Александр Танюшкин: «Не потерять дух будо»

Рубрика:  

В марте 2011 года в Хабаровске прошла Дальневосточная школа по Кекусинкай каратэ под руководством президента-основателя Федерации Кёкусинкай России, судьи международной категории по ката, председателя аттестационной комиссии ФКР Александра Ивановича Танюшкина и тренера высшей категории, заслуженного мастера спорта по Кекусинкай каратэ Алексея Юрьевича Горохова. Шихан Александр Иванович Танюшкин согласился ответить на несколько вопросов нашего корреспондента.

- Александр Иванович, наш киокусин родом из Польши?
- Да. Когда я поехал учиться в Польшу, в СССР уже был бум карате после того как по экранам прошел фильм «Гений дзюдо». В нем карате выступало таким загадочным боевым искусством, которое побеждало дзюдо, а когда дзюдоисты узнали секрет карате, они могли ему противостоять. Людей это так захватило, что они бросились искать любую информацию. А никакой информации и не было. Когда я приехал в Польшу, то увидел объявление о наборе в секцию дзюдо, джиу-джитсу и карате. Я пришел, стал заниматься и карате меня затянуло, благодаря моему тренеру Анджею Древняку. Он так преподавал, что карате сразу показалось не дракой, а искусством, с упором на технику. Для меня оно было интересно как школа. Школа правильных движений, школа смысла, школа самообороны.

- Но Анджей в то время тоже был начинающим?
- А в то время все были начинающими – не было еще никаких мастеров. Все собирали информацию по крупицам, потому что в Европу карате пришло, если не соврать, в 1965 году. Стив Арнейлл привез его, а я стал заниматься в 1969-м. Многие страны перепечатали тогда первую книжку Масутацу Оямы, но купить ее было трудно. Почему мы стали называть себя кекусинкай? Потому что книга Оямы была настолько интересно издана, что хотелось себя с ним идентифицировать. И еще кекусинкай привлек тем, что давал возможность реально почувствовать силу свою, наносить удары. Ояма много внимания в книге уделил тамишивари – разбиванию предметов и нам захотелось подражать ему. В Советском Союзе все шло параллельно с Польшей. Я занимался там, а в Москве возникла секция, которую возглавил Алексей Штурмин.

- И все таки карате - это спорт или боевое искусство?
- То, что вы видите на соревнованиях – это спорт. Там свои правила. А киокусин прежде всего - изучение базовой техники, изучение движений, возможностей своего тела. Говорят: кихон – душа карате, а ката – школа карате. Кихон – это базовая техника, а ката – формальные упражнения. Они воспринимаются, как танец, но в них зашифрована вся информация, которую надо уметь расшифровать и уметь донести до учеников.
Так вот, для японцев киокусин – не спорт. Занимаясь карате, они, прежде всего, воспитывали характер, силу воли, тело, занимались техникой самообороны. Изучая ката, они углублялись в технику, потому что одна и та же техника имеет множество значений.
В нашей федерации мы изучаем традиционную часть карате как самооборону, как школу, а спорт - это вторая часть, где люди имеют возможность проявить себя. Мы считаем, что карате - это не спорт, а воинское искусство, в первую очередь. А спортивная составляющая - это формальная часть, чтобы люди могли померяться силой на определенных правилах, испытать себя.
Ояма в свое время выдвинул гениальную идею олимпийского карате как будо спорта – спорта воинского искусства. Человек должен готовиться испытать свой дух (будо) на соревнованиях. Это предполагает выход на грань между жизнью и смертью, потому что есть шанс получить нокаут, нокдаун. Будо спорт уделяет много внимания ритуалам, отношению к противнику, выходу на татами. Со временем люди стали учиться карате только по спортивным правилам и забыли что кекусинкай – боевое искусство, воинское искусство, которое предполагает обязательное владение ката. Спортивная составляющая в карате оказалась и прогрессивной, и регрессивной – она привела к всплеску интереса к карате, но и к тому, что многие стали воспринимать кекусинкай как драку, перестали думать о карате как о воинском искусстве, имеющем традиции. Даже в Японии некоторые бросали Ояме в лицо, что он занимается мордобоем. Это неправда. Он много внимания уделял ката, всегда твердил, что об этом нужно думать, развивать.

