28 августа – День российского кино

Рубрика:  

О чём не знала 6-я рота

      Фильм - драма "Прорыв", как считают некоторые критики, вобрал в себя все мыслимые и немыслимые штампы,  характерные для  произведений  о войне советского периода. Сюжет,  по их мнению,  явно напоминает  то "Горячий снег", то "А зори здесь  тихие», то «Аты-баты, шли солдаты…».

      Притом особо  подчёркивается  –   полюбившиеся всем герои то и дело гибнут. Да, гибнут.  На то и война.

      Только вот в  «Прорыве»  «штамп» локального значения наметился иной. Здесь сюжет явно напоминает  кадры другого отечественного фильма  – «Вызываем огонь на себя».  И пусть подобные скоропалительные мнения останутся на совести тех,  кто  не рвался под  танк  из окопа с последней гранатой,  кто не  бросался в свой последний бой наперевес с винтовкой без единого патрона,  кто, не совершая отчаянный небесный   круг,  громил немецкий запасной аэродром с  У-2, и  кто…  в Аргунском ущелье ценой собственной жизни не  позволил войти в мирные  города и  села  отрядамбоевиков Хаттаба и Басаева, что почти в тридцатикратной  силе превосходили на тот момент боеспособность наших российских   защитников.  Потому и  зачислим  в этот героический список художественный фильм «Прорыв»,  посвященный подвигу солдат и офицеров 6-й парашютно-десантной роты 104-го полка Псковской дивизии ВДВ. Он практически основан на реальных событиях тех лет.  

      Создатели фильма   уверяют -  они "сняли чистый фильм без пошлостей". Мало того,  исполнитель роли чеченского проводника Анатолий Дзиваев подчеркнул: "Не стоит стесняться того, что мы не должны стесняться быть патриотами". Чуть позже   продюсер Борис Давыдов особо отметил:    

      –     Это кино о духе русского солдата, об умении плюнуть на любую опасность и умереть за свою Родину.  "Прорыв"–   не хронология гибели 6-й парашютно-десантной роты, а фильм-посвящение подвигу десантников в целом. На экране чувствуется энергия актеров, их сопричастность, их боль за судьбы своих героев. Съемки фильма проходили в местах, где еще недавно шли бои, что называется в условиях, приближенных к боевым, и актеры вспоминали, что в горах сильнейшим ветром сдувало штативы и палатки.   

      Так и было. 29 февраля 2000 года в  Аргунском ущелье рота псковских  десантников ценой собственной жизни предотвратила очередной Первомайск или Буденновск.  90 солдат российской армии сознательно приняли смертный бой, от которого могли бы и уклониться. Когда силы были уже на исходе, они,  уцелевшие,   вызвали огонь артиллерии на себя. Погибли практически все. Время  спустя  их  «бросили» в художественный фильм.

     – Мы сознательно приняли смертный бой, от которого по большому счёту могли уклониться,  – признался в одном из  интервью  единственный оставшийся в живых старший   сержант Супонинский.  – Последний натиск боевиков мы встретили только четырьмя автоматами. В живых тогда остались  комбат, Александр Доставалов, лейтенант Алексей Кожемякин и я. Первым погиб Марк Евтюхин. Пуля вошла ему точно в лоб. Уже потом бандиты, захватив высотку, сложили пирамиду из мертвых тел, усадили на вершину командира, повесили ему на шею наушники от разбитой рации и всадили,   уже неживому, еще одну пулю,  в затылок.

       Вторым умрет майор. И тогда Дима Кожемякин (до своего двадцать четвертого в жизни дня рождения он не доживет ровно одного месяца) прикажет старшему сержанту и подползшему рядовому Поршневу прыгать с почти отвесного обрыва. До последнего патрона он будет прикрывать своих солдат, пока не остановится и его сердце...

