Новое оружие России как гарантия изменения мировой политической системы