- Вы встречались с Оямой?
- Три раза. Очень интересный человек был. Сердечный, мощный, с любовью к людям. К России относился очень хорошо, чувствовал ее потенциал. Ояма всегда говорил: «О, в России сильные спортсмены». Хотя в то время мы только начинали. Мы приехали на 5-й чемпионат мира и ничего особенного не показали. Но все равно он говорил, что в будущем у нас будет все сильно. Слова Оямы подтвердились - российская организация сейчас одна из сильнейших в мире, у нас сильнейшие в мире бойцы.
Но… Сильнейшими наши бойцы стали только в спорте и благодаря тому, что нас учили японцы. Мы под их принципы подвели принципы спортивные, которые были разработаны еще в Советском Союзе: планы подготовки спортсмена, методики традиционного спорта, приспособленные для нашего вида. Мы сейчас побеждаем японцев, потому что они понятия не имеют об этих методиках. Они остались сенсеями на уровне боевого искусства, а в спорт глубоко не вникают. И результатов спортивных как у нас, у них нет.

- Если взглянуть, то в мире…
- …Россия занимает первое место. Потому что результаты наших ребят на чемпионатах мира лучшие. За нами Япония, Бразилия. Дальше Великобритания, Венгрия, Болгария, Франция, Испания. Польша сейчас немного сдала.

- Что мешает развитию кекусинкай?
- Японцы внедрили систему бранч-чифов, которая подкосила развитие кекусинкай. Я считаю в этом проблема. Система разбила страны на бранчифские ячейки. И только те страны сильны, где имеется национальная организация. Венгрия, например. И российская организация кекусинкай стала сильнее, когда мы объединились. Это дало дополнительный стимул спортсменам, они стали больше общаться и у них открылись глаза. А так каждый бранч-чиф замыкался в своей маленькой ячейке, и у них не было смысла выдвигать своих ребят на соревнования.
До сих пор в Японию на соревнования едет не сборная команда России, а те, кого японцы пригласят, с кем из бранч-чифов договорятся. Они там представляют не страну, а свою организацию.

- Есть ли выход из этой ситуации?
- Ситуация чуть изменилась к лучшему когда мы в России создали Ассоциацию кекусинкай. Японцы были против. Но мы объединились исходя из требований Госспорткомитета - должен развиваться один единый вид спорта. У нас сейчас существует единый вид спорта киокусин, который имеет несколько дисциплин синкиокусин, кекусин, кекусинкан и киокушинкай. Один раз в два года мы проводим объединенный турнир. Но мы не можем выставить единую сборную команду мира, потому что японцы не пускают туда других, только своих спортсменов.
Несколько лет назад мы создали первый в мире российский Союз боевых искусств. А уже затем появился Всемирный союз боевых искусств, который провел свои первые игры в Китае. Следующие игры намечено проводить в России.

- Что еще планируется?
- Проблема в том, что до сих пор киокусин даже не является официальным видом спорта в мире. Этой весной мы планируем организационное собрание по созданию Всемирной ассоциации киокусин, которая могла бы войти во Всемирный союз боевых искусств и заявить о себе как об официальном виде спорта. Это будет первый шаг, а потом будет следующий – вывод киокусин на олимпийскую арену. Мы об этом думаем и стараемся двигаться в этом направлении.

- А японцы двигаются?
- Да, они обещали приехать на это собрание. Представители Мацуи, представители Рояма-сан. Вопрос поднимался перед Мидори и он высказался положительно, как и Мацуи. Стив Арнейл. У нас была встреча, и он обещал прислать своих представителей. Все понимают, что без этого шага пропагандировать киокусин в мире будет все труднее и труднее. Потому что государства и отдельные люди будут рассматривать карате серьезно только когда оно встанет на принципы олимпийского движения и когда система бранч-чифов не будет этого касаться. Почему мы образовали ассоциацию – потому что для нашего спорткомитета понятно, что киокусин должен быть единым, и говорить с ними о боевом искусстве трудно – чиновники понимают только виды спорта. А в рамках своей федерации мы будем продолжать развивать киокусин как боевое искусство. Потому что без этой составляющей карате может выродиться и выйти на уровень кикбоксинга.

- Вы частый гость в Хабаровске…
- Я появляюсь раз в год, чтобы взбодрить народ, посмотреть, что делается провести экзамены на даны. Постоянно мотаюсь по стране. С радостью езжу. Для меня это интересно, а для местных ребят полезно – приезжаешь, встряхнешь их, и у них другой взгляд на карате появляется, они начинают интенсивнее заниматься. Смотрите, сейчас в год мы присваиваем более 100 черных поясов. У нас два шестых дана – у меня и у Виктора Фомина, восемь пятых данов, много 4-х и 3-х. Регулярно проводим соревнования по ката среди черных поясов. На летних школах стало легко работать – есть кому преподавать.

Когда в  свое время Дальний Восток отделился от нас, мне было приятно, что Слава Винокуров продолжил здесь наше движение. Оно неплохо развивается, мы сохранили школу в Хабаровске, у вас появляются хорошие спортсмены. Пусть по нашей федерации среди мужчин Дальний Восток не на первых ролях, потому что конкуренция большая, зато ваши дети успешно выступают на России, в Японию выезжают.