        А история наметилась следующая. К часу дня 1 марта полковник Мелентьев узнал всю картину боя - в расположение части выходят шестеро чудом уцелевших бойцов роты: Супонинский, Владыкин, Тимошенко, Поршнев, Христолюбов и Комаров. Они-то и рассказали, как геройски дралась и погибала шестая гвардейская рота. В ту же ночь на высоту поднялась группа офицеров - добровольцев. Изучив поле боя, они не нашли ни одного живого человека. Солдаты и офицеры были изувечены (Хаттаб приказал никого не брать живьем), а у некоторых были отрезаны головы. Уже тогда в печати появились  робкие заметки относительно количества жертв. Сначала говорили о 10, потом о 30 погибших, но неожиданно завесу молчания сорвала никому не известная городская газета «Новости Пскова», которая первой сообщила точную дату трагедии и точное число погибших. И это был шок для всей России  …

       Когда прогремел ружейный салют, а к подножиям обелисков комбата Марка Евтюхина, его друга майора Александра Доставалова, их боевых товарищей легли живые цветы, этот же вопрос витал в облаках над погибшими на кладбище в Орлецах, что под Псковом…

       К должному выводу пришли создатели героической киноленты.  Военно-патриотический кинофильм "Прорыв", что создан киностудией "ТОНАП", верно и честно восстановил трагические событиях семилетней давности. По сюжету  в конце февраля 2000 года, крепко битые в горах Северного Кавказа и в самом Грозном, боевики собрались в районе Улус-Керта под началом Хаттаба, чтобы прорываться на восток. Бандиты стремились в Дагестан, но на их пути встали десантники. В покрытых лесами чеченских горах, где воевать с одной бандой можно годами, сотня российских ребят остановила прорыв двухтысячной группировки боевиков, вызвав огонь на себя. Солдаты и офицеры 6-й Гвардейской парашютно-десантной роты, чьи мужество и стойкость потрясли весь мир, и стали прототипами персонажей фильма. Нет  особой драматургии в сценарии, но остались  эмоциональный рассказ о десантниках, прикрывших собой ключевую высоту. Осталась   четкая мысль: есть такая профессия - Родину защищать. Этот фильм не только о крови и  смерти. Он о дружбе на фоне пулеметной стрельбы, грохота снарядов, где атаки следуют одна за другой. Силы десантников тают, не дождавшихся обещанного подкрепления. И погибают не только необстрелянные мальчишки, но и опытные бойцы-профессионалы. Исход боя предопределен, и в финале от десантной роты, вступившей в бой с двумя тысячами чеченских боевиков, остались только пятеро. Вызывая огонь на себя, они пошли в свою последнюю штыковую  атаку.

      В фильме образы героев картины собирательный. С одной стороны –   чеченские боевики, одурманенные идеями ваххабизма, потерявшие лицо и готовые за деньги на любую подлость. С другой –чеченцы, которые со временем разбираются в ситуации и делают выбор в пользу нравственных заветов предков. Третья сторона –   российские десантники, принявшие "смерть за други своя", за свою землю. Есть еще одна сторона, которую в фильме олицетворяет международный террорист ирландец Кирпатрик (Владимир Фролов) и его чернокожий сподручный, получившие деньги и задание дестабилизировать обстановку на Северном Кавказе.  За  время съемок сменились три режиссера, были перебои с финансированием, возникали проблемы из-за брака пленки. Но и у них  то и дело возникал вопрос: все ли было сделано, чтобы спасти ребят? Кадровый офицер полковник запаса, отец Героя России Алексея Воробьева Владимир Николаевич Воробьев пообщался с  сослуживцами своего сына, что  побывали в этом злосчастном ущелье, и на основании всех встреч сделал горький для себя вывод: таких потерь, какие понесла 6-я рота, можно было избежать., В условиях сильнопересеченной местности бойцы  теряли связь с основными силами, лишались возможности быстро получить подкрепление, не  была проведена предварительная разведка. Таким образом, рота шла в неизвестность.

      … И ещё сюжет. Пока на высоте бойцы по приказу командира собирали дрова, готовили нехитрый солдатский завтрак, разведгруппа Алексея Воробьева уже достигла подножия высоты Исты-Корд, где обнаружила первую скрытую огневую точку противника. Незаметно подобравшись к ней, они закидали ее гранатами. Бросок был для боевиков настолько неожиданным, что практически никто не ушел. Был даже захвачен один пленный, но десантники обнаружили себя, и вот уже им приходится отбиваться от насевших на них боевиков. Завязался бой, возникает угроза окружения, и разведчики, среди которых есть раненые, начинают отступать к высоте 776.0. Их преследуют буквально по пятам. Чтобы поддержать своих, им навстречу выходят десантники вместе с майором Молодовым. Они вступают в бой, но от снайперской пули гибнет ротный. Вот так, неся раненых и убитого майора, бойцы отходят на высоту, а вслед за ними уже лезут боевики. Начинается сильнейший минометный обстрел.

