2019 год - Год театра

Рубрика:  

      «Быть или не быть» или просто «Кушать подано», произносить эти фразы со сцены для каждого армейского артиста всегда было делом одинаково ответственным, считает  Заслуженный работник культуры России   Николай  Столбоушкин.     

      2019 год в России  объявлен Годом театра. По  словам министра культуры РФ Владимира Мединского, в России тем самым  поддержана инициатива главы Союза . . .

театральных деятелей  Александра Калягина, что  придало существенный стимул развитию всего театрального процесса в стране. В том числе и армейского.  Подобного мнения  придерживается  Заслуженный работник культуры России   Николай  Столбоушкин, который  руководит Театром драмы ВВО  на протяжении двадцати лет. За  плечами выпускника Львовского высшего военно-политического училища  до прихода в главную Мельпомену  воинского творчества ДВО служба в должностях начальника солдатских клубов, Домов офицеров  совпала с непростыми девяностыми годами. Но разговор начали с сегодняшнего дня.

      –   Николай Константинович, вы служите  театру два десятка лет. К тому же  стали  заслуженным…

       –     Признаться честно,  не люблю выпендрёжа, но звание заслуженного  работника культуры   обязывает, прежде всего,  к тому,  что ты уже не имеешь права   сослаться на какую-либо слабость. Кроме двух десятков  лет руководства  театром я  ещё по статусу председатель худсовета театра. Обсуждаем его политику,  намечаем планы, вносим  предложения по тарификации актёров на премии и так далее. Расплёскивать свои возможности уже нет возможности.

     –  Театр  – дело всегда молодое, он постоянно требует обновления… 

     – Вовремя напомнили. Сделать бороду, усы, бакенбарды соответственно какой-то эпохи не так просто. Мы однажды нашли девочку. Она пришла в театр, умела только плести косичку. А бороду купца следует продёргивать лопатой, характерные усы другой эпохи  иного отношения требуют. Этому нигде не учат. Можно подстригать человека, делать причёску… А творческий талант всё же не привьёшь.  Ей, этой девочке,  удалось в творческом плане найти себя. Так и в искусстве, если речь идёт сугубо обо мне. Я «поправил» своё образование, окончив институт культуры и искусств. Надо всегда к чему-то стремиться. Не так давно мы  на сцене Драматического театра Восточного военного округа поставили спектакль «Большая Советская энциклопедия» по пьесе екатеринбургского драматурга Николая Коляды. Для нас это стало  уникальным проектом и  своего рода творческой лабораторией. Спектакль уже увидел зритель, прошло обсуждение постановки на заседании художественного Совета театра, и он был включен в творческий план репертуара. Только так, через призму оценки зрителя,  спектакль-находка должен получать путевку в жизнь. Особенно, если ты обращаешься к молодёжи. В канун нового года мы приезжали в Хабаровск со спектаклем «У войны не женское лицо». В зале было много юнармейцев. По большому счёту, артисты к ним и обращались.

       – К чему вас обязывает нынешний год?

       – Год театра уже сам по себе обязывает запланированными премьерами.  Для нас это творческая лаборатория,  своеобразная форма раскрытия драматургического материала для зрителя.  Кто-то высказывает позитивное мнение, кто-то негативное. Полноценный спектакль это своего рода проба пера. За самый короткий срок придумать образ в предлагаемых обстоятельствах достаточно сложно. Как мы проигрываем  сюжетные ситуации той или иной пьесы? Наблюдаем реакцию зрителя, затем идёт обсуждение сюжетов. Из года в год  форма подачи остаётся прежней, но меняется  состав исполнителей, тематика, аранжировка, строится новая программа. А спектакли стараемся выбирать тематические. О них мы ещё расскажем на страницах вашей газеты. Под новый год  и после него в воинских частях шли   на площадках  в основном лёгкие по жанру комедии. Потом  совершили  новогодний тур по воинским частям. Везли ребятам в погонах концертную программу в виде праздничного серпантина. Каждый год форма остаётся прежней, меняется только состав исполнителей, тематика номеров. Ряд новогодних утренников был облечен в сказочно-шутливую форму, где положительные герои сражались с отрицательными.

       – А как решается в театре проблема молодых кадров?

       – Проблемы особой как раз и нет. Мы  готовим ребят, но главное – стремимся их сохранить и закрепить. У нас теперь взята за практику летняя творческая форма обучения. К примеру, летом отправляем молодого очень талантливого артиста Василия Кирина в летний лагерь молодых актёров, где на протяжении месяца маститые педагоги по актёрскому мастерству, сценической речи пластике будут проводить с ним занятия. У нас молодых талантов много. В их числе  Иван Чужинов, Оля Бондарева и другие.

       – Николай Константинович, часто вспоминается альма–матер?

       - Ещё и как. Я окончил самое лучшее училище в мире. Это была львовская бурса, которая готовила творческие военные кадры для всего Советского союза. В нём получали образование больше 23 представителей государств - африканцы, чехи, монголы, поляки, китайцы… Нам преподавали главное – с  чего начинать работу. Надо было собирать наработки, методику. Мы смеялись поначалу, а только потом, при выпуске, понимали, когда приходишь в войска, остаёшься один на один с творческой работой, к  тебе на помощь никто не придёт. Потому что нет нигде таких специалистов. Типа лучше тебя обученных. Вот и твори, выдумывай, пробуй. Есть в части замполит, но он в  большей степени политработник и занимается идеологическим воспитательным процессом. Потому я горжусь нашей бурсой. Сегодня это академия сухопутных войск. А в Москве я не пойму, чему обучают теперь. Как может гражданский начальник клуба, который  не офицер,  не поехать в поле, если он не обязан? А он и не поедет, а если и согласится, то не сможет  грамотно развернуть походный автоклуб, выпустить радиогазету, журнал со снимками или организовать оперативный выпуск листков.

             – Общеизвестно, офицеры – люди передовые. Они призваны не только шашкой махать…

             –  Я за чисто армейскую культуру. В числе пионеров по открытию наших восточных областей талантливые поэты Лермонтов, Грибоедов  и другие офицеры. Только представьте себе. У нас в советское время было 54 Дома офицеров, два  театра (один флотский во Владивостоке)  в относительно махоньком округе. Театры остались, а Домов офицеров в таком большом округе всего 16. Это означает, что армейская культура серьёзно пострадала. Нас, молодёжь шестидесятых, больше романтика манила. Но какое теперь отношение к армейской культуре, то и поучили. Для некоторых артистов это нынче просто халтура. То и обидно. Театр – творчество  коллективное. Мы все пьесы переводим в плоскость театра. У меня, как у  военного человека, а я себя таковым по-прежнему считаю,  нет понятия карьеризма. Я расту, я вижу, я справляюсь с делом, и мне доверяют как режиссёру и актёру. Мне всегда нравилось играть не только ведущие роли, но выйти запросто с фразой типа «Кушать подано». И у нас в коллективе такие все. «Быть или не быть» - это существенно, роли для нас важны все. Потому Год театра для коллектива – очередная возможность творчески заявить о себе.

 

Гребенюк Ольга Григорьевна– специальный корреспондент газеты «Суворовский натиск»

 

Фото автора:

1 и 2. Николай Константинович Столбоушкин

3. А. Фадеев «Разгром»,  сцена из спектакля

4. Выступление артистов на учениях «Восток-2014»

5 и 6. Здание театра

7. Награда за самый первый фестиваль «Звездная маска»

8. Наши зрители

9. «Ночь в театре», 2016г.

10. После спектакля

11. Программы и репертуарные планы разных лет