Прошу оценить мои доводы в полном объёме, отменить обжалуемый мною приговор судьи Ермилова О.Э. и все состоявшиеся по моим жалобам вышеперечисленные судебные решения вышестоящих судебных инстанций и направить дело на новое судебное рассмотрение  в иной суд и в ином составе судей.

                                             *    *    *

В этой жалобе, уважаемые читатели, обнажены все судебные «косяки», как сейчас говорят. В приговоре суда обобщаются факты, о которых никто из участников процесса вообще не говорил, но зато судом не даётся оценка противоречивым показаниям потерпевшей стороны, суд никак не реагирует на заявленные ходатайства адвоката, заявления представителя судебно-медицинской экспертизы.

Что  же касается  количества «нанесённых ударов» С.Бондарем браконьеру Позднякову, то вообще получается что-то средне – арифметическое. Я понимаю, что юриспруденция  относится не к точным наукам, а к гуманитарным. Но 3 года, хоть и условно, цифра, всё-таки, математическая. А когда незаконно, то это уже вообще – из области «лженауки». Наверное, за то тяжкое преступление, которое Сергей, хоть и не совершал, но суд решил, что это не так, ему должно было светить не менее «десятки», и не условно.

Почему ж «условно» и только «три»? Да потому, что ничего не было противоправного со стороны участников рейда «Путина-2007».Сергей стал «козлом отпущения» потому, что он, как лицо, обеспечивающее   группе инспекторов силовую поддержку, хоть как-то прикасался к телу браконьера. Должен был догнать и удержать убегавшего нарушителя. Без «простите-извините». Может, за шиворот, может ещё за что. Вот и всё, что было. А  другие участники рейда – совсем не прикасались,  так как это не входило в их должностные обязанности.  

Всё остальное шито белыми нитками. Братец, прокурорский работник, решил спасти своих кровных родственничков, придумав избиение, странную медицинскую справку, подключив своих   коллег и друзей. И дело о браконьерстве «кануло в лету», о нём и в суде говорилось вскользь. Получилось, что как будто С.Бондарь без всяких оснований прицепился к Позднякову, вяжущему веники, и избил его ни за хвост собачий. Почему так получилось? Попробуем догадаться. Ну, во-первых,  рука руку всегда моет, у властных структур тем более. А, во-вторых, может икорка с «прокурорской тони» им всем по душе пришлась? И при чём здесь коррупция, не правда ли? Вкусно же и на халяву.

И ещё. Судья Ермилов О.Э в приговоре перечислил удары, нанесённые  Позднякову Бондарем: 3 удара кулаком по лицу, 1 удар автоматом по спине, 2 удара обутой ногой по телу, 2 удара рукой по лицу и телу, 1 удар автоматом по голове. 

 Хотя судья не мог не заметить, что кулак Сергея больше лица потерпевшего раза в полтора, а нога сорок седьмого размера у омоновца – это холодное оружие, уж, если бы он, хоть раз двинул от души, то мало бы не показалось. Но тут ещё и автоматом, да - по голове!!! Да если бы такое избиение состоялось, то останки браконьера пришлось бы  соскабливать с гальки по Амгуньской косе  и вывозить в пакетике.

А Поздняков, надо же, как Кащей Бессмертный! Сам  преодолел приличное расстояние более ста километров по воде   за рулём моторной лодки до брата Позднякова В.,заместителя прокурора, пожаловался ему, а через несколько часов, явился вместе с силовиками района имени Полины Осипенко для разборки с инспекторами к месту их дислокации на той же реке, но  теперь уже на другой косе. Главное, жив и не вредим, даже без фингала. Это после стольких ударов по всем его частям тела!?(Подробности читайте в нашем журнале №1 – 2011 г).

Так,  искоренима  ли коррупция в нашей стране и кто с  кем  борется?

В.И.Воейкова, лауреат премии им.К.Симонова,
член СВГБ.