О ПЕНСИОННОЙ РЕФОРМЕ, ПЕНСИОНЕРАХ, И НЕ ТОЛЬКО

Рубрика:  

Вот и лето красное пропело, как писал дедушка Крылов. Лето не только пело, но и шумело, плясало и играло в футбол. Одиннадцать российских городов на суперсовременных стадионах принимало мундиаль, его участников и многочисленных болельщиков. А вся страна, припав к экранам телевизоров болела за нашу команду, которая, вопреки многим прогнозам, добилась небывалых успехов.

Но подъем, национальной гордости за страну и футболистов был несколько омрачен к концу турнира. Радость болельщиков, которым по годам ещё только предстояло размышлять о заслуженном отдыхе, оказалась подпорчена новостью о готовящемся принятии закона о существенном повышении пенсионного возраста.

Многие потенциальные пенсионеры и не думали уподобляться легкомысленной крыловской стрекозе, честно и старательно трудились на поприщах своих. Но перспектива жизненной зимы стала вполне реальной. Работать придётся на пять лет больше, а для женщин и на все восемь. А тут ещё довольно спорное решение власть придержащих об увеличении НДС на 2%, что неминуемо приведёт к росту потребительских цен и снижению жизненного уровня, в первую очередь, для наименее обеспеченных слоев российского населения.

В народе начались брожение и ропот недовольных повышением пенсионного возраста. В крупных городах состоялись демонстрации и митинги протеста. Возвысила голос оппозиция, в том числе и парламентская. Депутаты хорошо представляли политические последствия голосования за весьма непопулярный закон. Вряд ли избиратели забудут об этом на очередных выборах.

В результате, в первом чтении закон поддержала только «Единая Россия», да и то не в полном составе. Некоторые избранники из правящей фракции, типа заместителя руководителя С. Железняка, принялись вилять умом, прикинулись больными на время голосования. А депутат Поклонская прямо и открыто проголосовала против. Однако скорое на расправу партийное руководство единороссов на сей раз остереглось сразу наказывать строптивую даму. Отмалчиваются многие губернаторы, особенно те, у кого не за горами предстоят выборы. Да и сам Президент публично не поддержал пенсионные новации в их первоначальном виде.

Некоторые наши коллеги в ветеранских средствах массовой информации высказываются резко против повышения пенсионного возраста. При этом ссылаются на расхожие аргументы вроде того, что до пенсии мало кто доживет. Конечно, хорошо бы уходить на заслуженный отдых пораньше, 55 а денег при этом получать побольше, кто будет с этим спорить? Не будучи специалистами в пенсионных финансах, не станем радикально судить о правильности или пагубности принятия нового закона. С другой стороны, по привычке, выработанной за время работы оперуполномоченным, усвоив подсказки старших товарищей, многие из которых служили ещё в «Смерше», взял за правило пытаться для себя четко формулировать позицию офицера госбезопасности по наиболее актуальным и животрепещущим социальным проблемам. Такая позиция должна, прежде всего, исходить из интересов государства, но и иметь четкую логическую аргументацию с опорой на факты. Лозунгами и догматикой в доверительных беседах не обойтись. Под этим углом и рассмотрим пенсионный вопрос.

Несомненно, проблема материальной поддержки людей за пределами трудоспособного возраста является одной из ключевых в социальной организации современного российского общества. От её удовлетворительного решения прямо зависит социальная стабильность страны, воспроизводство трудовых ресурсов, развитие экономики и много ещё чего. Проблема сложная, многоаспектная, не имеющая простых решений.

Очевидно также, что пенсионная система должна соответствовать уровню экономического развития государства. Существующий на сегодняшний день в Российской Федерации порядок выплаты пенсий сформировался ещё во времена СССР. До установления этой системы, в царской России, как известно, пенсии получал лишь узкий круг военных и государственных чиновников. Основная масса народа жила как могла, и возрастом выхода на пенсию не заморачивалась. Советская власть обеспечила уверенность в завтрашнем дне и пенсионные выплаты практически всем своим гражданам. Подавляющее большинство пенсионеров в 70-80 годах прошлого века было в состоянии поддерживать хотя и не богатый, но вполне достойный уровень жизни. Деньги выплачивались государством из своих доходов, что следовало из общественного характера собственности на средства производства и другие национальные богатства. Порядок перераспределения финансов на пенсионные цели в стране носил и до сих пор носит солидарный характер, то есть за счет трудовой активной части населения выплачиваются деньги неработающим. Но если при СССР бюджетные деньги получателям поступали напрямую, то сейчас возник посредник — Пенсионный фонд. Наполнение его происходит из двух источников: взносов работодателей за работающих, и трансфертов из бюджета Российской Федерации. На сегодняшний день это соотношение примерно 60 на 40 процентов. Несколько лет назад бюджет покрывал до 55% всех выплат. То есть ситуация с наполнением взносами фонда становится лучше и доводы правительства о том, что количество работающих уменьшается и скоро пенсионеров некому будет кормить, не имеют на сегодняшний день реального подтверждения. Каким образом это соотношение будет выглядеть в будущем, сейчас сказать сложно.

С одной стороны, демография действительно свидетельствует о сокращении активного трудоспособного населения в России. Но с другой, повышается производительность труда, растет роботизация, цифровизация и прочая автоматизация производства. Количество необходимой рабочей силы для выработки такого же объема продукции сокращается.