- Многие каратисты сейчас уходят в бои без правил, например. Я знаю, что Вы не очень одобряете подобное?
- Не очень одобряю, потому что считаю, что эта тенденция в жесткость – жестче, жестче, еще жестче, уводит людей куда-то не туда… В карате человек меняет самого себя. Идет внутренняя работа над собой. Ояма относился к таким показательным боям отрицательно, он говорил, что это не карате. Там теряется дух будо. Мне бы хотелось, чтобы у людей начавших заниматься карате в детстве, это занятие стало ценностью, которую они пронесут через всю жизнь. Ведь это не просто приемы самообороны, это здоровье и дисциплина ума. Выполнением сложно координированных движений ката человек волей неволей начинает дисциплинировать свое сознание, это все взаимосвязано.

- Александр Иванович, легко ли быть сильным человеком?
- Человеком вообще быть трудно, а сильным – еще труднее. А что значит, сильным? Сила выражается по-разному.

- Ну, например, человеком, обладающим специальными знаниями, умениями, навыками…
- Человек должен оставаться человеком, прежде всего. Поэтому применять эти специальные знания и навыки приходится только в спортивном зале или в очень редких случаях вне его. Поэтому для большинства спортсменов, я сам у себя это отмечал, подход такой – в обычной жизни ты обычный человек, а надевая спортивную форму, ты меняешь свое состояние и знаешь, что будешь общаться со «специальными» людьми и применять на них специальную технику - спортивную. Поэтому существуют как бы две жизни у человека, занимающегося нашим видом спорта: одна жизнь в кимоно, другая – обычная цивильная жизнь в обществе. И переносить одно в другое нельзя, поскольку это разные жизненные состояния, задачи, цели.

- Обладание боевыми навыками осложняет жизнь или делает ее легче в чем-то?
- Боевые навыки не имеют отношения к обычной жизни. Занимаясь боевыми искусствами, человек формирует свою волю и сознание, становится упорным, целеустремленным, волевым, воспитывает характер. Это формируют все виды спорта, но воинские искусства воспитывают еще и ответственность – умение контролировать себя в трудных ситуациях, умение сдерживать свои эмоции, умение подчиняться.
Что еще интересно – воинские искусства исподволь меняют человека, и он сам не ощущает, как меняется. Все мы, люди - биологические объекты и каждый биологический объект подсознательно чувствует энергетически наиболее сильного соперника и сразу начинает относиться к нему по-особенному. Когда ты начинаешь заниматься боевыми искусствами, то у тебя меняется внутреннее состояние и люди интуитивно начинают чувствовать - этот парень что-то может.
Когда человек, владеющий боевыми искусствами начинает применять их в жизни, это примерно выглядит как ситуация на дороге с опытным водителем и новичком. Все, что делает новичок, выглядит нелепо. А опытный водитель отлично контролирует ситуацию, заранее просчитывает и реагирует на чужие действия.
Иногда в конфликтных ситуациях возникает ощущение какой-то беспомощности – даже бить человека не хочется по большому счету.
Люди, начавшие заниматься боевыми искусствами, в определенный момент проходят моральную проверку – при конфликтной ситуации на улице им хочется показать себя. Опытный боец себя контролирует, он привык, что у него достойные соперники в спортивном зале. Он лишний раз не будет показывать свои умения, потому что знает - он может получить отпор и относится к оппонентам с уважением. И он так к этому привыкает, что выходя из зала на улицу, переносит это отношение на окружающих. Заметьте – бойцы очень вежливы по отношению к другим людям, непроизвольно перенося атмосферу спортивного зала в жизнь. И это правильно.

                                                       Александр Васильев

- Сборы проводил не только Танюшкин (школа и прикладное каратэ) но и Горохов (спортивные тренировки) уникальная возможность поучаствовать лучших бойцов ДВ на подготовки Горохова к чемпионату России, а также эксклюзивная тренировка по К-1. Горохов трехкратный чемпион России, трехкратный чемпион Европы, чемпион Японии и призер трех чемпионатов Мира.
- Нет информации о спортивном клубе «Тайгер» (организаторов приезда гостей их пребывание). За два дня до сборов с Танюшкиным и Гороховым вернулись с первенства России трое тайгеровцев. Козлов Михаил - 1-ое место, Макоткина Татьяна - 2-ое  место и кубок России за лучшую технику, показанную на турнире, Дыбский Владислав - 4-ое место (проиграл только победителю России). Их тренер Дыбский Максим Ростиславович. На сборах Танюшкин лично их поздравил  и вручил дополнительные дипломы.

 

Я считаю, что Вы не правы. Я уверен. Пишите мне в PM, обсудим.

Сегодня приезжал Александр Иванович Танюшкин была очень хороша тренировка.