БЛАГИЕ НАМЕРЕНИЯ

Рубрика:  

           Вопрос, где провести субботу и воскресение в эти майские праздники был решен однозначно. Только в Карпаты. Сказано – сделано. Тут же был составлен список. Петька  Венгрис, признанный на курсе кулинар. Организатор многих  тусовок,  огласил калькуляцию застолий, цену билетов на поезд, место сбора и форму одежды. На удивление легко и быстро собрали деньги.

           Отдых на природе без женщин – деньги не только на ветер, но и пустое времяпрепровождение. Это молодые люди усвоили прочно. И давно. Поэтому первым делом обзвонили знакомых девчонок. Многие тут же согласились провести с нами  праздничные дни  на природе. Небольшая накладка вышла у Кости Песоцкого. Его подруга попросила разрешение захватить с собой соседку. Все были не против. Кашу маслом не испортишь. К обеду следующего дня наша компания была уже у предгорий Карпат. После полуторачасового перехода,  остановились у небольшого ручья. С одной стороны  подступал  молодой ельник, с другой – отвесная скала с небольшим гротом. Именно это естественное препятствие, случись что, могло укрыть нас от дождя и сильного ветра.

           Разбили палатку. Сложили в нее  походные пожитки. Через полчаса на поляне горел костер, из «Спидолы» лилась легкая музыка, на импровизированном  столе появилась наша нехитрая снедь.

           – Время ленча, – объявил Петька Венгрис. Приглашаю всех!

           Уговаривать никого не пришлось. Проголодались. Поэтому дружно навалились на еду.

           – В 20.00 вас опять ждет скатерть-самобранка. Но уже с небольшим количеством «Биле Мицне». Это для творчества души. – Общественный кулинар многозначительно поднял указательный палец вверх.

           – Ура!

           – Для творчества души я согласен на двойную порцию, – сказал Костя Песоцкий. Строчки рифмуются лучше.

           – Тебе бы только строчки рифмовать, – съязвил Николай Синицын. Лучше подруг своих займи. С двоими справиться  непросто.

           – Иван поможет, без пары сегодня…

           – Посмотрим. – Сидящая напротив блондинка мне заулыбалась.

           После обеда ребята разошлись по своим делам, девчонки стали помогать Петьке Венгрису, готовить ужин. Не переставая, играла музыка, дымил костерок, воздух был напоен ароматами весенних цветов и травы. У всех было приподнятое настроение. К вечеру  высокопарность мыслей в голос заговорила в каждом из парней. Они с удовольствием пили  вино, произносили, как им казалось, замечательные тосты, читали стихи, спорили. Романтическая аура окружала поляну.

           Я, что называется, был на коне в глазах дам, прочитав тургеневское «Как хороши, как свежи были розы». Барышни, хотя и не высказывали, открыто особого восхищения, не кричали «Браво!», однако многие потом просили переписать слова классика в блокнот.

           Устав от  бесконечных разговоров и выпитого вина   в полночь разбрелись по поляне. Я отошел  от костра с девушкой, которая попросилась в компанию вместе с подругой Кости Песоцкого. Она казалась умной, чуткой. У нее были большие темные глаза,  в ее разговоре звучала простая, понятная правда. Я изо всех сил старался понравиться, мой рот не закрывался от рифмованных строчек.

           Глубоко вдыхая ночной воздух, девушка говорила:

           – Как хорошо вокруг, голова кружится, – и тут же поправлялась:

           – Не подумайте, что из-за выпитого вина. Природа! Давно не была на природе.

           Потом предложила посидеть возле развесистого куста. Стрекотали кузнечики, вдалеке слышались гитарные переборы. Я продолжал горячо рассказывать девушке о модных в то время поэтах – Веронике Тушновой, Эдуарде Асадове. Стелла, так звали девушку, приветливо смотрела на меня. Вдруг, приглушенно вскрикнув, подруга  неожиданно опрокинулась навзничь. Это был первый обморок женщины в моем присутствии. На секунду я растерялся.

           – Что делать? Что делать? – пульсировало в мозгу.

           Может, позвать на помощь ребят? Но тот час вспомнил, что делают в таких случаях благовоспитанные герои из прочитанных мной романов.

           Быстро приподняв голову девушки, расстегнул кофточку. Увидев ее грудь, нестерпимо захотелось её поцеловать. Но, сломив  желание,  стремглав бросился  к ручью. Ибо – по писанию – герои всегда, в подобных случаях убегали за водой.

           Когда  вернулся, Стелла, как ни в чем ни бывало, стояла у куста, поправляя кофточку. Родниковая вода была ей не нужна.

           – Вот водичка…

           Девушка с ухмылкой посмотрела на меня и размеренными шажками пошла к костру, Там несколько  боевых друзей под гитару исполняли песни.

           – Я сделал что-то не так? – спросил я, догнав ее.

           Она кратко ответила:

           – Нет! – Потом добавила:

           – Ты неловкий какой-то… Но все равно  спасибо за вечер.

           Мне показалось, что благодарит она  не совсем искренне.

           Прошли весна, лето. Стеллу  я нередко  встречал на  различных училищных тусовках, но разговора как-то  не получалось. И вот однажды при встрече после дежурных «Как живешь? Что нового в жизни?» она неожиданно сказала:

           – Вот если бы тогда, в Карпатах, помнишь, ты был смелее, ну, поцеловал бы меня, настоящая любовь могла быть у нас. Ведь я понравилась тебе. А ты, чудак, помчался за водой.

 

Карташев Владимир Пантелеевич, подполковник в отставке, военный корреспондент