Миниатюры о детях

Рубрика:  

Детская логика

        Через полгода Влад пойдет в школу. Мама приучает его к самостоятельности :
        - Владик, давай приготовим папе мясо в фольге! Сходи, купи рулончик фольги.

        Она дает ему  деньги и строго наказывает не покупать ерунды. Магазин рядом, времени прошло достаточно, а сына все нет и нет. Наконец, раздается стук в дверь. Влад входит и сразу деловито говорит:

        - Ну, вот что, давай не будем ругаться. Фольги все равно нет. Зато я купил себе часы и мороженое.
        Мама, молча, смотрит на сына, а он продолжает:

        - Мороженое мы с Юлькой съели, а часы были плохие, китайские. Мы их разобрали и выбросили!

         Лето, жара. Влад хочет газированной воды, хнычет и долго просит у мамы денег. Мама сопротивляется, убеждает его, что это вредно, но сын добивается своего.
         Получив деньги, он, счастливый,  бежит в магазин. Возвращается - серьезный и притихший, и говорит   маме:

         - Мама, газировку пить вредно, а я лучше зубную пасту купил!  

        Владик прибежал домой с сияющими глазами и выпалил испуганной маме, открывшей дверь на его громкий стук:
         -  Мама! В меня собака влюбилась! Ты бы видела, как она на меня смотрела, а потом бегала только за мной!

Первая копна

             Отец, уходя на работу, велел двенадцатилетнему сыну идти на покос и сгрести сено к остожью, чтобы вечером они могли сложить его в копну. Покос был от села   за шесть километров.
             Прихватив еду, подросток, гордый доверием отца, отправился на покос и принялся за работу. Он неторопливо и основательно работал, нагреб большую кучу сена, перекусил и снова принялся за дело. Но тут налетел сильный ветер, нагнал тучи.
 
             Надвигалась гроза. Все сено могло быть испорчено дождем.  И тогда парнишка решил сам   сложить копну, спасая сено и свой труд.  Худенький  мальчик набирал полные навильники сена и,  потом уже торопясь,  укладывал его. А ветер, словно забавляясь, взъерошивал сено торчком и  отбрасывал в сторону. Мальчик бегом подхватывал клочья, и снова пытался уложить   их на место. Ветер же, шутя, повторял все сначала. Но мальчишка не хотел уступать. Он бегал, подхватывал, укладывал сено снова и снова. Ведь он был один, за взрослого!
            Однако борьба ребенка с ветром была неравной.   Слезы обиды выступили у него на глазах, пот катился градом, перемешиваясь со слезами, сено кололо лицо, шею, руки... Но паренек решил - не отступать, ни за что.
            Неизвестно, чем бы закончилась эта отчаянная  битва, но, к счастью, мимо  проходили трое взрослых селян, закончивших   работу на своём покосе. Они помогли сложить  и завершить копну, придавили ее жердями. А парня похвалили за упорство:
           - Молодец, настоящий мужик растет!
           И действительно, из него вырос работящий и достойный человек. А свою первую копну и  помощь земляков  он запомнил на всю жизнь, и сам всегда помогает людям   в трудную минуту.

Первый улов

           Эта давняя история случилась перед концом войны. Мальчонке было около семи лет,  жил он в лесном поселке на берегу реки.

           Дети бегали босиком, голодали. В речке ловили раков, жарили их на костре, но самок знали и всегда их отпускали. И было весело, детство есть детство. Пацаны с малых лет учились ловить рыбу. Всяко бывало. Кто-то наловчился быстро, а кто-то приобретал сноровку с возрастом, приглядываясь к старшим.

           Но удочки с самодельными крючками были у всех. Ловили  с моста  на ключе. Там же и купались. В тот день чебаки резвились в воде, как будто дразнились, но никак не хотели клевать. Старшие говорили, что лучший клев на закате солнца.

           Парнишка тоже решил попытать рыбацкого счастья вечером и пришел один, попозже. Долго сидел, неумело забрасывал удочку, но... ничего. Опыта у него еще было маловато. Стало темнеть, и он хотел уже уходить. И тут один шустрый чебак поймался на его крючок! Вот удача! Значит, надо посидеть еще! Едва успев  снять рыбешку с крючка, мальчик вдруг услышал жуткий вой волков. Их тогда было много, и они нередко подходили к самому поселку.

            Забыв про удочку и трясясь от страха, мальчонка бросился бежать по лесной дороге в сторону ближайших домов. Камней и корней деревьев под ногами он не чувствовал. Только заскочив за калитку своего дома, он немного отдышался, и вой резко  прекратился.
            И тут он понял, что в этот раз выли не волки, а сирена на аммональном складе, который находился недалеко от поселка. Сирену установили на случай пожара. А сторожа иногда подавали сигнал по каким-то своим соображениям.

            Мальчик сел на крыльцо и наконец-то разжал руку, в которой было то, что что осталось от первой в его жизни пойманной рыбки...

Когда умирают соловьи

            Прошлой весной, в солнечный и свежий майский день  мне нужно было пройти в центр города.   Я с удовольствием брела по улице, наслаждаясь теплом, любуясь синим небом, молодой зеленью   и озабоченно снующими птицами. Время шло к вечеру, было тихо.   
            И вдруг, из крон деревьев, растущих за домами, послышались нежные, мелодичные звуки. Это были рулады, трели, посвисты дальневосточного соловья. Конечно же, я замерла и   стала слушать. Не каждый день услышишь такое почти в центре города!
  
             А маленькая птичка сообщала всему свету, что она долетела до родных мест, жива, здорова   и собирается создавать семью...

             По тротуару шли две миловидные девчушки, лет двенадцати, оживленно разговаривая о чем-то   своем. Я обратилась к ним, тихим голосом призывая послушать невидимого певца. Девочки глянули на меня как на сумасшедшую, изгибаясь, с громким хохотом прошли несколько шагов, переглянулись и...  грязно выругались. Одна из них покрутила пальцем у виска.
             Ясный день  потемнел. Соловей уже не пел. Вспомнились слова из песни: "Когда поют солдаты, спокойно дети спят..."
             А у меня в голове непроизвольно прозвучало другое:   "Когда сквернословят дети, умирают соловьи... " Кто виноват в этом?

 

Людмила Николаевна Скрипченко, город Вяземский Хабаровского края