Александр Роджерс: Говорят про Ленина — а целят в Россию