Объем средств, направляемых из бюджета страны на поддержание пенсионной системы, составляет около трех триллионов рублей в год при всем бюджете примерно в 16 триллионов. Понятно, что правительство всячески стремится уменьшить пенсионное бремя на бюджет. Какие для этого существуют способы? Их не так много.

Можно, например, увеличить взносы работодателей. Но они и так составляют уже более трети от всего фонда оплаты труда. Чтобы заплатить работнику на 1000 рублей больше, предприниматель должен ещё треть добавить в пенсионный фонд.

Дальнейшее повышение налоговой нагрузки на предприятия нецелесообразно, поскольку неизбежно приведёт к сокращению производства. А оно и так находится в силу ряда причин в стагнации. Можно оставить все как есть, не индексировать пенсии, которые в силу инфляционных процессов будут терять покупательную способность и, в итоге, снизят уровень потребления у пенсионеров. Народ возропщет, но не сразу.

Если при этом все-таки проводить индексацию, например, за счет нефтегазовых доходов, то вся система окажется в критической зависимости от цены на энергоносители. Так рисковать тоже нельзя. Бог его знает, как рынок повернётся. В неблагоприятном случае социального взрыва не избежать.

В качестве одной из альтернатив решения проблемы пошли по пути увеличения пенсионного возраста. Народ возроптал, но похоже, у власти достаточно ресурса, чтобы «продавить» это решение, а дальше, наверное, по6 лагает правительство, будет полегче, все как-то образуется.

Наиболее нетравматичным для населения путем стабилизации пенсионной системы было бы ускоренное развитие экономики темпами выше среднемировых. Растущая экономика даст прирост налоговых поступлений в бюджет и позволит увеличить пенсии. СМИ вещают о якобы предстоящем рывке хозяйственного развития из каждого утюга. Но пока эта задача оказывается непосильной для экономического блока правительства. Да и как она может быть решена, когда стоимость кредитных ресурсов делает их практически недоступными для производителей реальных товаров и услуг. Что ни делай — получишь убыток. Хотя, деньгито у банков есть. На корсчетах в Центральном банке РФ они хранят более 4 триллионов рублей. Но давать их предприятиям хлопотно и невыгодно. Лучше и проще зарабатывать, спекулируя валютой. Следовательно, для слома этой тенденции, необходимо заинтересовать банки в активном инвестировании в реальный сектор, или просто заставить делать это в директивном порядке. Но, очевидно, что для этого нужны неординарные меры со стороны политического руководства. Пока политической воли на корректировку финансовой системы страны, сформированной после развала СССР, не просматривается.

То ли не определились куда идти, то ли среди власть придержащих и присных слишком много заинтересованных в консервировании стагнации и тех, кто активно сопротивляется переменам.

Поэтому и экономическому росту, если рассуждать логически, взяться неоткуда.

Вся нынешняя финансовая система России построена таким образом, что критически зависит от Запада. Прорабы перестройки рассчитывали на дешёвые западные кредиты и предоставление современных технологий. Какое-то время так и было. Но после того, как Россия стала демонстрировать готовность отстаивать свои национальные интересы, (Крым, Сирия, Донбасс) партнёры в Европе и за океаном принялись тормозить сотрудничество, затрудняя развитие нашей экономики. Под надуманными предлогами стали объявляться различные санкции. Оказалось, что финансовый долларовый поводок, на который посадили Россию наши экономические гении эпохи внедрения капитализма, очень короток и не дает двигаться вперёд. В обществе началось отрезвление, и от авторитетных ученых и общественных деятелей стали поступать неудобные для министров и Центробанка вопросы о том, куда они ведут страну. Стало ясно, что решать задачи по защите национальных интересов без достаточно суверенной финансовой системы, невозможно. Скорее всего, высшее политическое руководство страны это понимает. Хотя публично об этом и не заявлено, но целый ряд скоординированных мер в сфере финансов, например, продажа американских долговых обязательств, составлявших более 100 миллиардов долларов валютных резервов страны, попытки вести расчеты за энергоносители в национальных валютах и т. д., свидетельствуют о наличии у правительства некоего плана по суверенизации российской финансовой системы. Повышение пенсионного возраста выглядит как один из стабилизирующих факторов в этой новой системе. Вроде бы острой необходимости в этом нет, но в перспективе от этого не уйти.

Практически все страны в мире, имеющие развитые пенсионные системы, устанавливали пенсионный возраст примерно на том уровне, который предстоит принять в России. Есть и печальный опыт отказа от подобной меры, например, в Греции. До известных событий пенсионный возраст составлял там 57 лет, а пенсия выплачивалась в размере 93% от последнего заработка. После несколько лет прекрасной жизни греческих пенсионеров, возник острый дефицит бюджета. Разразился тяжелейший экономический кризис в стране, из которого Греция не может выбраться уже несколько лет. Уровень жизни не только пенсионеров, но и всего населения, существенно снизился.

Столь печальный опыт нельзя проигнорировать. Но с другой стороны, с учетом сказанного выше, повышение пенсионного возраста оправдано только как один из элементов социальноэкономической жизни страны, сочетающийся с другими организационными, финансовыми, гуманитарными аспектами перехода общества на траекторию ускоренного развития. К сожалению, эта мысль, по нашему мнению, недостаточно артикулирована в информационном сопровождении предстоящей реформы.

 

Мироненко Сергей Владимирович, полковник КГБ в отставке, кандидат исторических наук, ведущий сотрудник Самарской государственной областной академии

г. Москва - г. Самара, автор ряда книг и монографий