      Отслеживая хронологию событий, создатели фильма обратили внимание на следующий факт: минометы били по высоте не только со стороны позиций боевиков, но и... из аула Сельментаузен, который находился в тылу шестой роты. Два 120-миллиметровых миномета! Они продолжали работать до тех пор, пока на высоту не вышли боевики. Ошибка командования? А минометы тем временем продолжали работать.

      Чувствуя, что силы неравные (против роты, как потом будет подсчитано, сражались более 2,5 тысяч боевиков), комбат просит вызвать для огневой поддержки вертолеты. Через некоторое время над высотой действительно появляется пара МИ-24, но, так и не сделав ни одного залпа, они улетают восвояси. Как оказалось, в составе роты не было авианаводчика.

      – Если бы эти самые вертушки ударили даже не прицельно, они могли бы рассеять подходящих боевиков, - делились впечатлениями с представителями прессы создатели фильма. - И это ослабило бы их натиск! Боевики знали, что происходит на высоте. Они слышали, как подполковник Евтюхин несколько раз обращался к полковнику Мелентьеву с просьбой «выручай»,  на что каждый раз получал один и тот же ответ: «Марк, не паникуй, подмога будет...»

      Подкрепления рота так и не дождалась. Не дождалась она и артиллерийской поддержки.  Помощь предлагали  соседи-туляки из стоявшего неподалеку полка гаубичной артиллерии. Они слышали, что идет бой, запрашивали по рации: что происходит, не нужна ли помощь? Но все их предложения были отвергнуты. Почему? На этот вопрос тоже пока никто не ответил.

      Раненых тем временем прибавлялось, их сносили в небольшую ложбинку, чтобы при первой возможности эвакуировать, но этого не случилось: одна из мин, посланная боевиками, не оставила никого в живых. Только ночью, около трех часов, бой немного затих. Два часа передышки... Что думали солдаты и офицеры, оказавшись в западне? Сегодня можно только предположить, что надежда все-таки была: они продолжали верить, что командир полка не оставит их. И подмога пришла...

      Это было похоже на чудо, когда под покровом ночи неожиданно на высоту вскарабкался майор Александр Доставалов, приведя с собой 14 человек подкрепления. Как, с помощью какого святого духа они обошли заслоны — неизвестно. Высота уже была в плотном кольце. Видимо, боевики просто не могли поверить в дерзость десантников, потому и ослабили бдительность.

      Этому фантастическому броску майора, который вставлен в фильм, до сих пор удивляются все, кто интересовался реальной картиной боя. Не дождавшись помощи от главных сил полка, Евтюхин вышел на связь с Доставаловым и передал только одно слово: «Выручай!» Этого было достаточно, чтобы броситься на помощь другу. Конечно, майор мог отсидеться (его подразделение хорошо укрепилось и было вне досягаемости), но он пошел, скорее всего, понимая, что впереди его ждет верная смерть. Справедливости ради следует отметить, что Мелентьев высылал на подмогу подразделение в 40 человек. Разведчики, проделав семикилометровый марш по горной местности, вышли к подножию высоты 776.0, но, даже не попытавшись прорваться, отошли. Еще одна загадка: почему?

      Оставшиеся в живых десантники рассказывали, какая неистовая радость охватила бойцов 6-й роты, когда они увидели своих ребят! К сожалению, подкрепления хватило всего на пятнадцать-двадцать минут возобновившегося боя. В предрассветные часы 1 марта все было кончено: к 5 часам утра к высоте уже вышли элитные батальоны Хаттаба и Басаева «Белые ангелы», каждому из которых за ее взятие было обещано по 5 тысяч долларов. Надо полагать, они их получили.

      ...Вопросы, вопросы, вопросы…  Они так и остаются, не давая  спокойно спать матерям, женам, подрастающим сыновьям. Во время встречи с семьями погибших ребят президент Владимир Путин признал вину «за грубые просчеты, которыми приходится оплачивать жизнь русских солдат». Тем не менее,  ни одна фамилия тех, кто допустил эти «грубые просчеты», до сих пор не названа. Многие офицеры полка продолжают считать, что «коридор» для прохода банды Хаттаба был куплен, лишь только десантники не знали о сделке."

      А фильм «Прорыв»  смотрят. Матери и жёны плачут. А их дети и внуки ненавидят войну.

 

Материал к печати подготовила:

Гребенюк Ольга Григорьевна – постоянный корреспондент газеты «Суворовский натиск»